Прецедентные феномены из романов И. Ильфа и Е. Петрова. Диплом 

Тема: Прецедентные феномены из романов И. Ильфа и Е. Петрова

  • Вид работы: Диплом
  • Предмет: Английский

Оглавление


Введение

. Лингвистическая, прагматическая и социокультурная значимость прецедентных феноменов

. Прецедентные феномены как объект лексикографии

. Использование прецедентных феноменов в текстах И. Ильфа и Е. Петрова

. Романы «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» как прецедентные тексты

.1 Прецедентные феномены в СМИ

.2 Прецедентные имена

.3 Прецедентные высказывания

.4 Прецедентные ситуации

. Работа с прецедентными феноменами в иностранной аудитории

Выводы

Список использованной литературы

Список использованных словарей

Приложения


Введение


Сегодня сложно найти человека, который бы ничего не слышал о великом комбинаторе Остапе Бендере. Сатирические романы И.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок», написанные в начале ХХ века, уже почти сто лет являются настольными книгами любителей юмора. Многое из осмеянного в них кануло в лету, ушли в прошлое некоторые реалии советского времени, но романы продолжают жить, не утрачивая своей актуальности. Героям Ильфа и Петрова возводят памятники, наружная реклама обращается к именам персонажей, сюжету произведений, а фразы из романов, становясь крылатыми, украшают газетные полосы. Узнаваемость этих фраз привлекает внимание читателей, а сатирический, иронический или шутливых характер (а именно такой они носят чаще всего) создает тональность публикации.

Устойчивые выражения, цитаты, фразеологизмы - неотъемлемая часть современных масс-медиа. Сама коммуникативная направленность современных средств информации, выполняющих функцию воздействия и выражающих различные чувства и эмоции, требует обращения к готовым стандартам, речевым штампам, словесным формулам, языковым клише и прецедентным феноменам. И чем изобретательнее автор в привлечении различных языковых средств, тем ярче его статья, тем больше она привлечет читателей. «Для нашего времени особенно актуально такое качество «хорошей речи» как свежесть, то есть стремление к обновлению примелькавшихся средств и приемов выражения» (Костомаров 1994: 29). Языковой материал романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок», насыщенный меткими эпитетами, красочными характеристиками и остроумными высказываниями героев, дает широкое поле для творчества журналистов.

Но то, что делает газетный текст богаче, привлекательнее для русскоязычного читателя, одновременно создает немалые трудности для иностранца, изучающего русский язык. «О том, что русские тексты, звучащие по телевидению, радио, напечатанные в газетах и журналах, стали непонятными, требующими в ряде случаев небуквального понимания, сейчас заговорили все иностранцы, изучающие русский язык за рубежом» (Костомаров, Бурвикова 2006: 6).

Прецедентные феномены из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» как явление в публицистике достаточно частотное являются зоной риска для иностранных учащихся, изучающих русский язык.

Цель работы - определение места и роли прецедентных феноменов из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» в языковом сознании современного носителя русского языка, а также создание системы работы с прецедентными феноменами в процессе преподавания русского языка как иностранного.

Задачи исследования:

)Изучить природу прецедентного феномена как национально-лингвокультурной единицы.

)Проанализировать прецедентные феномены из романов Ильфа и Петрова в отечественной лексикографии.

3)Разграничить оригинальные авторские высказывания и фразы, заимствованные и трансформированные Ильфом и Петровым для романов.

4)Проанализировать использование прецедентных феноменов из романов Ильфа и Петрова в средствах массовой информации.

5)Определить место прецедентных феноменов в структуре вторичной языковой личности.

6)Разработать комплекс упражнений для иностранных учащихся.

В основу работы положена современная теория прецедентных феноменов. В анализе активно использовались материалы фразеологических и ассоциативного словарей, электронной базы данных «Национальный корпус русского языка», электронных версий газет и журналов «Комсомольская правда», «Аргументы и Факты», «Московский комсомолец», «Российская газета».

Объектом исследования являются прецедентные феномены из романов Ильфа и Петрова как компоненты языковой личности.

Предмет исследования - функционирование прецедентных феноменов из романов И.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» в современной речи; учебная деятельность учащихся-иностранцев, направленная на адекватное понимание и использование прецедентных феноменов в речи.


1. Лингвистическая, прагматическая и социокультурная значимость прецедентных феноменов


Термин «прецедентный текст» был впервые введён в научную практику Ю.Н. Карауловым в 1987 году. Исследователь дает следующее определение этому понятию: прецедентные тексты - это «тексты, (1) значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, (2) имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные и широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и современников, и, наконец, такие, (3) обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности» (Караулов 1987: 216).

Прежде всего необходимо обратиться к одному из терминов, который использует Ю.Н.Караулов в своем определении, - языковая личность. Под термином «языковая личность» понимается два феномена: «1) любой носитель того или иного языка, охарактеризованный на основе анализа произведенных им текстов с точки зрения использования в этих текстах системных средств данного языка для отражения видения им окружающей действительности и для отражения определенных целей в этом мире; 2) комплексный способ описания языковой способности индивида, соединяющей системное представление языка с функциональным анализом текстов» (Караулов 1987: 171).

В 1989 году Ю.Н.Караулов предложил структуру языковой личности, которая «представляется состоящей из трех уровней: 1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя - традиционное описание формальных средств выражения определенных значений; 2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающего иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания - к знанию, сознанию, процессам познания человека; 3) прагматического, включающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реально деятельности в мире» (Караулов 1989: 5).

В сознании языковой личности все прецедентные феномены представлены на когнитивном уровне, они являются «основными (ядерными) элементами когнитивной базы (КБ), представляющей собой совокупность знаний и представлений всех говорящих на данном языке» (Захаренко, Красных, Гудков 1997: 82). Когнитивный уровень - это «уровень, на котором происходит актуализация и идентификация всех знаний и представлений, присущих социуму (языковой личности) и создающих коллективное и (или) индивидуальное когнитивное пространство. Этот уровень предполагает отражение языковой модели мира личности, ее тезауруса, культуры» (Маслова 2001: 28).

Ю.Н.Караулов объясняет культурную значимость явления прецедентности следующим образом: «Хрестоматийность и общеизвестность прецедентных текстов обуславливают и такое их свойство, как реинтепретируемость: как правило, они перешагивают рамки словесного искусства, где исконно возникли, воплощаясь в других видах искусств (драматическом спектакле, поэзии, опере, балете, живописи, скульптуре) становясь тем самым фактом культуры в широком смысле слова и получая интерпретацию у новых и новых поколений. Причем жанровые переходы здесь возможны самые неожиданные, ср., например, положенные на музыку записные книжки Ильфа» (Караулов 1987: 217).

Позже определение «прецедентного текста» было экстраполировано на прецедентные феномены, сам термин «прецедентный текст» стал пониматься и в более узком смысле. По мнению современных исследователей, к числу прецедентных относятся феномены:

)«хорошо известные всем представителям национально-лингво- культурного сообщества («имеющие сверхличностный характер»);

)актуальные в когнитивном (познавательном и эмоциональном) плане;

)обращение (апелляция) к которым постоянно возобновляется в речи представителей того или иного национально-лингвокультурного сообщества» (Красных 2003: 170).

Все прецедентные феномены подразделяются на прецедентные тексты, прецедентные высказывания, прецедентные имена и прецедентные ситуации.

Прецедентный текст (ПТ) - «законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности, (поли)предикативная единица; сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу; ПТ хорошо знаком практически любому социализированному представителю национально-лингвокультурного сообщества, в когнитивную базу входит инвариант его восприятия, обращение к нему многократно возобновляется в процессе коммуникации через связанные с этим текстом высказывания и символы» (Брилева, Вольская, Гудков 2004: 29). Эта группа прецедентных феноменов включает произведения художественной литературы («Преступление и наказание», «Война и мир»), тексты песен («Ой, мороз, мороз...», «Черный ворон»), рекламы, политические и публицистические тексты.

Прецедентное высказывание (ПВ) - «репродуцируемый продукт речемыслительной деятельности; законченная и самодостаточная единица, которая может быть или не быть предикативной. Это сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу: последний всегда шире простой суммы значений» (Красных 2003: 172). К ним относятся: «1) собственно цитата в традиционном понимании (как фрагмент текста); 2) название произведения; 3) полное воспроизведение текста, представленного одним или несколькими высказываниями» (Гудков 2003: 107). К этой категории прецедентных феноменов можно отнести высказывание Чацкого «А судьи кто?» или цитату из поэмы «Бородино» «Скажи-ка дядя...».

Прецедентное имя (ПИ) - «воплощенное» имя собственное, связанное с широко известным текстом, ситуацией и/или фиксированным комплексом предельных качеств, способное регулярно употребляться интенсионально (денотативно)» (Брилева, Вольская, Гудков 2004: 23). Таким образом, к этой группе прецедентных феноменов относятся имена, связанные либо с прецедентным текстом (князь Мышкин, Наташа Ростова), либо с прецедентной ситуацией (Павлик Морозов), либо имя-символ эпохи (Ньютон, Менделеев, Чайковский).

Прецедентная ситуация (ПС) - «некая «эталонная», «идеальная» ситуация, связанная с набором определенных коннотаций, дифференциальные признаки которой входят в когнитивную базу» (Брилева, Вольская, Гудков 2004: 37). Ярким примером прецедентной ситуации может послужить библейский сюжет о блудном сыне, часто встречающийся в литературе.

По сфере распространения все прецедентные феномены можно разделить на:

.«Социумно-прецедентные - феномены, известные любому представителю того или иного социума (генерационного, социального, конфессионального, профессионального и т.д.) и входящие в коллективное когнитивное пространство. Эти феномены могут не зависеть от национальной культуры.

.Национально-прецедентные - феномены, известные любому среднему представителю того или иного национально-лингво-культурного сообщества и входящие в национальную когнитивную базу.

.Универсально-прецедентные - феномены, известные любому среднему homo sapiens и входящие в «универсальное» когнитивное пространство» (Красных 2003:174).

Как правило, каждому носителю русского языка все виды прецедентных феноменов известны еще со школы. «Школьная программа формирует весьма существенную, если не основную, часть национального корпуса прецедентных текстов, составляющего один из базовых элементов культурной грамотности» (Слышкин 1999: 27).

В тексте прецедентный феномен выполняет следующие функции:

)Номинативная.

)Пересуазивная (авторитетная).

)Людическая (языковая игра).

)Парольная (Слышкин 2000: 36).

О первых двух функциях Ю.Н.Караулов писал в своей фундаментальной работе «Русский язык и языковая личность»: использование прецедентных феноменов возможно в целях номинации, «когда знак, вводящий прецедентный текст, указывает на какое-то характерное свойство, типовую примету, отождествляется с наиболее заметной, запоминающейся и потому всем известной чертой лица (персонажа, писателя) или всего произведения в целом» (Караулов 1987: 222). Кроме того, номинативная функция «позволяет решать и некоторые дополнительные эстетические задачи, выступая в роли своеобразных «усилительных» средств в раскрытии художественного образа» (Караулов 1987: 223).

Чужие слова могут использоваться для аргументации собственного мнения, в таком случае прецедентный феномен выступает в пересуазивной функции. «Цитата как бы естественным образом продолжает и развивает течение оригинального дискурса, но главная ее роль состоит в облегчении способа аргументации говорящего и в подкрепленности выраженной им мысли ссылкой на авторитет» (Караулов 1987: 222).

Последние две функции прецедентных феноменов - людическая и парольная - взаимосвязаны. Отсылка к прецедентному тексту может быть использована в качестве доказательства принадлежности отправителя речи к той же группе (социальной, политической, возрастной и т.д.) адресата. Другими словами, прецедентный феномен может использоваться в тексте для того, чтобы читатель на подсознательном уровне определял автора как «своего, как того, с кем можно играть» (Слышкин 1999: 31). Такое использование прецедентного феномена характерно для рекламы или политического выступления - то есть для тех манипулятивных жанров, где автор должен заслужить доверие у слушателя, зрителя или читателя.

Функция, о которой не говорит Г.Г.Слышкин, но которая упоминается в статье В.Г.Костомарова и Н.Д.Бурвиковой «Прецедентный текст как редуцированный дискурс», реализация процесса экфории (термин Н.А.Рубакина) - «оживление накопленного опыта по одной детали» (Костомаров, Бурвикова 1996: 297). Следовательно, прецедентный феномен в тексте может иметь сразу два смысла: первый, пришедший из прецедентного текста, и новый, закладываемый адресатом сообщения. «Прецедентный текст, храня определенный изначальный смысл, обладает способностью, попадая в поле человеческого восприятия, обновлять и приумножать этот смысл» (Костомаров, Бурвикова 1996: 298).

Таким образом, помимо номинативного значения, прецедентные феномены имеют и некий прецедентный фон. Именно этот фон и определяет коннотативную окраску прецедентных феноменов. Как без знания фоновых знаний невозможна межкультурная коммуникация, так и без знания прецедентного фона невозможно понимание и использование прецедентных феноменов.

С одной стороны, прецедентные феномены - основные единицы когнитивной базы русского языка. С другой, они обладают прагматической направленностью, так как часто выражают отношение говорящего, его интенцию. Сложная семантическая структура и многообразие источников делают прецедентные феномены недоступными для понимания студентов-инофонов без соответствующих разъяснений. Однако поскольку прецедентные феномены обладают значительной лингво-культурологической ценностью и активно употребляются в устной и письменной речи носителей языка, они являются ценным материалом в преподавании русского языка как иностранного.

Исследователи отмечают, что сам носитель языка может использовать в речи прецедентное имя, высказывание, но не прецедентный текст. «Во-первых, сам прецедентный текст не может быть использован в речи, поскольку «хранится» в когнитивной базе (и, следовательно, в «голове» конкретного члена конкретного национально-лингвокультурного сообщества) в виде инварианта восприятия, т.е. является феноменом скорее когнитивного, нежели собственно лингвистического характера; собственно, в речи могут употребляться феномены иного плана: прецедентные имена и прецедентные высказывания, - которые могут выступать в качестве символов прецедентных текстов. Во-вторых, так как в когнитивной базе хранится инвариант восприятия прецедентного текста, но не сам прецедентный текст (трудно представить себе человека, помнящего от первого до последнего слова, к примеру, роман «Война и мир», несомненно, являющийся прецедентным), то, очевидно, апелляция к прецедентному тексту предполагает у собеседника аналогичное наличие не самого текста (поскольку такого - наличия, имеется в виду, - нет), а опять-таки инварианта восприятия» (Красных 1997: 8). Однако если понимать под прецедентным текстом пословицы и поговорки, то тогда прецедентный текст также может воспроизводиться носителем языка в речи полностью за счет малого объема данного прецедентного феномена.

