Тема: Помощь жертвам активного манипулирования психикой

  • Вид работы: Диплом
  • Предмет: Педагогика

Министерство образования Российской Федерации

 

Московский государственный открытый педагогический

университет имени М. А. Шолохова


Кафедра социальной и педагогической психологии



Дипломная работа




Гусенко Н. А.

 

 

 

«Помощь жертвам активного манипулирования

психикой»



Курс 5/5, заочное отделение



Научный руководитель:

 

Елизаров А. Н., кандидат

психологических наук

 













Москва

2002

Оглавление.

Введение                                                                                                        стр. 3


Глава 1. Уязвимость субъекта к методам активного

манипулирования психикой как предмет исследования

в современной психологии                                                                        стр. 5

1.1  Уязвимость субъекта к методам активного

 манипулирования психикой                                                                    стр. 5

1.2  Оценочные конструкты личности как возможный фактор

уязвимости субъекта к методам активного

манипулирования психикой                                                                      стр. 57

Глава 2. Эмпирическое исследование влияния особенностей

личностных конструктов испытуемых

на зависимость от рекламы                                                                        стр. 62

2.1 Программа исследования                                                                стр. 57

2.2 Результаты исследования и их анализ методом математической

статистики                                                                                                      стр. 71

2.3 Обсуждение результатов исследования                                        стр. 76

Заключение                                                                                                     стр. 81

Библиография                                                                                                стр. 83

Приложение









Введение.

 

Одним из самых значительных по уровню стрессогенного воздействия на человека является комплекс факторов, связанных с манипулированием психикой человека.

Актуальность темы «Помощь жертвам массового манипулирования психикой» очевидна, так как она является малоизученной отраслью психологической науки, но настолько значимой, что и является основной целью изучения данной темы.

Научная новизна нашей работы состоит в том, что нами впервые было проведено деление потребителей на зависимых и независимых от рекламы, чего не было найдено в уже существующих исследованиях по психологии рекламы.

К исследованию обращены работы многих авторов: Э. Гидденса, Г. Ле Бона, С. Прокоповича, З. Фрейда, К. Г. Юнга, Г. Келли, Х. Ортега - и -Гассет. В них рассматриваются особенности массового манипулирования психикой; феномен паники; влияние интернета на психику людей и другие воздействия, связанные с манипулированием. Аспекты психологической помощи жертвам массового манипулирования психикой изучены явно недостаточно, что и определяет актуальность темы дипломной работы.

Исследование проводилось в три этапа. На первом этапе выявлялись и изучались особенности систем конструктов зависимых и независимых от рекламы потребителей. На втором – выявлялась связь системы конструктов с ориентацией на отдельные рекламные носители. На третьем этапе выявилось влияние манипулирования на рекламозависимых испытуемых.

Рассмотрим исследовательский аппарат дипломной работы:

Объект исследования – выборка из 30 человек, возраст от 20 до 25 лет.

Предмет исследования – психологические предпосылки уязвимости субъекта к методам активного манипулирования психикой.


Цель исследования: исследовать влияние особенностей личностных конструктов испытуемых на зависимость от рекламы.

Гипотезы:

1. Люди с системой конструктов рекламируемой продукции более зависимы от рекламы, чем люди с иными системами оценочных конструктов.

2. Люди с системами конструктов «Техника – не является техникой», «Предметы роскоши – необходимое», «Примитивное – более совершенное» более зависимы от рекламы, чем люди с иными системами оценочных конструктов.

3. Люди с системой конструктов «Техника – не является техникой», «Предметы роскоши – необходимое», Примитивное – более совершенное» имеют потребительскую ориентацию по следующим факторам: фактор разделения товаров на одежду и не одежду, фактор эстетических функциональных особенностей товара, фактор обобщённых, наглядных характеристик, фактор классификации товаров на обыденные и для отдыха, и доступности их по цене, фактор сложности, совершенства вещи.


Задачи исследования:

1. На основе осуществляемого нами литературного анализа сформулировать гипотезу относительно возможного влияния личностных структур испытуемых на зависимость от рекламы.

2. Подобрать методики для проверки этих гипотез.

3. Сформировать выборку испытуемых.

4. Осуществить сбор экспериментальных данных согласно экспериментальному плану, заданному каждой гипотезой.

5. Представить полученные результаты в виде таблиц в удобной для восприятия форме.

6. Осуществить анализ полученных результатов с помощью методов математической статистики.

7. Обсудить полученные результаты.

8. Сформулировать рекомендации по использованию разработанных нами данных в психологическом консультировании.

В исследовании использованы следующие методики:

Репертуарная методика ролевых конструктов Г. Келли, ассоциативный эксперимент, созданный нами опросник.

В результате исследования получили, что всех испытуемых можно разделить на зависимых от рекламы, независимых от рекламы, испытуемых, которые не относятся ни к одной из крайних типов групп.

К жертвам массового манипулирования психикой относятся зависимые от рекламы испытуемые. Мы попытались установить особенности зависимых от рекламы испытуемых. Было выявлено, что зависимые от рекламы испытуемые выбирают определённые типы конструктов, реагируют на определённые слова-стимулы.

Козлов в своей книге «Психотехнологии изменённых состояний сознания» предлагает различные варианты помощи лицам с изменённым состоянием сознания. Мы же на основе этой книги сформулировали рекомендации по оказанию помощи жертвам массового манипулирования психикой.

Исследование проводилось в фирме ЛТК на выборке испытуемых в 30 человек, возраст от 20 до 25 лет.

Глава 1. Уязвимость субъекта к методам активного манипулирования психикой как предмет исследования в современной психологи.

1.1   Уязвимость субъекта к методам активного манипулирования психикой как предмет исследования в современной психологии.

Мятежи толпы, парламентские собрания, народ и народовластие, манипулирование через рекламу и другие формы коллективного действия вызывают ситуации манипулирования психикой людей. Эти воздействия становятся катастрофическими, когда они захватывают большое число людей и наносят вред психике человека.

ВОЗ определяет манипулирование психикой как ситуации, характеризующиеся непредусмотренными серьёзными, и непосредственными угрозами общественному здоровью. На людей, находящихся в таких условиях, действуют психотравмирующие обстоятельства, представляющие собой комплекс сверхсильных раздражителей, вызывающих нарушение психической деятельности в виде психогенных состояний. Остановимся на характеристике коллективных действий, которые могут вызывать манипулирование психикой человека.

Массовая психология рассматривает отдельного человека как члена племени, народа, касты, сословия или как составную часть человеческой толпы, в известное время и для определенной цели организующейся в массу. Явления, обнаруживающиеся в этих особых условиях - выражение особого, глубже не обоснованного первичного позыва, который в других ситуациях не проявляется [Меграбян, 1959, с. 40 - 56].

В науке Зигмундом Фрейдом очень хорошо рассматривается вопрос, что субъект подвержен манипулированию, когда он становится членом некоторой группы. Индивид при определенном условии чувствует, думает и поступает совершенно иначе, чем можно было бы от него ожидать, при включении в человеческую толпу, приобретшую свойство «психологической массы». Но что же такое «масса», чем приобретает она способность так решающе влиять на душевную жизнь отдельного человека и в чем состоит душевное изменение, к которому она человека вынуждает? [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

Ле Бон в своей книге «Психология масс» так отвечает на эти вопросы: «...В психологической массе самое странное следующее: какого бы рода ни были составляющие ее индивиды, какими схожими или несхожими ни были бы их образ жизни, занятия, их характеры и степень интеллигентности, но одним только фактом своего превращения в массу они приобретают коллективную душу, в силу которой они совсем иначе чувствуют, думают и поступают, чем каждый из них в отдельности чувствовал, думал и поступал бы. Есть идеи и чувства, которые проявляются или превращаются в действие только у индивидов, соединенных в массы. Психологическая масса есть «новое существо с качествами совсем иными, чем качества отдельных клеток». [Ле Бон, 1994, с. 63 - 70].

«Сознательная умственная жизнь представляет собой лишь довольно незначительную часть бессознательной душевной жизни... Наши сознательные действия исходят из созданного в особенности влиянием наследственности бессознательного субстрата. Субстрат этот создают в себе бесчисленные следы прародителей, следы, из которых созидается расовая душа. За мотивами наших поступков, в которых мы признаемся, несомненно, существуют тайные причины, в которых мы не признаемся, а за ними есть еще более тайные, которых мы даже и не знаем. Большинство наших повседневных поступков есть лишь воздействие скрытых, не замечаемых нами мотивов.» [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

В массе стираются индивидуальные достижения отдельных людей, и исчезает их своеобразие; расовое бессознательное проступает на первый план, сносится психическая надстройка, столь различно развитая у отдельных людей и обнажается (приводится в действие) бессознательный фундамент, у всех одинаковый. [Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого я/Психологические этюды. – Минск – Беларусь, с. 422 – 480.].

«У массовых индивидов наличествуют качества, которыми они не обладали, и причины этого в следующих трех основных моментах.

1. Первая из причин состоит в том, что в массе в силу одного только факта своего множества, индивид испытывает чувство неодолимой мощи, позволяющее ему предаться первичным позывам, которые он, будучи одним, вынужден был бы обуздывать. Для обуздания их повода тем меньше, т.к. при анонимности, и тем самым и безответственности масс, совершенно исчезает чувство ответственности, которое всегда индивида сдерживает.

2. Вторая причина - заражаемость - также способствует проявлению у масс специальных признаков и определению их направленности. Заражаемость есть легко констатируемый, но необъяснимый феномен, который следует причислить к феноменам гипнотического рода... В толпе заразительно каждое действие, каждое чувство, и притом в такой сильной степени, что индивид очень легко жертвует своим личным интересом в пользу интереса общего. Это - вполне противоположное его натуре свойство, на которое человек способен лишь в составе составной части массы.

3. Третья, и притом важнейшая причина, обуславливает у объединенных в массу индивидов особые качества, совершенно противоположные качествам индивида изолированного. Я имею в виду внушаемость, причем упомянутая заражаемость является лишь ее последствием... Индивид, находящийся в продолжение некоторого времени в лоне активной массы, впадает вскоре, вследствие излучений, исходящих от нее, или по какой-либо другой неизвестной причине в особое состояние, весьма близкое к «зачарованности», овладевающим загипнотизированным под влиянием гипнотизера... Сознательная личность совершенно утеряна, воля и способность различения отсутствуют, все чувства и мысли ориентированы в направлении, указанном гипнотизером [Рубинштейн, 1989,с. 256 – 380].

Таково, приблизительно, и состояние индивида, принадлежащего к психологической массе: ...исчезновение сознательной личности, преобладание бессознательной личности, ориентация мыслей и чувств в одном и том же направлении вследствие внушения и заражения, тенденция к безотлагательному осуществлению внушенных идей. Индивид не является больше самим собой, он стал безвольным автоматом.» [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

Приведем еще одну важную точку зрения для суждения о массовом индивиде: «Кроме того, одним лишь фактом своей принадлежности к организованной массе человек спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. Будучи единичным, он был, может быть, образованным индивидом, в массе он - варвар, т.е. существо, обусловленное первичными позывами. Он обладает спонтанностью, порывистостью, дикостью, а также и энтузиазмом и героизмом примитивных существ». [Ле Бон, 1994, с. 50 – 63].

 Затем Ле Бон особо останавливается на снижении интеллектуальных достижений, происходящем у человека при растворении его в массе.

Масса импульсивна, изменчива и возбудима. Ею почти исключительно руководит бессознательное. Импульсы, которым повинуется масса, могут быть, смотря по обстоятельствам, благородными или жестокими, героическими или трусливыми, но во всех случаях они столь повелительны, что не дают проявляться не только личному инстинкту, но даже инстинкту самосохранения. Ничто у нее не бывает преднамеренным. Если она и страстно желает чего-нибудь, то всегда ненадолго, она неспособна к постоянству воли. Она не выносит отсрочки между желанием и осуществлением желаемого. Она чувствует себя всемогущей, у индивида в массе исчезает понятие невозможного.

Масса легковерна и чрезвычайно легко поддается влиянию, неправдоподобного для нее не существует. Она думает образами, порождающими друг друга ассоциативно, не выверяющимися разумом на соответствие с действительностью. Масса, таким образом, не знает ни сомнений, ни неуверенности.

Масса немедленно доходит до крайности, высказанное подозрение сразу же превращается у нее в непоколебимую уверенность, зерно антипатии - в дикую ненависть.

Совершенно очевидна опасность массе противоречить, и можно себя обезопасить, следуя окружающему тебя примеру, т.е. иной раз даже «по-волчьи воя». Поэтому не столь уж удивительно, если мы наблюдаем человека, в массе совершающего или приветствующего действия, от которых он в своих привычных условиях отвернулся бы.

Будучи в основе своей вполне консервативной, масса питает глубокое отвращение ко всем новшествам и прогрессу и безграничное благоговение перед традициями. [Ле Бон, 1994, с. 63].

Массовые действия происходят в ходе революций и при многих других обстоятельствах менее драматичных социальных перемен - например, во время городских погромов. Действия толп погромщиков в целом могут казаться деструктивными и случайными, но часто служат определенным целям, ради которых они были предприняты.

Одним из наиболее важных ранних исследований  действий толпы была книга Густава Ле Бона «Толпа», опубликованная в 1895 году. Эта работа - результат изучения революционно настроенной черни в период французской революции. По его мнению, поведение людей, охваченных всеобщим возбуждением толпы, значительно отличается от их поведения в меньших группах. Под влиянием собравшейся толпы индивиды способны к совершению как варварских, так и героических поступков, которых они и сами от себя не ожидают. Например, революционная чернь, штурмовавшая Бастилию, несомненно, не думала о понесенных потерях, а уличные толпы в 1789 году явили миру многочисленные случаи бездумной жестокости. Ле Бон писал: «В изоляции человек может быть культурным индивидом; в толпе же он действует, как ему подсказывает инстинкт. Он одержим стихийностью, жестокостью, энтузиазмом и героизмом  примитивных существ» [Гидденс, 1992, с. 12 - 32].

Идеи Ле Бона замалчивались, хотя многие авторы впоследствии заимствовали их. Выступая консервативным критиком демократии, Ле Бон рассматривал французскую революцию, как начало эпохи, в которой «толпы», т.е. массы рядовых граждан, доминируют над своими законными правителями. По мнению Ле Бона, большие группы, включая парламентские ассамблеи, не в состоянии принимать рациональные решения, как это могут делать отдельные индивиды. Как и уличные толпы, они подвержены массовому возбуждению, моде или прихоти. Ле Бон хотел продемонстрировать, что демократия будет вызывать более примитивные реакции человеческих существ, подавляя более высокие, более цивилизованные наклонности.

Тем не менее, некоторые из идей Ле Бона, по крайней мере, об уличных толпах, представляются обоснованными. Подтверждено, что скопление в одном месте огромного числа людей в известных условиях может создавать коллективное возбуждение, приводящее к необычным типам активности. Порой зрители становятся «безумными» на концертах поп музыки или буйствуют во время спортивных встреч. Иной раз охваченные паникой люди устремляются в безопасное место, даже если при этом давят или затаптывают окружающих насмерть. Толпы людей в яростном возбуждении могут проходить по улицам, зверски избивая или убивая тех, кто им кажется врагами, - что и делали, например, с евреями в нацистской Германии. [Гидденс, 1992, с. 28 - 35].

