Авторские школы в России во второй половине XIX века. Диплом 

Тема: Авторские школы в России во второй половине XIX века

  • Вид работы: Диплом
  • Предмет: Педагогика

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования

«Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка»

Кафедра педагогики










Курсовая работа по истории педагогики

«Авторские школы в России во второй половине XIX века»





Работу выполнил: Никитин С.В.

студент 5 курса 502 группы

математического факультета

Научный руководитель:

старший педагог

Каравосова Надежда Егоровна




Минск, 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Л.Н. ТОЛСТОГО

.1 ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Л. Н. ТОЛСТОГО

.2 ВЗГЛЯДЫ Л. Н. ТОЛСТОГО НА НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, ВОСПИТАНИЕ И ШКОЛУ

.3 ЯСНОПОЛЯНСКАЯ ШКОЛА Л. Н. ТОЛСТОГО

.4 ОБЩЕПЕДАГОГИЧЕСКИЕ И ДИДАКТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ТОЛСТОГО

.5 «АЗБУКА» Л. Н. ТОЛСТОГО И КНИГИ ДЛЯ ЧТЕНИЯ

ГЛАВА 2. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ С.А. РАЧИНСКОГО

.1 ДОПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С. А. РАЧИНСКОГО

.2 ТАТАЕВСКАЯ СЕЛЬСКАЯ ШКОЛА

.3 ТАТАЕВСКАЯ ШКОЛА В НАШЕ ВРЕМЯ

ГЛАВА 3: ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ К. Д. УШИНСКОГО

.1 ВКЛАД ПЕДАГОГОВ-ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ ИДЕЙ УШИНСКОГО

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


Введение


Система образования на современном этапе переживает серьезные изменения, отражающие два кризиса в стране - социальный и культурный. Наряду с процессами дифференциации, индивидуализации, профилизации и регионализации в образовании, важнейшее значение приобретают интеграционные процессы в сфере общего и профессионального образования. Проявления интеграционных процессов в современной образовательной практике разнообразны. Активно проявляются интеграционные процессы там, где имеют место разнообразные формы взаимодействия учреждений науки и практики, учреждений, реализующих образовательные программы различного уровня.

Интеграционные процессы характерны не только для современного этапа развития общего и профессионального образования. Ярким примером проявления интеграции в образовательной практике являются авторские школы, функционировавшие в 1920-30-е годы. История отечественной педагогики периода 20-30-х гг. XX века содержит много теоретических идей и педагогических новаций, которые не были востребованы педагогической наукой длительное время, так не были в полной мере изучены педагогические идеи, предложенные коллективами авторских школ.

Авторские школы 20-30-х гг. XX века сыграли позитивную роль в развитии отечественной системы образования. В тяжелейших условиях гражданской войны, экономической разрухи и детской беспризорности педагогическими коллективами авторских школ разрабатывались программы по воспитанию и обучению подрастающего поколения. Особый исследовательский интерес представляет деятельность школ таких замечательных педагогов, как Л. Н. Толстой, С. А. Рачинский, Н. Ф. Бунаков, Н. Корф и др.

Авторские школы данного периода представляли собой систему образовательно-воспитательных учреждений, осуществлявших профессиональную ориентацию и подготовку своих воспитанников. Деятельность учреждений такого типа отвечала следующим целям:

целостности системы образования, т.е. интеграция всех ее подсистем, это способствовало достижению конечной цели - развитию творческой личности;

преемственности системы образования, всех ее звеньев и подсистем;

непрерывности образования, которая осуществлялась "вертикальной" интеграцией, обеспечивавшей поступательное развитие личности и преемственность ее общего и профессионального образования, и "горизонтальной" интеграцией, координировавшей структуры на различных уровнях образования;

ориентированности педагогического процесса на личность учащегося.

Деятельность авторских школ определялась следующими задачами: исследование проблем воспитания и образования молодежи; изучение вопросов общественно-полезной деятельности школ; изучение форм и методов организации детской среды. Поэтому на первое место были выдвинуты вопросы школьного самоуправления, вопросы общественно-политического образования для старшеклассников, и наиболее важная сторона - культивирование активного проявления детской общественной деятельности, выводящей детей за стены школы, связывающей их с окружающим миром и позволяющей осознать свое участие в окружающей жизни.

Для решения названных задач авторские школы систематизировали и вели научную разработку материалов, полученных в процессе педагогической работы с детьми, устную и печатную пропаганду результатов своей работы среди учащихся, населения и работников просвещения.

Деятельность авторских школ 20-30-х гг. XX века имеет ряд особенностей:

* разнообразие форм организации учебной и внеклассной работы;

* развитие творческой инициативы личности ребенка;

* альтернативный подход к общепринятым школьным нормам, стремление поставить в центр педагогического процесса личность ученика, его потребности и интересы;

* привлечение учителей к научно-исследовательской работе.

значение авторская школа толстой рачинский


Глава 1. Педагогические взгляды Л.Н. Толстого


1.1 Педагогическая деятельность Л. Н. Толстого


Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого (1828-1910) началась с 1849 года, когда он учил грамоте крестьянских детей Ясной Поляны. Более активную педагогическую работу он стал вести с 1859 года, продолжая ее с перерывами до конца своей жизни. По возвращении с Крымской войны он открыл в Ясной Поляне школу и содействовал организации в ближайших селениях еще нескольких крестьянских школ. Толстой вступил, как он сам писал об этом позже, в период «трехлетнего страстного увлечения этим делом». Л. Н. Толстой считал, что наступило время (вспомним, что тогда Россия переживала период первой революционной ситуации и подъема общественно-педагогического движения), когда образованные люди страны должны активно помогать народным массам, испытывавшим огромную потребность в образовании, удовлетворить это их законное стремление, не доверяя столь важного дела царской власти.

В 1860 году Толстой намеревался учредить просветительное общество. Его задача - открытие школ для крестьян, подбор учителей для них, составление курса преподавание и помощь учителям в их работе.

Хорошо понимая, что ему вряд ли добиться официального разрешения на такое объединение общественных сил на дело создания крестьянских школ, Л. Н. Толстой заключал признанием, что он будет «составлять тайное общество». Ему не удалось осуществить полностью свое намерение, но в его яснополянском доме регулярно собирались учителя его школы и соседних крестьянских школ, составившие коллектив единомышленников, сдружившийся для претворения в жизнь прогрессивной педагогики в школах для крестьянских детей. Положительный их опыт освещался в издаваемом писателем в это время журнале «Ясная Поляна», где печатались его статьи о народном образовании, сообщения учителей, предварительно обсужденные на их собраниях под руководством Л. П. Толстого.