Прецедентные тексты существуют в тексте в виде реминисценций. Реминисценции - это средство апелляции к прецедентным текстам. Реминисценции в тексте встречаются в виде:

)аллюзии;

)прямой цитаты;

)квазицитаты;

)упоминания;

)продолжения.

Аллюзия - «наиболее трудноопределяемый и емкий вид текстовой реминисценции, что явствует из этимологии этого термина (от фр. аllusion - намек). Прием аллюзии состоит в соотнесении предмета общения с ситуацией или событием, описанным в определенном тексте, без упоминания этого текста и без воспроизведения значительной его части, т.е. на содержательном уровне. Из определения следует, что аллюзия связана, прежде всего, с прецедентной ситуацией» (Слышкин 2000: 38).

Прямая цитация - «дословное воспроизведение языковой личностью части текста или всего текста в своем дискурсе в том виде, в котором этот текст (отрывок текста) сохранился в памяти цитируемого. С помощью прямой цитации в текст чаще всего вводятся прецедентные высказывания (Слышкин 2000: 37)».

Квазицитация - «воспроизведение языковой личностью части текста или всего текста в своем дискурсе в умышленно измененном виде (Слышкин 2000: 37)».

Упоминание - «апелляция к концепту прецедентного текста путем прямого воспроизведения языковой единицы, являющейся именем данного концепта» (Слышкин 2000: 36). Упоминание вводит в текст прецедентное имя.

Продолжение как вид реминисценции встречается крайне редко и находится за пределами нашей темы.

Использование прецедентных феноменов в тексте рассчитано на возникновение ассоциаций у читателя. Автор художественного или публицистического произведения упоминает некое знаменательное имя или памятное событие и тем самым заставляет адресата своего сообщения думать, вспоминать, вызывает у него разные чувства и ощущения. Заимствованные фразы, помещенные в другой контекст, получают новые смысловые оттенки. Новые словосочетания всегда напоминают читателю традиционное прецедентное высказывание или имя.

Закономерно, что, используя какой-либо прецедентный феномен, адресант рассчитывает, что читатель распознает его в тексте. «Предполагается, что все, кому такой текст потенциально предназначается и на адекватную (более или менее) реакцию которых он рассчитан, разделяют, в приемлемой степени, понимание этого языкового материала и тех действий, которые позволили скомпоновать его в данное текстуальное целое. С другой стороны, для того чтобы осмыслить сообщение, которое несет в себе текст, говорящий субъект должен включить этот языковой артефакт в движение своей мысли. Всевозможные воспоминания, ассоциации, аналогии, соположения, контаминации, догадки, антиципации, эмоциональные реакции, оценки, аналитические обобщения ежесекундно проносятся в сознании каждой личности» (Гаспаров 1996: 318-319).

Интересно, что в речи разных социальных групп объем использования прецедентных феноменов и тип самих языковых единиц может различаться. «Поскольку в элитарной части общества значительный слой культуры составляют разного рода тексты (мифологические, художественные, публицистические и т.п.), то в речевой коммуникации представителей интеллигенции велика роль прецедентных текстов, высказываний, имен литературных персонажей. В среде же «простой», с иными, чем у интеллигенции, культурными традициями преобладают прецедентные ситуации: в ходе речевой коммуникации представители такой среды - семейного клана, производственной бригады и т.п. - чаще используют имена или более развернутые наименования ситуаций, которые имели место в прошлой жизни такой социальной группы» (Крысин 2004: 523).

В работе «Жизнь в мимолетных мелочах» В.Г.Костомаров и Н.Д. Бурвикова вводят новый термин - логоэпистема, с помощью которого объединяют все используемые в текстах готовые формулы. Логоэпистемы - это «разноуровневые лингвострановедческие ценные единицы (слова-понятия, пословицы, поговорки, присловья, крылатые слова, фразеологизмы, афоризмы, «говорящие» имена и названия, строчки из песен и стихотворений, из произведений художественной литературы, штампы, являющиеся стандартным типом языковой реакции на внешние стимулы), разноуровневость этих единиц культурного знания относится к языковой форме и способу представления аккумулированного логоэпистемами знания; само же значение как факт относится к сфере смыслов» (Костомаров, Бурвикова 2006: 8). «Ядро логоэпистем следует связать с понятием «прецедентные тексты» (Костомаров, Бурвикова 2001: 44). Таким образом, логоэпистема - понятие более широкое, чем прецедентный феномен, включающее все лингвокультурологические единицы и использующееся авторами прежде всего в аспекте преподавания русского языка как иностранного.

Информация, содержащаяся в современном тексте, понятна адресату только в том случае, если он имеет соответствующий культурный фон и владеет логоэпистемами. Логоэпистема - это все то, что представляет собой трудность для понимания текста, так как в ней содержится некое знание, неизвестное иностранцу как представителю другой культуры и носителю другой картины мира. Она представляет собой не просто словосочетание, фразу или фразеологизм, а «знание, которое несет в себе единица языка благодаря своей индивидуальной истории, скрытой внутренней форме, собственным связям с культурой» (Мамонтов 2008: 389). Другими словами, это понятие не собственно лингвистическое, а лингвокультурологическое, то есть объединяющее культуру и язык. «Логоэпистемы являются непосредственными материальными единицами, несущими понятийные знания, служащими символами действительности, этикетками привычек и ритуалов - способами существования перечисленного. Они составляют материализацию национальной духовности, исторической памяти, костяк этнически-культурной ментальности. Важной их особенностью выступает не столько рациональная, сколько культурно-духовная, иррациональная, субъективная, если угодно - идеалистическая составляющая жизни отдельного человека и его этноса в истории, в его «национальной идее» (Костомаров, Бурвикова 2001: 67).

«В русском языке, как и в любом другом, важна и интересна так называемая национально-культурная семантика языка, то есть те языковые значения, которые отражают, фиксируют и передают от поколения поколению особенности русской природа, экономики России, общественного устройства, фольклора, художественной литературы, искусства, науки, подробности быта и обычаев народа. Поэтому иностранец, если он хочет усвоить русский язык в полном объеме, должен ознакомиться и с национально-культурной семантикой русского языка» (Фелицына 1979: 3).

Изучение логоэпистем относится к задачам лингвокультурологии. Эта научная дисциплина сложилась в 70-е годы на стыке лингвистики и культуроведения. «Лингвокультурология изучает взаимосвязь культуры и языка в процессе его функционирования. Это в большей мере научная дисциплина, в которой рассматривается широкий круг вопросов, связанных с формированием вторичной языковой личности, то есть личности, приобщенной к культуре народа, язык которого изучается. Этот термин, введенный в научный оборот Ю.Н.Карауловым, используется в качестве одной из центральных категорий лингводидактики для характеристики изучающего язык с точки зрения использования им средств изучаемого языка для отражения окружающей действительности (картины мира) с позиции его носителей» (Щукин 2003: 35-36).

Романы «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» - подлинная энциклопедия юмора. Написанные в 1928 и 1931 годах, романы вмиг разлетелись на цитаты и афоризмы, а многочисленные советские и современные экранизации усилили узнаваемость прецедентных феноменов. Исследователи проблемы прецедентности нередко иллюстрируют свои научные работами примерами именно из данных романов. Однако за тонким юмором стоит еще и то, что делает рассматриваемые языковые единицы трудными для понимания иностранцев. Реалии, талантливо описанные И.Ильфом и Е.Петровым, в сатирической форме отражают подлинное состояние советского общества в 20-30 годы ХХ века. Память об этих реалиях, заложенная в прецедентных феноменах, позволяет относить их к логоэпистемам.

В.Г.Костомаров и Н.Д.Бурвикова все логоэпистемы предлагают разделить на группы по цели высказывания. Каждую группу исследователи иллюстрируют примерами из романов Ильфа и Петрова:

«1) Оценочные.

В детстве таких как вы, я убивал на месте. Из рогатки (И.Ильф и Е.Петров, «Золотой теленок» - говорится в связи с негативной оценкой деятельности собеседника).

) Логоэпистемы-присловья.

Лед тронулся, господа присяжные заседатели (И.Ильф и Е.Петров, «Золотой теленок» - говорится в ситуации, когда долго ожидаемое дело сдвинулось с мертвой точки, или произошло долгоожидаемое событие).

) Логоэпистемы побудительного характера:

Пилите, Шура, пилите! (И.Ильф и Е.Петров, «Золотой теленок» - говорится в ситуации иронического призыва к продолжению бессмысленного действия).

Может быть, тебе еще дать ключи от квартиры, где деньги лежат? (И.Ильф и Е.Петров «Двенадцать стульев» - говорится собеседнику, чтобы подчеркнуть беспочвенность его претензий).

)Логоэпистемы, отражающие определенную житейскую мудрость.

Автомобиль - не роскошь, а средство передвижения (И.Ильф и Е.Петров, «Золотой теленок» - говорится в ситуации обсуждения вопроса об удобствах/неудобствах, предоставляемых автомобилем» (Костомаров, Бурвикова 2006: 25-28).

По мнению современных исследователей, язык - не только средство общения, но и «память народа», хранилище национальной культуры. Именно поэтому при обучении иностранному языку необходимо помочь иностранным учащимся расширить свои знания о лингвосоциуме, понять исторический опыт и культуру народа, говорящего на этом языке. Поскольку романы Ильфа и Петрова давно вошли в число прецедентных текстов, стали источником разнообразных логоэпистем, они должны занять свое место системе работы по формированию вторичной языковой личности.


2. Прецедентные феномены как объект лексикографии


«Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» - художественные произведения, знакомые с детства почти каждому носителю языка. Не последнюю роль здесь сыграли экранизации 1968, 1971 и 1977 годов. Цитаты из романов давно воспринимаются как самостоятельные языковые единицы в отрыве от их источника. Следовательно, адресант, употребляя прецедентное имя, выражение или ссылаясь на ситуацию из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» (например, в журнальной статье) рассчитывает на адекватное понимание текста и успешную коммуникацию с читателем. Проходит ли она успешно на самом деле?

Для ответа на этот вопрос, в первую очередь, необходимо обратиться к словарям. Они являются в некотором роде зеркалом своей эпохи, отображая как старые значения слов, крылатых фраз, фразеологизмов, так и новые, недавно появившиеся, а также демонстрируя актуальность тех или иных слоев лексики. «Словари русского языка систематизируют наши знания о языке и мире. Эти знания воплощаются в типе словаря, объеме словника, способе представления лексикографируемого материала, структуре и элементах словарной статьи» (Козырев, Черняк 2004: 39). Прецедентные феномены как тип устойчивых словосочетаний содержатся во фразеологических словарях. «Фразеологический словарь - тип словаря, в котором собраны и истолкованы не отдельные слова, а фразеологизмы, т.е. семантически несвободные сочетания слов, которые не производятся в речи (как сходные с ними по форме синтаксические структуры - словосочетания или предложения), а воспроизводятся в ней в социально закрепленном за ними устойчивом соотношении смыслового содержания и определенного лексико-грамматического состава» (Козырев, Черняк 2004: 109). Помимо фразеологизмов словари такого типа могут включать разного рода устойчивые выражения, существующие в русском языке: пословицы, поговорки, крылатые слова.

Во фразеологических словарях прецедентным феноменам из романов Ильфа и Петрова уделяется особое внимание как явлению частотному и легко определяемому.

Одним из первых в 1955 году вышел словарь Н.С.Ашукина и М.Г.Ашукиной «Крылатые слова: Литературные цитаты; Образные выражения». Он включал всего 5 прецедентных феноменов из произведений Ильфа и Петрова: имя главного героя Остап Бендер, общее для обоих романов, 2 прецедентных феномена из романа «Двенадцать стульев» (высказывание «дело помощи утопающим - дело рук самих утопающих» и имя героини, ставшее нарицательным, Людоедка Эллочка) и 2 из романа «Золотой теленок» (рога и копыта, сыновья лейтенанта Шмидта).

В «Большом словаре крылатых слов русского языка» В.П. Беркова, В.М.Мокиенко и С.Г.Шулежковой представлены уже 17 прецедентных феноменов из романа «Двенадцать стульев» и 31 из «Золотого теленка» (все прецедентные феномены, представленные в словарях см. приложение 1). Каждая словарная статья иллюстрируется примерами из современных российских газет. Интересно, что это единственный из словарей, где в качестве прецедентного феномена приводится выражение «кипучий лентяй <бездельник>» - «о людях, чья бурная активность является лишь маскировкой праздности и лени; они много говорят, но никогда не выполняют своих обещаний» (Берков, Мокиенко, Шулежкова 2000: 221). Такую характеристику дали авторы Виктору Михайловичу Полесову, одному из персонажей романа «Двенадцать стульев».

Словарь «Крылатые слова нашего времени» Л.П.Дядечко включает 31 и 36 прецедентных феноменов из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» соответственно. Каждое выражение объясняется в контексте ситуации.

Большое количество прецедентных феноменов из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» приводит «Словарь современных цитат» К.В.Душенко: 72 и 75 словарных статей соответственно. Среди них узнаваемые, но редко встречающиеся выражения «свечной заводик в Самаре», «мой папа был турецко-подданый», «пишите письма!», «мебель в стиле шик-модерн», «стремительным домкратом», «просто и убедительно, в стиле чемпионов», «у меня все ходы записаны» «гражданин-аллилуйщик», «такси свободен! прошу садиться!», «дай миллион, дай миллион!», «Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции» и многие другие.

Лингвострановедческий словарь В.П. Фелицыной и Ю.Е.Прохорова «Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения» включает в себя всего одно прецедентное высказывание Остапа Бендера: «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих». «Лингвострановедческие словари призваны способствовать изучению культуры и истории страны через описание этнокультурного компонента значений лексических и фразеологических единиц» (Козырев, Черняк 2004: 260). Ограниченность представленных в словаре языковых единиц объясняется ориентацией, прежде всего, на пословицы и поговорки, а также адресованностью иностранным учащимся.

С.Г.Шулежкова в монографии «Крылатые выражения русского языка, их источники и развитие» пишет: «Если по отношению к творчеству М.Горького литературный язык отражает известную стабильность (за четыре десятилетия не наблюдается резких скачков ни в сторону сокращения числа горьковских крылатых единиц, ни в сторону их увеличения), то романы Е.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» пережили после выхода в свет первого издания справочника Н.С. и М.Г.Ашукиных два «всплеска» читательского интереса - во времена знаменитой хрущевской «оттепели» (конец 1950-х - 1960-е годы) и в период перестройки» (Шулежкова 1995: 72). Далее в этой же работе С.Г. Шулежкова говорит об особой роли кинематографа в популяризации реплик героев произведения.