Феномен паники. Паника возникает, когда масса разлагается. Характеристики паники в том, что ни один приказ начальника не удостаивается более внимания, и каждый печется о себе, с другими не считаясь. Гигантский, бессмысленный страх возрастает до такой степени, что оказывается сильнее всех связей и забот о других. Теперь, когда индивид печется только о самом себе, когда он с опасностью один на один, он, конечно, оценивает ее выше. Пример - пожар в театре или другом увеселительном месте.

Потеря полководца также порождает панику, причем опасность остается той же, но если порывается связь с вождем, то, как правило, порываются и взаимные связи  между массовыми индивидуумами со всеми вытекающими последствиями. [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

Рассмотрим следующий метод активного манипулирования – воздействие парламентских собраний на психику человека. Достаточно широко в литературе представлены особенности деятельности парламентских собраний. Парламентские собрания являют собой толпу неоднородную и анонимную. Несмотря на свой различный в разные эпохи и у разных народов состав, они обнаруживают многочисленные сходные черты. Парламентские собрания в очень непохожих друг на друга странах, например, в Греции, Италии, Португалии, Испании, Франции, весьма сходны по характеру прений и голосований, и причиняют одинаковые трудности правительствам. [Ле Бон, 1994, стр.63].

Впрочем, режим парламентаризма воплощает идеал всех современных цивилизованных народов, несмотря на то, что в основе его лежит хотя и общепринятая, но ложная идея, что множество собравшихся вместе людей скорее отыщут мудрое и независимое решение проблемы, нежели небольшое их число. Парламентские собрания обнаруживают черты, присущие любой толпе: примитивность идей, раздражительность, возбудимость, чрезмерность чувств, преобладающее влияние вожаков. Но парламентскую толпу, хотя бы в силу ее весьма специфичного состава, отличают и некоторые особенности.

Важнейшая ее черта - склонность к примитивным, упрощенным мнениям. Скованные догматами и логикой, с головами, полными неопределенно-общих соображений, парламенты проводят в жизнь свои неизменные принципы, не обращая внимания на события. [Ле Бон, 1994, стр.63].

Парламентские толпы очень легко поддаются внушению; как и во всякой толпе, внушение исходит от вожака. Но внушаемость парламентских собраний имеет четкие границы.

По вопросам, затрагивающим местные интересы, каждый член парламента имеет настолько устойчивое и не подверженное никаким переменам мнения, что никакие аргументы не в состоянии их поколебать. Даже талант Демосфена не мог бы заставить депутата голосовать как-то иначе по вопросам, затрагивающим интересы влиятельных групп избирателей.

В общих же вопросах стойкость мнений исчезает, и на парламент могут воздействовать внушения выделяющихся в собрании вожаков, но не так, как в обычной толпе. Каждая партия имеет своих лидеров, пользующихся  иногда в парламентском собрании равным (по отношению друг к другу) влиянием, отчего депутат сплошь и рядом подвергается противоположным внушениям, он зачастую за какие-нибудь четверть часа способен переменить свое мнение на прямо противоположное и добавить к только что принятому закону некую статью или поправку, совершенно уничтожающую его. [Ле Бон, 1994, стр.63].

Поэтому законодательные собрания наряду с весьма определенными принимают и очень расплывчатые решения.

Когда парламентские собрания достигают некоторого градуса возбуждения, они становятся похожими на обычную разнородную толпу, крайние чувства захватывают их. Они способны на героизм и на самые гнусные низости. Индивид перестает быть самим собой и способен проголосовать за меры, идущие в ущерб его собственным интересам [Ле Бон, 1994, стр. 63].

К счастью, эти черты парламентских собраний непостоянны. Они лишь иногда превращаются в толпу. В большинстве случаев люди, составляющие их, сохраняют свою индивидуальность, и поэтому парламенты способны принимать превосходные технические законы. Правда, эти законы чаще всего готовятся специалистами в кабинетной тиши, и поэтому они представляют собой плод труда одного индивида, а не целого собрания. Эти законы относят к числу лучших, а неудачные коллективные поправки только портят и разрушают их.

Вопреки всем трудностям, связанным с деятельностью парламентских собраний, они все-таки представляют собой лучший из найденных способов самоуправления народов и самой возможности их самозащиты от ига личной тирании [Ле Бон, 1994, стр. 63 - 68].

К влиянию народа и народовластий на уязвимость субъектов обращена книга Прокоповича «народ и народовластие».

Первые же попытки применения демократических начал народного самоуправления показали, что политическая демократия представляет собой формулу, которая может быть заполнена различным содержимым. По мере включения масс в активную политическую жизнь стали один за другим возникать вопросы о демократизации экономической структуры общества, народного образования, о правах национальностей на родной язык и национальную культуру, об освобождении колониальных народов, о неприкосновенности для политической власти прав граждан на политические свободы. Но исторический опыт показывает, что отсталые в политико-экономическом и культурном отношениях страны не могут разрешить свои исторические задачи путем простого заимствования политических форм стран передовых; что вообще каждая страна имеет свой путь политико-национально-исторического развития. [Прокопович, 1992, с. 30 - 40].

Массы, делающие политику, руководствуются иллюзиями и утопиями, очень далекими от действительности и неосуществимыми; люди, тщательно учитывающие исторически возможное и старающиеся предупредить общественные эксцессы, никогда не становятся вождями масс и производят впечатление лишних в политической жизни людей. Поэтому история полна эксцессов, мучений и крови; она всегда идет зигзагами; в погоне за очередными иллюзиями, неприемлемыми действительностью, происходит колоссальная растрата национальных сил, упадок, а иногда и гибель государства. Основной причиной этого иррационального характера политической жизни  и деятельности является неподготовленность народных масс к разрешению многочисленных и сложных задач, поставленных перед современным государством.

Причина политического бесплодия этих народных масс лежит в их политической психике.

Процесс политического и культурного воспитания народных масс более или менее гладко идет в передовых европейских парламентных демократиях, богатых, свободных и культурных. Народные массы постепенно утрачивают в них свой эмоциональный, стадный характер, развивают свой политический кругозор и приобретают способность к рациональному политическому мышлению.

В сложных политических вопросах деятельность государственных людей, как и всяких других специалистов в их профессиях, могут радикальным образом расходиться с общественным мнением их избирателей. Член парламента выбирается голосующими за него избирателями не потому, что он способен целиком уйти в защиту их местных интересов, иметь их узкий политический кругозор и разделять все их предрассудки и верования, а потому, напротив, что он больше понимает в политике, чем обыватель, никогда прежде о них не думавший. Равенство политических прав не дает людям равных способностей и знаний: если народные массы знают, что, в конечном счете нужно для их блага, то в то же время они далеко не всегда знают, какими средствами могут быть достигнуты цели [Прокопович, 1992, с. 30 - 40]. Поэтому избиратели должны сознательно идти на выборы; они должны быть готовыми к тому, что их представители в парламенте будут защищать идеи и требования, значительно расходящиеся с их обывательскими суждениями. В парламент надо выбирать не средних людей, точно выражающих мнение избирателей, а людей лучших, более способных и более знающих, т.е. привлекать к законодательной и административной работе квалифицированные силы, лучших людей, которые обладают политическими знаниями, опытом и моральной устойчивостью.

Оценивая травмирующее воздействие различных неблагоприятных факторов, возникающих в жизненных условиях на психическую деятельность человека, следует отличать непатологические психоэмоциональные реакции людей на экстремальную ситуацию и патологические состояния – психогении (реактивные состояния). Для первых характерна психологическая понятность ситуации, её прямая зависимость от ситуации, и, как правило, небольшая продолжительность. При непатологических реакциях сохраняется работоспособность, возможность общения с окружающими и критического анализа своего поведения (тревожность, страх, беспокойство за судьбу родных и близких). В литературе такие реакции обозначаются как состояние стресса, психической напряжённости, аффективные реакции и так далее. Патологические состояния возникают с добавлением физического насилия (в сектах…). Психопатологические психогенные расстройства являются болезненными состояниями, выводящими человека из строя. Расстройства сознания. В настоящее время психогении разделяют на невротические реакции и состояния (неврозы), реактивные психозы и аффективно-шоковые реакции.

В ситуациях массового манипулирования психикой возникает постепенное возникновение психических расстройств у большого числа людей. Из анализа СМИ была выделена следующая информация.

Реклама - двигатель прогресса. Но как же она влияет на здоровье и что она двигает в нашем организме?! Движения нашего организма под действием рекламы очень интересны. Каждый вечер, сидя перед телевизором, мы, сами того не замечая, подвергаемся воздействию рекламы. К чему же это может привести? Подобное исследование провели ученные российского НИИ рекламологии и адвертизма им. Т. Аси. В результате проведенного исследования было установлено, что после просмотра рекламы про прокладки и крылышки у 15,0001% мужчин возникли мысли о смене пола, погрешность составила 3% (эти мужчины решили стать Наполеном). По данным опроса проведенного журналом PlayBoy 30% мужчин хотели бы видеть Тетю Асю на обложке журнала на протяжении минимум полугода, в данном случае, погрешность составила 5% (этим мужчинам хотелось бы видеть Билла Клинтона, это можно обяснить историей с Моникой Левински). Этот странный феномен был изучен психологами университета штата Пенсильвания еще в прошлом году. Объяснить это явление можно исходя их теории Фрейда о скрытой гомосексуальности мужчин, то есть видя на голубом экране мужчину, совершающего половой акт с женщиной, мужчины сублимируют свое сознание на место женщины, таким образом восполняя бедный мир сексуальных фантазий [СМИ].

 

Уровень сознания современного человека, конечно, неизмеримо выше, чем у дикаря, и процесс индивидуации (становления личности) проходит исключительно через сознание. Юнг с грустью замечает, что, несмотря на повышенный уровень сознания, нынешние люди пользуются им не для индивидуации, а совсем для других целей. Сам по себе возросший уровень сознательности еще отнюдь не гарантирует, что психическую жизнь человека нельзя свести к коллективным ее формам. Сознание может преспокойно оставаться сознанием, но при этом быть одержимым «содержаниями бессознательного», отдавая себе отчет в чем угодно, только не в этой своей одержимости. Именно это и происходит, по Юнгу, в современном обществе с его массовой «культурой», подавлением личности и тоталитарным государством. Наблюдается уязвимость личности в массовом манипулировании. Даже демократия с ее стремлением к поощрению индивидуальных «свобод» не защищает человека от одержимости коллективным началом - ведь она изначально ориентирована на большинство. [Юнг, 1994, с. 134 - 156].

Поэтому «масса» может быть охарактеризована также и как явление психологического плана. Это не всегда скопление людей. Посмотрев на одного-единственного человека, мы можем сказать, является ли он человеком-массой или нет. В силу ряда причин человек-масса - это тот, кто не может оценить самого себя, как с плохой, так и с хорошей стороны, это тот, кто чувствует себя «таким как все» и отнюдь не переживает из-за этого. Человек-масса чувствует себя совершенным во всех отношениях, он тщеславен, он не видит необходимости меняться или менять свой образ жизни. Ему нравится чувствовать себя таким, как все. Он способен только требовать исполнения своих прав и не способен на созидательную деятельность ни в одной из сфер существования, даже если он обладает большими силами и возможностями. Представьте себе простого человека, который пытается дать самому себе оценку в силу каких-то особых причин, например, чтобы узнать, есть ли у него какой-либо талант, отличается ли он чем-то от других или нет. И вот он узнает, что у него нет никаких выдающихся качеств. Этот человек будет чувствовать себя посредственностью, бездарным, обычным человеком, но не будет себя чувствовать «человеком-массой». В отличие от человека-массы человек, принадлежащий к избранному меньшинству, требователен и взыскателен к себе, он способен быть аскетом, он чувствует внутреннюю потребность служить этическим ценностям. Иначе говоря, аристократию отличают не ее права, а ее обязанности.

Когда речь заходит об «избранном меньшинстве», то в быту обычно извращается значение этого выражения, считается, что человек «избранного меньшинства» - высокомерный нахал, полагающий себя выше остальных, однако это не так. «Избранный» требует от себя больше, чем другие, тем самым, усложняя себе жизнь, а не плывет без особых усилий по течению, как человек-масса. [Ортега-и-Гассет, 1991, с. 40 - 228].

Разделение на массу и исключительное меньшинство не является, таким образом, делением на классы. Это деление на типы людей. Среди представителей каждого класса есть масса и избранное меньшинство. В наше время даже в среде интеллектуалов, которые по своей сущности призваны быть людьми высокого интеллектуального уровня, мы замечаем все больше и больше псевдоинтеллектуалов - непрофессиональных, некомпетентных и не обладающих ни одним из присущих интеллектуалам качеств. С тем же явлением мы встречаемся и в среде сохранившихся аристократов. С другой стороны, довольно часто сейчас можно встретить среди рабочих людей с высокой дисциплиной духа. А ведь именно рабочие раньше и составляли толпу.

В обществе существуют самые различные виды деятельности. Есть и такие, которые по своей природе имеют специфический характер и, следовательно, не могут выполняться людьми, не имеющими к ним специальной склонности, например, некоторые виды искусства или же сфера управления и политических суждений об общественных делах. Раньше эти функции выполнялись так называемыми «людьми благородного происхождения». Массы же не стремились к этому виду деятельности, они отдавали себе отчет в том, что если бы они хотели в нее вписаться, то им надлежало бы приобрести специальную подготовку и иметь особые способности, и тогда они перестанут быть массой. Раньше массы наизусть знали свою роль в общественной жизни.

Сейчас все нам указывает на то, что массы, во что бы то ни стало, решили выдвинуться на передний план и завладеть всем тем, что ранее принадлежало немногим. Масса, не переставая быть массой, вытесняет меньшинство. В наше время эта болезнь распространилась на все сферы общественной жизни. Массы пришли и к политической власти. Массы действуют, не придерживаясь строгих принципов и восторженной веры в закон, массы действуют в обход законов, пуская в ход материальное давление. Они не уважают меньшинство, теснят его и занимают его место [Ортега-и-Гассет, 1991, с. 40 - 228].

Анализ научной литературы показывает, что уязвимость субъекта возрастает с появлением вожака, лидера. Склонную ко всем крайностям массу и возбуждает лишь чрезмерное раздражение. Тот, кто хочет на нее влиять, не нуждается в логической проверке своей аргументации, ему подобает живописать ярчайшими красками, преувеличивать и всегда повторять то же самое.

Так как масса в истинности или ложности чего-либо не сомневается и при этом сознает свою громадную силу, она столь же нетерпима, как и подвластна авторитету. Она уважает силу, добротой же, которая представляется ей всего лишь разновидностью слабости, руководствуется лишь в незначительной мере. От своего героя-вожака она требует силы, даже насилия. Она хочет, чтобы ею владели и ее подавляли, хочет бояться своего господина. [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

Хотя потребность массы идет вождю навстречу, он все же должен соответствовать этой потребности своими личными качествами. Он должен быть сам захвачен глубокой верой (в идею), чтобы пробудить эту веру в массе; он должен обладать сильной импонирующей волей, которую переймет от него безвольная масса. Вожди становятся влиятельными благодаря тем идеям, к которым они сами относятся фанатически. Этим идеям, как и вождям, Ле Бон приписывает помимо этого таинственную, неотразимую власть, называемую им «престижем». Престиж есть своего рода господство, которое возымел над нами индивид, деяние или идея. Оно парализует всю нашу способность к критике и исполняет нас удивлением и уважением. Оно вызывает, очевидно, чувство, похожее на завороженность гипноза [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

Притягательность вожака имеет индивидуальный характер и держится не именем и не славой. Толпа тот час перестала бы быть толпой, если бы приняла во внимание заслуги вожаков перед отечеством или перед партиями. Толпа повинуется лишь притягательности вожака: чувства интереса или благодарности тут не при чем. [Ле Бон, 1994, с. 58 - 63].