Примечательно, что секретарем журнала был один из учителей сельской школы Н. Н. Петерсон, бывший воспитанник И. Н. Ульянова, которого отец В. И. Ленина высоко ценил за передовые взгляды и преданность народным интересам. Н. Н. Петерсон был, по-видимому, членом тайной революционной организации «Земля и Воля» и в 1866 году привлекался к дознанию в связи с покушением Каракозова на царя, но был освобожден.

Об идейном направлении деятельности учителей сельских школ Крапивенского уезда Тульской губернии, приглашенных на работу Л. Н. Толстым, говорят его статьи по народному образованию, опубликованные в журнале «Ясная Поляна».

Возвратившись весной 1861 года из-за границы, Толстой резко критиковал буржуазную цивилизацию, которая используется помещиками, фабрикантами и банкирами в своекорыстных интересах. Толстой подверг острой критике и современную ему школу, в которой учат тому, что не нужно народу, а требуется тем, кто притесняет и угнетает народные массы.

Яснополянская школа, открытая Толстым в 1859 году, была реорганизована с осени 1861 года. В основу ее работы легло мнение Л. Н. Толстого о свободном и плодотворном творчестве детей при помощи преподавателей. Несмотря на кратковременное существование, работа школы, которую Л. Н. Толстой систематически освещал в своем педагогическом журнале «Ясная Поляна», вызвала живой отклик в России и за рубежом и была примером для подражания. Но такое направление учебно-воспитательной работы сельских школ, устроенных при содействии Л. Н. Толстого, вызвало яростное сопротивление со стороны местных помещиков. Начались нападки на школы, посыпались доносы на учителей.

Летом 1862 года в отсутствие Толстого жандармами был произведен обыск в Яснополянской школе. Это очень оскорбило писателя, а в знак протеста Толстой прекратил свою крайне интересную педагогическую деятельность.

В 1869 году Л. Н. Толстой снова с увлечением занялся педагогикой. В 1872 году была издана составленная Толстым «Азбука», в 1875 году вышли в свет переработанная «Новая азбука» и четыре «Книги для чтения». В это же время он составил учебник арифметики и много занимался методикой первоначального обучения и другими вопросами работы народных школ.

В своей статье 1874 года «О народном образовании» он резко критиковал земства за то, что они сдерживают активность крестьян, которые стремятся сами создать сельские школы, предпочитая их тем, которые открывают земства на средства крестьян, недостаточно учитывая при этом интересы крестьянских масс. И хотя в критике земской деятельности по народному образованию Толстой слишком сгустил темные краски, его выступление в защиту права крестьян иметь свой голос при решении вопроса о воспитании их детей было справедливым.

Он также совершенно правильно критикует извращения в деле наглядного преподавания в земских школах и формализма в начальном обучении в казенных училищах.

Выработав свое представление о содержании и методике работы народных школ, Л. Н. Толстой в 70-е годы выдвигает свою кандидатуру в состав земства Крапивенского уезда. Будучи избранным, он развертывает здесь разнообразную деятельность по созданию земских школ и усовершенствованию их работы. Толстой становится руководителем школ большого уезда. В 70-х годах Толстой снова стал учить детей в Яснополянском доме, разработал проект крестьянской учительской семинарии, которую шутливо называл «университетом в лаптях». В 1876 году он получил от министерства народного просвещения разрешение открыть семинарию, но, не встретив поддержки со стороны земства, не смог осуществить этого проекта. Последний период педагогической деятельности Толстого относится к 90-м и 900-м годам. Толстой в этот период в основу воспитания ставил свою «толстовскую» религию - признание, что человек носит бога «в самом себе», всеобщую любовь к людям, всепрощение, смирение, непротивление злу насилием, резко отрицательное отношение к обрядовой, церковной религии. Он признает ошибкой свое былое отделение воспитания от образования и считает, что детей не только можно, но и нужно воспитывать (что он отрицал в 60-х годах). В 1907-1908 годах он ведет занятия с крестьянскими детьми. В эти годы Л. Н. Толстой просил допустить его к учительской деятельности в московской вечерней школе для рабочих подростков, но не получил на это разрешение министерства народного просвещения.


1.2 Взгляды Л. Н. Толстого на народное образование, воспитание и школу


В своих многочисленных статьях этого времени по вопросам народного образования, о содержании и методах учебно-воспитательной работы школы Л. Н. Толстой сформулировал оригинальное учение о воспитании и обучении детей.

Горячий протестант и страстный обличитель, как назвал его В. И. Ленин, подверг разрушительной критике постановку воспитания и образования в России и в Западной Европе, современные ему школы, утверждая, что они осуществляют насилие над детьми, прививают им идеологию господствующих классов.

Свои представления о том, кто имеет право и должен создавать школы для народа и как в них следует воспитывать и учить детей, Толстой изложил еще в своих первых статьях, опубликованных в 1859-1862 годах в журнале «Ясная Поляна». Статьи вызвали огромный интерес и оживленную полемику оригинальной постановкой вопросов и особенно предложением о способах их решения. Л. Н. Толстой отверг широко бытующий тогда предрассудок, будто бы народ по своей темноте и невежеству не понимает важности образования, и потому его следует принуждать учиться в даруемых царской властью и образованным обществом школах. Как и Н. Г. Чернышевский, Толстой считал, что нежелание крестьян отдавать своих детей в школы объясняется антинародной направленностью политики царизма в области народного образования.

Л. Н. Толстой убежденно заявил, что народ, находящийся по воле господствующих классов в тягчайших условиях, тем не менее стремится к образованию и что такое его стремление, особенно заметное в 60-е годы, составляет естественную и вечную народную потребность. Доказывая это, Толстой обращался и к своему опыту по организации сельских школ в Крапивенском уезде: население уезда быстро преодолело недоверие к новому начинанию и охотно помогало в открытии школ, которые быстро наполнились крестьянскими детьми.

Не может быть сомнений в том, что народ признает школы своим делом, если они будут отвечать его потребностям и интересам, а сам народ привлечен к организации школ. Одна из статей Л. Н. Толстого на эти темы имела характерное название «О свободном возникновении и развитии школ в народе». В статье автор доказывал, что отсутствие насилия при организации народного образования и есть тот путь, идя которым «дело народного образования найдет себе в народе не врага, а помощника и... безостановочно поведет общество к вечной цели совершенствования».