«Словарь крылатых слов» А.Ю.Кожевникова включает в себя наибольшее количество прецедентных феноменов. Этот словарь обращается к крылатым фразам отечественного кино. Он насчитывает 121 прецедентный феномен из экранизации романа «Золотой теленок» 1968 года, 144 и 136 прецедентных феноменов из экранизации романа «Двенадцать стульев» 1971 и 1977 годов соответственно. Такое количество словарных статей можно объяснить тем, что словарь включает не только крылатые фразы, употребляемые повсеместно, но и достаточно длинные отрывки из экранизаций: «В Москве, в центре города, на площадке девятого этажа стоял взрослый человек с высшим образованием абсолютно голый. Идти ему было некуда. Он скорее согласился бы сесть в тюрьму, чем показаться в таком виде. Оставалось одно: пропадать!». Подобные цитаты узнаваемы и могут стать прецедентными ситуациями в сюжете какой-либо статьи, но вряд ли будут использованы в устной речи. Составители стремились зафиксировать в словаре максимальное количество цитат и высказываний, встречающихся в экранизациях и отражающих прецедентные феномены из романов. Словарь демонстрирует и значительные изменения, которые происходят в структуре корпуса прецедентных текстов в конце ХХ века: «классические тексты уступают по популярности киноцитате» (Семенец 2004: 184).

Но наиболее непредсказуемые результаты дало обращение к «Русскому ассоциативному словарю» под редакцией Ю.Н. Караулова. Словарь состоит из трех частей (каждая в двух книгах - прямой, отражающей слова-стимулы и реакции на них, и обратный, содержащий слова-реакции с указанием стимулов, на которые они были получены). Слова-реакции, полученные в ходе первого этапа исследования, используются как слова-стимулы при повторении эксперимента, а новые слова-реакции второго этапа являются стимулами для третьей, завершающей части исследования. «Ассоциативные поля представляют язык в его предречевой готовности, отражают фрагменты вербальной памяти человека, фрагменты образов сознания, мотивов и оценок, значительную экстралингвистическую информацию» (Козырев, Черняк 2004: 140).

Испытуемыми в ассоциативном исследовании выступали студенты первых-третьих курсов различных вузов, для которых русский язык родной. Эксперимент, с одной стороны, выявлял важность вузовского образования, а с другой, определял уровень развития тех людей, которые должны были определять жизнь российского общества на несколько десятков лет. «Русский ассоциативный словарь - это «выход» в будущее сознание русских (на 10-20 ближайших лет)» (Русский ассоциативный словарь 1994: 5).

«Ассоциации - это те реакции, которые должны продемонстрировать существующие в сознании носителей языка связи относительно прецедентных феноменов романа и самого текста. Ассоциативный словарь содержит набор наиболее типичных ассоциаций, которые возникают у носителя - в нашем случае - русского языка как реакция на слово» (Костомаров, Бурвикова 1998: 6).

О.А.Дмитриева в своей статье «Механизм восприятия прецедентного текста» приводит результаты эксперимента, целью которого было определить, какие ассоциации вызывает фраза «Дети лейтенанта Шмидта». «Опрос респондентов показал следующее. Во-первых, эта фраза знакома тем, кто читал роман «Золотой теленок» Ильфа и Петрова или видел фильм по этому произведению, т.е. большинству населения страны. Во-вторых, возникает образ Остапа Бендера, веселого мошенника, пройдохи, хитреца, ловкого и изворотливого человека, олицетворяющего обман и жульничество. В-третьих, видится и положительная сторона - способность человека найти выход в любой ситуации. В-четвертых, образ Остапа связан с величайшим актером Андреем Мироновым. Ни у кого из опрошенных не возникло отрицательных ассоциаций по предъявленной фразе, а также ассоциаций, связанных с реальным прототипом - лейтенантом Шмидтом». Последний вывод показал, что художественный прецедентный текст вытеснил из культурной памяти первоначальную историческую ситуацию. Результаты эксперимента еще раз подчеркивают неконтролируемость ассоциативного ряда. Ассоциации не контролируются, возникают на подсознательном уровне (Дмитриева 1999: 43).

В процессе данного исследования был проанализирован второй том «Русского ассоциативного словаря» - обратный: «От реакции к стимулу». Каждое прецедентное высказывание разбивалось на лексемы, и полученные лексемы рассматривались в качестве реакций. Реакцию «стульев» вызвало числительное «двенадцать», на стимул «застенчивый» последовала реакция «воришка», на стимул «белая» - реакция «спина» (что отсылает нас к шуткам Эллочки Щукиной), на стимул «фамилия» - «Бендер». На прилагательное «великий» 6 человек дали реакцию «комбинатор». Вероятно, это крылатое выражение прочнее других отложилось в сознании носителей языка. Совсем неожиданным стимулом стало слово «пиво», вызвавшее реакцию «мечта поэта». Данная ассоциация демонстрирует полный отрыв значения цитаты от текста. Несмотря на то что в словарях (за исключением «Словаря крылатых слов» А.Ю.Кожевникова) числится большее количество крылатых выражений из романа «Золотой теленок», чем из романа «Двенадцать стульев», в «Русском ассоциативном словаре» не представлено ни одной ассоциации с романом «Золотой теленок». Таким образом, исследование материалов «Русского ассоциативного словаря» продемонстрировало более чем скромный ряд ассоциаций с романами в сознании современных носителей языка.

Исследование словарей разных типов продемонстрировало значимость и актуальность изучаемых единиц. Тот факт, что прецедентные феномены из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» находят отражение в фразеологических и ассоциативных словарях, доказывает, что они являются неотъемлемой частью русской языковой личности. Как явление частотное и значимое, они требуют более пристального изучения, особенно в аспекте изучения русского языка как иностранного.


3. Прецедентные феномены, трансформированные Ильфом и Петровым для романов


Большинство крылатых фраз, растиражированных сначала романами, а затем и экранизациями, возникли благодаря изумительному остроумию Ильфа и Петрова. Однако есть среди общеизвестных и популярных сегодня фраз те, которые авторы сами в свое время позаимствовали из разных источников и, перефразировав, дали им вторую жизнь. В некоторых из них, безусловно, проглядывает первоисточник. Например, за ироническим выражением «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих» узнается коммунистический лозунг В.И.Ленина: «Спасение рабочего класса - дело рук самого рабочего класса». Употребление лозунга в таком трансформированном виде только подчеркивает его нелепость. В современном языке эта фраза приобрела значение «попавший в беду, трудное положение, должен выходить из ситуации сам, не рассчитывая на помощь других» (Дядечко 2008: 647). Это не единственный раз, когда Ильф и Петров обращаются к изречениям политических деятелей. «Почем опиум для народа?» - с таким вопросом обращается Бендер к отцу Федору, перефразируя не менее известное высказывание К.Маркса «Религия - опиум для народа», намекая тем самым, что священник вводит людей в заблуждение.

Цитирует Бендер, правда по-своему, как русских классиков, так и античных мудрецов. Одна из его реплик «скучно, девушки» восходит к строке из «Русской песни» А.Дельвига «Скучно, девушки, весною жить одной». Фразой «мы чужие на этом празднике жизни» Остап обыгрывает распространенную романтическую формулу, которая, например, использована в классическом стихотворении М. Ю. Лермонтова «Дума»: «И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели, / Как пир на празднике чужом». В повседневной речи эта цитата используется в двух случаях: когда говорят «об отчужденности, крайней степени одиночества» (Дядечко 2003: 408) и описывают человека, у которого «нет оснований разделять всеобщую радость» (Дядечко 2003: 408).

«У нас длинные руки» - выражение, которое отчасти дублирует строки из «Героиды» Овидия: «Разве ты не знаешь, что у царей длинные руки». А название придуманного мошенником объединения «Союз меча и орала», по мнению исследователей, является контаминацией библейского выражения «Меч и орало» и пушкинского «Союз меча и лиры» («Борис Годунов», сцена «Ночь. Сад. Фонтан»).

«Не корысти ради, а токмо волей пославшей мя жены…» - словами из Библии говорит также и отец Федор, оправдываясь в своем желании за бесценок выкупить у Брунса мебельный гарнитур. С одной стороны, цитирование это закономерно, так как Федор Востриков священник, с другой стороны, использование библейской фразы именно в такой момент еще больше подчеркивает безнравственность действий героя, алчный характер его мотивов.

Цитаты, пронизывающие повествовательную ткань романов, были прозрачны и узнаваемы для современников Ильфа и Петрова, но для современного читателя они нередко остаются загадкой. Упомянутый в параграфе «Прецедентные феномены как объект лексикографии» опрос О.А.Дмитриевой, свидетельствует о том, что нередко такие цитаты, как, например, «дети лейтенанта Шмидта», вызывают у носителей языка ассоциации с романами «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок», а не с историческими источниками.

В 1991 году было опубликовано первое издание уникальной работы Ю.К.Щеглова «Романы Ильфа и Петрова. Спутник читателя», в котором автор рассматривает романы в их связи с мировой художественной литературой. Список цитируемой автором литературы поражает своим объемом. Чтение самих романов параллельно с их комментариями позволяет по-новому посмотреть на исследуемые прецедентные тексты. Фундаментальный труд Ю.К.Щеглова имеет особое значение для данной работы, так как на него опираются составители фразеологических словарей (Душенко 2002, Дядечко 2008).

Ю.К.Щеглов в своем исследовании освещает ряд цитат, первоисточники которых абсолютно забыты. Их авторство приписывается Ильфу и Петрову. «Заседание продолжается» - не раз повторяет Остап Бендер на страницах романа. И мало кто знает, что это историческая фраза, «произнесенная председателем палаты депутатов Шарлем Дюпюном после взрыва бомбы, которую бросил в зале французского парламента анархист Огюст Вайен 9 декабря 1883 года» (Щеглов 2009: 37).

«Знойная женщина - мечта поэта» - говорят о «привлекательной, страстной женщине (обычно полной брюнетке)» (Дядечко 2008: 256). Так охарактеризовал вдову Грицацуеву Бендер. Словосочетание «мечта поэта» восходит к романсу «Нищая» (из Беранже). Кроме того, в творчестве Маяковского находим стихотворение с одноименным названием.

Интересное совпадение, а может быть, намеренная авторская аллюзия: чтобы преувеличить значение скромной личности Кисы Воробьянинова (именно под этим прозвищем герой вошел в персоносферу, и так мы будем его называть), Бендер на импровизированном собрании «Союза меча и орала» именует его «гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная к императору». «Отец русской интеллигенции» - так, согласно С.Г.Займовскому («Крылатое слово», 1930), называли В.Г.Белинского» (Душенко 2002: 170). Мы произносим эту фразу сегодня, когда говорим о человеке, «якобы обладающем незаурядными умственными способностями» (Берков, Мокиенко, Шулежкова 2000: 119).

Особо запомнился читателям романа шахматный турнир, организованный Остапом Бендером, и им же блестяще проваленный. Название города - Васюки - вымышленное, а описание его было взято авторами из «Путеводителя по Волге», изданного в 1926 году. Но в повседневную речь вышло выражение Нью-Васюки, как обозначение города, «безосновательно претендующего на роль центра в одной из сфер жизни (о культуре, политике, спорте и т.п.)» (Дядечко 2008: 76). В романе такого выражения нет, оно возникло уже позже в результате контаминации остаповского высказывания: «Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва - в Старые Васюки».

Прием, который используют Ильф и Петров, употребляя в измененном виде ранее существовавшие цитаты, называется аллюзией. «В строгом смысле она не является тропом или фигурой. Это особый прием текстообразования, заключающийся в соотнесении создаваемого текста с каким-либо прецедентным фактом - литературным или историческим» (Виноградов 1999: 274). Содержащий аллюзию текст, помимо буквального смысла, имеет второй план, заставляющий читателя обратиться к тем или иным воспоминаниям и ассоциациям. Важно отметить, что подобных исторических или литературных аллюзий в романе великое множество, но в данной работе нас интересует история происхождения только приведенных выше прецедентных феноменов.


4. Романы «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» как прецедентные тексты


.1 Прецедентные феномены в СМИ


Журналисты в поисках большей выразительности часто привлекают в свои тексты разного рода прецедентные феномены. Чем они изобретательнее в этом, тем ярче получается материал публикаций, а чем ярче публикация, тем эффективнее воздействие на читателя. Поэтому очень важно установить, какими приемами пользуются авторы, когда берут на вооружение прецедентные феномены, что нового они вносят в их состав. Широко известные читателю крылатые фразы, ситуации, наполненные новым содержанием, приобретают большую значимость и актуализируются. «Явление актуализации характеризуется таким использованием в определенных стилистических целях языковых средств, при котором они воспринимаются на фоне контекста как необычные и привлекают к себе внимание» (Язык и стиль средств массовой информации и пропаганды 1980: 42).

Важно отметить, что сегодня меняется не только язык прессы и подход журналистов к тексту - меняется сам читатель, его роль процессе коммуникации. Читатель XXI века «призван размышлять, угадывать. Удачная разгадка порождает чувство удовлетворения и повышает читательский интерес» (Земская 1996: 22). Трансформированная цитата ложится в основу яркой языковой игры, которая составляет характерную особенность публицистического текста. Кроме того, востребованность прецедентного текста в газетном дискурсе обуславливается его формально-семантической структурой, «интертекстуальное включение способно реализовывать конструктивный принцип языка публицистики - чередование экспрессии и стандарта» (Семенец 2004: 14).

В своей диссертации «Прецедентный текст в языке газеты: динамика дискурса 50-90х годов» О.П.Семенец отмечает тенденции функционирования прецедентных феноменов в публицистике на примере газет «Известие», «Комсомольская правда», «Советская Россия» за 1957, 1967, 1977, 1987 и 1997 годы. Всего прецедентные феномены из романов Ильфа и Петрова встречаются в газетных текстах 51 раз: 31 прецедентный феномен из романа «Двенадцать стульев» и 20 из романа «Золотой теленок». В 1957 году роман цитируется всего в одной газете, в 1967 году в изданиях, изучаемых О.П. Семенец, прецедентные феномены не встречаются ни разу, 3 прецедентных феномена отмечено в 1977 году, 5 в 1987. Настоящий всплеск прецедентных феноменов в газетных публикациях происходит в 1997 году: 42 случая использования цитат из романов. Возросшая популярность этих произведений обусловлена, вероятно, произошедшими историческими изменениями и освобождением от цензуры. Кроме того, в работе отмечается, что в 90-е годы самой продуктивной моделью является модель, восходящая к роману «Золотой теленок»: ударим+N(объект)+по+N(объект). С помощью данной формулы авторы выражали шутливый призыв к изменениям в сфере, названной переменными компонентами.

Как правило, в публицистике фигурирует три вида прецедентных феноменов: прецедентное имя, прецедентное высказывание и прецедентная ситуация.