Масса попадает под поистине магическую власть слов, которые способны вызывать в массовой душе страшнейшие бури или же эти бури укрощать. «Разумом и доказательствами против определенных слов и формул борьбы не поведешь. Стоит их произнести с благоговением, как физиономии тот час выражают почтение, и головы склоняются. Многие усматривают в них стихийные силы или силы сверхъестественные. Вспомним также о табу имен у примитивных народов, о магических силах, которые заключаются для них в именах и словах [Фрейд,1979, с. 422 – 480.].

Парламентский вожак может быть умным и образованным человеком, но эти качества скорее вредны, нежели полезны для него. Речи самого знаменитого из них, Робеспьера, сплошь и рядом поражают своей бессвязностью. Читая их, невозможно объяснить причину загадочного всемогущества диктатора. Страшно подумать о той власти, которую дает наделенному притягательностью человеку твердое убеждение, соединенное с крайней узостью ума [Ле Бон, 1994, с. 42 - 63].

Успех речи в парламенте зависит почти целиком от обаяния оператора, а совсем не от выдвигаемых им доводов.

Неизвестный оратор, поднявшийся на трибуну только с разумными доводами, не имеет ни малейшего шанса быть хотя бы выслушанным.

Средства убеждения, которые используют вожаки, в сущности, те же, что и в любой иной толпе. В интересах вожаков позволять себе самые невероятные преувеличения. На толпу они действуют тем сильнее, чем больше ярости и угроз в речи оратора. Нет лучшего средства усмирить слушателей, не способных на протест из опасения прослыть изменниками или сообщниками. [Ле Бон, 1994, с. 63 - 68].

Достаточно широко в литературе представлены особенности деятельности стадного инстинкта. Ле Бон считает, что как только живые существа собраны воедино в определенном числе, все равно будь то стадо животных или человеческая  толпа, они инстинктивно ставят себя под авторитет главы. Масса - послушное стадо, которое не в силах жить без господина. У нее такая жажда подчинения, что она инстинктивно подчиняется каждому, кто назовет себя ее властелином [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

В. Троттер ведет наблюдаемые у массы психические феномены от стадного инстинкта, который прирожден человеку так же, как и другим видам животных. Биологически эта стадность есть аналогия и как бы продолжение многоклеточности, выражение склонности всех однородных живых существ к соединению во все более крупные единства. Отдельный индивид чувствует себя незавершенным, если он один. Противоречие стаду равно отделению от него, и поэтому противоречия боязливо избегают. Но стадо отвергает все новое, непривычное. Стадный инстинкт - по Троттеру - нечто первичное, даже неразложимое. [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.]

Высказывание Троттера, что человек - животное стадное, Фрейд исправляет в том смысле, что человек, скорее, животное орды.

Существует предположение Чарльза Дарвина, что первобытной формой человеческого общества была орда, в которой неограниченно господствовал сильный самец.

Конечно, это только гипотеза, как и столь многие другие, с помощью которых исследователи доисторического периода пытаются осветить тьму первобытных времен.

Но масса кажется нам вновь ожившей первобытной ордой. Так же как в каждом отдельном индивиде первобытный человек фактически сохранился, так из любой человеческой толпы может снова возникнуть первичная орда; поскольку массообразование обычно владеет умами людей, мы в нем узнаем продолжение первичной орды. Мы должны сделать вывод, что психология массы является древнейшей психологией человечества; все, что мы, пренебрегая всеми остатками массы, изолировали как психологию индивидуальности, выделилось из древней массовой психологии.

Подведём итоги анализа коллективных оценок. Для правильного суждения о нравственности масс следует принять во внимание, что при совместном пребывании индивидов массы у них отпадают все индивидуальные тормозящие моменты и просыпаются для свободного удовлетворения первичных позывов все жестокие, грубые, разрушительные инстинкты, дремлющие в отдельной особи, как, пережитки первобытных времен. Но под влиянием внушения массы способны на большое самоотречение, бескорыстие и преданность идеалу. В то время как у изолированного индивида едва ли не единственным побуждающим стимулом является личная польза, в массе этот стимул преобладает очень редко. Можно говорить о повышении нравственного уровня отдельного человека под воздействием массы. Хотя и интеллектуальные достижения массы всегда много ниже достижений отдельного человека, ее поведение может, как немного превышать уровень индивида, так и намного ему уступать. [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

Нравственный облик массы в иных случаях бывает выше, чем нравственность составляющих ее индивидов, и такая совокупность людей способна к высокому бескорыстию и преданности [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

«Личная выгода является едва ли не единственной побудительной причиной у изолированного индивида, однако у массы она преобладает весьма редко» [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.]. Так считает Ле Бон.

Другие заявляют, что, в сущности, общество является тем, что предписывает человеку нормы его нравственности, отдельный же человек, как правило, от этих высоких требований каким-то образом отстает. Еще и другое: при исключительных обстоятельствах в коллективности возникает энтузиазм, благодаря которому совершены замечательные подвиги [Фрейд, с. 422 – 480.].

Что касается интеллектуальных достижений, то все же продолжает оставаться неоспоримым, что великие решения мыслительной работы, чреватые последствиями открытия и разрешения проблем, возможны лишь отдельному человеку, трудящемуся в уединении. Но и массовая душа способна на гениальное духовное творчество, и это, прежде всего, доказывает сам язык, а также народная песня, фольклор и другое. И, кроме того, остается нерешенным, насколько мыслитель или поэт обязан стимулам, полученным им от массы, среди которой он живет, и не является ли он, скорее, завершителем душевной работы, в которой одновременно участвовали другие [Фрейд, 1979, с. 422 – 480.].

Наиболее актуальным является анализ уязвимости личности к воздействиям рекламы. В середине двадцатого века началось серьезное изучение того, без чего уже трудно представить нашу жизнь - рекламы. Мы сталкиваемся с рекламой повсюду - сидя дома перед телевизором, слушая радио, по пути на работу или учебу - везде, где бы мы не находились мы видим или слышим рекламные объявления, рассказывающие о новых товарах или услугах.

Некоторых людей раздражают постоянные рекламные ролики, появляющиеся посреди любимой телепередачи или повторяемые 100 раз за час по радио. Однако стоит обратить внимание на то, что как бы нам не нравилось это “засилие рекламы” - мы постоянно следуем ей - выбираем “Pepsi”, читаем  “ТВ-парк”, покупаем  телевизоры “SONY”, пользуемся услугами Столичного Банка Сбережений - да мало ли что еще. Не приходится говорить о том, что выбираем мы исключительно “отрекламированных” президентов - никто не поставит на “темную лошадку”. Причем одна реклама действует на нас более агрессивно, чем другая.

Каждый человек объясняет этот парадокс по-своему. Но существует также и научная точка зрения, основанная на многолетних исследованиях, что делает ее более предпочтительной перед ненаучными, хотя нельзя с уверенностью сказать, что она является правильной.

Новые специалисты называют себя теперь "аналитиками мотивов", или "исследователями мотивов". Лун Ческин, один из виднейших деятелей в этой области, определил ее следующим образом:

“Анализ мотивов относится к типу исследований, которые ставят целью узнать, что побуждает людей делать тот или иной выбор. В этих исследованиях используются средства, предназначенные постичь области бессознательного или подсознательного, поскольку предпочтения обычно определяются факторами неосознаваемыми. Фактически покупатель действует эмоционально и принудительно, реагируя на образы и побуждения, связанные в подсознании с продуктом"

Один специалист по рекламе сказал однажды, что женщины платят за крем во много раз дороже, чем за мыло, потому что мыло сулит им только чистоту, а крем - красоту. "Люди покупают не ланолин, а надежду, не апельсины, а жизненную силу, не автомобили, а престиж.

В исследованиях мотивов и соответствующих экспериментах нет ничего неприкосновенного и святого... Они имеют свои серьезные и смешные стороны, но, кроме того, - считаю своим долгом сказать об этом откровенно, - они имеют и глубоко античеловеческий смысл. Многие из них представляют скорее регресс, а не прогресс для человека в его длительной борьбе за то, чтобы стать разумным и самостоятельно мыслящим существом [Леонтьев, 1983, с. 6 - 40.].

Практически эти методы очень далеки от непогрешимости, точности, что вынужденны признать и многие специалисты-психоаналитики. "Но тем не менее ужасное начало положено".

При психологическом исследовании анализа уязвимости личности к воздействиям от рекламы главную роль играет психоанализ. Увлечение психоанализом объясняется падением спроса на многие американские товары и разочарованием в традиционных методах исследования рынка.

Самым распространенным среди них был статистический метод подсчета перспективных потребителей ("метод подсчета сторонников"), заключающийся в предварительном выявлении лиц, склонных приобрести тот или иной товар [Рунион, 1982, с. 145 - 195.].

Например: женщины такого-то возраста, такого-то общественного и семейного положения, проживающие в таком-то штате, готовы купить такой-то предмет домашнего обихода по такой-то цене.

Более углубленными наблюдениями установлено, что люди часто не знают, чего хотят, и вовсе не расположены откровенно делиться своими симпатиями и антипатиями.

Примеры - Фирма, выпускавшая кетчуп, получала много жалоб на свою продукцию, но когда стала выпускать новый сорт, то сильно повысился спрос на старый. Одним исследованием обнаружено, что важнейшим мотивом при выпуске журнала служит престиж издания. Фактически же оказалось, что обычные популярные журналы имеют гораздо больше подписчиков.  - Женщин, ожидавших начала лекции, попросили посидеть в двух залах, из которых один был обставлен по-современному, а второй - по-старинному - роскошной стильной мебелью, богатыми коврами и т. п. Почти все из них заняли старинный зал, но на вопрос, который им больше понравился, ответили, что современный. - Домашние хозяйки, получившие на продолжительную пробу три пакета с моющим порошком, нашли между ними существенную разницу. Порошок в желтой упаковке показался им очень сильным, разъедающим белье, в синей - слишком слабым, оставляющим белье грязным. Наилучшим признали порошок в сине-желтой упаковке. На самом деле порошок во всех упаковках был одинаковым. - Среди лиц, заявивших, что не любят копченой сельди, 40% никогда ее не пробовали. - Множество людей чистят зубы раз в день, по утрам, т. е. именно после того, как в течение ночи успели разложиться остатки пищи, ради удаления которых и прибегают к зубной щетке. Исследование этой, на первый взгляд, несуразной привычки показало, что люди очищают утром рот для того, чтобы избавиться от неприятного запаха, появившегося ночью. Другими словами, от чистки зубов ожидают не только гигиенического, но и вкусового эффекта. Этот мотив и был успешно положен затем в основу рекламы зубной пасты.

Журнал "Бизнес уик", комментируя кажущееся часто неразумным поведение покупателей, писал: "Люди действуют как будто неблагоразумно, в действительности же целесообразно. Их поведение приобретает смысл, если рассмотреть его именно с точки зрения их потребностей, целей и побуждений. В этом, кажется, и состоит секрет понимания людей и воздействия на них".

В середине века американскую торговлю стало беспокоить и то обстоятельство, что потребители довольны тем, что у них есть, и не очень стремятся к новым приобретениям. Между тем количество товаров возросло с 1940 года в четыре раза и было установлено, что каждые 25 лет производительность труда удваивается. Таким образом возникла опасность перепроизводства, тем более грозная, что значительно возросла покупательная способность населения.

Это вызвало настоятельную необходимость стимулировать торговлю любыми средствами. Специалисты-производственники стали переучиваться на коммерсантов, и в высших кругах строились планы революции в торговле. Расходы на рекламу составили в 1955 г. девять миллиардов долларов против восьми в 1954 и шести в 1950. Некоторые фирмы стали вкладывать в рекламу до четверти своих доходов, а один крупный фабрикант косметики воскликнул: "Мы продаем не губную помаду, а покупаем потребителей".

На пути увеличения спроса на товары стояли два сильнейших препятствия: первое - как будто полная удовлетворенность населения прежними приобретениями и второе - все возраставшая стандартизация продуктов, лишавшая их индивидуальных признаков.

Именно в то время забрезжили две новые идеи, подсказанные психологами: пропагандировать среди населения чувство недовольства тем, что у него есть, и все мерно побуждать ко все новым и новым покупкам; обратиться к стимулам, хранящимся в подсознании потребителей и энергично их эксплуатировать.

"Чем больше сходство между продуктами, - заявил тогда видный специалист по рекламе Дэвид Огилви, - тем меньшую роль при их выборе играет рассудок. Это касается не только сигарет, пива, кондитерских изделий и т. п. предметов широчайшего спроса, но также автомобилей".

Ему вторил другой специалист, предлагавший решительные меры. "Если падает спрос на какой-либо товар, - писал он, - то необходимо оглушить потребителя таким образом, чтобы он сделал -покупку пока находится в бессознательном состоянии".

Слово "бессознательное" стало девизом и содержанием нового направления в рекламе [Коростелина, 1999, с. 25 - 42].

В психологическом исследовании уязвимостью субъекта к активному манипулированию наиболее продвинулись учёные из США. Современные рекламные специалисты США придерживаются теории трех психологических состояний: 1) человек знает, что с ним происходит, и может объяснить это; 2) человек отдает себе отчет в своих чувствах, но не может объяснить их причину; 3) человек ничего не знает ни о своем состоянии, ни о вызвавших его причинах. Особенно усиленно изучаются в последнее время состояния второе и третье. Это область анализа мотивов. За звание родоначальника этого направления спорят между собою Эрнест Дихтер, руководитель Института анализа мотивов, и Лун Ческин, директор Института цвета.

Анализ мотивов приобретает все больше последователей. Об этом можно судить хотя бы по тому, что справочник, составленный психологом Джорджем Смитом и содержащий сведения о 150 исследователях мотивов и более 80 фирмах, заинтересованных в таких исследованиях, стоит 25 долларов. Вообще же психологов, работающих на рекламу, насчитывается ныне в США по крайней мере семь тысяч. Они числятся либо в штате рекламных фирм, либо непосредственно в рекламных отделах промышленных и торговых предприятий.

Доктор Лихтер получает за однодневную психологическую консультацию 500 долларов, а его институт занимает 30 комнат, в которых скрытым образом изучаются реакции телезрителей на соответствующие телепередачи. Институт издает журнал "Мотивы", годовая подписка которого стоит 100 долларов. За специальные исследования взимается от нескольких сот долларов до 25 тыс. Доход института составил в 1955 году 750 тысяч долларов. Работают в нем 25 специалистов-психологов, антропологов. Доктор Лихтер утверждает, что к приобретению товара побуждают чувства, таящиеся в глубинах мозга, и именно их надо мобилизовать при помощи рекламы. "Продавайте, - сказал он однажды владельцу обувной фирмы, - не туфельки, а красивые ножки".