Наряду с введением демократических, свободных от насилия над народом способов организации народного образования, необходим коренной пересмотр теоретических основ педагогики, а также методов воспитания и обучения, применяемых в школах.

Посетив в 1860 году Англию, Бельгию, Германию, Францию и Швейцарию, Толстой приходит к выводу о том, что, как в России, так и в Западной Европе народное образование не отвечает потребностям и запросам народа, а содержание и методы обучения находятся в полном несоответствии со стремлениями и интересами детей. Он писал, что «лучшая берлинская народная школа с портретом Песталоцци» и расположенная недалеко от Ясной Поляны русская сельская школа «совершенно одинаковы и равны»: обе они вызывают негодование по поводу деспотизма учителей, которые «согласны в отрицании права свободы человека на том основании, что этому человеку только 10 или 12 лет».

Школы и работающие в них учителя враждебно относятся к детским потребностям и интересам, пользуются насильственными методами, постоянно используют наказания, унижают и третируют детей, превращая учебно-воспитательный процесс в надругательство над детьми.

На основе этих рассуждений Толстой сформулировал такое правило: «Критериум педагогики - свобода», что послужило основанием к обвинению его в подражании Руссо и пропаганде идей «свободного воспитания».

С огромной болью, полный сострадания к народу и его детям, Л. Н. Толстой признается в основных мотивах, заставляющих его заниматься педагогической деятельностью.

«Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей... И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях.

Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих там Пушкиных, Остроградских, Ломоносовых. И они кишат в каждой школе». Все современные школы, как помещичье-монархической России, так и буржуазной Европы, вместо того чтобы обеспечивать развитие детей, извращают природу ребенка, - бросает Толстой обвинение официальной педагогике. Между тем все нормальные дети обладают всесторонними возможностями нравственного и умственного развития.

По мнению Л. Н. Толстого, дети по своей природе стоят ближе к идеалу совершенства, чем взрослые, сформировавшиеся в условиях несправедливого и далекого от идеала общества. Заостряя свою мысль и допуская полемические преувеличения, Толстой писал: «Здоровый ребенок родится на свет, вполне удовлетворяя тем требованиям безусловной гармонии в отношении правды, красоты и добра, которые мы носим в себе... Родившись, человек представляет собой первообраз гармонии, правды, красоты и добра».

Эти слова дали повод к обвинению Л. Н. Толстого в том, что он признает в природе ребенка наличие мистических, божественных начал и в создании теории «свободного воспитания». Признавая в целом ошибочность этих рассуждений Л. Н. Толстого, нельзя вместе с тем не заметить в них верные мысли писателя о том, что дети стремятся к общению со взрослыми, что они доверчиво относятся к разумным педагогическим воздействиям, что им присущи большие возможности для развития и воспитания. Очень важно отметить, что настойчивое требование Л. Н. Толстого о свободном воспитании было формой его протеста против царской официальной педагогики и казенной школы.

Свои представления о демократических и гуманных принципах организации народного образования и обучения детей Л. Н. Толстой воплотил в школе, организованной им в 1859 году в Ясной Поляне и реорганизованной в 1861 году.

Толстой был тонким психологом, исключительным знатоком детской души. Об этом свидетельствуют его литературные произведения, вся его педагогическая деятельность. По словам Н. К. Крупской, «душу ребенка умел видеть Толстой: и душу Анютки из «Власти тьмы», и душу Сережи из «Анны Карениной», и душу Коленьки Иртеньева, и душу яснополянских ребят».

Толстой умел заинтересовать детей, пробуждать и развивать их творчество, помогать им самостоятельно мыслить и глубоко чувствовать. Он беззаветно увлекался педагогической работой, непрерывно искал и требовал, чтобы каждая школа была своего рода педагогической лабораторией. Такой лабораторией, экспериментальной школой была в 1861-1862 годах Яснополянская школа.


1.3 Яснополянская школа Л. Н. Толстого


В своих первых статьях по вопросам воспитания Л. Н. Толстой резко критиковал современную ему педагогику за абстрактность, догматизм, оторванность от жизни. Он признавал школьный опыт и деятельность учителей важнейшим источником педагогики. Яснополянская школа была задумана писателем как своеобразная педагогическая лаборатория по созданию нового содержания и методов воспитания детей, отвечающих прогрессивным педагогическим принципам. Она должна была основываться на уважении личности ребенка, развитии его активности и самостоятельности, всех его способностей.

В этой школе занятия строились в форме свободных бесед учителя с учениками. Преподавались чтение, письмо, чистописание, грамматика, закон божий, рассказы из русской истории, арифметика, элементарные сведения по природоведению и географии, рисование и пение. Сведения по природоведению, географии и истории Толстой сообщал детям в форме художественных рассказов на уроках русского языка. Как пример такого рассказа Толстой приводит рассказ на тему об Отечественной войне 1812 года в статье «Яснополянская школа». Из описания видно, с каким захватывающим интересом дети слушали рассказ и как активно они переживали его. Определенного учебного плана, программы обучения и твердого расписания учебных занятий не было. Толстой замечает, «как начнем иной раз говорить о чем-нибудь интересном, так увлечемся, что проговорим до вечера». Хотя обязательного ежедневного посещения школы от детей не требовалось, они посещали ее и настолько заинтересовывались занятиями, что им приходилось напоминать о том, что пора по домам. Какие бы то ни было взыскания и наказания в Яснополянской школе отсутствовали.

Учащиеся делились на три класса - младший, средний, старший; в них ежегодно учились 40-50 человек. По расписанию учебных занятий каждый учитель давал ежедневно 5-6 уроков. Учебный день делился на две части, с 12 до 15 часов был обеденный перерыв, но многие дети не уходили домой, находясь в школе с 9 часов утра до 6-7 часов вечера. Домашние задания не практиковались, все выполнялось в школе, в тесном общении с учителями, с помощью более старших и знающих учеников младшим и слабым.

Небольшой коллектив учителей школы работал очень дружно и согласованно. Учителя вели дневники и записи, намечали недельные планы работы, которые обсуждались совместно. В учебные планы вносились изменения в соответствии с мнениями коллег, интересами и запросами детей.

Сам Л. В. Толстой преподавал в старшем классе математику, историю. Под его руководством ученики писали много сочинений. Дети особенно любили сочинения на свободную тему; тематика сочинений и лучшие тексты читались и коллективно обсуждались в классе. Толстой вел также беседы по физике, проводил физические эксперименты.