Достаточно часто крылатые фразы размещаются в заголовке или в подзаголовке. В такой функции они вызывают интерес у читателя и, в то же время, кратко передают содержание публикуемого материала. Лаконичность является их стилистическим достоинством. Они всегда «кратки по составу и объемны по содержанию» (Язык и стиль средств массовой информации и пропаганды 1980: 42).

Выделяется три основных функции газетного заголовка: номинативно-информативная, рекламно-экспрессивная, графически-выделительная.

)Номинативно-экспрессивная функция заключается в том, что заголовок кратко передает основное содержание газетной или журнальной статьи, определенным образом формулируя тему и идею текста. Данная функция наиболее актуальна для информационных жанров и менее важную роль играет в материалах аналитического характера.

)Рекламно-эспрессивная функция заключается в привлечении читательского внимания к статье. Авторы часто трансформируют прецедентные феномены в заголовке, совмещая таким образом обе функции: заголовок несет некую информацию о тексте и выражает авторскую экспрессию.

)Графически-выделительная функция газетного заголовка выражается графическими средствами: заглавие выделяется на газетной полосе, привлекая внимание читателей (Сандрикова 2005: 10-11).

При работе в иностранной аудитории необходимо обратить внимание студентов именно на первые две функции. Для читателя очень важно уметь определять тему текста и выбирать материал при первом обращении к газете. И именно заголовок подсказывает читателю содержание и идею статьи.

Например, даже не читая статью, озаглавленную «Остап Бендер наших дней» (Остап Бендер наших дней // Вокруг света. 18.06.2009), можно догадаться, что речь идет об авантюре. И действительно, статья посвящена авантюристу, который изображал свою умершую мать и получал на ее имя субсидии от государства.

Название статьи «Эллочке-людоедке - респект» (Зарипова А. Эллочке-людоедке - респект // Российская газета.21.12.2009) указывает на то, что речь в ней пойдет о проблемах оскудения языка. Эту мысль подтверждает подзаголовок «Бедность словарного запаса и иностранные заимствования угрожают языку».

«Заголовок не только объясняет проблему, облегчает восприятие материала, но и участвует в формировании оценки поднимаемой проблемы» (Жуков 2009: 437).

Крылатые фразы могут быть также использованы в подзаголовке, который, как правило, выражает авторское отношение к материалу. С помощью подзаголовка заголовок конкретизируется, а у читателя формируется определенная установка на восприятие этой статьи.

Иногда авторы помещают прецедентное высказывание в конец статьи. Помещенные в самом начале статьи крылатые фразы являются ярким и эмоциональным зачином, завершая же статью, они обеспечивают речь важными обобщениями и умозаключениями, резюмируя предыдущие высказывание.

Кроме того, использование прецедентного феномена дает автору публикации еще одно несомненное преимущество: он позволяет «избежать прямого высказывания или образа, нежелательного, либо слишком резкого» (Жуков 2009: 438).

«Любой текст создается в соответствии с определенными правилами и в соответствии с определенными правилами существует в восприятии языковой личности. Так, в нем есть сильные позиции, а именно: заголовок, начало, конец. Какой-либо отрезок текста - фрагмент, абзац, - как правило, начинается с предложения, которое благодаря инициальной позиции получает особый статус» (Костомаров, Бурвикова 2006: 16). Следовательно, прецедентный феномен, являясь в тексте заголовком, инициальным предложением фрагмента, абзаца, текста или конечным предложением, находится в сильной позиции. А прецедентный текст, к которому апеллирует автор сообщения, сворачивается до одного предложения. Этот процесс свертывания В.Г. Костомаров и Н.Д.Бурвикова предлагают называть «текстовой редукцией» (Костомаров, Бурвикова 2006: 17).

Однако исследователи говорят о том, что чрезмерное употребление готовых формул в тексте уничтожает культуру слова, которая заменяется бесконечными языковыми играми и анекдотами. В связи с этим В.Г. Костома-ров говорит о карнавализации в сфере публицистики. «Карнавализация - это использование готовых формул, подмена понятий и попытка спрятаться за чужим словом. Карнавализация очевидна в сфере политики, охватывая публицистические, вообще масс-медийные тексты. Но ряженные захватывают в той или иной мере весь дискурс сегодняшнего общества. Карнавальные маски нетрудно обнаружить даже в научных сочинениях» (Костомаров, Бурвикова 2001: 14). Прецедентные феномены должны обогащать текст, но при этом не делать его безвкусным или безликим.


4.2 Прецедентные имена


Прецедентное имя - это «индивидуальное имя, связанное с широко известным текстом или прецедентной ситуацией» (Красных 2003: 197). Прецедентное имя обладает определенной структурой, ядро которой составляют дифференциальные признаки, а периферию - атрибуты. К дифференциальным признакам исследователи относят: 1) внешность, 2) характер, 3) прецедентные ситуации. К это группе признаков будет относиться, например, маленький рост Наполеона или любовь к женщинам Дон Жуана. «Атрибутами прецедентных имен называются некие «элементы», тесно связанные с обозначаемыми прецедентными именами, являющимися достаточными, но не необходимыми для его сигнификации» (Красных 2003: 198-202). В современной теории прецедентности принято различать денотативное и коннотативное употребление (метафорическое и неметафорическое) прецедентных имен.

Исследователи называют следующие категории выделения прецедентных имен (Нахимова 2007: 56-57).

) Связанность соответствующих имен с классическими произведениями.

) Общеизвестность соответствующих феноменов или хотя бы их известность большинству членов лингвистического сообщества.

) Регулярная воспроизводимость, повторяемость соответствующих феноменов в текстах.

) Регулярная воспроизводимость того или иного имени в функции культурного знака.

Имена Остап Бендер, Киса Воробьянинов, мадам Грицацуева, Эллочка Людоедочка, Корейко относятся к двум известнейшим классическим романам, а их распространенность в публицистических текстах подтверждает их прецедентность для носителей языка.

Остап Бендер, «великий комбинатор», «идейный борец за денежные знаки», знавший «четыреста сравнительно честных способов отъёма денег», является, безусловно, самым ярким и запоминающимся героем романа «Двенадцать стульев». Его имя стало нарицательным и приобрело два значения. Сегодня Остапом Бендером называют либо ловкого обманщика и мошенника, либо безобидного, но плутоватого человека. Надо отметить, что второе значение этот прецедентный феномен приобрел, скорее всего, благодаря выходу романа «Золотой теленок». Ведь в сознании читателя оба произведения являются одной книгой, только в двух частях. Однако образ Бендера во втором романе намного мягче и тоньше, в нем герой действительно безобиден. Как отмечает исследователь творчества Ильфа и Петрова Ю.К.Щеглов, этот герой «положительнее», ему сочувствуешь. И ограбленного пограничниками, его, пожалуй, жальче, чем убитого подельником» (Щеглов 2009: 24).

В газетных публикациях это прецедентное имя встречается в обоих своих значениях. Например, в статье «Здравствуйте, я президент из Бразилии», Остапом Бендером называют преступника, чья деятельность подлежит уголовному наказанию: «Кстати в Москве летом был задержан «Остап Бендер» более мелкого пошиба, зато куда более меркантильный, выдававший себя за генерал-полковника Вооруженных сил России, Героя Советского союза» (Вокруг света. 10.11.2009).

В другой статье, посвященной футболу, реализуется второе значение прецедентного имени: «Впрочем, Олег Романцев - это не Фунт, а скорее, Остап Бендер, этакий авантюрист новейшего российского футбола» (Скворцов О. и др. Восстание «Спартака» // Совершенно секретно. 07.07.2003). Очевидно, что речь идет не о преступнике, а о хитром и ловком человеке. Прецедентный феномен в данном примере не имеет отрицательной коннотации, его использование придает публикации скорее некий шутливый характер.

Газетные полосы пестрят заголовками типа: «Остап Бендер по-уральски» (Комсомольская правда. 03.02.2011), «Ярославского предпринимателя облапошил нигерийский Остап Бендер». (Комсомольская правда.10.12.2009), «В Петербурге появился Остап Бендер в юбке» (Комсомольская правда. 12.01.2010). Во всех этих публикациях речь идет о мошенниках. В приведенных примерах прецедентное имя служит одним из способов оценки и является метафорой. «Этот прием позволяет провести параллели между деятельностью, взглядами, личными качествами соответствующих субъектов политической или иной деятельности, выразить отношение автора к этим людям и оказать эмоциональное воздействие на адресата текста» (Нахимова 2007: 36).

Иногда в СМИ у прецедентного имени Остап Бендер появляется и третье значение, не указанное в словарях: хороший оратор. Имя героя употребляется как символ острого и точного слова: «Его пламенной речи на суде позавидовал бы сам Остап Бендер» (Безрукова Л. Привет, дуралеи! // Российская газета. 27.10.2010 ).

«При рассмотрении прецедентных антропонимов лингвисты обычно говорят о переходе имен собственных в имена нарицательные» (Нахимова 2007: 58). Е.А.Нахимова выделяет 7 критериев, согласно которым имя собственное перешло в разряд нарицательных. Каждый пункт может быть проиллюстрирован на примере имени Остап Бендер.

) Графический критерий (написание имени со строчной буквы).

) Морфологический критерий (использование множественного числа).

В прошлом году, правда, наши остапы бендеры отличились и там: собрали с наивных индейцев по 10 долларов за комплект бисера, обещав купить готовые изделия за пятнадцать, и испарились. Индейцы, конечно, обиделись, но до скандала не дошло (Сычева В. Открытие Америки // Итоги. 04. 07. 05).

Многие рассказывают, что якобы в Москве, чтоб получить из бюджета 100 рублей, надо 30 рублей отдать. И там есть аферисты, новоявленные остапы бендеры, которые решают эти вопросы (Свинаренко И. Юнус-Бек Евкуров: никаких ответов // Российская газета. 20.11.09).

) Пунктуационный критерий (использование кавычек).

Японский «Остап Бендер» ограбил пенсионеров на полтора миллиарда долларов (Российская газета. 05.02.09).

) Синонимический критерий (образование контекстуальных синонимов)

«Кулинар по профессии, - представился. - Имею незаслуженную судимость, но не мошенник, не Бендер, а Робин Гуд (Мильман З. Рисунок на стене // Российская газета. 12.07.11).

) Атрибутивный критерий (использование определений, подчеркивающих нетрадиционность смысла определяемого имени).

Цена пакета со скидкой - 1090 долларов. А начиная со второго года закупка «рогов и копыт» будет стоить доминиканскому Бендеру всего 590 у.е. (Сухова С. Дважды подданный // Итоги. 03.05.05).

) Темпоральный критерий (использование имени собственного в необычном темпоральном контексте).

) Ссылки на источники прецедентности.

Как ударять по бездорожью автопробегом в начале ХХ века собирался герой небезизвестного романа Ильфа и Петрова Остап Бендер, я не знаю, но вот в начале ХХI столетия с 10 по 12 сентября бой «семи загибам на версту» решил дать 21 экипаж из России и Украины на спецучастках Белгородского, Корочанского и Шебекинского районов (Герои бездорожья // Московский комсомолец. 14.09.11).

Использование данного прецедентного имени придает публикации характер шутливости или ироничности, как впрочем, имя любого героя из романа.

Не меньше запомнился читателю и образ женщины с крайне ограниченным словарным запасом Эллочки Щукиной (Людоедки). На первый взгляд, все, что касается этого прецедентного имени, кажется ясным. Его употребляют, когда говорят о «людях с примитивной, убогой речью, уснащающих ее вульгаризмами и жаргонизмами» (Берков, Мокиенко, Шулежкова 2000: 558). Например, в статье об иммигрантах в Англии реализуется именно это значение: «Мне встречались «британцы», которые на английском языке изъяснялись с ловкостью Эллочки-Людоедки, обходясь десятком выученных фраз» (Бикмурзина Э. Столица Империи // Вокруг света. 16.08.2006). В статье, посвященной словарному запасу британских школьников, которые активно используют только 800 английских слов, находим схожие случай употребления прецедентного имени: «Правда, это раз в 25 больше, чем знала Эллочка Людоедка из Двенадцати стульев, но никак недостаточно, чтобы осилить Гамлета или Собаку Баскервилей» (Налбандян З. Язык их - враг их // Московский комсомолец. 25.01.2010).

Но в последнее время у этого прецедентного имени появилось еще одно значение: женщина, бессмысленно тратящая деньги на модные безделушки. Как мы помним, у Эллочки Щукиной была такая страсть. И именно благодаря этой слабости Бендер без труда получил стул, просто обменяв его на ситечко. Одна из статей, иллюстрирующих это значение: «Наглядный пример - знаменитая Эллочка-людоедка из незабвенных «Двенадцати стульев», охваченная непомерными и глупыми тратами, лишь бы приблизиться к миру имущих» (Дудкина А., Лилина М. Внимание: шопингомания! Для кого поход по магазинам - страсть? // Аргументы и факты. Здоровье. 22.09.10 ).

Мадам Грицацуева - еще один колоритный женский образ из романа «Двенадцать стульев». Та самая знойная женщина, мечта поэта, на которой Остап Бендер даже женился, к сожалению, не по любви, а исключительно из корыстных побуждений. Что касается этого прецедентного имени, то и тут данные словарей и практика использования имени в публицистическом тексте расходятся. Словарь дает только одно значение прецедентного феномена: «об очень страстной женщине» (Берков, Мокиенко, Шулежков 2000: 186). Однако в публикациях находим это имя и в совсем другом значении. Так авторы называют наивных женщин, обманутых аферистами. Находим такой пример: «Любопытно, что арестовали Айсберга на квартире самарской актрисы, ныне пенсионерки, которой тот прятался и которая, подобно мадам Грицацуевой, поверила, что мошенник собирается жениться на ней» (Велигжанина А., Байкина О. На Пугачеву наехал Айсберг // Комсомольская правда. 19.07.2002).

В романе «Золотой теленок» самым популярным после Бендера стал образ подпольного миллионера Александра Корейко. Его именем называют корыстных, очень богатых, но скрывающих свое состояние людей: «Не выделяться и работать как следует - в этом правила жизни Александра Ивановича Корейко и Samsung SCX-4220 полностью совпадают. Что общего у подпольного миллионера и многофункционального устройства? Оба не так просты, как может показаться на первый взгляд» (Турубар Н. Скромность - не порок // Итоги. 14.09.09), «Тиньков считает Кузнецова «скрытым Корейко», владельцем значительной собственности, полученной вместо его выигравших воспитанников» (Тиньков обвинил в устаревших методах тренера Александра Кузнецова // АиФ. 27.07.11), «Наверняка многие наши законодатели живут по принципу «Гражданина Корейко»: не высовываться и не мозолить глаза окружающим своим богатством» (Ростовский М. Дешевый парламент // Московский комсомолец. 18.11.11).