Другой видный сторонник анализа мотивов, Пьер Мартино, заведующий отделом исследований газеты "Чикаго трибюн" тратит ежегодно на психологические и социологические изыскания сто тысяч долларов. "Я хочу найти разумное объяснение тому, - писал Мартина, - что современная реклама пытается делать путем сочетания множества видов символической связи. Здесь и семантика, и эпистемиология символических форм Кассирера и Лангера, вся психология эстетики и символическое по ведение в понимании антропологов".

Лун Ческин возглавляет институт, 50 сотрудников которого занимаются изучением влияния цвета и другими глубинными исследованиями. Он любит вспоминать о том, как однажды победил доктора Лихтера в конкурентном исследовании одной фабричной марки.

Третий видный сторонник анализа мотивов - Джеймс Викари психолог, социолог, антрополог.

Исследованием мотивов занимаются также крупнейшие рекламные фирмы. Такими исследованиями руководят весьма авторитетные специалисты, заставляющие своих подчиненных повышать квалификацию при помощи лекций и чтений соответствующей литературы, куда входят уже сотни названий, в том числе и работы И. П. Павлова. Предметом исследования одной из таких фирм послужил, например, биологический месячный цикл женщины, с целью установить эмоциональные особенности каждого периода и наиболее эффективные мотивы потребления тех или иных товаров, соответствующие этим эмоциональным состояниям [Миллер, 2000,с. 200 – 285].

Методы исследования мотивов нередко черпаются из психиатрической клиники. К ним относится, к примеру, психоаналитическая беседа, проводимая также по телевидению и имеющая целью выявить все оттенки чувств, вызываемые, в частности, такими интимными товарами, как слабительные, средства от пота, полноты, гигиенические салфетки и т. п.

Применяются также методы замаскированные, когда исследуемые лица не подозревают цели опыта и обнаруживают себя косвенным путем, описывая, например, незнакомую картину или толкуя причудливые чернильные пятна (тест психиатра Германа Роршаха). Такой метод носит название проекционного.

Кроме психологических используются физиологические методы исследования, например, кожно-гальванического рефлекса. Производятся исследования при помощи гипноза, позволяющие восстановить давно воспринятые впечатления, выявить склонность испытуемых к одним маркам товара и отрицательное отношение к другим.

Опыты с подпороговыми эффектами. В одном кинотеатре в Пью-Джерси во время демонстрации фильма на экране появилась реклама мороженого. Вспышки были очень короткими, но достаточными для того, чтобы их заметили. В результате резко увеличилась продажа мороженого. После этого были проведены успешные опыты также с телезрителями, но специалисты считают, что такие опыты больше подходят для кино.

"Люди странно преданы своей марке сигарет, но даже при специальных испытаниях не могут отличить ее от других. Они курят целиком ее образ". Такой вывод сделали авторы одного исследования. Задача рекламы, стало быть, состоит в том, чтобы создать в умах потребителей такие образы товаров, которые в условиях конкуренции побуждали бы их приобрести рекламируемое. Это тем более необходимо, что многие предметы потребления стандартизированы. Только шесть человек из 300 испытуемых смогли различить марку трех предложенных им сигарет. Лун Ческин создал образ маргарина в виде цветка клевера, а Дэвид Огилви - образ мужской рубашки в виде усатого мужчины с черной повязкой на глазу. Образ этот повторялся множество раз в рекламах фирмы, даже без текста, и имел большой успех.

В 50-х годах одна рекламная фирма провела исследование 8 курящих мужчин и заранее установила, какой марке сигарет привержен каждый из них. Применялись различные методы, в том числе тест Роршаха. Подробности опыта засекречены [Миллер, 2000,с. 200 – 285].

После падения спроса на сигареты, вызванного широко опубликованными данными о связи курения с легочным раком, многие ведущие фирмы изменили свои марки, стремясь создать новые образы, более соответствующие личным особенностям потребителей.

Специальными исследованиями установлено, что только незначительная часть покупателей автомобилей интересуется их техническими качествами. Для подавляющего большинства он имеет социальное и психологическое значение, как символ их индивидуальности и общественного положения. В одном исследовании установлена даже связь между маркой машин и наиболее ей соответствующей (по мнению исследователей) личной и общественной характеристикой предполагаемого покупателя. О таком лице опытный психолог может заранее сказать, какие он курит сигареты, какой потребляет крем для бритья, какой бритвой бреется, и какой авторучкой пишет.

У жертв активного манипулирования психикой используется анализ их внутренних переживаний. Реклама строится на смягчении или подавлении чувства вины, испытываемой потребителями при покупке некоторых товаров, например, сигарет, кондитерских изделий, алкогольных напитков (чувство вины за нарушение гигиенических правил).

Установлено, что люди курят, чтобы освободиться от напряженного состояния, стать более общительными или уравновешенными, наградить себя за труды. Самый важный мотив: американцы курят вопреки грозящей им опасности. Это доказывает их силу, мужество. Курящие подростки демонстрируют этим свою самостоятельность, зрелость. Курящие молодые люди выглядят старше, а пожилые - моложе.

"Вина" потребителей конфет была смягчена тем, что стали выпускать маленькие или плиточные конфетки, которые можно есть по кусочку, не нарушая их вида. Это же рекомендовалось текстом рекламы, добившейся заметного успеха в сбыте "запрещенных" сластей.

Исследованиями страха перед воздушной катастрофой установлено, что люди не столько боятся своей смерти, сколько реакции семьи на их гибель. Один из исследованных мужчин представлял себе, как жена, узнав о его гибели, скажет: "Проклятый «дурак», не мог ехать поездом". В результате авиакомпании стали изображать на своей рекламе маленькую женщину и убеждать ее (текстом рекламы), что таким путем муж скорее к ней вернется. Одновременно стали подбирать стюардесс и пилотов, умеющих говорить спокойно, убедительно, и более того, стали даже специально учить персонал таким интонациям, записывая их выступления на пленку для последующего их разбора. (Образец объявления: "Компания ищет пилота, который умеет так же хорошо говорить по радио, как он ведет машину".)

Многие клиенты боятся банков и предпочитают брать взаймы у частных заимодавцев, хотя те берут более высокий процент. Лихтер объясняет это более строгим моральным авторитетом банка, под контроль которого попадает должник. При сделке с частным кредитором роли меняются: должник осознает свое моральное превосходство над ним, и таким образом "более высокий процент - это небольшая компенсация за эмоциональное равновесие".

Реклама зубной пасты стала в последнее время (после соответствующих изысканий) строиться на внушении беспокойства лицам, не прибегая к ней. Одна фирма сильно преуспела, прибегающим в рекламе к смягчению чувства вины потребителей при помощи заявления, что предлагаемая паста хороша также для тех, кто не может чистить зубы после каждой еды.

Для достижения своих целей (внушения, манипулирования) специалисты по рекламе используют анализ восьми внутренних потребностей.

Чувство уверенности (домашние холодильники, кондиционеры воздуха). Надежность (мыло, патентованные фармацевтические средства).

Самоудовлетворение (экскаваторы: машинисты обижались на то, что их изображают едва видными по сравнению с машинами; продажа усилилась, когда на рекламе стали показывать машинистов хозяевами машин, а не придатком к ней).

Творческие наклонности (садоводством увлекаются пожилые люди, которые не могут уже иметь детей; работа на земле - компенсация бездетности. Печение торта напоминает рождение ребенка, торт - символ ребенка. Сухое печенье - символ плохого ведения хозяйства, женщины против него, как и против концентратов; совет: не давать им все в готовом виде, а оставлять что-нибудь для их хозяйственной самодеятельности. При продаже готовых домов умышленно оставляют некоторые мелкие недоделки, чтобы удовлетворить по требность покупателей в самодеятельности. В патентованных лекарствах оставляют небольшие пробелы для вмешательства врачей).

Объекты любви (изображение матери сопровождает выступление пианиста Либерейса, а его самого показывают на рекламе "со всеми ямочками", привлекающими бездетных женщин).

Сила (мощные автомобильные моторы; "полная мощность" на рекламе бензина "ЭССО"; моторные лодки).

Семейные традиции (вино: "Добрые старые времена - родное сладкое домашнее вино - вино, которое делала бабушка". С такой рекламой фирма вдвое увеличила сбыт своего вина и стала тратить на рекламу 2 млн долларов - самая крупная сумма в винодельческой промышленности).

Бессмертие (страхование жизни: женщин надо страховать, не напоминая им, что они стареют; мотивы настойчивости и пользы страхового агента, а также обеспеченности семьи после смерти застрахованного кормильца бессмысленны. Надо обещать застрахованному "надежду на бессмертие", достигаемое через гарантию от забвения: мужчина и после смерти будет руководить своей семьей - "герой, вечный защитник, кормилец, утешитель и руководитель") [Миллер, 2000,с. 200 – 285].

Анализ Зигмунда Фрейда о врождённой сексуальности. Сексуальные мотивы использовались в рекламе эмпирически задолго до появления психоанализа, но ученue Фрейда побудило по-иному посмотреть на это дело. Исследованиями обнаружено, что многие косметические товары оставались на туалетных столиках женщин неиспользованными и даже неначатыми: женщины были разочарованы в том, что прежние средства не помогли им достигнуть цели, ради которой они прибегли к косметике, получившей у них название "мертвого энтузиазма". В середине 50-х годов появилось 250 новых марок парфюмерных и косметических изделий, но их нельзя было рекламировать по-старому, потому что грубый сексуальный мотив уже не действовал. Исследователи нашли, что надо делать акцент на поэзии, фантазии отношений между полами, на капризе и т. п. В то же время реклама некоторых предметов женского туалета стала приобретать более открытый сексуальный характер [Фрейд 1979, с. 45 - 112].

Широкую известность получила реклама бюстгальтеров с изображением женщины в одной этой принадлежности туалета, бродящей среди толпы нормально одетых людей. Надпись гласила: "Мне приснилось, что в новом бюстгальтере я остановила уличное движение". Подобные сны стали изображаться и на других рекламах, а одна фирма объявила 10 тысяч долларов премии за лучший сон. Макмарра установил, что авторучки - символ мужского тела, а Дихтер - что автомашина - символ любовницы. Нильсон наблюдал болельщиков спортивной борьбы и пришел к заключению, что женщин среди них вдвое больше мужчин, и что у них сильны садистские и мазохистские переживания. Психоаналитики выяснили, что в середине XX века мужчины и женщины обнаружили сильную потребность сохранить отличительные свойства своего пола и соответственно этому стали строить рекламу предметов, предназначенных для мужчин и женщин, делая в одних случаях ударение на мужественности, в другой - на женственности. В рекламе женского белья большую роль сыграл нарциссизм: показывали женщину в белье, любующуюся собой в зеркале. Продажа женского белья рекордно увеличи лась. Бритье бороды психоаналитики рассматривают как символическую кастрацию; когда большому числу мужчин предложили раз и навсегда избавиться от бороды при помощи специального крема, то охотников оказалось очень мало. Сигара - символ мужественности. Молодой отец угощает сигарой и этим как бы заявляет, что у него родился ребенок. Мужчина просит у дамы разрешения закурить сигарету, но он явно неискренен. Придя к выводу, что женщинам нравится, когда мужчины курят, психоаналитики стали советовать владельцам магазинов предлагать женщинам сигары, как подарок мужьям, и это имело успех. Психоаналитики обнаружили, что у мужчин и женщин различные мотивы покупки одних и тех же товаров. Мужчина, например, смотрит на дом, как на мать, к которой он приходит отдохнуть после утомительного рабочего дня, женщина сама себя отождествляет с домом. В соответствии с этим стали дифференцировать рекламу. Изменилась даже реклама спиртных напитков, когда обнаружилось, что их покупают не только мужчины, но и женщины. Например, изменили форму посуды и даже этикетки, закрутив у них углы. С другой стороны, на рекламе сигар стали изображать мужественных мужчин с татуировкой на руке. Это нашло такой отклик, что в продаже появились узоры татуировки, которые можно наклеивать на предплечье.

Анализ детских переживаний также даёт почву для активного манипулированием психикой людей. Эти переживания особенно энергично эксплуатируются в рекламе продуктов питания, сигарет и жевательной резины. Основой основ служит здесь толкование полости рта, как зоны наслаждения. Грудной ребенок находит успокоение и удовольствие в материнской груди, взрослые - в пище, курении, сосании. Многие пищевые продукты приобретают таким образом скрытое психологическое значение, служащее предметом исследований. Доктор Лихтер занялся исследованием мороженого и пришел к выводу, что его надо показывать на рекламе не в виде аккуратно разложенных пакетиков, а обильными порциями на тарелках или в вазах, потому что здесь потребитель может утопить свой рот в вожделенной сласти. Рекламные кампании, построенные в середине 50-х годов на этой рекомендации, сильно повысили спрос на мороженое. Супы нравятся людям по той причине, что бессознательно напоминают об околоплодной жидкости в утробе матери. - Курение толстых сигар воспроизводит сосание большого пальца, курение длинных сигарет - кусание ногтей. Курение табака и жевание резинки снимает напряжение, успокаивает. Уже сама папироса в руках - это начало привычной повторяющейся успокоительной процедуры. Наблюдения над женщинами - покупательницами в новейших огромных магазинах самообслуживания (супермаркетах) показали, что покупки часто совершаются здесь не по заранее составленному перечню, а импульсивно - под влиянием обилия товаров. Большую роль при этом играют внешний вид товара, его запах, цвет: маринады, фруктовые компоты в стеклянных банках, конфеты, пирожные, закуски составляют в общем более 90% таких импульсных покупок. Джеймс Викари взялся исследовать это влияние и в качестве физиологического показателя выбрал количество мигания глаз покупательниц при помощи скрытой камеры. У нормального человека глаза мигают 32 раза в минуту, при сильном волнении, напряжении - до 50 - 60 раз, при расслабленном состоянии - до 20 и менее. Викар установил, что во время отбора товаров число миганий у женщин падает до 14 в минуту, что можно сравнить с состоянием транса. Женщины как бы загипнотизирова ны окружающим их и доступным изобилием, они не замечают своих знакомых, не здороваются с ними, ударяются о полки, спотыкаются о ящики, не видят камеры, щелкающей на близком расстоянии от них. Когда женщины, наполнив свои тележки, направляются к контрольному прилавку, картина меняется: число миганий увеличивается у них до 25 в минуту, а при звуке аппарата, выбивающего чек, и при голосе кассира, называющего сумму, - до 45 в минуту. Во многих случаях оказывалось, что у покупательниц не хватало денег, чтобы расплатиться за "импульсивные" покупки. После исследований стали прибегать к еще более яркой и привлекательной упаковке. При этом обнаружилось, что сильнее всего гипнотизируют желтый и красный цвет (на мужчин сильнее действует синий). Появилась упаковка, изображающая соблазнительные процессы при готовления пищи и как будто взывающая к завершению таких процессов. Рекламные работники додумались даже до говорящей упаковки, начинающей тихую беседу о товаре, когда берешь его в руки. Исследованиями установлено, что женщины, направляясь за покупками, оставляют очки дома. В связи с этим стали раскладывать товар на уровне глаз, а особенно соблазнительные товары - на видном изолированном месте и в большом количестве, что называется навалом, так как изобилие сильно привлекает покупателей. В некоторых магазинах имеются, наряду с тележками для взрослых, также маленькие тележки для детей. Ребята набирают в них то, что им нравится, а затем, нередко со спорами и пререканиями, заставляют матерей платить. Резко повышают сбыт магазины, дающие попробовать товар (например, сыр) или угощающие напитками (например, кока-колой). Общий эффект таких соблазнов: увеличение расходов средней американской семьи на питание с 23% до 30% заработка. По пути торговцев товарами широкого потребления пошли также некоторые страховые общества, раскладывающие свои полисы на столиках в магазинах дорогих вещей и добивающиеся успеха: покупатели берут их. Тщательные и продолжительные наблюдения над приобретением дорогих вещей показали, что и такие вещи покупают импульсивно, но нередко также с целью освободиться от напряженного состояния, к которому приводит нерешительность [Миллер, 2000, с. 200 – 285].