Отчеты учителей систематически печатались в журнале «Ясная Поляна». Они содержали подробные описания хода учебно-воспитательного процесса. Кроме того, с большим литературным мастерством и педагогической глубиной характеризовались настроение и поведение детей, подлинные мотивы детских реакций на те или иные методы обучения, на обращение учителей с детьми. В отчетах ярко раскрывались особенности крестьянских детей, индивидуальные качества отдельных учеников, фиксировались особые периоды их развития.

Все описания школы современниками показывали, что Л. Н.Толстой как организатор и учитель Яснополянской школы действительно сумел создать в своей школе педагогическую лабораторию. В школе царила благожелательная к детям, творческая атмосфера; учащиеся были открыты и искренни в своих отношениях с учителями, могли развивать свои познавательные интересы, усваивать много знаний, самостоятельно мыслить и работать.

Яснополянскую школу посещало много людей, в том числе зарубежных педагогов и писателей, о школе много писали в России и за границей. О школе Л. Н. Толстого, его педагогических взглядах и деятельности были изданы работы в Болгарии, Англии, Германии, Франции и США. Как написал один автор, школы западно-европейских стран много получили от Толстого. «Его ... настойчивое требование развивать у детей привычку полагаться на себя..., его вера в то, что ребенку в классной комнате надо дать максимум свободы - все эти компоненты его системы оказали свое влияние на прогрессивное образование последнего времени. А главное его положение о том, что школа всегда должна быть педагогической лабораторией... было принято в широких кругах как одно из предпосылок дидактики».

Очень высоко оценил Яснополянскую школу Л. Н. Толстого выдающийся революционный демократ Н. Г. Чернышевский за то, что в ней относились с уважением к учащимся, изучали их интересы, не применяли насилия, не наказывали учеников. Яснополянская школа представляла собой, несомненно, ценный педагогический опыт. Своими достижениями она во многом обязана гениальности и педагогическому мастерству Толстого, его гуманному отношению к детям и учителям.


1.4 Общепедагогические и дидактические взгляды Толстого


Вопрос о содержании обучения в народной школе Л. Н. Толстой решал в разные периоды своей педагогической деятельности различно и противоречиво. В первом периоде он считал достаточным «Марфутку и Тараску выучить хотя немножко тому, что мы сами знаем», имея в виду обычную программу школы того времени - чтение, письмо, арифметика, закон божий.

Затем мерилом, определяющим содержание обучения и объем учебных предметов, Толстой считал интерес учащихся. Он насчитывал 12 учебных предметов в школе, но объем их и время, которое отводилось на занятия каждым из них, зависели от желания детей (Толстой упоминает, что дети не любили грамматики и географии).

Когда Толстой рекомендовал открывать небольшие школы грамоты, критерием, определяющим содержание обучения, объявляется уже не детский интерес, а взгляды патриархального крестьянства, которые ошибочно принимаются им за потребности всего крестьянства. Как уже отмечалось. Толстой считал тогда, что народная школа должна давать только знание русской и славянской грамоты, учить счету, закону божьему.

Наконец, в последние годы педагогической деятельности установка, определяющая содержание обучения (или по крайней мере главное в этом содержании), опять менялась: самым главным в обучении Толстой признавал религиозно-нравственное воспитание в духе «очищенного христианства». Школу, в которой учитель «ограничится одним внешним, механическим обучением арифметике, грамматике, орфографии», Толстой называл пустячным делом.

В воззрениях Толстого в этот период было верно его признание, что недопустимо разделять воспитание и образование. В письме 1909 года к Булгакову Толстой писал: «Очень может быть, что в моих статьях о воспитании и образовании, давнишних и последних, окажутся и противоречия и неясности... Во-первых, скажу, что разделение, которое я в педагогических статьях делал между образованием и воспитанием, искусственно. И образование, и воспитание нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знаний, всякое же знание действует воспитательно».

Выдвинув в противоположность своим прежним взглядам совершенно правильное положение - принцип воспитывающего обучения, Толстой, однако, наполнил его реакционным содержанием, требуя, чтобы в основу воспитания и образования было положено религиозно-нравственное учение всепрощения, смирения, непротивления злу насилием и т. п.

Толстой высказал много ценных мыслей о методике обучения. При выборе методов он советовал исходить из отношения учеников к тому или другому методу. «Только тот способ преподавания верен, которым довольны ученики», - писал Толстой. Он указывал, что не следует придерживаться какого-либо одного метода, так как нет такого метода, который бы обладал универсальными свойствами. Надо применять разнообразные методы и находить новые. Школа должна быть педагогической лабораторией, учитель в своей учебно-воспитательной работе должен проявлять самостоятельное творчество. Среди различных методов обучения Л. Н. Толстой особое место отводил живому слову учителя (рассказ, беседа) и сам владел этим методом в совершенстве, умея глубоко заинтересовать детей и вызвать у них глубокие переживания.

Придавая большое значение развитию творчества детей, Толстой рекомендовал давать учащимся самостоятельную работу, например сочинения на различные темы. В полной педагогической поэзии статье «Кому у кого учиться писать: крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?» Толстой художественно описал процесс написания учениками коллективного классного сочинения.

Надо вести преподавание так, чтобы все учащиеся успевали, говорил Толстой. В методическом приложении к «Азбуке» он перечисляет условия, при соблюдении которых будет достигнуто успешное обучение: если ученику не говорят о том, чего он не может знать и понять, а также о том, что он хорошо уже знает; если там, где учится ребенок, нет непривычных предметов и лиц; если ученик не стыдится учителя и товарищей, а между ними существуют простые, естественные отношения; если ученик не боится наказаний за непонимание, если ум ученика не переутомляется и каждый урок посилен ученику. «Если, - писал Л. Н. Толстой, - урок будет слишком труден, ученик потеряет надежду исполнить заданное, займется другим и не будет делать никаких усилий; если урок слишком легок, будет то же самое. Нужно стараться, чтобы все внимание ученика могло быть поглощено заданным уроком. Для этого давайте ученику такую работу, чтобы каждый урок чувствовался ему шагом вперед в учении».

Ученики должны усваивать знания сознательно; правила, определения должны сообщаться ученикам как выводы из достаточно усвоенного ими фактического материала.

Придавая большое значение жизненности преподавания, приучая учащихся к наблюдательности, Толстой широко практиковал в Яснополянской школе экскурсии и опыты, пользовался таблицами и картинами (хотя предпочитал показывать детям подлинные явления и предметы в их естественном, натуральном виде), отдавая должное принципу наглядности. Вместе с тем он справедливо едко высмеивал те извращения принципа наглядности, которые рекомендовались немецкими методистами в виде так называемых «предметных уроков».