Надо отметить, что при всей популярности произведения, имена остальных героев не стали нарицательными и журналисты употребляют их гораздо реже. Видимо, остальные персонажи - Киса Воробьянинов, Виктор Михайлович Полесов, Ляпис Трубецкой, Шура Балаганов, Паниковский, Козлевич - при всей свой яркости и объемности, имели слишком много недостатков, чтобы среди них выделить один ключевой, который бы и сделал имя героя нарицательным.

В параграфе «Лингвистическая, прагматическая и социокультурная значимость прецедентных феноменов» перечислялись функции, которые выполняют прецедентные феномены в тексте. Для прецедентного имени наиболее актуальны следующие из них:

«1) Функция оценки. Прецедентное имя - важное средство оценки, оно не претендует на логическую законченность, точную формулировку, но ярко выражают субъективное отношение автора.

) Моделирующая функция - функция формирования представлений о мире в виде модели. Прецедентное имя - важная часть национальной языковой картины мира.

) Прагматическая функция - функция воздействия на адресата.

) Эстетическая функция связана с тем, что прецедентные имена воспринимаются как способ эстетической оценки мира, они воспринимаются адресатом как эстетически значимые, привлекают к себе внимание необычной формулировкой выражения.

) Парольная функция. Прецедентные имена часто служат для обнаружения общности ментально-вербальной базы автора и читателя.

) Людическая функция. Автор задает загадку, а читатель ищет на нее ответ.

) Эвфемическая функция. Применение прецедентного имени иногда может смягчить высказывание, сделать его менее резким (Нахимова 2007: 143-144).

Часто сразу несколько функций реализуются в комплексе.

Любое прецедентно имя необходимо использовать с осторожностью, особенно в публичной речи. «Яркий образ обладает значительным прагматическим эффектом и способен служить сильным аргументом в любой политической дискуссии. Вместе с тем легко заметить, что неудачное использование прецедентных имен обнаруживает косноязычие и низкую эрудицию адресата, что особенно бросается в глаза на фоне его значительного общественного положения (Нахимова 2007: 49).


4.3 Прецедентные высказывания


Когда романы «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» были опубликованы, они вызывали неоднозначную реакцию литературных критиков, но имели оглушительный успех у советского читателя. И это неудивительно, ведь, как писал Г. Хазагеров в своей статье «Персоносфера русской культуры», многие литературные образы того времени были «картонными и неживыми». Строгая советская цензура беспрестанно следила за полетом авторской фантазии в узких рамках идеологии.

Но между тем, сама персоносфера «находилась в постоянном движении, и движение это не контролировалось сверху. О последнем свидетельствует два любопытных феномена: путь из героев в анекдот и путь из сатиры в идеал» (Хазагеров, 2002). Главный герой романов Ильфа и Петрова проделывает как раз второй путь. Остап Бендер авантюрист, жулик и проходимец. Но при этом он для читателя намного симпатичнее всех остальных героев, включая даже редко встречающихся в произведении честных и порядочных людей. Великий комбинатор становится «носителем расхожих истин, не санкционированных официальной моралью, но, тем не менее, широко применяемых в быту» (Хазагеров, 2002). Его высказывания расходятся на цитаты. Намеренно или непроизвольно его словами начинают говорить как простые носители языка, так и политики, журналисты, деятели науки и культуры.

Понятие персоносферы тесно связано с понятием культурной грамотности. «Культурная грамотность, включающая в себя знания из разных сфер человеческой деятельности, позволяет субъекту, получившему информацию от собеседника или из масс-медия, понять ее адекватно, проникнуть в ее контекст, сделать соответствующие выводы и выработать собственную точку зрения» (Козырев, Черняк 2007: 129). С понятием культурной грамотности соотносится проблема восприятия текстов классической литературы и проблема владения прецедентными текстами. Знание прецедентных текстов крайне важно для современной языковой личности, так как это показатель образованности и, одновременно, необходимость, обусловленная распространенностью прецедентных феноменов в современной литературе и СМИ.

Все прецедентные высказывания принято подразделять на имеющие:

) поверхностное значение, которое равно сумме значений и компонентов высказывания,

) глубинное значение, которое не равно сумме значений компонентов высказывания, но представляет собой семантический результат сочетаний компонентов прецедентного высказывания, формирующих его лексико-грамматическую структуру,

) системный смысл, представляющий собой «сумму» глубинного значения (при наличии такового) высказывания и значения прецедентного феномена (текста, ситуации) и связанных с последним коннотаций» (Красных 2003: 209).

И сегодня большой процент прецедентных высказываний, встречающихся в СМИ, - не что иное, как реплики Остапа Бендера. Приведем несколько примеров:

«Я говорю о том, что неравномерность представительства, которая является «медицинским фактом», как говорил Остап Бендер, вызывает зависть к евреям, очень для них опасную, совсем не имея в виду конкретного господина Иванова» (Гомельский Ю. Мой идеал - многонациональное государство (2004) // Лебедь. 01.04.2004).

«Но если оскорбляют наш флот или наших вождей, тогда этого человека, как говорил Остап Бендер, бьют долго и больно» (Пеньков Н. Была пора (2002) // Наш современник. 06.15.2002).

«Ю.Скуратов: Остап Бендер учил нас чтить УК» (Озерова М., Шипицына Н. Уголовная революция // Московский комсомолец. 11.01.2003).

«Как говорил Остап Бендер» - именно с помощью этой фразы вводятся прецедентные высказывания из романов Ильфа и Петрова.

Среди высказываний есть настолько любимые журналистами и настолько привычные для читателя цитаты, что часто они даже не сопровождаются ссылкой на авторов, так как авторство очевидно. Например, высказывание «четыреста сравнительно честных способов отъема денег» в большинстве случаев не имеет при себе никаких ссылок или пояснений: «Вообще, надо сказать, в стране полным ходом идет поиск относительно честных способов отъема денег у игроков с помощью клонов игорного бизнеса» (Добряков Д. Игра продолжается // Итоги. 30.03.09), «Текст будущего закона запрещает и другие «сравнительно честные способы отъема денег» у населения» (Бахвалова М. Неэффективная ставка // Итоги. 26.03.07).

Иногда это же высказывание встречается в трансформированном виде, однако прецедентный текст-источник все равно легко узнается: «Несмотря на объявленную в России приватизационную амнистию, у власти остается еще 19 относительно честных способов отъема собственности» (Панфилова Ю., Пальшин К. Невыносимая хрупкость бытия // Итоги. 11.04.05).

Однако исследователи отмечают, такие журналистские стратегии ведут к возникновению определенной угрозы успешности диалога между автором и читателем. Не всегда прецедентные феномены легко узнаваемы в тексте. «Стремление журналиста присвоить и растворить цитату в собственной речи может быть чревато ее неузнаваемостью для потенциального читателя» (Семенец 2004: 184).

Высказывания из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» используются журналистами с разными целями: для усиления аргументации и для создания комического эффекта, для выражения оценки и для обогащения текста смысловыми и эмоциональными оттенками. Наконец, использование прецедентных высказываний из романа способствует формированию имиджа журналиста как человека высокой культуры.


4.4 Прецедентные ситуации

лингвистический языковой прецедентный феномен

Для исследования третьей группы прецедентных феноменов обратимся к следующему примеру: «Кроме того, чтобы привлечь клиентов, нужно цепко держать руку на пульсе новых веяний и оперативно предлагать тоскующим по красоте дамам что-нибудь новенькое, как всегда, «революционное» и кардинальное, вроде средства «Титаник», которым пользовался незабвенный Киса Воробьянинов!» (Ленц Е. Десять лучших бизнесов для весеннего старта // Бизнес-журнал. 03.03.2004).

Данный пример обыгрывает ситуацию, когда Остап Бендер взялся покрасить многострадального Ипполита Матвеевича в радикально черный цвет. Как мы помним, закончилась история тем, что Воробьянинова пришлось брить наголо, так как «жить с такими ультрафиолетовыми усами в Советской России не рекомендуется». Несомненно, автор статьи всего лишь иронизирует над слабостями женщин в области ухода за внешностью, а вовсе не советует предпринимателям-новичкам использовать некачественные средства в своем салоне красоты. Использование прецедентной ситуации в данном тексте создает шутливое настроение и выражает отношение автора публикации.

Статья «В Петербурге появился Остап Бендер в юбке», упоминавшаяся в разделе о прецедентных именах, имеет интересный подзаголовок: «Молодая петербурженка брала деньги с посетителей бесплатного туалета». Обыгрывается ситуация, когда Остап Бендер придумал брать деньги за вход в пятигорский Провал на ремонт, «чтобы он несильно проваливался». Прецедентный феномен вызывает ряд ассоциаций, связанных с сюжетом «Двенадцати стульев», возникает комический эффект.

Статья, посвященная нечестной игре на шахматном турнире, начинается со слов: «Если бы Остап Бендер владел тем способом жульничества, который использовали осенью прошлого года на шахматной олимпиаде в Ханты-Мансийске французские гроссмейстеры, васюкинские шахматисты ни за что бы не догадались, что великий комбинатор не умеет играть» (Титов С. Французские шахматисты переплюнули Остапа Бендера // Комсомольская правда. 26.03.2011). Читатель хорошо помнит сеанс одновременной игры в шахматы, который Остап Бендер проводил в Васюках. Самопровозглашенный гроссмейстер проводил 40 партий одновременно, однако абсолютно не умел играть. И, конечно же, великий комбинатор делал это не бескорыстно, за вход на турнир бралась плата. Начиная статью с этой прецедентной ситуации, автор вводит читателя в тему своей статьи. Кроме того, с первых строк создается настроение, возникает уже упомянутый эффект комического.

При прочтении каждого отрывка, возникают ассоциации. У кого-то всплывают собственные образы, сформированные воображением после прочтения книги, у кого-то перед глазами встают кадры из фильмов. В любом случае, обращаясь к прецедентным феноменам из романа «Двенадцать стульев», автор может быть уверен, что его посыл не останется безответным и коммуникация с читателем будет успешной.


5. Работа с прецедентными феноменами в иностранной аудитории


Развитие у иностранных учащихся только знаний языка, грамматики и лексики, правил их использования, оказывается недостаточным для успешного общения с носителями того или иного языка. Необходимым является также овладение «дополнительными знаниями, которые принадлежат невербальным кодам культуры того национально-лингвокультурного сообщества, на языке которого осуществляется коммуникация (Смыкунова 2003: 104). Для предотвращения коммуникативных неудач должны быть определены те «зоны риска», где искажается смысл высказывания. Такими «зонами риска» являются национально-прецедентные феномены из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок».

О низком уровне знания рассматриваемых текстов свидетельствует исследование Н.В.Смыкуновой «Прецедентные феномены в речевом общении русской языковой личности и процессе обучения русскому языку как иностранному». Исследовательницей было проведено анкетирование иностранных преподавателей русистов из Китая, Югославии, Черногории, Сербии, Венгрии, Польши, Египта (всего около 200 человек). Одним из заданий было продолжить фразу «Автомобиль - не роскошь, а…». А также был задан вопрос «Какие из перечисленных произведений вы смотрели/читали?». В приведенном списке упоминались «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». Из 200 анкет только 23 содержали правильные или положительные ответы. Однако на вопросы, связанные именно с романами Ильфа и Петрова, ни одного правильного/положительного ответа не поступило.

Прецедентные феномены из романов Ильфа и Петрова встречаются в публицистических текстах регулярно. Велика вероятность, что инофон, взяв в руки газету или журнал, прочтет статью, где встретит прецедентное высказывание «а кому и кобыла невеста» или «четыреста сравнительно честных способов отъема денег». Возникнет непонимание или текст будет понят неправильно. Используя популярные цитаты, журналисты рассчитывают на успешную коммуникацию, которая, однако, зависит от понимания текста на всех уровнях, в том числе и когнитивном. Обучение иностранных студентов пониманию прецедентных феноменов из романов «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» поможет избежать коммуникативных неудач и облегчит понимание публицистического текста.

«Обучение чтению русских газет находит значительное место в изучении русского языка иностранцами на продвинутом этапе» (Сандрикова 2005: 9). Занятия проводятся, как правило, со студентами на II сертификационном уровне.

Прежде всего, при разработке уроков по изучению прецедентных феноменов из романов «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев» следует определить минимум - отобрать ограниченное количество прецедентных высказываний и имен. В методической литературе минимум определяется как «обязательная совокупность языковых явлений, необходимых для решения задач курса в области данного вида речевой деятельности, причем обязательность единиц минимума для всех обучаемых определяется тем, что они являются коммуникативно-важными» (Халеева 1989: 63). Отбор материала должен осуществляться в соответствии с системно-функциональным подходом, согласно которому в обучении необходимо использовать все важное и определяющее для системы языка и все необходимое для успешной коммуникации. Таким образом, в обучении должны использоваться в первую очередь те прецедентные имена и высказывания, которые часто используются на страницах периодической печати.

Сопоставив частотность употребления прецедентных феноменов в фразеологических словарях и Национальном корпусе русского языка (см. приложение 2), мы отобрали 10 прецедентных феноменов из романа «Золотой теленок» (рога и копыта; на блюдечке с золотой каемочкой; Корейко; сермяжная правда; кризис жанра; раздача слонов; дети лейтенанта Шмидта; сбылась мечта идиота; командовать парадом буду я; пикейные жилеты), 9 из романа «Двенадцать стульев» (заграница нам поможет; Нью-Васюки; великий комбинатор; статистика знает все; чужие на празднике жизни; торг здесь неуместен; мадам Грицацуева; лед тронулся, господа присяжные заседатели; Эллочка Людоедка), и, конечно, в это список попало прецедентное имя главного героя, являющееся общим для обоих романов. Прецедентное имя «Остап Бендер» оказалось наиболее частотным, оно встречается в 4 словарях, 45 художественных и 95 газетных текстах в Национальном корпусе русского языка.

Занятия могут проводиться в рамках курса разговорной практики. Перед преподавателем стоит задача приблизить тезаурус инофона к тезаурусу носителя языка. Так происходит формирование вторичной языковой личности к личности носителя языка.

Понятие «вторичной языковой личности» является центральной категорий в современной лингводидактике. Впервые определение понятия было предложено И.И.Халеевой в 1989 году. Исследователь рассматривает формирование вторичной языковой личности как одну из главных целей обучения иностранному языку. По ее мнению, результатом овладения языком является то, что языковая личность приобретает черты вторичной языковой личности, способной чувствовать и понимать культуру народа, с которым осуществляется межкультурная коммуникация. Принимая в целом трехуровневую организацию языковой личности, прдложенную Ю.Н.Карауловым, И.И.Халеева условно делит тезаурус носителя языка на два взаимосвязанных и в то же время автономных компонента: тезаурус-1 и тезаурус-2. Языки отличаются друг от друга вербально-семантической сетью, вследствие чего их носители различаются своим тезаурусом-1. Тезаурус-2 представляет собой систему пресуппозиций языковой личности и формирует картину мира. Формирование тезауруса-2 связано с развитием умения распознавать мотивы и установки личности, принадлежащей к другой культуре и говорящей на другом языке (Халеева 1989).