В 1948 году вышла из печати книга Ллойда Уоркера "Общественный класс Америки", в которой был дан анализ мотивов поведения людей разных классов. Книга стала важнейшим пособием к изучению рынка, а автор - компаньоном рекламной фирмы. Уоркер различает шесть классов: 1. Высший (представители старинных аристократических фамилий). 2. Высокий (новая богатая аристократия). 3. Высший средний (различные специалисты, руководители фирм, владельцы крупных торговых предприятий). - Эти три класса составляют 15 % населения. 4. Средний (служащие, ремесленники, квалифицированные рабочие). 5. Низший средний (рабочие, некоторые иностранные прослойки). - Эти два класса составляют 65% населения. 6. Низший (остальные) - 20% населения. Для торговых компаний особый интерес представляют классы 4 и 5, составляющие большинство населения и обладающие большой покупательной способностью. При этом коммерсанты больше интересуются женщинами этих двух классов, на долю которых падает около 80% семейных решений о новых приобретениях. Этих женщин называют "Миссис среднее большинство" или "Любимицей рекламных агентств". - В связи с этим в американской литературе появились исследования, касающиеся потребностей и привычек таких женщин, их социального, семейного, морального и религиозного облика. Цель таких исследований отнюдь не академическая, а чисто практическая: найти наилучшие средства для привлечения женщин в магазин.

Примеры. Парфюмерная фирма, решившая выпустить новый сорт духов, намеревалась назвать их "Наоми" и воспроизвести на ярлыке полуобнаженную "Наоми" Гогена. Представительницы 4 и 5 классов, которым показали изображение девушки, назвали ее грязной, неуклюжей и категорически забраковали. Вместо шедевра Гогена на ярлыке поместили "блондинку с чувственными губами и загадочными глазами". Кондитерская фирма пришла к выводу, что дорогие конфеты, предназначенные для богатых покупателей, можно продавать в дешевых картонных коробках, дешевые же - в дорогих металлических (чтобы их могли затем использовать в хозяйстве). Пивоваренная фирма, продукция которой пользовалась большим успехом, решила сделать ее еще более привлекательной и стала изображать на своей рекламе мужчин в смокингах и охотничьих костюмах. Эти "интеллигенты" не понравились, однако, традиционным потребителям - рабочим, мелким служащим, и сбыт пива сократился. Пришлось искать для рекламы других героев - простых, энергичных "полноценных американцев".

Анализ СМИ показал, что общественное положение в США также эксплуатируется рекламой

Американское общество состоит из многочисленных классов и классовых прослоек, для которых ("не считая самых низких слоев, погруженных в мрак невежества") характерно стремление вверх по общественной лестнице. Огромную роль играют при этом материальные символы общественного положения, с громадной выгодой эксплуатируемые рекламой. Торговые фирмы продают символы, а население охотно их покупает. Это значит, что можно успешно рекламировать более дорогие и изысканные продукты питания, одежду, убранство жилья, автомобили. Большую помощь оказывают специальные исследования. Ческин установил, что покупка платья продолжается 90 минут и основана на 3 основных мотивах: 1) влюбленность в платье - его цвет, покрой и т. д. 2) сама женщина в платье, 3) мода. Решающую роль (40% покупок) играет мода, побуждающая принять положительное решение даже в тех случаях, когда платье не нравится. Другие исследования привели к заключению, что есть три важнейших средства воздействия на покупателя (имея в виду его стремление занять более высокое общественное положение): 1. Предлагать предметы большого размера. Это касается, например, кухонных плит, но больше всего - автомобилей ("Люди понимают, что если вы сделали скачок от "Форда" к "Кадиллаку", то вы украли деньги," - Пьер Мартина, руководитель исследований при газете "Чикаго трибюн"). Маленькая машина - низкий престиж, большая машина - высокий престиж. 2. Указывать на ярлыке соответствующего предмета высокую цену. Парадоксальный факт, но вполне реальный: известно, например, что машину "Шевроле" не покупали вследствие умеренной ее цены по сравнению с другими марками; одна фирма выпустила духи стоимостью 45 долларов за флакон, вторая - сигареты по 35 долларов за пачку; третья - шариковую ручку стоимостью 50 долларов. 3. Заручаться отзывами знаменитостей о продаваемом товаре. Имеются специальные фирмы, организующие сбор таких отзывов и делающие огромные обороты. Общий вывод: "Мы можем только догадываться о напряжении и волнении, вызываемых безумной погоней за эмблемами успеха в нашем обществе, и содрогаться при мысли о том, к чему это может привести во время экономического застоя," - Роберт Лекахман, экономист [Миллер, 2000,с. 200 – 285].

На детей можно особенно активно воздействовать посредством рекламы, делая их и их родителей уязвимыми к действию рекламной информации.

"Будущая профессия всех сегодняшних детей - быть квалифицированными потребителями" (Д. Рисман. Одинокая толпа) [Найссер, 1981, с. 34 - 59]. К такой профессии надо готовить, и реклама активно этим занимается. Во-первых, миллионы мальчиков и девочек сами потребители. В школах распространяют огромное количество рекламных материалов, в том числе игрушек, и в качестве помощников торговых предприятий привлекают учителей. - Во-вторых, в школе же дети узнают о многих товарах для взрослых и становятся бесплатными агентами, настойчиво побуждающими родителей приобретать эти товары. Нередко детишки распевают звучные рекламные стишки и тем самым способствуют запоминанию тех или иных марок. Содержание таких стишков часто не соответствует детскому возрасту. - В-третьих, организуется специальная молодежная реклама. Студенты колледжей, например, получают вознаграждение за раздачу товарищам бесплатных образцов сигарет.

Общий анализ психологического воздействия на лиц США, как на граждан показал следующее.

Кампания по выбору президента 1952 года (в которой конкурировали Эйзенхауэр от республиканской партии, выбранный президентом, и Стивенсон от демократической) проводилась по всем правилам современной крупнейшей национальной рекламной кампании. И это не удивительно, так как в числе руководителей этой политической кампании были виднейшие специалисты по рекламе и известные рекламные фирмы. В основу кампании были положены отнюдь не убеждения кандидата и не его политическая платформа, - требовалось созидать "образ" президента в таком же смысле, как по учению психоаналитиков создается образ товара. Задача при выборе президента такая же, утверждал Рессор Ривз, как при продаже двух одинаковых по качеству тюбиков зубной пасты разных фирм: победу одержит та, название которой сильнее внедрено в память потребителей. В связи с этим он предложил напоминать об Эйзенхауэре (на которого работал) ежедневными короткими (в несколько минут) сообщениями. В сценарии кампании предусматривались и тщательно разрабатывались малейшие детали "образа": выражение лица, голос, интонации, костюм, прическа и даже цвет оправы очков. Наименьшее значение придавалось содержанию речей: во время получасовой демонстрации по телевидению кандидату, случалось, давали на выступление не более минуты. Стивенсон в этой кампании провалился по той причине, что у него было меньше денег, чем у его противника. Крупные рекламные фирмы ему не помогали, так как боялись вызвать недовольство своих заказчиков - республиканцев. Однако со Стивенсоном проделывали то же, что с Эйзенхауэром, и он однажды с горечью произнес: "Мысль о том, что вы продаете кандидатов на высокие посты, как овсяную кашу для завтрака, предельно оскорбительна для демократии" [Хромов, 1994, с. 254 - 300].

В середине нашего столетия в США обозначилось стремление многих людей объединяться в разного рода группы. Такая тяга в коллективы сильно поощрялась сверху, со стороны власть имущих, потому что управлять группой легче, чем неорганизованными людьми. Появились "общественные инженеры", готовые помочь администрации в управлении непокорными подчиненными. В связи с этим социолог Дэвид Рисман сделал анализ распространенного детского рассказа "Мотор Тудл", в котором шла речь о молодом моторе Тудле, которого обучали следить за красным сигналом и не съезжать с дороги, что тому больше всего хотелось. За ним, однако, следили, и однажды, когда он позволил себе такую вольность, он наткнулся на красный сигнал. Такие же запретительные знаки оказались справа, слева, сзади, мотор вынужден был вернуться на большую дорогу и пообещать впредь не покидать ее. Рисман усмотрел в этом рассказе прообраз американской системы воспитания детей в духе подчинения. Своеобразное отражение такой вид массового воздействия получил в телевидении, где ныне имеются, например, в законсервированной форме (записанными на пластинки) многие варианты смеха, от тихого до громоподобного. Ими пользуются во время телепередач, исходя из того, что никто не любит смеяться в одиночку. Изобрели даже аппарат, при помощи которого можно воспроизвести до ста видов смеха. Поступающего на работу в промышленное предприятие психологи проверяют с точки зрения его умения ладить с людьми (бригадой, звеном) и уживаться с ними. Исследуется также принадлежность кандидата к нежелательной для администрации группе, прежде всего к профессиональному союзу. С другой стороны, на предприятии пытаются создать хороший эмоциональный климат, чтобы смягчить недовольство рабочих и удержать их от выражения протестами вступления в тот же профсоюз. Практически это выглядит так. Группа женщин-работниц жаловалась на тесное колированное помещение, в котором им приходилось работать. Настроение их поднялось, когда им сделали шторы для окон и улучшили освещение. Один служащий чувствовал себя угнетенным оттого, что в его письменном столе было только три ящика, а у его товарищей по работе - четыре. Он воспрянул духом, как только ему переменили стол. Особые тесты - перекрестные методы оценки - применяются к руководящим работникам. При выдвижении человека на более высокую должность его испытывают в некоторых случаях так, что он сам об этом не догадывается, например, в обществе гостей или после выпивки. Во многих фирмах тщательно исследуется домашняя и семейная жизнь кандидата на работу. Усиленное внимание уделяется женам. Существует даже наиболее желательный - идеальный тип жены работника фирмы - она должна:

1) легко приспосабливаться к обстоятельствам,

2) быть очень общительной и

3) понимать, что ее муж всецело принадлежит фирме. "Всецело" - значит буквально душой и телом.

Анализ методов получения согласия на зависимых от рекламы потребителей. "Методы получения согласия" - это название книги- руководства по психологии воздействия. В ней ряд статей, и ее редактор Эдвард Л. Бернейз пишет, что "на создание благоприятного отношения к товарам тратится в США значительно больше миллионов, чем на создание благоприятного отношения к компаниям, производящим эти товары". Создать такое отношение входит в задачу специалистов по связям с общественностью, которых в Америке около 40 тысяч; на соответствующее развитие общественных отношении лишь сто ведущих компаний израсходовало 50 миллионов долларов. Информационный аппарат, имеющийся в распоряжении системы общественных связей: 1.800 ежедневных газет, 10.000 еженедельных газет, 7.600 журналов, 2.000 торговых журналов, 7.635 названий иноязычной периодики и периодики для афроамериканцев, 6 тыс. театров, а также теле- и радиоприемники. Такими целями, как широко пропагандируемая улыбка на лице, промышленные и торговые корпорации уже не удовлетворяются - им нужно перестраивать сознание населения и реорганизовывать общество по данным образцам. Техникой "общественных отношений" пользуется религия - для упрочнения своего финансового положения, воздействия на верующих, показа практической ценности некоторых религиозных понятий и возвращения отбившихся от веры в лоно церкви. В основе всей этой деятельности лежит уверенность в том, что на людей действует не логика, а инстинкт и эмоции, поэтому на эмоциях и надо играть. Этим занимаются социологи, психологи, антропологи, разрабатывающие теорию "движущих сил" и способы их приме нения в жизнь. Широко прибегают к психологическим методам воздействия многочисленные благотворительные фонды, занимающие в США 4-е место по денежным средствам. Это целая отрасль хозяйства, пользующаяся услугами более 400 фирм, специализировавшихся на сборе средств для фондов, разбросанных по всей стране. Для того чтобы убедить человека отдать доллар, требуемся больше усилий, чем для того, чтобы убедить его истратить доллар, заявляет один из специалистов этого дела (Джойс), поэтому нужно уметь убеждать. Резервы же далеко еще не исчерпаны. Профессионалы, вроде того же Джойса, располагают, например, картотеками до 70 тысяч фамилий, в которых записаны все слабости возможных жертвователей и которые непрерывно пополняются, "подобно картотекам федерального бюро расследований на лиц, подозреваемых в коммунизме". По мнению другого специалиста, Бетти, в настоящее время разработано уже более 30 мотивов жертвования. Среди них очень сильны мотивы: личной выгоды (построим больницу, сами будете в ней лечиться); интересов общества; деловой выгоды (жертвователь может установить связи с "лучшими людьми города", тоже жертвователями, и извлечь из этого пользу) [Миллер, 2000, с. 200 – 285].

В 20-х годах американцы по 10 раз в день повторяли формулу Эмиля Куэ: "Мне становится все лучше и лучше". Постепенно становилось очевидным, что таким заклинанием мало чего можно добиться в деловой жизни, но в середине 50-х годов куэизм вновь стал возрождаться. Тон задавали высокие деловые и правительственные круги, пресса. Все в один голос утверждали, что промышленность и торговля успешно развиваются, что перспектива здесь самая блестящая. Такая кампания получила название "торговля психологией" и, как впоследствии обнаружилось, она была организована и непрерывно вдохновлялась все теми же специалистами по психологическому воздействию. Цель у нее была весьма определенная: заставить людей покупать все больше и больше - под влиянием ли импульса, или для престижа, для приятного провождения времени. Доктор Дихтер больше всего опасался ослабления напряженности такого бума и писал по этому поводу так: "Наше процветание держится на психологическом фундаменте, и те экономисты и представители деловых кругов, которые предсказывают спад, играют с огнем и оказывают нам плохую услугу". Заметную роль во всем этом деле играл президент Эйзенхауэр - "оптимист во что бы то ни стало". "Спокойная, мечтательная, рассеянная улыбка" стала символом кампании, и ее можно было наблюдать в тех местах, где недавно побывал президент. В 1956 году Эйзенхауэр собрал у себя на ферме 500 лидеров республиканской партии (в связи с предвыборной кампанией), и когда председатель Холл громко спросил, все ли счастливы, собравшиеся хором воскликнули: "Да, счастливы!" ("Нельзя недооценивать значение улыбки", - говорил он на этом совещании). Вскоре вспыхнула война на Среднем востоке, стершая с лица американцев "рассеянную улыбку" [Под ред. Ломова, Анцыферовой, 1989, с. 200 – 231].