Толстой относился критически к звуковому методу обучения грамоте, который рекомендовали все лучшие русские педагоги 60-90-х годов (Ушинский, Корф, Бунаков и др.). Он отмечал, что согласная буква без гласной не может быть произнесена. По предложению Толстого Московским комитетом грамотности была даже организована экспериментальная проверка результатов обучения грамоте звуковым методом и методом Толстого в двух школах с одинаковым возрастным составом учащихся. Обучение продолжалось семь недель, после чего была назначена экспертиза, не давшая, однако, определенного результата: степень грамотности в обоих классах оказалась примерно одинаковой.


1.5 «Азбука» Л. Н. Толстого и книги для чтения


В своих дидактических высказываниях Толстой дает много указаний, какими должны быть книги для первоначального обучения. Помещаемый в них материал должен быть занимательным для детей, доступным их пониманию; написаны книги должны быть просто, немногословно. В книгах для начальной школы надо давать материал из жизни родины, легко запоминающийся и производящий на детей сильное впечатление.

В соответствии со своими дидактическими взглядами и требованиями к учебной книге Толстой составил «Азбуку», изданную в 1872 году. Затем она была дважды переработана и в окончательной редакции переиздана в 1875 году под заглавием «Новая азбука». Им были составлены также четыре «Русские книги для чтения». Как «Азбука», так и книги для чтения выдержали каждая свыше 30 изданий, разошлись в миллионах экземпляров и были наряду с «Родным словом» Ушинского самыми распространенными учебными книгами в земских начальных школах.

Характерными чертами составленных Толстым книг для чтения были высокая художественность, выразительность, сжатость и простота, полная доступность детскому пониманию, занимательность, превосходный русский язык. Весь материал составлен из русской жизни, большей частью из жизни деревни. Сведения по природоведению, географии, истории даны в форме художественных рассказов. Много рассказов на нравственные темы, занимающих три-четыре строки.

Педагогическая печать по справедливости высоко оценила эти учебные книги сразу же после их выхода в свет. Так, известный соратник Ушинского, крупный педагог Д. Д. Семенов писал, что эти книги - «верх совершенства как в психологическом, так и в художественном отношении. Какая картинность в изображении, и притом картинность чисто русская, народная, наша собственная!». Следует, однако, отметить и серьезный недостаток этих книг: некоторые рассказы проникнуты религиозными взглядами Толстого. Рассказы, написанные Толстым для учебных книг, богаты и разнообразны по содержанию; они явились ценным вкладом в литературу для детей. Многие из этих рассказов помещены в советских книгах для чтения в начальной школе и выпускаются в наше время отдельными изданиями.

В разностороннем педагогическом творчестве Толстого было много положительных сторон, обогативших русскую педагогическую мысль и дореволюционную школу России, было много ценного и оригинального. К этим положительным чертам его педагогического учения относятся глубокая любовь к детям, уважение к личности ребенка, умение пробуждать и развивать творчество детей, тонкий психологический анализ особенностей каждого отдельного учащегося.

Важно отметить постоянные педагогические искания Толстого, беззаветное увлечение педагогической деятельностью, пламенный призыв к творчеству, его большое педагогическое мастерство как учителя и составителя учебных книг.

Л. Н. Толстой вошел в историю русской педагогики как крупнейший оригинальный педагог-мыслитель и новатор. По словам Н. К. Крупской, «для всякого педагога, каких бы взглядов он ни держался, педагогические статьи Толстого являются неисчерпаемой сокровищницей мысли и духовного наслаждения».

Н. К. Крупская считала особенно ценными мысли Л. Н. Толстого о том, что трудящиеся должны принимать участие в организации народного образования; она подчеркивала, что педагогика была для Толстого не застывшей доктриной, а живым, сложным, развивающимся делом, что он горячо любил детей и учил учителей правильному пониманию своих задач, указывая, что их занятия только тогда будут успешными, когда детям будут предоставлены необходимые возможности чувствовать себя с учителями свободно и непринужденно, активно приобретать знания.

«Его громадная заслуга в том, - писала Н. К. Крупская, - что он каждый самый, казалось бы, чисто педагогический вопрос...ставил резко, во всей его широте. Не вне времени и пространства, а в тесной связи с окружающей действительностью. Допустим, что Толстой неправильно решал тот или иной вопрос, но он ставил его не как узкий специалист, а как «гражданин земли родной», мучительно искал ответа на него и заставлял искать и читателя».


Глава 2. Педагогические взгляды С.А. Рачинского


2.1 Допедагогическая деятельность С. А. Рачинского


Сергей Александрович Рачинский (15 мая 1833, с. Татево, Бельский уезд, Смоленская губерния - 15 мая 1902, с. Татево, Бельский уезд, Смоленская губерния) - российский учёный, педагог, просветитель, профессор Московского университета, ботаник и математик, Член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук.

Рачинские - дворянский род, происходящий из Великой Польши и восходящий к XIII веку. Ян Рачинский получил от Владислава IV земли в Бельском уезде; дети его, Даниил и Ян, поступили в 1656 г. в подданство России. К этому роду, внесенному в VI часть родословной книги Смоленской губернии (Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, часть VI, стр. 107), принадлежал Сергей Александрович Рачинский.

Отец - Александр Антонович Рачинский (27.9.1799 - 1866). Капитан Муромского пехотного полка (свойственник декабриста В. К. Кюхельбекера). Мать - Варвара Абрамовна Баратынская (1810-1891), сестра знаменитого поэта.

В возрасте 15 лет поступает на медицинский факультет Московского университета. Проучившись здесь два года, перевелся на естественный факультет, который закончил в 1853 г.

После окончания университета он недолго служил в Архиве иностранных дел, затем уезжает в Европу, продолжая учиться в известных университетах Германии. Возвратившись из-за границы, защищает диссертацию по теме «О движении высших растений», получает звание магистра и становится руководителем кафедры физиологии растений в Московском университете. В 24 года за крупное сочинение «О некоторых химических превращениях растительных тканей» ему была присуждена ученая степень доктора ботаники.