В методике обучения иностранным языкам под понятием «вторичная языковая личность» понимается «совокупность способностей человека к иноязычному общению на межкультурном уровне, под которым понимается адекватное взаимодействие с представителями других культур» (Гальскова 2000: 46). Данная совокупность способностей является и целью, и результатом овладения иностранным языком. «Она складывается из овладения вербально-семантическим кодом изучаемого языка, то есть «языковой картины мира» носителей языка, и «глобальной» (концептуальной) картины мира, позволяющей человеку понять новую для него социальную действительность» (Гальскова 2000: 46).

Предлагаемая методика обучения должна включать в себя несколько этапов. Работа на уроке может строиться следующим образом:

) ознакомление студентов с прецедентными текстами;

) предъявление и семантизация прецедентных феноменов;

) закрепление нового материала, употребление прецедентных феноменов в типовой ситуации.

Первый этап урока - ознакомление студентов с прецедентными текстами. «Инварианты восприятия прецедентных текстов входят в национальную когнитивную базу. У каждого национально-лингвокультурного сообщества своя КБ, своя система эталонов и свой алгоритм восприятия текстов. Все это предопределяет разницу в оценках как самого текста, так и его персонажей. Чтобы «иметь» инварианты восприятия прецедентных текстов определенной культуры, надо пройти процесс социализации в данной культуре. Из этого следует вывод, что инофон самостоятельно «приобрести» эти инварианты не может (если это происходит, то мы имеем дело уже не с инофоном, а с личностью, инкультированной, социализированной в данной культуре). Следовательно, при межкультурной адаптации инофонов необходимо ознакомить их с инвариантами восприятия прецедентных текстов, бытующих в изучаемой культуре, и с алгоритмом восприятия текстов» (Красных 2003: 196).

Знакомство с инвариантами прецедентных текстов может сопровождаться просмотром отрывков из экранизаций. Следует объяснить студентам, почему романы «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев» стали прецедентными для российского читателя. Лингвокультурологический аспект методики преподавания должен предполагать ознакомление учащихся через изучаемый язык с культурой, образом жизни народа-носителя языка.

Второй этап - это предъявление и семантизация прецедентных феноменов.

Самой главной целью изучения прецедентных феноменов является формирование навыков узнавания и правильного понимания смысла прецедентного феномена. В работе не рассматриваются прецедентные феномены, смысл которых учащиеся могут понять из суммы значений отдельных слов. Высказывания с поверхностным значением не требуют обязательного детального изучения как их значений, так и текста-источника и связанных с ним коннотаций.

Учитывая особенности рассматриваемых лингвокультурологических единиц, наиболее удобным представляется следующие два способа семантизации: контекстуальный способ - то есть помещение прецедентных феноменов в объясняющий значение контекст и толкование с лингвострановедческими комментарием. Невозможно осуществить простое толкование - то есть перевод, так как за любым прецедентным феноменом стоит некий контекст.

Для толкования прецедентных феноменов с помощью описаниях их значения нами был разработан специальный словарик (см. приложение 3), включающий в себя все 20 единиц, к которому обучающийся может обратиться в случае возникновения трудностей. Преподаватель должен сразу же пояснить, что все выражения имеют иронический характер и используются чаще всего в разговорной речи и публицистическом тексте.

Семантизация прецедентных феноменов с помощью контекста может быть выполнена следующим образом:

Определите значение выделенных (при возникновении трудностей, пользуйтесь словариком прецедентных феноменов):

- В газете пишут, что в Европе нашлись потомки Николая II.

Я не верю, что это правда. Наверное, какие-нибудь очередные дети лейтенанта Шмидта. Прославиться хотят.

За энергичность, хитрость и предприимчивость друзья в шутку прозвали Сашу великим комбинатором.

Третий этап работы - закрепление нового материала и контроль усвоения. Цель закрепляющих упражнений - сформировать умение и навыки распознавания прецедентных имен и высказываний в публицистическом тексте. Возможны следующие упражнения:

) Заполнение пропусков в минимальном контексте.

Наш сосед настоящий… Он носит скромный костюм, ездит на метро, но все знают, что деньги у него есть. (Корейко)

Этот юный … всегда знал, что сказать, и из самой опасной ситуации выходил легко и непринужденно. (Остап Бендер)

) Дополнение предложений по смыслу.

У меня есть друг. Мы зовем его великим комбинатором, потому что…

Эти люди - пикейные жилеты, потому что…

) Упражнение на сочетаемость слов.

Дети (капитан, лейтенант, майор) Шмидта

Командовать (марш, парад, атака) буду я

На (тарелочка, блюдечко, поднос) с голубой каемкой

) Упражнения на синонимию.

Замените подчеркнутые фразы синонимичными прецедентными именами или высказываниями из романов

Наш сосед говорит, что он родственник Ивана Грозного. Мой дедушка ему не верит и называет его самозванцем, выдающем себя за потомка известного человека.

У меня сейчас полоса неудач в творчестве. Не знаю, что еще придумать.

) Упражнения на составление монологов и диалогов.

А) Составьте предложение со следующими крылатыми выражениями:

Дети лейтенанта Шмидта; кризис жанра; на блюдечке с золотой каемочкой; сбылась мечта идиота; лед тронулся, господа присяжные заседатели; Нью-Васюки.

Б) Составьте диалоги по следующим ситуациям, используя крылатые выражения:

Вы не можете решить какой-либо вопрос, и один из вас берет руководство на себя.

Один из вас получает то, что долгое время было его заветной мечтой.

Вы долгое время спорите, и один из вас решает оборвать затянувшийся спор (весь комплекс упражнений - см. приложение 4).

«Рекомендуется первые упражнения выполнять сразу же после введения новой лексики и в устной форме, так как необходимо формировать слухо-моторные образы новых слов и конструкций» (Чеснокова 2007: 114-115).

На третьем этапе, чтобы создать мотивацию у студентов и вызвать у них интерес к чтению периодических изданий, преподаватель может использовать в работе газетный текст.

Изучение прецедентных феноменов на уроках должно способствовать формированию положительной мотивации в изучении русского языка, культуры России. Возможно, студент захочет самостоятельно прочитать книги или посмотреть экранизации. Также обращение к прецедентным феноменам привносит в урок элемент отдыха, смену видов деятельности, что способствует позитивному настрою учащихся.

Выводы


Крылатые фразы из романов Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» - явление достаточно яркое, узнаваемое и часто встречающееся в СМИ. Рассмотрение данных прецедентных феноменов с разных сторон позволило сделать ряд выводов.

В современной теории прецедентности принято различать четыре вида прецедентных феноменов: прецедентный текст, прецедентное высказывание, прецедентное имя и прецедентная ситуация. Прецедентный текст, как правило, существует в виде инварианта восприятия. По сфере распространения прецедентные феномены из романов Ильфа и Петрова относятся к национально-прецедентным, то есть характерным только для российского национального сообщества, и потому они являются незнакомыми иностранным учащимся. Являясь единицами когнитивной базы, с одной стороны, и обладая прагматической направленностью, с другой, прецедентные феномены относятся к наиболее сложным языковым единицам, нарушающим процесс коммуникации и ведущим к непониманию или неправильному пониманию текста.

Содержание в прецедентных феноменах, помимо номинативного значения, также и национально-культурной семантики, некоего дополнительного знания о национальной картине мира, исторической памяти, позволяет относить данные единицы к явлению не собственно лингвистическому, а лингвокультурологическому. В.Г.Костомаров и Н.Д.Бурвикова вводят новый термин «логоэпистема», в который включают все устойчивые лингвокультурологические единицы: фразеологизмы, пословицы, поговорки, афоризмы, прецедентные феномены. Ядром логоэпистем являются прецедентные тексты.

Обращение к фразеологическим словарям показало нестабильность в области языкового материала из рассматриваемых произведений в отечественной лексикографии. Наименьшее количество словарных статей, посвященных прецедентным феноменам из романов, содержит лингвострановедческий словарь В.П.Фелицыной и Ю.Е. Прохорова «Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения». В нем представлено только одно прецедентное высказывание «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих». Объяснить ограниченность представленных языковых единиц можно адресованностью словаря, прежде всего, иностранным учащимся. Самое большое количество единиц содержит словарь «Крылатые фразы и афоризмы отечественного кино» А.Ю.Кожевникова. Объясняется данная особенность теми изменениями, которые произошли в корпусе прецедентных текстов в конце ХХ века, когда на смену текстам классической литературы пришла киноцитата.

Исследование самих прецедентных феноменов показало, что некоторая их часть была заимствована самими авторами из разных источников, к которым можно отнести коммунистические лозунги, произведения русской классической литературы, античной литературы, Библию, высказывания современников Ильфа и Петрова, а также цитаты исторических деятелей. Авторство многих из них ошибочно приписывается создателям «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка».

Обращение к СМИ продемонстрировало, что журналисты активно привлекают все три вида прецедентных феноменов: прецедентные имена, прецедентные высказывания и прецедентные ситуации. Прецедентные феномены из романов Ильфа и Петрова начали активно использоваться журналистами в 90-х годах ХХ века. Как правило, данные языковые единицы занимают инициальные позиции, размещаясь авторами в заголовке, подзаголовке или начале абзаца.

Использование прецедентных феноменов из произведений Ильфа и Петрова как стилистический прием позволяет авторам привлечь внимание читателей, актуализировать ряд ассоциаций, обогащает текст разными смысловыми и эмоциональными оттенками, служит средством выражения оценки и создания комического эффекта и даже иногда используется для усиления аргументации. Популярность романа дает авторам уверенность, что публикация вызовет интерес, а коммуникация с читателем будет успешной. Наконец, использование прецедентных высказываний способствует формированию имиджа журналиста как человека высокой культуры.

Сопоставление примеров и разных публикаций с данными словарей позволило сделать вывод, что в последнее время некоторые прецедентные феномены приобретают новые значения, которые пока не нашли отражения в отечественной лексикографии.

Популярность и частотность употребления прецедентных феноменов из романов Ильфа и Петрова в СМИ делают их зоной риска для иностранных учащихся.

Главная задача, которая стоит перед преподавателем русского языка как иностранного - приблизить тезаурус инофона к тезаурусу носителя языка. Так происходит приближение вторичной языковой личности к личности носителя языка. Понятие «вторичная языковая личность» является центральной категорией в современной лингводидактике. Лингвокультурологический аспект методики преподавания предполагает ознакомление учащихся через изучаемый язык с образом жизни народа-носителя языка. Результатом овладения языком является то, что языковая личность приобретает черты вторичной языковой личности, способной чувствовать и понимать культуру народа, с которым осуществляется межкультурная коммуникация.

Так как изучение прецедентных феноменов осложняется тем, что они содержат прецедентный фон, дополнительную информацию о культуре и истории народа, которая и создает коннотативную окраску рассматриваемых языковых единиц, то изучение прецедентных феноменов должно сопровождаться обязательным лингвокультурологическим комментарием.

Главной целью изучения прецедентных феноменов в иностранной аудитории является формирование навыков узнавания и правильного понимания смысла прецедентного феномена.

Список использованной литературы


1)Бриченкова Е.С. Прецедентные высказывания в русскоязычном публицистическом дискурсе и их место в преподавании русского языка как иностранного: Автореф. дис. …канд. пед. наук. М., 2007.

)Васильев А.Д. Интертекстуальность: прецедентные феномены: учебное пособие. - Красноярск, 2010.

)Виноградов С.И. Культура русской речи. М., 1999.

)Гальскова Н. Современная методика обучения иностранным языкам. Пособие для учителя. М., 2000.

)Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996.

)Голубева Н.А. Слово. Текст. Дискурс. Прецедентные единицы: Монография. - Нижний Новгород, 2009.

)Горбаневская Г.В., Кирсанова Н.Д. Лексика в процессе обучения русскому языку как иностранному // Методика преподавания русского языка как иностранного (лекции, методические разработки к урокам) / Под ред Э.Г. Азимова, Н.Б.Кулибиной. М., 2008.

)Гудков Д.Б. Для чего мы говорим? (К проблеме ритуала и прецедента в коммуникации) // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В.В. Красных, А.И.Изотов. М., 1997. Вып.2.

)Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. М., 2003.

)Дмитриева О.А. Механизм восприятия прецедентного текста // Языковая личность: аспекты лингвистики и лингводидактики: Сб. науч. тр. - Волгоград, 1999.

)Захаренко И.В., Красных В.В., Гудков Д.Б., Багаева Д.В. Прецедентное имя и прецедентное высказывание как символы прецедентных феноменов // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В.В. Красных, А.И. Изотов. М., 1997. Вып.1.

)Земская Е.А. Клише новояза и цитация в языке постсоветского общества // Вопросы языкознания. 1996. № 3.

)Караулов Ю.Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность. М., 1989.

)Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

)Караулов Ю.Н. Активная грамматика и асоциально-вербальная сеть. М., 1999.

)Козырев В.А., Черняк В.Д. Вселенная в алфавитном порядке: Очерки о словарях русского языка. СПб., 2000.

)Козырев В.А., Черняк В.Д. Образовательная среда. Языковая ситуация. Речевая культура. СПб., 2007.

)Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. М., 1994.

)Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Жизнь в мимолетных мелочах. СПб., 2006.

)Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Прецедентный текст как редуцированный дискурс // Язык как творчество. Сб. статей к 70-летию В.П. Григорьева. М., 1996.

)Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Старые мехи и молодое вино: Из наблюдений над русским словоупотреблением конца XX века. СПб., 2001.

)Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Читая и перечитывая Грибоедова: Крылатые выражения. М., 1998.

)Красных В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации: Курс лекций. М.,2001.

)Красных В.В. Система прецедентных феноменов в контексте современных исследований // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В.В. Красных, А.И.Изотов. М., 1997. Вып.2

)Красных В.В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? М., 2003.

)Крысин Л.П. Русское слово, свое и чужое: Исследования по современному русскому языку и социолингвистике. М.,2004.

)Лисоченко О.В. Риторика для журналистов: прецедентность в языке и речи: Учебное пособие для студентов вузов / Под ред. Проф. Л.В.Поповской (Лисоченко). - Ростов-на-Дону, 2007.

)Мамонтов А.С. Ознакомление с культурой через язык: лингвокультурология - состовная часть процесса обучения межкультурной коммуникации // Методика преподавания русского языка как иностранного (лекции, методические разработки к урокам) / Под ред Э.Г. Азимова, Н.Б.Кулибиной. М., 2008.