В 1956 году Джон Шнайдер, в прошлом агент по рекламе, опубликовал сатирический роман "Золотая дудка", в котором описал приемы "торговли психологией", мобилизованные во время президентских выборов 1960 года. По мнению автора, это был кульминационный пункт направления, получившего начало в 1952 году, когда специалисты по рекламе появились среди руководящих деятелей обеих политических партий и когда впервые кандидаты в президенты стали товаром, политические кампании - делом, способствующим продаже, а избиратели - рынком. Соперничество между кандидатами свелось, по Шнайдеру, к усиленной борьбе между крупнейшими рекламными фирмами, руководившими кампаниями. Применялись новейшие способы воздействия на публику, прежде всего соответствующим образом инсценированные "эффективные представления". Что до речей, то даже "пятиминутные" считались слишком длинными. "Послушайте, - сказал однажды руководитель рекламной фирмы "своему" кандидату, пожелавшему выступить с речью о внешней политике в атомном веке, - если хотите произвести впечатление на проповедников, интеллигентов, студентов Колумбийского университета, то используйте для этого свое личное время, а не мое, телевизионное. Учтите свой рынок, человек. Ваш рынок - 40 - 50 миллионов «слюнтяев», сидящих дома и следящих за вашим вздором по радио и телевидению. И этих «слюнтяев» беспокоит атомный век? Чепуха! Их тревожит оплата счета в бакалейном магазине в следующую пятницу". "Упакованная душа" - синоним стандартизации американских граждан. В этом смысле Паккард считает показательным два новых американских института, деятельность которых имеет прямое отношение к унификации сознания граждан. Первый из них - это новейшие жилищные массивы, оборудованные вплоть до запаса продуктов в холодильнике. В такой дом можно переехать совсем налегке и сразу же попасть в уютную обстановку. Дело, однако, не только в материальном оснащении, но и культурном, социальном, психологическом. Через час - полтора по приезду к новоселам являются соседи с приглашением принять участие в игре, прогулке, совместном чтении и т. п. Так создается желательная атмосфера. Второй новый тип учебного заведения (в Лос-Анджелесе), готовящего специалистов для промышленности "по заданному образцу" ("по заказу''), т. е. не только с техническими и организационными знаниями и умениями, но и самыми подходящими для заказчиков социальными и психологическими установками. Студентов учат правильному отношению к работе, работодателю, товарищам по работе и коллективу в целом. Американцам 2000 года, пишет Паккард, психологические методы воздействия, практикуемые в настоящее время, покажутся смешными и старомодными. К тому времени будут, вероятно, разработаны физические методы воздействия на сознание - так называемый биоконтроль, начало которому положено в наши дни. Мозгом человека и человеческим поведением научатся управлять на расстоянии, как управляют ныне самолетами, станками и снарядами. Для управляемых такие операции будут безболезненными, но... "когда начинаешь манипулировать, разве удержишься? Кто должен установить границы, за которыми такие манипуляции становятся общественно нежелательными?" [Хромов, 1994,с. 234 – 300].

О признании методов глубинной рекламы имеются разные взгляды. Директор одной фирмы сказал так: "Ученые профессора и люди с кристально чистой душой изучают психику покупателей. Они пытаются доказать, что продажа регулируется либидо или подсознательной ненавистью мужчин к своим отцам. Фактически же потребителям нравятся премии и нравится получать что-нибудь ни за что. Все мы немножко виноваты в воровстве..." Альфред Политц не отрицал анализа мотивов, но считал, что методика их недоработана, "поэтому доверчивым заказчикам сбывают под видом науки неприкрытую галиматью". Позднее он упрекал психологов в том, что они проводят опыты не над теми покупателями и не в той обстановке, которая требуется. Сам он делал это в "магазине Политца". Лихтер, которого сильно критиковал Политц, назвал его выступление "эмоциональной вспышкой". Некоторые психологи говорили, что анализом мотивов нельзя злоупотреблять, что это серьезное направлением нуждающееся в совершенство вании. В начале 50-х при Центре по изучению вопросов рекламы был создан специальный Комитет для оценки анализа мотивов. Председатель этого комитета, Уоллес Валфек, ознакомившись с делом, заявил, что анализ мотивов так же далек от жульничества, как от чудес. Ниже следуют 4 группы наиболее серьезных возражений против анализа мотивов.

1. Анализ мотивов не единственное средство решения коммерческих вопросов. Продажа зависит от многих факторов.

Анализом мотивов (если только они не сводятся к комплексу Эдипа, инстинкту смерти и обучению туалета), можно пользоваться. По мнению проф. Смита, для успеха дела необходимо обнаруженные психоанализом подсознательные чувства поднимать до уровня сознания. Д-р Дихтер: "Насчет покупки товаров люди принимают решения не только подсознательные, но и вполне сознательные". Некоторые специалисты указывали на то, что анализ мотивов в 20 - 30% случаев не приносит ни какой пользы, а другие рекомендовали пользоваться этим методом, как дополнительным.

2. При анализе мотивов неправомерно пользуются клиническими методами исследования, к тому же не вполне совершенными (как, например, тест Роршаха). Анализ мотивов требует много времени и обходится очень дорого. Нужны так же большие группы испытуемых (Валфек заметил, что самая большая группа, которую он видел, состояла из 200 человек, что совсем недостаточно). Ческин заявил, что групп менее 600 человек у него не бывает.

3. Анализ мотивов могут производить только знающие, опытные специалисты; как массовое средство, он не годится. Исследования по проекционным тестам не поддаются статистической обработке и допускают субъек тивное толкование.

4. Результаты психоаналитических исследований никогда не проверяются обычными объективными методами (прежде чем их начинают применять практически). С другой стороны, многие практики охотно прибегают к анализу мотивов. Некоторые из них приглашают д-ра Лихтера на неофициальную беседу и платят ему 2.500 долларов за высказанную им вскользь полезную идею. В общем анализ мотивов находит все больше энтузиастов и все шире распространяется. В конце 1954 года журнал "Принтере Инк" спросил 64 из бранных специалистов по рекламе, пользуются ли они анализом мотивов. Тридцать два ответили утвердительно и указали, что проводили следующие испытания:

Психоаналитические беседы - 27 раз

Метод - "психосписка" (Р) - 12

Групповой психоанализ - 12

Проекционные методы - 9

Ассоциации слов - 7

Тематические тесты - 4

Определение характера - 3

Социодрама - 2

Тест Роршаха - 1

(По Паккарду тут есть ошибка: тест Роршаха тоже относится к проекционным) [Хьелл, Зиглер, 1997, с. 300 – 376].

Бальфен пришел к выводу, что анализ мотивов далек от совершенства, но ему предстоит большая будущность. Он ныне находится на таком же уровне, как наука об общественных отношениях находилась в начале 30-х годов. Что у этого метода хорошие перспективы, признают и другие авторитетные специалисты. Ввиду этого необходимо подойти к этому делу также с точки зрения морали.

Анализ моральной оценки воздействия рекламы на широкий круг населения.

Моральной оценке подлежит прежде всего сам факт психологического воздействия на миллионы людей. Допустимо ли оно? Некоторые специалисты изредка задумываются над этим вопросом, другие же убеждены в том, что такое воздействие прогрессивно: быстрое развитие США, утверждают они, стимулируется систематически возбуждаемым чувством чувства. В доказательство приводят много примеров из разных отраслей неудовлетворенности и призывом приобретать все больше товаров для ликвидации этого промышленности и самодовольно восклицают: "Как все довольны!" В действительности не все довольны и далеко не всем нравится это непрерывно культивируемое стяжательство, якобы обеспечивающее Америке постоянное процветание. Что же произойдет с народом, когда он убедится, что такую уверенность в него вселяют руководители промышленности и правительства ради своих эгоистических целей? По существу ни один из вешеприведенных примеров не достоин положительной моральной оценки: ни поощрение хозяек к импульсивной трате денег, ни эксплуатация человеческих слабостей, ни развращение детей рекламой, ни вся эта расточительность, которую внушают населению. Это понимают и некоторые специалисты, занимающиеся такими делами. "Можно сказать, - пишет один из них, Николай Сэметэг, - что пользоваться доверием человека, эксплуатировать его неправильные представления, превращать в капитал его незнание - с точки зрения морали достойно порицания". "Ничем нельзя оправдать игру на зависти, алчности, ненависти, - пишет другой специалист, Миллер, - в конце концов это влечет за собой неуважение к человеку". "В прошлом, - писал журнал "Нейшн", - социологи исследовали неразумное поведение человека с тем, чтобы его исправить, ныне же им с выгодой торгуют". "У нас нет доказательств, - пишет Бернайс Аллеи, - что большое количество материальных ценностей, например, автомобилей, сделало бы кого-нибудь более счастливым, - на самом деле факты говорят, по-видимому, об обратном". Куда же может привести такая пропаганда безграничного потребительства? Директор рекламного отдела одной крупной фирмы отвечает на этот вопрос так: "Если мы создаем общество только для того, чтобы удовлетворить автоматизированное производство, то мы можем разрушить самое ценное в нашем обществе". А известный экономист Роберт Лекахман заявляет: "Все эти хорошие вещи, достойные всеобщего восхищения, вызвали вместо этого хроническую экономическую ипохондрию". А доктор Дихтер проповедует комфорт, роскошь, престиж и вообще борьбу с американским пуританством и преимущества гедонистического отношения к жизни. Возникает, таким образом, моральное разногласие и к числу осуждающих присоединяются в некоторых случаях представители религии. Одновременно со спорами между специалиста ми возникают некоторые формы протеста и в самом населении. Люди стали так скептически относиться к рекламе, что на них, кажется, никакая психологическая атака уже не действует. (Не это ли заставило специалистов по рекламе обратиться к области подсознательного?) Против таких атак появились мощные защитные механизмы. Люди не дают себя убеждать и в каждой обстановке пользуются возможностью выбора. А если человек знает, что произойдет дальше, он не дает себя серьезно обработать. Клайд Миллер писал в книге "Процесс убеждения": "Когда мы учимся распознавать намерения этих деятелей, пытающихся убеждать нас, мы вырабатываем у себя "рефлекс опознания". Такой рефлекс может защитить нас не только от мелкого надувательства специалистов по психологическому воздействию, заправляющих делами нашей повседневной жизни, но также от фальшивых внушений облеченных властью руководителей". Однако одной только рациональной защитой от психоманипуляторов проблема не решается. Такая линия поведения не только непрактична, но и непривлекательна. Это должен быть мрачный мир, в котором живут люди постоянно спокойные, разумные, правильно думающие. Иногда приятнее и легче быть нелогичным. Я предпочитаю быть нелогичным по своей воле и убеждению, чем подвергаться манипуляциям со стороны. Мне кажется, что наиболее серьезным проступком психоманипуляторов следует считать их вторжение в тайны нашего сознания, а эти тайны мы должны защищать.

Ещё к одной форме коллективного бессознательного принадлежит влияние интернета на психику людей. Исследование Университета Карнеги подтверждает отрицательное воздействие активного использования интернета на эмоциональное состояние.

Интернет способен сделать нас социально изолированными, одинокими и способствовать возникновению состояния депрессии - таков неожиданный результат исследования, проведенного учеными Carnegie Mellon University. Исследование впервые проводилось с использованием системы HomeNet - программного комплекса созданного специально для изучения использования систем электронного сервиса на домашних компьютерах - с целью специально рассмотреть воздействие, которое оказывает продолжительное воздействие Интернета на социальную активность и психологическое состояние среднего американца.

Опубликованные в августе 1998 года в журнале the American Psychologyst, результаты исследования представляют последовательную картину обратной стороны активного использования Интернета в качестве источника информации или средства общения и социальной поддержки. "Мы были удивлены, узнав, что социальная по своей сути технология имеет такие антиобщественные последствия" - говорит Роберт Краут, профессор социальной психологии и взаимодействия человека и компьютера Carnegie Mellon, ведущий автор статьи.

Не смотря на то, что люди, участвующие в эксперименте, активно пользовались электронной почтой и другими средствами коммуникации Интернет, исследование показало, что увеличение времени, проводимого в Интернет, сопровождалось снижением времени общения между членами семьи, сокращением числа друзей и знакомых, с которыми поддерживалась связь, а также усиления чувства депрессии и одиночества.

"Наши результаты имеют важное значение для дальнейшего исследования персонального использования Интернета. Знание причин снижения социальной активности будет влиять на социальную политику и развитие Интернет в целом", заявляет Роберт Краут.

В систему HomeNet были включены 169 пользователей персональных компьютеров Питсбурга. Активность данных пользователей в Интернет изучалась в течение первых лет после подключения. Демографические показатели семей, у которых есть домашние компьютеры очень сильно различаются. Их объединяет одно: наличие в составе семьи учащихся высших учебных заведений или членов общественных организаций. Наряду с использованием компьютера в обычных целях, семьи пользовались электронной почтой, посещали интернет-сайты и играли в компьютерные игры. Количество времени, потраченного онлайн разными субъектами сильно различалось.

Исследовательская группа, проводящая исследование является частью Института Взаимодействия Человека и Компьютера Carnegy Mellon University. В группу вошли: Роберт Краут, Сара Кеслер, профессор социальных и прикладных наук, Тридас Мукофадиа, профессор Школы бизнеса Carnegy Mellon University; Уильям Шерлис, старший научный исследователь и директор Информационного Центра Технологии в Школе Информатики; Вики Ландмарк, проходящая практику после защиты диссертации, и Майкл Паттерсон, аспирант социальных и прикладных наук.

"Мы надеемся, что наш поиск поможет Интернету измениться. Мы не говорим об интернет-аддиктах, мы исследуем обычных людей", - сказал господин Краут. - "Результат о котором мы говорим, имеет место не в исключительных случаях. И люди, испытавшие на себе негативное воздействие Интернет - это те же самые люди, которые, когда их спрашивают об этом, описывают Интернет, как положительную вещь". Технология, которая позволяет людям общаться с членами семейства и друзьями на расстоянии, быстро находить информацию и развивать дружбу с людьми во всем мире, очевидно, вместе с тем заменяет и разрушает жизненно важные, каждодневные связи между людьми.

"Многие пользователи могут заменить чатами и навигацией по Интернет более сложные отношения реальной жизни" - утверждает Сара Кеслер, - "В Интернет вы не столкнетесь с неприятностями, потому что если вам не нравится чье-то поведение, вы можете просто выйти. В реальной жизни отношения не всегда легки. И все же многие из этих трудностей хороши для нас. Они учат нас беречь отношения с людьми".

Расширение использования Интернета было сопоставлено с существенным снижением снижением социальной активности, согласно статистическим данным, к которым обращается Кесслер. Процесс уменьшения вовлеченности в социальную активность сопровождается сокращением времени общения между членами семей участников эксперимента и уменьшением социальных контактов участников. При этом учащаются жалобы участников на одиночество и депрессию, а данное психологическое состояние в свою очередь приводит к дальнейшему уменьшению вовлеченности в социум.