В 1861 г. С. А. Рачинский и Я. А. Борзенков перевели и издали «Физиологию обыденной жизни» Г. Г. Льюиса. В 1864 г. в переводе С. А. Рачинского впервые появилось на русском языке «Происхождение видов» Чарлза Дарвина. В университете Рачинского любили и студенты и преподаватели за обширную и бескорыстную общественную деятельность. Он был членом попечительского комитета о бедных студентах, его избирали судьей университетского суда, он оказывал материальную помощь бедным, особоодаренным студентам. Начиная с 1861 г. адъюнкты Сергей Александрович и его брат Константин Александрович Рачинские «изъявили желание жертвовать ежегодно из своего жалованья каждый по 500 руб. серебром на отправление за границу для усовершенствования в математических и естественных науках молодых людей по назначению физико-математического факультета». На эти средства в 1862 г. был командирован за границу будущий известный физик Александр Григорьевич Столетов (1839-1896). В 1867 году из-за конфликта прогрессивных профессоров с администрацией вышел в отставку, жил без места. В Москве в доме С. А. Рачинского на Малой Дмитровке, а потом в одном из переулков близ Остоженки, где собирались ученые, литераторы, художники. Здесь хозяин дома познакомился с Л. Н. Толстым, П. И. Чайковским, сблизился с братьями Аксаковыми, семьей В. Ф. Одоевского, историком В. И. Герье и другими. Беседы с Л. Н. Толстым вновь направили его внимание к проблемам народного просвещения. С. А. Рачинский стал помогать сестре Варваре Александровне проводить занятия с детьми в крестьянской школе. Так начался педагогический путь Сергея Александровича Рачинского.


2.2 Татаевская сельская школа


В 1872 году вернулся в родовое село Татево. Строитель и учитель в первой в России сельской школы с общежитием для крестьянских детей.

В первый период учительской деятельности Рачинский вел поиски в русле идей немецкого педагога Карла Фолькмара Стоя (Stoy) (1815-1885) и Л. Толстого, с которыми вел переписку. В 1880-е гг. он стал главным в России идеологом церковно-приходской школы, начавшей конкурировать со школой земской. «Заметки о сельских школах», публикуемые им в «Русском вестнике», «Руси», «Церковных ведомостях» способствовали развитию национальной педагогики. В то время Рачинский пришел к выводу, что «первая из практических потребностей русского народа… есть общение с Божеством»; «не к театру тянется крестьянин в поисках искусства, а к церкви, не к газете, а к Божественной книге». Рачинский считал, что если человек научится читать по-церковнославянски, ему будут понятны и Данте, и Шекспир, а кто освоит древние церковные «роспевы», тот без труда поймет Бетховена и Баха.

Победоносцев К. П. писал о нем императору Александру III в 1883 г.:

«Вы изволите припомнить, как несколько лет тому назад я докладывал Вам о Сергее Рачинском, почтенном человеке, который, оставив профессорство в Московском университете, уехал на житье в свое имение, в самой отдаленной лесной глуши Бельского уезда Смоленской губернии, и живет там безвыездно вот уже более 14 лет, работая с утра до ночи для пользы народной. Он вдохнул совсем новую жизнь в целое поколение крестьян… Стал поистине благодетелем местности, основав и ведет, с помощью 4 священников, 5 народных школ, которые представляют теперь образец для всей земли. Это человек замечательный. Все, что у него есть, и все средства своего имения он отдает до копейки на это дело, ограничив свои потребности до последней степени»

Важно отметить, что первые сельские школы для крестьянских детей в имениях Боратынских и Рачинских были основаны женскими представительницами этих родов. Сергей Рачинский присоединился к уже существовавшему явлению и поднял его на более высокий уровень.

Самая первая школа была открыта отцом - Александром Антоновичем, майором в отставке. Во время службы в Петербурге был дружен с А. А. Дельвигом, общался с поэтами пушкинского круга и будущими декабристами. Он положил начало богатейшему татевскому архиву и библиотеке. В 1861 г. построил школу для крестьянских детей, сделав ее попечителями старшего сына Владимира и дочь Варвару, которые и стали в ней первыми учителями. В ней позднее начал учительствовать Сергей Александрович. В 1871 г. открылось народное училище в с. Сергиевка Вяжлинской волости Кирсановского уезда Тамбовской губернии, учредительницей и попечительницей которого стала двоюродная сестра Сергея Александровича - Софья Сергеевна Чичерина (урожд. Боратынская). К 1891 г. в училище насчитывался 91 ученик, среди которых был будущий архиепископ, православный подвижник, миссионер, духовный писатель - Вениамин (Федченков), выходец из семьи бывших крепостных крестьян Боратынских.

Человек разносторонних знаний и интересов, занимался литературным творчеством. Вместе с сестрой Варварой Александровной издавал «Татевский сборник» с ценнейшими материалами: письмами, рисунками, стихами, которые хранились в имении, Е. Баратынского, В. Жуковского, А. Фета, П. Вяземского. Написал талантливые статьи о литературе, живописи, музыке. Сотрудничал с журналом «Сельская школа» и сочинил два сюжета для опер Чайковского, которые остались невоплощенными.

В школьной художественной мастерской Рачинский сам проводил занятия по живописи, черчению и рисованию. Здесь же давал уроки его родственник, художник Э. А. Дмитриев-Мамонтов. Во время посещений Татева со школьным хором занимался С. В. Смоленский, музыкант, известный руководитель Придворной певческой капеллы. Он же вел отбор лучших певцов из школы для учебы в хоре Синодального училища.

мая 1899 г. Николай II писал в Высочайшем рескрипте на имя Сергея Рачинского:

«Школы, вами основанные и руководимые, состоя в числе церковно-приходских, стали питомником в том же духе воспитанных деятелей, училищем труда, трезвости и добрых нравов и живым образцом для всех подобных учреждений. Близкая сердцу Моему забота о народном образовании, коему вы достойно служите, побуждает Меня изъявить вам искреннюю Мою признательность. Пребываю к вам благосклонный Николай»

В 1891 году Академия наук избрала С. А. Рачинского своим член-корреспондентом.

Многие выпускники университетов приезжали в Татево, чтобы поработать под его руководством. Прошли «школу Рачинского» известные педагоги-ученые Н. М. Горбов, В. А. Лебедев, учителя А. Д. Воскресенский, А. Голицын.

Умер Сергей Александрович 15 мая 1902 г., в день своего рождения, на руках А. А. Серякова, одного из учеников и преемников, которому завещал продолжать дело его жизни. После А. А. Серяков стал руководителем Татевской народной школы. Похоронен С. А. Рачинский в Татево.


2.3 Татаевская школа в наше время


Как и во времена Рачинского, Татевская школа имеет интернат для детей из дальних сел и деревень. Численность учащихся в последние годы колеблется от 100 до 110 человек. Деятельность школы регламентируется Уставом школы и ученическим самоуправлением в форме «Парламентской республики», которая имеет свой герб и гимн.