)Мамонтова Н.А. Вторичная языковая личность в онтогенезе: уровни лингвокультурологического описания: Автореф. …дис. канд. фил. наук. М., 2010.

)Маслова В.А. Лингвокультурология. М., 2001.

)Нахимова Е.А. Прецедентные имена в массовой коммуникации. Екатеринбург, 2007.

)Попова Е.А. Прецедентные тексты в обучении русскому языку // Русский язык в школе. 2007. №3.

)Постнова Т.Е. Прецедентные тексты в рекламе. М., 2007.

)Сандрикова Е.А. Газета на уроке русского языка как иностранного: прецедентные высказывания в заголовках. Учебное пособие по чтению газетных текстов в иностранной аудитории. СПб., 2005.

)Сандрикова Е.А. Деметафоризация прецедентных высказываний как способ актуализации названия публикации // Русистика и современность. Материалы VII международной научно-практической конференции «Русистика и современность». Т.1. СПб., 2005.

)Семенец О.П. Прецедентный текст в газетном заголовке и современная текстовая картина мира / Говорящий и слушающий: языковая личность, текст, проблемы обучения: Материалы Международной научно-методической конференции (Санкт-Петербург, 26-28 февраля 2001 г.) / Отв. ред. В.Д.Черняк. - СПб., 2001.

)Семенец О.П. Прецедентный текст в языке газеты: динамика дискурса 50-90-х годов: Дис. …канд. фил. наук. СПб., 2004.

)Сидоренко К.П. Немотивированное цитирование // Слово. Семантика. Текст: Сб. научных трудов, посвященных юбилею проф. В.В. Степановой / Отв. ред. В.Д.Черняк. СПб., 2002.

)Слышкин Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. М., 2000.

)Слышкин Г.Г. Парольный потенциал прецедентных текстов // Языковая личность: аспекты лингвистики и лингводинамики: Сб.науч. тр. Волгоград, 1990.

)Смыкунова Н.В. Прецедентные феномены в речевом общении русской языковой личности и процессе обучения русскому языку как иностранному: Автореф. дис. …канд. пед. наук. М., 2003.

)Сорокин Ю.А., Михалева И.М. Цитаты как знаки прецедентных текстов // Язык, сознание, коммуникация: Сб. статей / Отв. ред. В.В.Красных, А.И.Изотов. М., 1997. Вып.2.

)Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М., 2008.

)Хазагеров Г. Персоносфера русской культуры // Новый мир. 2002. №10.

)Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи. М., 1989.

)Черногрудова Е.П. Механизмы понимания заголовков современных газет с прецедентными текстами (ПТ) // Русистика и современность. Материалы VII международной научно-практической конкуренции «Русистика и современность». Т.1. СПб., 2005.

)Чеснокова М.П. Методика преподавания русского языка как иностранного. М., 2007.

)Щеглов Ю.К. Романы Ильфа и Петрова. Спутник читателя. СПб, 2009.

)Язык и стиль средств массовой информации и пропаганды. М., 1980.


Список использованных словарей


1) Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова: Литературные цитаты; Образные выражения. М., 1987.

) Берков В.П., Мокиенко В. М., Шулежкова С.Г. Большой словарь крылатых слов русского языка. М., 2000.

) Брилева И.С., Вольская Н.П., Гудков Д.Б. и др. Русское культурное пространство: Лингвокультурологический словарь: Вып. 1: Зооморфные образы; Прецедентные имена; Прецедентные тексты; Прецедентные высказывания / Под ред. И.В. Захаренко, В.В. Красных, Д.Б. Гудкова. М., 2004.

) Душенко К.В. Словарь современных цитат. М., 2002.

) Дядечко Л.П. Крылатые слова нашего времени: толковый словарь. М., 2008.

) Жуков А.В. Современный фразеологический словарь русского языка. М., 2009.

) Кожевников А.Ю. Крылатые фразы и афоризмы отечественного кино. М., 2009.

) Русский ассоциативный словарь. Книга 2. Обратный словарь: от реакции к стимулу. Ассоциативный тезаурус современного русского языка / Ю.Н. Караулов и др. М., 1994.

) Фелицына В.П., Прохоров Ю.Е. Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения: Лингвострановедческий словарь / Под. Ред. Е.М.Верещагина, В.Г.Костомарова. М., 1979.

) Черняк В.Д., Черняк М.А. Базовые понятия массовой литературы: Учебный словарь справочник. СПб., 2010.

) Шулежкова С.Г. Крылатые выражения русского языка, их источники и развитие. Челябинск, 1995.


Приложения


Приложение 1


Прецедентные феномены из романов И.Ильфа и Е. Петрова в словарях

Берков В.П., Мокиенко В.М., Шулежков С.Г. Большой словарь крылатых слов русского языка. М., 2000.

«Двенадцать стульев»:

Великий комбинатор

Гигант мысли

Голубой воришка

Знойная женщина, [мечта поэта]

Кипучий лентяй

Лед тронулся, господа присяжные заседатели!

Может быть, вам дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?

Муза дальних странствий

Мы чужие на этом празднике жизни

Не учите меня жить!

Нью-Васюки

Остап Бендер

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих

Статистика знает все

Торг здесь неуместен

Утром - деньги, вечером - стулья

Эллочка - людоедка

«Золотой теленок»:

Автомобиль - не роскошь, а средство передвижения

Без государства, но и не без некоторой лихости

Великий комбинатор

Вы - жалкая, ничтожная личность

Девушки любят молодых, длинноногих, политически грамотных

Дети лейтенанта Шмидта

Его любили домашние хозяйки, домашние работницы, вдовы и даже одна женщина - зубной техник

Как пожелаем, так и сделаем

Командовать парадом буду я

Корейко

Кризис жанра

Мы в гимназиях не обучались

На блюдечке с золотой каемочкой

Не делайте из еды культа

Не надо оваций!

Опиум для народа

Остап Бендер

Пешеходов надо любить

Пикейные жилеты

Харч богов

Политика кнута и пряника

Пора переквалифицироваться в управдомы

Потный вал вдохновенья

Рога и копыта

Сбылась мечта идиота

Сермяжная правда

Сладкое бремя славы

С таким счастьем - и на свободе

Ударим автопробегом по бездорожью

Финансовая пропасть

Это не Рио-де-Жанейро

Дядечко Л.П. Крылатые слова нашего времени: толковый словарь. - М., 2008.

«Двенадцать стульев»:

Будут бить, может быть, даже ногами

Васюки [Нью-Васюки]

Весь импорт, [вся контрабанда] делается на Малой Арнаутской

В лучших домах Филадельфии

Воленс-неволенс

Время, которое у нас есть [мы имеем], - это деньги, которых у нас нет [мы не имеем]

Гигант мысли

Дышите глубже: вы взволнованы!

Жертва аборта

Запад [Заграница] нам поможет

Знойная женщина - мечта поэта

Измученный нарзаном

Киса и Ося здесь были

Ключ от квартиры, где деньги лежат

Кодекс надо чтить [Мы чтим уголовный кодекс]

Лед тронулся, господа присяжные заседатели!

Можно наоборот, но деньги вперед

Мы чужие на этом празднике жизни

Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены

Нервных просят не смотреть [удалиться]

Не учите меня жить

(Ваше) политическое кредо: всегда

Почем опиум для народа?

При наличии отсутствия

Союз меча и орала

Спасение утопающих - дело рук самих утопающих

Статистика знает все

Торг здесь неуместен

У вас вся спина белая

Утром - деньги, вечером - стулья

Хамите, парниша!

«Золотой теленок»:

Автомобиль - не роскошь, а средство передвижения

Антилопа-Гну

Бензин - ваш, идеи - наши

В детстве я таких убивал из рогатки

Великая сермяжная правда

Все (крупные) состояния наживаются (самым) бесчестным путем

Грузите апельсины бочками

Дай миллион, дай миллион!

Дети лейтенанта Шмидта

Идея себя изжила

Командовать парадом буду я

(Александр Иванович) Корейко, подпольный миллионер

Кризис жанра

Меня девушки не любят. - Девушки любят молодых, длинноногих, политически грамотных

Моя твоя не понимай

Мы университетов [институтов, академиев] не кончали. [Мы в университетах [гимназиях] не обучались]

На блюдечке [тарелочке] с голубой каемочкой [каемкой] (подать, преподнести, получить)

Не будите во мне зверя

Не делайте из еды культа

Остап Бендер знал четыреста (сравнительно честных) способов отъема денег

Пикейные жилеты

Пилите, Шура, пилите!

(Окатит) потный вал вдохновенья

Продолжим наши игры (как говорил редактор юмористического журнала, открывая очередное заседание и строго глядя на сотрудников)

Раз в стране бродят денежные знаки, то должны быть и люди, у которых их много

Раздача слонов

Сбылись [-ась] мечты [-а] идиота!

(Шура) сколько вам нужно для полного счастья?

С таким счастьем - и на свободе!

Стопроцентную гарантию может дать только страховой полис

Только членам профсоюза

Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству!

У меня к вам дело на восемь миллионов

Хрустальная мечта моего детства

(Нет) это не Рио-де-Жанейро

Эх, прокачу!

Душенко К.В. Словарь современных цитат. - М., 2002.

«Двенадцать стульев»:

Погребальная контора «Милости просим»

Сделал свое дело - и уходи

«Нимфа», туды ее в качель, разве товар дает!

Свечной заводик в Самаре

Великий комбинатор

Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?

Кому и кобыла невеста

Еще до исторического материализма

Мой папа был турецко-поданный

Низкий сорт, нечистая работа

Вам некуда торопиться. ГПУ к вам само придет

При современном состоянии печатного дела на Западе…

Конгениально!

Лед тронулся, господа присяжные заседатели!

Заседание продолжается

Участник концессии

Всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице

Марш вперед, труба зовет!

Голубой воришка

Песни народностей

Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу

Жертва аборта

При наличии отсутствия

Ближе к телу, как говорит Мопассан

Овес нынче дорог

Борец за идею

Пишите письма!

Знойная женщина - мечта поэта

Почем опиум для народа?

Дышите глубже: вы взволнованы!

Эти акробаты пера, эти виртуозы фарса, эти шакалы ротационных машин.

Союз меча и орала

Кустарь-одиночка с мотором

Гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная к императору

У нас длинные руки!

Заграница нам поможет

В каком полку служили?

Полная тайна вкладов, то есть организации

Статистика знает все

Общежитие имени монаха Бертольда Шварца

Мебель в стиле шик-модерн

К науке, которую я в настоящий момент представляю, это не относится

Дерут с трудящихся втридорога

Негр из племени «Мумбо-Юмбо»

Словарь людоедки Эллочки

Хамите, парниша!

В лучших домах Филадельфии

Кодекс мы должны чтить

Воленс-неволенс

Он не любил, когда пресса поднимала вой вокруг его имени

Пострадавший отделался легким испугом

Автор «Гаврилиады»

Стремительным домкратом

Муждупланетный шахматный конгресс

Плодотворная дебютная идея

Скучно, девушки!

Шахматный клуб четырех коней

Просто и убедительно, в стиле чемпионов

Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва - в Старые Васюки

Дело помощи утопающим - дело рук самих утопающих

Гроссмейстер сыграл Е2-Е4

Вам мат, господин гроссмейстер

У меня все ходы записаны

Мы чужие на этом празднике жизни

Я человек, измученный нарзаном

Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон

Утром деньги - вечером стулья

Время, которое мы имеем, - это деньги, которых мы не имеем

Мосье, же не манж сис жур. Подайте что-нибудь бывшему члену Государственной думы

Мусик!!! Готов гусик?

Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены

Дикий народ! Дети гор!

Торг здесь неуместен

«Золотой теленок»:

Гражданин-аллилуйщик

Головотяпство со взломом

Пешеходов нужно любить

Нет, это не Рио-де-Жанейро, это гораздо хуже

Сыновья лейтенанта Шмидта

В детстве таких, как вы, я убивал на месте. Из рогатки

Пиво отпускается только членам профсоюза

Эх, прокачу!

Такси свободен! Прошу садиться!

Вы пижон. (…) И сын пижона. И дети ваши будут пижонами

Я бы взял частями. Но мне нужно сразу

Полтора миллиона человек, и все поголовно в белых штанах

У меня с советской властью (…) серьезнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу

Четыреста сравнительно честных способов отъема денег

На блюдечке с золотой каемкой

Я подаю только по субботам

Подпольный миллионер

Хрустальная мечта моего детства.

Командовать парадом буду я!

Бензин ваш - идеи наши

Вторая стадия кражи гуся

Нарушитель конвенции

Автомобиль - не роскошь, а средство передвижения

Не делайте из еды культа

Материализация духов и раздача слонов

Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству

Сладкое бремя славы

Инда взопрели озимые

Кризис жанра

Идеология заела

Дай миллион, дай миллион!

Графиня изменившимся лицом бежит к пруду

Грузите апельсины бочках братья Карамазовы

Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путем

Гомер, Мильтон и Паниковский

Вы жалкая, ничтожная личность

Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции

Волчица ты. Тебя я презираю. К любовнику уходишь от меня

Воронья слободка

Мы в гимназиях не обучались

Айсберги, Вайсберги, Айзенберги, всякие там Рабиновичи

Кофе тебе будет, какава!

У всех жена ушла

Может быть, так надо. Может быть именно в этом великая сермяжная правда

Вы не в церкви, вас не обманут

Идейный борец за денежные знаки

Девушки любят молодых, длинноногих, политически грамотных

Обратитесь во Всемирную Лигу сексуальных реформ

С таким счастьем - и на свободе

Пикейные жилеты

Бриан - это голова

Контора «Рога и копыта»

Зицпредседатель Фунт

На волю! В пампасы!

Бога нет и никогда не было. Это медицинский факт

Универсальный штемпель

Факт, не имеющий прецеденты

Полное спокойствие дает только страховой полис

Пилите, Шура, пилите

Как пожелаем, так и сделаем

Ноги здесь моей не будет при таком окладе жалованья

Я говорю вам как юридическое лицо юридическому лицу

Судьба играет человеком, а человек играет на трубе

Нежная и удивительная

Евреи есть, а вопросу нет

Потный вал вдохновенья

Моя твоя не понимай

Согласно законов гостеприимства

Сбылись мечты идиота!