В исследовании использовались данные по 169 людям в 73 семьях. Немного более половины которых - женщины, четверть - дети. Совокупность участников эксперимента также довольно сильно различается по доходу на члена семьи. Из различных демографических групп совокупности, подростки представляются наиболее уязвимыми к потенциальному отрицательному воздействию, которое усугублялось тем, что подростки использовали Интернет в течение большего количества часов, чем взрослые.

Тридас Мукофадиа дает родителям такой совет: "Основная цель состоит в том, чтобы сохранять открытость использования Интернета и оставаться бдительными. Вы можете разместить компьютер в месте, где постоянно присутствуют другие члены семьи - например, в гостиной или кухне, а не в комнате Вашего ребенка. Это будет автоматически гарантировать, что ваш ребенок не использует Интернет слишком много времени".

Ученые Carnegy Mellon University полагают, что результаты исследований могут породить дебаты не только среди пользователей Интернета и исследователей, но также и внутри государственных организаций, наблюдающих за развитием Интернет, а также среди компаний, которые создают сетевое программное обеспечение.

Уильям Шерлис сделал следующее примечание: "Мы не представляем Интернет социально хорошим или плохим. Интернет - комплексное и многоликое социальное явление, и оно быстро развивается. Интернет был создан больше двадцати лет назад для обмена технической информацией среди ученых. Интернет стал общественным ресурсом только недавно, и среднестатистический гражданин, использующий Сеть, быстро привыкает к его широким возможностям. Результаты наших исследований показывают, что для развития информационных услуг и достижения нового уровня коммуникаций, необходимо более детальное исследование. И промышленность и правительство могут способствовать этому росту через исследование существующих и предложение новых услуг, экспериментирование, оценку и развитие стандартов."

1.2 Оценочные конструкты личности как возможный фактор уязвимости субъекта к методам активного манипулирования психикой.

Среди всего многообразия подходов, касающихся понимания проблемы активного манипулирования психикой субъектов в зарубежной психологии, нас особенно заинтересовал феноменологический. Его представителем и основоположником является Джордж Келли, который ввел в теорию сознания понятие “конструкта” [Психологическая диагностика, проблемы и исследования./Под ред. Гуревича,1981с. 200 – 231].

Оценочные конструкты личности предложен Келли как метод изучения индивидуально-личностных конструктов, опосредующих восприятие и самовосприятие при анализе личностного смысла понятий. Предложен Г. Келли в 1955 году [Бурлачук, Морозов, 2000,с. 489 – 519].

Понятие индивидуальной системы конструктов относится к системе отношений и установок человека к миру. Согласно Келли, «конструкт можно представить как референтную ось, основной параметр оценки…. На поведенческом уровне его можно рассматривать как открытый человеком способ поведения…» [Франселла, Баннистер, 1987, с. 200 – 236].

Описание конструкта, по Келли, удобнее всего провести в биполярных понятиях, при этом конструкт становится тем, «чем два или несколько объектов сходны между собой и, следовательно, отличны от третьего объекта или нескольких других объектов» [Франселла, Баннистер, 1987, с. 200 – 236].

Биполярность конструктов даёт возможность получить матрицу взаимоотношений между ними, позволяющую провести различные процедуры латентного анализа, который выявляет структуру смысловых параметров, лежащих в основе восприятия данным человеком себя и других людей, объектов и отношений.

Техника репертуарных решёток Келли направлена на выявление «собственных», индивидуальных, создаваемых непосредственно в ходе обследования конструктов. Поэтому мы и выбрали эту методику для выявления психологических особенностей жертв массового манипулирования психикой.

При этом целью является не только сравнение оценок испытуемого с нормативными данными, сколько реконструкция индивидуальной системы смысловых единиц, обобщений, противопоставлений, лежащих в основе объективного отношения к себе и к окружающим, выявление уникальных, непохожих на групповые, конструктов [Анастази, 1982, Кн. 1-2].

В соответствии с его теоретической системой, получившей название психологии личностных конструктов, человек по существу – ученый, исследователь, стремящийся понять, интерпретировать, предвидеть и контролировать мир своих личных переживаний для того, чтобы эффективно взаимодействовать с ним. Эта точка зрения на человека как на исследователя лежит в основе теоретических построений Келли.

Келли придавал большое значение тому, как люди осознают и интерпретируют свой жизненный опыт. Теория конструкта, следовательно, сосредоточена на процессах, которые позволяют людям понять психологическую сферу своей жизни. Это приводит нас к модели личности Келли, основанной на аналогии человека как исследователя. А именно, он делает предположение, что подобно ученому, который изучает некий феномен, любой человек выдвигает рабочие гипотезы о реальности, с помощью которых он пытается предвидеть и контролировать события жизни. Он считает, что все люди – ученые в том смысле, что они формулируют гипотезы и следят за тем, подтвердятся они или нет, вовлекая в эту деятельность те же психические процессы, что и ученый в ходе научного поиска. Таким образом, в основе теории личностных конструктов лежит предпосылка о том, что наука является квинтэссенцией тех способов и процедур, с помощью которых каждый из нас выдвигает новые идеи о мире. Цель науки – предсказать, изменить и понять события, то есть основная цель ученого – уменьшить неопределенность. Но не только ученые – все люди имеют такие цели. Мы все заинтересованы в предвидении будущего и построении планов, основанных на ожидаемых результатах.

То, что все люди рассматриваются как ученые, привело к ряду важных последствий для теории Келли.

Во-первых, это предполагает, что люди главным образом ориентированы на будущее, а не на прошлые или настоящие события их жизни. Фактически Келли утверждал, что все поведение можно понимать как предупреждающее по своей природе. Он также отмечал, что точка зрения человека на жизнь преходяща, она редко бывает сегодня такой же, как была вчера или будет завтра. В попытке предвидеть и проконтролировать будущие события человек постоянно проверяет свое отношение к действительности: “Прогноз делается не просто ради него самого; он проводится так, чтобы будущую реальность можно было лучше представить. Второе следствие уподобления всех людей ученым – это то, что люди обладают способностью активно формировать представления о своем окружении, а не просто пассивно реагировать на него. Для Келли жизнь характеризуется постоянной борьбой за то, чтобы осмыслить реальный мир опыта; именно это качество позволяет людям творить их собственную судьбу. Человек не контролируется настоящими событиями (как предлагает Скиннер) или прошлыми (как предлагает Фрейд), а скорее контролирует события в зависимости от поставленных вопросов и найденных ответов.

В основе теории Келли лежит способ, с помощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления (или людей) в своем окружении. Назвав свой подход теорией личностных конструктов, Келли концентрирует внимание на психологических процессах, которые позволяют людям организовать и понять события, происходящие в их жизни.

В системе Келли ключевой теоретический конструкт – это сам термин “конструкт”: “Человек судит о своем мире с помощью понятийных систем, или моделей, которые он создает и затем пытается приспособить к объективной действительности. Это приспособление не всегда является удачным. Все же без таких систем мир будет представлять собой нечто настолько недифференцированное и гомогенное, что человек не сможет осмыслить его”.

Именно эти “понятийные системы, или модели” Келли определил как личностные конструкты.

Приведем более строгое определение понятия конструкта, которое дается в работе В. И. Похилько и Е. А. Федотовой, где авторы попытались обобщить многочисленные метафорические и иносказательные определения Келли: “Это особое субъектное свойство, сконструированное самим человеком, проверенное на собственном опыте, с помощью которого человек выделяет, оценивает и прогнозирует события, организует свое поведение, … “понимает” других людей, реконструирует систему взаимоотношений и строит … “образ Я” [Похилько, Федотова, 1984, с. 151 - 157].

Иначе говоря, личностный конструкт – это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, которыми человек осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста. Примерами личностных конструктов могут быть “умный – глупый”, “мужской – женский”, “хороший – плохой”. Это только несколько примеров бесчисленных конструктов, которые человек использует, чтобы оценить значение явлений своей повседневной жизни [Выготский, 1960, с. 300 – 345].

Выражение “процессы личности” предполагает, что человек – это организм, находящийся в развитии, а не инертная субстанция, на которую влияют бессознательные импульсы или побуждают к действию раздражители окружения.

Основной постулат Келли также показывает, что его система лежит в пределах психологии и диапазон ее применимости ограничен пониманием поведения человека. Выражение “проложенные каналы” означает, что поведение относительно стабильно во времени и ситуациях. Келли полагал, что люди действуют в пределах сети тропинок или каналов, а не беспокоятся о неподдающейся прогнозированию пустоте. Иначе говоря, люди прокладывают или направляют свои процессы к предупреждению будущего [Практикум по психологии./Под ред. Леонтьева, Гиппенрейтер, 1972, с. 200 – 247].

Слово “каналы” синонимично слову “конструкты”, а упоминание личности выдвигает на первый план индивидуальность интерпретации явлений. Относительно последних Келли отмечал, что каждый человек прокладывает и характерным способом использует разные каналы (конструкты), а также что выбор определенного канала определяет его психические процессы. И наконец, выражение “прогнозирует события” отражает прогностические и мотивационные черты, присущие когнитивной теории. Подобно ученому, человек пытается объяснить действительность, чтобы научиться предвосхищать события, влияющие на его жизнь. Именно это соображение объясняет направленность деятельности в теории Келли. Согласно ей, люди смотрят на настоящее так, чтобы предвидеть будущее с помощью уникальной системы своих личностных конструктов [Практикум по эксперимениальной и прикладной психологии./Под ред. Крылова, 1990, с. 200 – 273].

Как упоминалось выше, в соответствии с теоретической системой Джорджа Келли, человек по существу – ученый, исследователь, стремящийся понять, интерпретировать, предвидеть и контролировать мир своих личных переживаний для того, чтобы эффективно взаимодействовать с ним. Следовательно, в психологии личностных конструктов человек является активным субъектом деятельности. Оценочные конструкты отражают отношение человека к окружающей среде, к результатам деятельности, они носят функцию прогнозирования и дифференциации событий. Система личностных конструктов формируется и проявляется в деятельности, что отвечает основным методологическим требованиям деятельностного подхода. Следовательно, мы вполне закономерно применяем метод репертуарной решетки Дж. Келли в экспериментальной части своей работы.

Глава 2. Экспериментальное исследование влияния особенностей личностных конструктов испытуемых на зависимость от рекламы.

2.1 Программа исследования.

Цель исследования: исследовать влияние особенностей личностных конструктов испытуемых на зависимость от рекламы.

Задачи исследования:

1. основе осуществляемого нами литературного анализа сформулировать гипотезу относительно возможного влияния личностных структур испытуемых на зависимость от рекламы.

2. подобрать методики для проверки этих гипотез.

3. Сформировать выборку испытуемых.

4. Осуществить сбор экспериментальных данных согласно экспериментальному плану, заданному каждой гипотезой.

5. Представить полученные результаты в виде таблиц в удобной для восприятия форме.

6. Осуществить анализ полученных результатов с помощью методов математической статистики.

7. Обсудить полученные результаты.

8. Сформулировать рекомендации по использованию разработанных нами данных в психологическом консультировании.

Объект исследования – выборка из 30 человек, возраст от 20 до 25 лет.

Предмет исследования – психологические предпосылки уязвимости субъекта к методам активного манипулирования психикой.

Гипотезы:

1. Люди с системой конструктов рекламируемой продукции более зависимы от рекламы, чем люди с иными системами оценочных конструктов.

2. Люди с системами конструктов «Техника – не является техникой», «Предметы роскоши – необходимое», «Примитивное – более совершенное» более зависимы от рекламы, чем люди с иными системами оценочных конструктов.

3. Люди с системой конструктов «Техника – не является техникой», «Предметы роскоши – необходимое», Примитивное – более совершенное» имеют потребительскую ориентацию по следующим факторам: фактор разделения товаров на одежду и не одежду, фактор эстетических функциональных особенностей товара, фактор обобщённых, наглядных характеристик, фактор классификации товаров на обыденные и для отдыха, и доступности их по цене, фактор сложности, совершенства вещи.

Люди с системой конструктов «Техника – не является техникой», Предметы роскоши – необходимое», «Примитивное – более совершенное» более подвержены воздействию со стороны других людей, более внушаемы. На мир реагируют исходя из воздействия внешних факторов. Исходя из проведённого исследования, можно отметить, что эта группа людей подвержены действию рекламы. Взгляды таких людей можно легко поменять при условии, если знать их психологию, направленность.

Исследование проводилось в три этапа. На первом этапе выявлялись и изучались особенности систем конструктов зависимых и независимых от рекламы потребителей. На втором – выявлялась связь системы конструктов с ориентацией на отдельные рекламные носители. На третьем этапе выявилось воздействие манипулирования на рекламозависимых испытуемых [Ананьев Б. Г. Некоторые вопросы психологического исследования//Психология и проблемы человекознания/Под редакцией А, А. Бодалёва – М. – Воронеж, - с. 280-336].

Методический инструментарий.

1. Для исследования характера системы конструктов испытуемых использовалась репертуарная личностная методика ролевых конструктов Келли.

2. Для исследования степени ориентации испытуемых на те или иные рекламные носители использовался ассоциативный эксперимент.

3. Для исследования степени рекламозависимости испытуемых использовался созданный нами опросник и ассоциативный эксперимент.

Процедура проведения опросника.

Самочувствие у всех испытуемых удовлетворительное. Все готовы к работе. Исследование проводится в просторном светлом проветренном кабинете.

Инструкция: «сейчас я раздам всем бланки с вопросами. Нужно на каждый вопрос ответить либо «да», либо «нет» в зависимости от своего выбора ответа. Над вопросами долго не задумывайтесь. Пишите первый ответ, пришедший вам в голову».

Процедура проведения ассоциативного эксперимента.

Инструкция: «дано 10 слов-стимулов. Вы должны на каждый стимул подобрать ассоциацию. Время ограничено, слова-стимулы будут предъявляться в быстром темпе. Приготовьтесь, пожалуйста».

Экспериментатор предъявляет последовательно карточки со словами в быстром темпе. Нужно подобрать свою ассоциацию.

Процедура проведения методики Келли.

Самочувствие у всех испытуемых удовлетворительное. Все готовы к работе.

Инструкция: «внимание. Сейчас вам всем будут разданы бланки с матрицами, в которой на одной оси перечислены значимые фигуры, предметы, события вашей жизни. Другую ось вы должны заполнить сами. Заполните сначала первый ряд матрицы под колонками, обозначив 3 предмета кружками. Подумайте, пожалуйста, о важной характеристике, которая делает эти два предмета похожими друг на друга и отличает их от третьего. Нужно перечеркнуть 2 похожих предмета кружками. Третий кружок остаётся не перечёркнутым. Затем вы напишите на другой оси слово или короткую фразу, которая показывает, чем эти 2 предмета похожи, в колонке «полюс конструкта». В колонке «противоположный полюс» вам нужно написать слово или фразу, из которой будет понятно, чем третий предмет отличается от двух других».

Во время проведения методики отмечено, что у многих испытуемых начинала болеть голова, некоторые чувствовали тревожность. Возможно, это связано с умственной работой испытуемых.

Исследование проходило в 3 этапа. Первый этап исследования, в ходе которого изучались особенности структуры конструктов у зависимых и не зависимых от рекламы потребителей, проводился на выборке в 30 человек, состоящей из молодёжи в возрасте от 20 до 25 лет. Сначала все испытуемые были разделены нами на зависимых и не зависимых от рекламы потребителей с помощью созданного опросника и ассоциативного эксперимента [Дружинин В. Н. Структура и логика психологического исследования. – М. 1993].