Есть здесь и свой Свод законов:

. Закон образованного человека. Знания - величайшая ценность. Ни дня без строчки. Невозможно разделить знания на нужные и ненужные.

. Закон точности. Время дорого, берегите его. Всякое дело должно начинаться и кончаться в срок.

. Закон вежливости. Внимательно относитесь к людям. Старайтесь говорить «волшебные слова».

. Закон человечности. Никому и нигде не делайте плохо и больно. Добро-желательно относитесь друг к другу. Быть человечным - приносить радость другим.

. Закон здоровья. Забота о здоровье - дело каждого. Бережно относитесь к своему здоровью.

. Закон улыбки. Улыбка делает человека красивым. Дарите улыбки людям.

. Закон бережливости. Не ломайте, не портите ничего. Сбережем все, что нас окружает. Через год-два книги, пособия, оборудование потребуются другим детям, твоему брату, сестре.

. Закон «Все сами». Все делаем сами: поддерживаем чистоту и порядок, ремонтируем, мастерим, оформляем.

Неумолим бег времени. И сегодня, когда минуло более ста лет со дня кончины крупнейшего русского педагога конца XIX века С.А. Рачинского, не ослабевает интерес к его незаурядной личности, новаторским поискам и находкам.


Глава 3: Последователи педагогических идей К. Д. Ушинского


3.1 Вклад педагогов-последователей идей Ушинского


Одним из видных земских деятелей по народному образованию был Николай Александрович Корф (1834-1883). Он много сделал по организации земских школ и улучшению учебной и воспитательной работы в них. В 1867 году Корф был избран от земства членом училищного совета Александровского уезда (бывш. Екатеринославской губ.), а затем председателем этого совета. Благодаря его энергии и руководству в Александровском уезде (прежний Александровск, теперь Запорожье) было открыто свыше 40 земских школ. Им был создан тип земской трехлетней школы, занятия в которой велись одним учителем одновременно с учащимися трех классов. Корф разработал подробные планы таких занятий, был крупным методистом по первоначальному обучению. Своими «Отчетами Александровского уезда училищного совета», методическими книгами и статьями, книгой для классного чтения «Наш друг» Корф оказал большое положительное влияние на земские школы и других губерний.

В 1872 году земская деятельность Корфа прекратилась: он был забаллотирован реакционной частью земства, недовольной его либеральной деятельностью по народному образованию.

Одним из крупнейших педагогом начальной школы второй половины XIX века был Николай Федорович Бунаков (1837-1904). Он оказал большое влияние на развитие земской школы, внес значительный вклад в методику начального обучения. Как теоретик-методист русского языка и практический работник начальной школы, он в 70-80-х годах XIX века руководил летними учительскими съездами и курсами в ряде губерний, которые использовал для пропаганды передовых педагогических идей. Бунаков пользовался большой популярностью и любовью среди учителей. Н.Ф. Бунаков был последователем педагогических взглядов Ушинского. Он подробно разработал методику объяснительного чтения, в соответствии с дидактическими и методическими установками Ушинского он усовершенствовал ее.

Его методическая работа «Родной язык, как предмет обучения в начальной школе с трехгодичным курсом», а также его «Азбука и уроки чтения» пользовались большой известностью среди учителей.

Бунаков был сторонником звукового аналитико-синтетического метода обучения грамоте и страстным защитником идеи всеобщего обучения.

С 1884 года Бунаков поселился в своем небольшом имении в селе Петине Воронежской губернии и на свои средства построил здесь начальную школу и сам учил детей. При школе была создана библиотека, которой пользовались и крестьяне, устраивались чтения с демонстрацией «волшебного фонаря», вечера, посвященные русским писателям, работала общеобразовательная школа для взрослых.

Бунаков был организатором одного из первых в России самодеятельных крестьянских театров (1888). Из окончивших Петинскую школу был создан под руководством самого Бунакова драматический кружок, в репертуар которого входили классические русские и иностранные произведения (А. Н. Островского, Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Мольера и других).

За свою демократическую и просветительскую деятельность среди сельского населения Бунаков, как и многие другие видные педагоги-просветители, подвергся репрессиям. По распоряжению министра внутренних дел Бунакову в 1902 году было запрещено заниматься педагогической и просветительской деятельностью; школа и культурно-просветительные учреждения, созданные им, были закрыты полицией, а он сам выслан из Петина в один из уездных городов Воронежской губернии под надзор полиции.

Педагогическая и просветительская деятельность Бунакова является примером самоотверженного служения делу образования и просвещения народа. Большевистская газета «Искра» (1902) высоко оценила прогрессивные взгляды и деятельность Н. Ф. Бунакова.

В 60-е гг. XIX в. с критикой системы образования в России и позитивными идеями выступил Василий Иванович Водовозов (1825-1886). Как и его старшие современники, он отстаивал гуманистическую идею развития целостной» творческой и самостоятельно действующей в мире личности.

В центр своей педагогической концепции он ставил, как и К.Д. Ушинский, принцип наглядности, полагая, что в процессе наглядного обучения учащиеся будут включаться в окружающий их мир как активные деятели и труженики. Педагогические идеи В.И. Водовозова нашли отражение в его «Книге для первоначального чтения в народных школах», которая вводила учащихся в окружающий их мир. Это пособие в 1896 г. вышло 20-м изданием. Свою методику обучения детей В.И. Водовозов изложил в специальной «Книге для учителя».

В годы царствования Александра III (1881-1894) произошло ослабление демократического движения и усилилось влияние правительства на народное образование. Во главе Министерства просвещения был поставлен видный ученый правовед-государственник, с 1880 г. обер-прокурор Святейшего синода Константин Петрович Победоносцев (1827-1907). В 1896 г. в «Московском сборнике» он попытался дать ответ на вопрос о том, что же должно представлять собой истинно народное просвещение. По его мнению, до последнего времени просвещением считали известную сумму знаний в объеме школьной программы, составленной кабинетными педагогами. Таким образом, школа оказалась оторванной от жизни. Эта оценка касалась в первую очередь народной школы. По мнению самого К.П. Победоносцева, народная школа должна научить читать, писать, считать, любить Бога, Отечество и почитать родителей. Важно подготовить ребенка к жизни, привить ему любовь к труду. Несоответствие между содержанием обучения и требованиями семьи к его содержанию приводит к тому, полагал К.П. Победоносцев, что народная школа становится чуждой народу.