Не буди во мне зверя

Заграница - это миф о загробной жизни. Кто туда попадет, тот не возвращается

Навалился класс-гегемон

На каждого человека, даже беспартийного, давит атмосферный столб весом в двести четыреста кило

Не надо оваций! Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придется переквалифицироваться в управдомы


Приложение 2


Словарь прецедентных феноменов из романов И.Ильфа и Е.Петрова, предназначенных для работы в иностранной аудитории


«Золотой теленок»:

Прецедентный феноменКоличество употреблений в словаряхКоличество употреблений в национальном корпусе русского языкаОсновной корпусГазетный корпусРога и копыта52232На блюдечке с голубой каемочкой42223Корейко1730Сермяжная правда51220Кризис жанра41617Раздача слонов3617Дети лейтенанта Шмидта5616Сбылась мечта идиота4108Командовать парадом буду я4413Пикейные жилеты469

«Двенадцать стульев»:

Прецедентный феноменКоличество употреблений в словаряхКоличество употреблений в национальном корпусе русского языкаОсновной корпусГазетный корпусЗаграница нам поможет31630Нью-Васюки4726Великий комбинатор3924Статистика знает все4215Чужие на празднике жизни4611Торг здесь неуместен3512Мадам Грицацуева1712Лед тронулся, господа присяжные заседатели458Эллочка Людоедочка457

Приложение 3


Краткий учебный словарь прецедентных феноменов

Великий комбинатор - 1. Об энергичном, предприимчивом, деловом, изобретательном человеке.

Мой друг великий комбинатор, способный выбраться из любой неловкой или трудной ситуации («Двенадцать стульев»).

Дети лейтенанта Шмидта - о мошенниках, аферистах, самозванцах, выдающих себя за потомков великих людей.

Дети лейтенанта Шмидта существовали во все времена. И сейчас нередко по телевизору показывают тех, кто претендует быть дальним родственником того или иного известного российского артиста, являясь на самом деле обычным аферистом («Золотой теленок»).

Заграница нам поможет - как иронический комментарий к позиции тех, кто надеется не на свои в решении своих же проблем, а на «бескорыстную» помощь неких внешних сил, «заграницы».

Не переживай, попробуем начать, а там уж заграница нам поможет («Двенадцать стульев»).

Командовать парадом буду я - слова человека, берущего ответственность за решение или руководство каким-либо делом на себя.

Никто из друзей не знал, что купить в магазине к праздничному столу. Посмотрев на их растерянные лица, Катя вздохнула и, решив взять инициативу в свои руки, сказала: «Командовать парадом буду я!» («Золотой теленок»).

Корейко - о том, кто утаивает огромные, нажитые нечестным путем доходы, ведя скромный образ жизни.

Мой сосед - тот еще Корейко. При встрече жалуется, что зарплата у него низкая, а сам уже вторую квартиру покупает («Золотой теленок»).

Кризис жанра - как шутливо-иронический комментарий к полосе неудач в чьем-либо творчестве, к неспособности создать нечто новое, интересное.

Я подписала половину поздравительных открыток, а потом вдруг наступил кризис жанра. Ни строчки в голову не шло («Золотой теленок»).

Лед тронулся, господа присяжные заседатели - о неожиданном и резком изменении к лучшему, наступлении благоприятного переломного момента в какой-либо сложной ситуации.

«Лед тронулся, господа присяжные заседатели», - сказал директор на совещании. - «Мы подписали новый контракт» (Двенадцать стульев»).

Мадам Грицацуева - о страстной (обычно полной) женщине.

За легкомысленный характер, стремление поскорее выйти замуж и пышную фигуру я мысленно называл ее мадам Грицацуева («Двенадцать стульев»).

Мы/я чужие на этом празднике жизни - служит для выражения досады, грусти при виде чужой радости, веселья, «красивой жизни».

На вечеринке все друг друга знали и веселились, и я чувствовал себя чужим на этом празднике жизни («Двенадцать стульев»).

На блюдечке с голубой каемочкой - о получении чего-либо в готовом виде, без собственных усилий.

Моя сестра привыкла, что все получает на блюдечке с голубой каемочкой: родители дают ей деньги, старшие братья помогают учиться в школе («Золотой теленок»).

Нью-Васюки - о каком-либо малозначительном городе или селении, претендующем на роль грандиозного центра чего-либо.

В наших неказистых Нью-Васюках открылся недавно новый магазин («Двенадцать стульев»).

Пикейные жилеты - о людях, которые с удовольствием берутся обсуждать разные (особенно часто - политические) проблемы, несмотря на то, что слабо в них разбираются.

Со мной работают одни сплошные пикейные жилеты. С утра до вечера обсуждают наступающие выборы, а сами в политике абсолютно не разбираются («Золотой теленок»).

Раздача слонов - вручение подарков; массовое премирование, поощрение.

Мне кажется, что очередная раздача слонов, объявленная в рекламе по телевизору - не что иное, как обман («Золотой теленок»).

Рога и копыта - о заведомо мошенническом предприятии.

Компания, в которую меня пригласили, должна была называться «рога и копыта». Договора были составлены неверно, а менеджер оказался абсолютно безграмотным («Золотой теленок»).

Сбылась мечта идиота - о неожиданном осуществлении заветного желания.

Я наконец-то купил машину, на которую так долго копил деньги. Жена теперь шутит: сбылась мечта идиота («Золотой теленок»).

Сермяжная правда - 1. Истина; правда; настоящие мотивы действий, истинная причина событий и пр.2. Прописная истина, выдаваемая за глубокую народную мудрость.

Как это ты мне не веришь? Уж поверь, это - сермяжная правда («Золотой теленок»).

Статистика знает все - о важности статистической науки.

Недавно ученые установили, что каждую секунду в мире рождается 4 человека. Удивительно, но статистика знает все («Двенадцать стульев»).

Торг здесь неуместен - как шутливо-иронический ответ на попытку торговаться, поспорить и пр.

К сожаленью, строгий преподаватель сказал мне, что торг здесь неуместен, и я так и не смог исправить свою оценку («Двенадцать стульев»).

Эллочка Людоедка - о человеке с примитивной речью.

Ее подруга как Эллочка Людоедочка - двух слов связать не может («Двенадцать стульев»).


Приложение 4


Комплекс упражнений по освоению прецедентных феноменов

I. Семантизация прецедентных феноменов в контексте.

Определите значение выделенных слов (при возникновении трудностей, пользуйтесь словариком прецедентных феноменов):

- В газете пишут, что в Европе нашлись потомки Николая II.

Я не верю, что это правда. Наверное, какие-нибудь очередные дети лейтенанта Шмидта. Прославиться хотят.

Мама, можно я не буду делать домашнее задание? Мне одноклассники завтра подскажут.

Заграница нам поможет? - шутливо спросила мама. - Нет, делай сам.

Мэр обещал построить в нашем городке бассейн, торговый комплекс и концертный зал.

Осталось только переименовать ваше захолустье в Нью-Васюки.

За энергичность, хитрость и предприимчивость друзья в шутку прозвали Сашу великим комбинатором.

Лед тронулся, господа присяжные заседатели, - радостно заявил директор учителям. - Мы долго ждали этого и наконец-то городские власти выделили нам деньги на новые книги для школьной библиотеки.

Не ленись учиться. Нужно приложить много усилий, чтобы найти хорошую работу и заработать достаточно денег. Не надейся, что жизнь преподнесет тебе все на блюдечке с золотой каемочкой, пока ты будешь отдыхать и веселиться, - учил отец сына.

Эта работа мне не подходит. Я был в офисе и говорил с менеджером. Он показался мне редким мошенником: требовал денег и не мог объяснить, чем занимается предприятие. Я не хочу работать в компании «Рога и копыта».

Не могу придумать ни стихотворения, ни рекламного слогана. Кажется, у меня начался кризис жанра.

Студенты уверены, что учиться нужно только два раза в год - во время сессий. И может быть, в этом есть своя сермяжная правда.

II. Организация усвоения прецедентных феноменов и выработки навыков исользования их в речи.

) Соотнесите имя с обобщенной характеристикой

Остап Бендер Страстная женщина

Мадам Грицацуева Обманщик, ловкий мошенник

Корейко Человек с примитивной речью

Эллочка Людоедка Человек, который скрывает большие деньги

2) Вставьте пропущенные слова:

Наш сосед настоящий… Он носит скромный костюм, ездит на метро, но все знают, что деньги у него есть. (Корейко)

Этот юный … всегда знал, что сказать, и из самой опасной ситуации выходил легко и непринужденно. (Остап Бендер)

На уроках испанского языка Даша чувствовала себя…, говорила она с трудом и не могла построить ни одного правильного предложения.(Эллочка Людоедка)

За страстный характер и пышные формы муж в шутку называл свою жену… (Мадам Грицацуева)

3) Замените подчеркнутые фразы высказываниями из романов:

Наш сосед говорит, что он родственник Ивана Грозного. Мой дедушка ему не верит и называет его самозванцем, выдающим себя за потомка известного человека.

У меня сейчас полоса неудач в творчестве. Не знаю, что еще придумать.

Каждый студент хочет получить зачет без каких-либо усилий. Так не бывает.

По телевизору часто показывают, как люди, не разбирающиеся в проблемах, с удовольствием обсуждают политику.

Власти города все еще надеются, что бескорыстную помощь вышестоящих и не хотят ничего делать сами.

В моей фирме очень мало платят, зато ежемесячно проводят массовое поощрение - отдают товары, которые залежались на складе.

4) Восстановите высказывание, добавив отсутствующее слово:

Кризис…

Пикейные…

Раздача…

Рога и…

Сермяжная…

Нью-…

Великий…

5) Выберите одно слово, подходящее для данного прецедентного высказывания, употребите его в нужной форме:

Дети (капитан, лейтенант, майор) Шмидта.

Командовать (марш, парад, атака) буду я.

На (тарелочка, блюдечко, поднос) с голубой каемкой.

Сбылась (фантазия, амбиция, мечта) идиота

Заграница нам (поможет, расскажет, обещает)

Мы чужие на этой (праздник, торжество, фестиваль) жизни

(Спор, торг, выбор) здесь неуместен

Лед (растаять, треснуть, тронуться), господа присяжные заседатели

6) Что вы скажете в каждой из данных ситуации?

Вы хотите взять руководство каким-либо делом на себя.

Кто-либо получил то, что очень сильно хотел.

Кто-либо надеется не на свои силы, а на помощь со стороны.

Кто-либо приводит в качестве доказательства цифры и подсчеты.

Вы видите, как веселятся и отдыхают люди, но вы к ним присоединиться не можете.

Кто-либо пытается спорить с вами или торговаться.

Что-либо резко изменилось в лучшую сторону.

7) Найдите в предложении прецедентные высказывания и определите их значения:

Не доверяю я этим детям лейтенанта Шмидта! Говорят, что родственники Пугачевой, а сходства никакого.

У каждого человека бывает кризис жанра, когда никакие идеи в голову не идут.

Некоторым жизнь преподносит все, что нужно, на блюдечке с золотой каемочкой, а другие добывают то же самое тяжелым трудом.

Твои друзья - пикейные жилеты. Все время говорят о политике, в которой совсем не разбираются.

Мы постоянно смотрим по телевизору раздачу слонов: то одному депутату грамоту вручат, то другому благодарность объявят. А за что - непонятно.

В этом большом городе много подозрительных компаний и фирм. Это такие «Рога и копыта», в которых обманывают и обворовывают людей.

Уважаемый студент, тройку вы не получите. Или учите билеты, или приходите другой раз. И торг здесь неуместен.

Солдат спит, служба идет. И в этом есть своя сермяжная правда.

8) Продолжите предложение, раскрывая значение подчеркнутого прецедентного высказывания:

У меня есть друг. Мы зовем его великим комбинатором, потому что…

Эти люди - пикейные жилеты, потому что…

Эта фирма «Рога и копыта», потому что…

В представлениях о типичном студенте есть своя сермяжная правда, потому что...

7) Составьте предложение со следующими прецедентными высказываниями:

Дети лейтенанта Шмидта; кризис жанра; на блюдечке с золотой каемочкой; сбылась мечта идиота; лед тронулся, господа присяжные заседатели; Нью-Васюки.

8) Составьте диалоги по следующим ситуациям, используя прецедентное высказывание:

Вы не можете решить какой-либо вопрос, и один из вас берет руководство на себя.

Один из вас получает то, что долгое время было его заветной мечтой.

Вы долгое время спорите, и один из вас решает оборвать затянувшийся спор.

9) В каких случаях вы скажете, что

а) у вас наступил кризис жанра.

б) кто-то что-либо получил на блюдечке с голубой каемочкой.

в) какая-либо фирма - рога и копыта.

г) что-либо является сермяжной правдой.

д) ваш знакомый великий комбинатор.

е) вы чужие на празднике жизни.

Ш. Организация контроля за качеством усвоения прецедентных высказываний.

) Составьте фразу из следующих слов (где это необходимо, измените форму):

1)Кризис, жанр; 2) Шмидт, дети, лейтенант; 3) Блюдечко, голубой, с, каемочка, на; 4) слон, раздача; 5) мечта, сбыться, идиот; 6) мы, заграница, поможет; 7) все, статистика, знать; 8) уместен, торг, не, здесь; 9) господа, лед, тронуться, заседатели, присяжные.

2) Продолжите предложения:

Мы говорим «командовать парадом буду я», когда…

Мы говорим «сбылась мечта идиота», когда…

Мы говорим «заграница нам поможет», когда…

Мы говорим «торг здесь неуместен», когда…

Мы говорим «лед тронулся, господа присяжные заседатели», когда…

3) Составьте предложения со следующими прецедентными высказываниями:

Рога и копыта

Чужие на этом празднике жизни

На блюдечке с голубой каемочкой

4) Соедините прецедентный феномен и его значение:


Раздача слоново полосе неудач в чьем-либо творчестве, неспособность создать нечто новое, интересное.Кризис жанрамалозначительный город или селение, претендующее на роль грандиозного центра чего-либо.Дети лейтенанта ШмидтаЛюди, которые с удовольствием берутся обсуждать разные (особенно часто - политические) проблемы, несмотря на то что слабо в них разбираются.Нью-Васюкивручение подарков; массовое премирование, поощрениеСтатистика знает всемошенники, аферисты, самозванцы, выдающих себя за потомков великих людей.Сермяжная правдаЭнергичный, предприимчивый, деловой, изобретательной человеке.Великий комбинатор Истина; правда; настоящие мотивы действий, истинная причина событийПикейные жилетыШутливый комментарий о важности статистической науки.

5) Составьте небольшой рассказ (5-6 предложений), использую одно-два из данных крылатых выражений:

Дети лейтенанта Шмидта

Командовать парадом буду я

Кризис жанра

На блюдечке с голубой каемочкой

Пикейные жилеты Раздача слонов

Рога и копыта

Сбылась мечта идиота

Сермяжная правда

Заграница нам поможет

Нью-Васюки

Великий комбинатор

Статистика знает все

Мы чужие на этом празднике жизни

Торг здесь неуместен

Лед тронулся, господа присяжные заседатели