Идея народности воспитания, и прежде всего выявление особенностей русского воспитания, составляла сердцевину педагогических взглядов Василия Яковлевича Стоюнина (1826- 1888). Критикуя российскую среднюю школу того времени за ее космополитичность, несамостоятельность, плохое преподавание отечественной истории, родного языка и литературы, он полагал, что уже в народной школе, обучая детей родной речи, следует учитывать историю и психологию народа, целостную и неповторимую национальную религиозную культуру.

Опора в воспитании на народность, на особенности национального характера, отечественную культуру и традиционный быт, являющийся для российских учеников воспитательной средой, характерна для педагогических воззрений русских философов того времени, таких как B.C. Coловьев, Е.Н. и С.Н. Трубецкие, К.Л. Леонтьев, В.В. Розанов.

Владимир Сергеевич Соловьев (1853-1900) в ряде своих религиозно-философских произведений - «Смысл любви», «Нравственный смысл жизни», «Идея сверхчеловека», «Философские основы цельного знания» - рассматривал проблему воспитания и самосозидания личности. Он полагал, что цель самосозидания человека не может находиться лишь в плоскости эмпирического мира. Ориентация в деле воспитания на настоящее была бы оправдана, по его мнению, если окружающая нас жизнь была бы гармонична, прекрасна и побуждала к творчеству, иными словами, если бы на земле было «царство Божие». Самосозидание человека есть движение личности к возвышающей в нас человеческое, к гуманной и высшей цели.

Константин Николаевич Леонтьев (1831-1891) в статье «Грамотность и народность» высказывался против повальной европеизации молодого поколения, стирающей традиционную православную культуру, формирующую русского человека. По его мысли, задача школы, если она действительно хочет служить «всемирной цивилизации», состоит в том, чтобы способствовать максимальному развитию национальной культуры.

С этим был согласен и Василий Васильевич Розанов (1856 - 1919), который судил о школе не как сторонний наблюдатель, а как активный деятель народного образования, учитель русского языка и литературы в классической гимназии. Как педагог он опубликовал в 80-90-х гг. ряд произведений - «Сумерки просвещения», «Беспочвенность русской школы», «Педагогические трафаретки». В них он утверждал, что по российским школьным программам того времени можно с равным успехом обучать любого иностранца, так как они рассчитаны на некоего абстрактного школьника. В. В. Розанов отстаивал идею гармоничного сочетания общечеловеческого, национального и индивидуального в формировании «цельного» человека.

Все русские религиозные мыслители высказывались за активный творческий диалог с собственным прошлым, историей, культурой, религией. Их педагогические идеи вписывались в христианский идеал организации духовно-религиозной общественной жизни. Они развивали идею формирования «цельной» личности по «образу и подобию Божьему», являясь убежденными противниками секуляризации образования.


Заключение


Общественный интерес к проблемам воспитания усилился в эпоху Николая I после подавления декабрьского восстания 1825 г., когда перед правительством встала необходимость формировать из подрастающего поколения законопослушных верноподданных.

Позиция министра народного просвещения и предложенная им новая идеология образования побудили русскую философско-педагогическую мысль к поиску иных путей развития просвещения в России. Поиск «самобытного» просвещения и общечеловеческих основ воспитания разделил русскую интеллигенцию 40-х гг. XIX столетия, условно говоря, на два лагеря - славянофилов и западников.

Именно этот «поиск» и стал толчком к появлению, формированию и дальнейшему развитию идей авторских школ. Многочисленные педагогические публикации и очерки не могли долго сдерживать этот напор, и закономерным явлением стал переход от теоретических идей к практическим.

Деятельность педагогов-новаторов, авторских школ дало мощный толчок к модернизации и реформированию школьной системы как дошкольного, начального и среднего образования, так и высшего.

Воплощая свои идеи и замыслы, педагоги сформировали множество закономерностей, методов и принципов обучения которые являются актуальными и действенными и в наше время. Теперь идея авторских школ ничуть не утратила своей актуальности. В Беларуси такие школы представлены в виде частных школ, которые занимаются в большинстве своем профилированием учебного процесса. Это связано в первую очередь с тем, что система образования Беларуси очень консервативна в принципе. И, конечно же, те достижения, которые в ней есть, сохраняются по максимуму насколько это возможно. В России же в качестве отличительной черты авторских школ многие специалисты выделяют также и то, что такие школы создаются на основе заранее разработанного оригинального (отсюда - авторская школа) концептуального проекта. Так, согласно этой градации, можно выделить следующие школы:

- академические

Нижегородская Авторская Академическая Школа (НААШ);

творчески-созидательные

Авторская школа Федеральной экспериментальной площадки «Губернаторский светленский лицей»;

Творческо-созидательная школа Дмитрия Лебедева;

- эмпирические

Эмпирическая школа Евгении Ереминой;

Эмпирическая школа диалога культур Владимира Библера;

Эмпирическая школа Светланы Нанчевой;

Эмпирическая школа Анатолия Пазухина;

Концепции и практика авторских школ обычно существенно отличаются от традиционной практики школ и часто строятся на противопоставлении этой практике, ее критике и доказательстве преимуществ новых подходов перед известными.

Таким образом, практика авторских школ играет важную роль в развитии и модернизации современных принципов обучения и воспитания. Принимая это во внимание, необходимо стимулировать их возникновение и развитие.


Список используемой литературы


1. "Н. В. Лев Толстой о смысле жизни" / Н. В. Кудрявая.- М.: Красный пролетарий, 1993.

. "Знаменитый педагог из Татево (Оленинский район) - С. А. Рачинский" / Форум администрации Оленинского района, ссылка на сайт: <http://olenino.forumssity.ru/viewtopic.php?id=10>

. "С.А.Рачинский: учёный, педагог,мыслитель…" / Козлова М. С., Богданова О. Л., сш №4 г. Нелидово.

. "Профессиональное педагогическое образование: личностный подход: Сборник научных трудов. Вып. 2" / Под ред. В. И. Лещинского, Е. Е. Седовой, Т. Е. Стародубцевой

. "История педагогики" / Н.А.Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф.Шабаева, "Просвещение", Москва, 1982 г.

. "История педагогики" / Шабаевой, М.,"Просвещение", 1981 г.

. "История педагогики и образования. От зарождения воспитания в первобытном обществе до конца XX в.": Учебное пособие для педагогических учебных заведений / Под ред. А.И. Пискунова. - 2-е изд., испр. и дополн. - М.: ТЦ «Сфера», 2001.

. Свободная энциклопедия «Википедия», ссылка на сайт -http://ru.wikipedia.org/wiki/Википедия