Опросник.

Валидность и надежность его были нами подтверждены. Первоначально опросник состоял из 15 вопросов, но в ходе валидизации осталось 10. Включались вопросы, дававшие нормальное распределение. Приведем текст опросника:

1. Реклама помогает мне ориентироваться в многообразии товаров.

2. Я получаю эстетическое удовольствие, рассматривая рекламные проспекты, плакаты, ролики.

3. Очень часто мне хочется на собственном опыте выяснить, а действительно ли данный товар так хорош, как его описывают в рекламе.

4. Если бы передо мной встал выбор между двумя равноценными товарами, я бы выбрал тот, который рекламируют.

5. Часто повторяющийся рекламный ролик, если он удачен, не вызывает у меня раздражения.

6. Если я часто сталкиваюсь с рекламой товара, который мог бы мне пригодиться, я обычно его покупаю.

7. Красивая, профессиональная реклама товара заставляет меня заинтересоваться им.

8. Среди моих вещей (одежды, обуви, косметики, парфюмерии, продуктов питания, предметов личного обихода и т.д.) есть немало рекламируемых товаров.

9. Часто мне хочется быть похожим на красивых и жизнерадостных героев рекламы.

10. Многие товары ассоциируются у меня с фразами и образами, используемыми в их рекламе.

Возможные варианты ответов: “да” и “нет”. Высший балл 10.

Второй, использованный нами метод, - ассоциативный эксперимент. Если опросник выявляет суждения испытуемых о своем поведении, то в эксперименте выясняются реальные тенденции этого поведения.

Испытуемым предъявлялось 10 слов-стимулов в быстром темпе, на каждое из которых они должны были назвать свою ассоциацию. Были предъявлены следующие слова-стимулы:

·   стиральный порошок

·   чай

·   шоколад

·   бульенный кубик

·   кофе

·   жевательная резинка

·   радио

·   строительная компания

·   фирменный магазин

·   бытовая техника

Расклассифицировав испытуемых по степени рекламозависимости с помощью опросника и ассоциативного эксперимента, мы перешли к выявлению особенностей системы оценочных конструктов у зависимых и независимых от рекламы потребителей. Это производилось с помощью метода репертуарных решеток, созданного на основе теории Джорджа Келли. Способ его применения состоит в том, что испытуемому предъявляют специально подготовленную решетку, или матрицу, в которой на одной оси перечислены значимые фигуры, предметы, события его жизни. Другую ось испытуемый должен заполнить сам. Его просят заполнить первый ряд матрицы под колонками, обозначив три предмета (человека или события) кружками. Испытуемого просят подумать о важной характеристике, которая делает два этих предмета похожими друг на друга и отличает их от третьего. Решив, чем эти два предмета похожи, но отличаются от третьего, испытуемый перечеркивает два кружка, которые соответствуют двум похожим предметам. Третий кружок остается не перечеркнутым. Затем испытуемый пишет на другой оси слово или короткую фразу, которая показывает, чем эти два предмета похожи, в колонке “полюс конструкта”. В колонке “противоположный полюс” он пишет слово или короткую фразу, из которой ясно, чем третий предмет отличается от двух других.

Наконец, испытуемый проверяет оставшиеся предметы в первом ряду и делает пометку в клетке, если характеристику полюса конструкта можно использовать для интерпретации этого предмета. Этот процесс продолжается до тех пор, пока испытуемый не заполнит все оставшиеся ряды. В результате получается решетка с названиями предметов вверху, различными конструктами в правых колонках и пустыми и помеченными клеточками внутри прямоугольника. Конечным результатом данной техники является модель конструктов, которые человек использует для интерпретации своей социальной действительности.

Но проведение эксперимента с помощью данного метода требует напряженной мыслительной работы испытуемых. Поэтому ход эксперимента сильно затруднялся, а порой был невозможным в результате трудоемкости метода и по причине быстрой утомляемости испытуемых. Тут обнаружилось слабое место в теории Джорджа Келли – предположение о том, что люди могут точно описать (определить) конструкты, которые они используют, чтобы объяснить, в чем другие люди (предметы, события) похожи друг на друга, а в чем различны. Однако ограничения, свойственные нашему языку, предполагают, что конструкты не могут всегда быть адекватно вербализованы. Дж.Келли признавал, что точные слова не всегда приходят на ум, когда людей просят описать их конструктные системы. Поэтому в нашем исследовании при проведении этой методики изначально давались конструкты, наиболее часто используемые многими испытуемыми.

Испытуемым предъявлялся список различных товаров из 20 наименований и 18 типичных, наиболее часто употребляемых конструктов.

Представим список предъявляемых товаров:

·   одежда

·   обувь

·   головные уборы

·   предметы гигиены

·   парфюмерия

·   бижутерия

·   посуда

·   домашние украшения

·   постельное белье

·   косметика

·   инструменты

·   мебель

·   канц. товары

·   книги

·   музыкальные товары

·   товары для досуга

·   медицинские товары

·   бытовая техника

·   информационно-вычислительная техника

·   товары для ухода за домом и земельным участком

Список типичных, наиболее часто употребляемых конструктов:

1. для человека – для дома

2. можно одевать – можно пользоваться

3. легкое – тяжелое

4. издают звуки – не шумят

5. для здоровья – для быта

6. примитивное – более совершенное

7. для отдыха – для работы

8. доступное по цене – дорогое

9. общее – личное

10. для эстетического наслаждения – для быта

11. ежедневно используется – иногда

12. техника – не является техникой

13. из ткани – из других материалов

14. мелкое – крупное

15. для красоты – для чистоты

16. предметы роскоши – необходимое

17. легко ломающееся – довольно прочное

18. красивое – простое.

Испытуемых просили оценить все товары по каждому конструкту.

Выявив особенности системы конструктов у зависимых и независимых от рекламы потребителей, мы перешли ко второму этапу эксперимента, в ходе которого мы попытались выяснить связь системы конструктов с ориентацией на отдельные рекламные носители. Исследование проводилось на выборке, состоящей из 30 испытуемых (молодежи в возрасте 20 – 25 лет).

Мы выявляли связь системы конструктов с ориентацией потребителей на отдельные рекламные носители. Сначала мы выявляли зависимых от рекламы потребителей с помощью описанных нами выше опросника и ассоциативного эксперимента. Затем мы выявляли структуры конструктов у группы рекламозависимых испытуемых с помощью метода репертуарной решетки Дж. Келли. Испытуемым предоставлялась анкета и предлагалось оценить 16 рекламных носителей с помощью 16 конструктов [Похилько, Федотова, 1984, с. 151 - 157.].

Список рекламных носителей:

1. видеоролик

2. рекламная телепередача, интервью

3. радиоролик

4. рекламная радиопередача, интервью

5. рекламное объявление в газете

6. рекламная статья в газете, журнале

7. имиджевая реклама в журнале (с ярким рисунком или фото)

8. рекламные щиты и стенды

9. рекламные сувениры (пакеты, ручки, флажки, кепки и д.р.)

10. реклама на транспорте (троллейбусах, автобусах и т.д.)

11. реклама, осуществляемая рекламными агентами

12. световая реклама

13. рекламные плакаты и объявления (на столбах, стенах зданий и т.д.)

14. рекламные письма

15. рекламные проспекты, брошюры и вкладыши

16. презентации, выставки, распродажи

Список конструктов:

1. интересный – неинтересный

2. красивый – некрасивый

3. эффективный – малоэффективный

4. неутомительный – утомительный

5. нравственный – безнравственный

6. современный – устаревший

7. оригинальный – посредственный

8. информативный – неинформативный

9. короткий – длинный

10. полезный – бесполезный

11. веселый – скучный

12. сложный – простой

13. ненавязчивый – навязчивый

14. дорогой – дешевый

15. для широкого круга – для узкого круга

16. хороший – плохой

Помимо репертуарной решетки в анкету был включен вопрос:

“Какие из перечисленных видов рекламы в большей степени влияют на приобретение Вами:

1. одежды - …

2. обуви - …

3. предметов личной гигиены - …

4. косметики и парфюмерии - …

5. медицинских товаров - …

6. бытовой и др. техники - …

7. продуктов питания - …

8. другого - …

С помощью данного вопроса мы выясняли степень влияния рекламных носителей на рекламозависимых испытуемых. Затем делили испытуемых по группам в соответствии со степенью влияния на них определенных рекламных носителей и пытались найти связь зависимости испытуемых от определенного вида рекламы с типами их системы конструктов.

На третьем этапе исследования мы провели параллель: рекламозависимые испытуемые являются жертвами массового манипулирования психикой.

2.2 Результаты исследования и их анализ методом математической статистики.

Все испытуемые были разделены на 3 группы в зависимости от рекламозависимости с помощью созданного нами опросника и ассоциативного эксперимента.

Разделение на группы проводилось по результатам опросника. Найдём среднее арифметическое каждой из трёх групп испытуемых.

1 группа рекламозависимые испытуемые. 7+10+8+7+8+9+6+7+8+7+9+10+6+6+6 /15=15.

2 группа нерекламозависимые испытуемые.

2+3+5+4+3+4+5+3+2+4/10=10.

3 группа:

5+6+4+6+5/5=5.

Данные по ассоциативному эксперименту: рекламозависимые испытуемые выбирали связанные с рекламой ассоциации; нерекламозависимые испытуемые подбирали не связанные с рекламируемой продукцией ассоциации. 3 группа испытуемых выбирала нейтральные ассоциации.

Найдём стандартное отклонение для каждой из групп испытуемых.

1 группа δn-1=1,404

2 группа δn-1=1,08

3 группа δn-1=0,83

Таблица №1.

Рекламозависимые

испытуемые

Нерекламозависимые

испытуемые

Испытуемые

3 группы

х1=15

х2=10

х3=5

δn-1=1,404

δn-1=1,08

δn-1=0,83

 

Найдём дисперсию для каждой из трёх групп:

S12=(δn-1)2=1,971

S22=(δn-1)2=1,166

S32=(δn-1)2=0,68

где S12 – выборочная дисперсия первой переменной (по первой выборке); S22 – выборочная дисперсия второй переменной (по второй выборке); S32 – выборочная дисперсия третьей переменной (по третьей группе).






где n1 – число частных значений переменной в первой выборке; n2 – число частных значений переменной во второй выборке; n3 – число частных значений переменной в третьей группе.

Находим t критерий Стъюдента:






После того, как вычислили показатель t, находим нужное табличное значение t и сравниваем с ним вычисленное значение t. Так как вычисленное значение значительно больше табличного, делаем вывод о том, что сравниваемые средние значения статистически достоверно различаются на высоком уровне значимости.





Таблица №2. Связь особенностей систем конструктов зависимых и независимых от рекламы потребителей.

Системы конструктов

Рекламозависимые

испытуемые

Не рекламозависимые

испытуемые

Испытуемые, получившие средние оценки по шкале рекламозависимости

Всего

 

Техника – не является техникой, Предметы роскоши – необходимое, Примитивное – более совершенное.

3 человека

100%

0 человек

0%

0 человек

0%

3

Красивый – не красивый, Нравственный - безнравственный

5 человек

25%

13 человек

65%

4   человека

5   10%

20

Для широкого круга – для узкого круга

0 человек

0%

1 человек

14%

6 человек

86%

7

Всего

 

8

14

8

30

Проверяется статистическая гипотеза о зависимости двух признаков: особенности систем оценочных конструктов с зависимостью/независимостью от рекламы потребителей.

Находим выборочное значение статистики χ2 по следующей формуле:

Число степеней свободы: (3-1)(3-1)=4. По таблице находим критическое табличное значение: χ20,999(4) ≈ 18,5. Поскольку полученное нами значение (23,7) превышает критическое табличное значение (18,5) можно сделать вывод о зависимости двух признаков. Направленность этой зависимости видна из процентных соотношений в таблице 1. Имеется связь между системами конструктов «рекламозависимых» и «рекламонезависимых» испытуемых. Эти различия между группами рекламозависимых и рекламонезависимых испытуемых значимы на уровне значимости 0,001.

Привожу критические табличные значения для разных уровней значимости, начиная с наименее допустимого, для четырёх степеней свободы:


p

0,95

0,975

0,99

0,995

0,999

Уровень значимости

0,05

0,025

0,01

0,005

0,001

Критическое табличное значение

9,49

11,1

13,3

14,9

18,5









Таблица 3. Связь системы конструктов с ориентацией на отдельные рекламные носители.

Системы конструктов

Товары повседневного пользования

Разделение товаров на одежду и не одежду

Всего

Техника - не является техникой, Предметы роскоши – необходимое, Примитивное – более совершенное.

8 человек

44%

0 человек

0 %


 

8

Красивый – некрасивый, Нравственный – безнравственный,

7 человек

39%

7 человек

58%

 

 

14

Для широкого круга – для узкого круга,

3 человека

17%


5 человек

42%

 

8

Всего



 

18

 

12

 

30

Число степеней свободы: (2-1)(3-1)=2. По таблице находим критическое табличное значение: χ20,999(2)=13,8. Поскольку полученное нами значение (24,48) превышает критическое табличное значение (13,8), можно сделать вывод о зависимости двух признаков. Направленность этой зависимости видна из процентных соотношений, представленных в таблице №2. Рекламозависимые испытуемые выбирают следующие типы конструктов: «Техника – не является техникой», «Предметы роскоши – необходимое», «Примитивное – более совершенное» [Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. –С.-Пб.: Изд-во Социально-психологический центр. 1996. –350с.].

Таблица 4. Влияние слов-стимулов на уровень рекламозависимости испытуемых.

Слова-стимулы

Зависимые от рекламы испытуемые

Независимые от рекламы испытуемые

Испытуемые, получившие средние оценки по шкале рекламозависимости

Всего

Порошок, кофе, жевательная резинка

3 человека

100%

0 человек

0%

0 человек

0%


3

Фирменный магазин

5 человек

25%

13 человек

65%

2 человека

10%


20

Бытовая техника

0 человек

0 %

1 человек

14%

6 человек

86%


7

Всего



8


14


8


30


Проверяется статистическая гипотеза о зависимости двух признаков: влияния слов-стимулов на уровень рекламозависимости испытуемых. Находим выборочное значение χ2 по следующей формуле:



Число степеней свободы: (3-1)(3-1)=4. По таблице находим критическое табличное значение: χ20,999(4) ≈ 18,5. Поскольку полученное нами значение (23,7) превышает критическое табличное значение (18,5) можно сделать вывод о зависимости двух признаков. Направленность этой зависимости видна из процентных соотношений в таблице 1.

Подведём итоги.

Исследование проводилось в 3 этапа. На первом этапе выявлялись и изучались особенности систем конструктов зависимых и независимых от рекламы потребителей.

Те испытуемые, у которых в серии слов-ответов проскакивали слова подобного рода: «Тайд», «Дилмах», «Корона», «Галина Бланка», «Нескафе», «Дирол» и другие названия рекламной продукции, являются более рекламозависимыми, чем те, у которых таких слов не встречалось.

По результатам опросника и ассоциативного эксперимента выделилось 3 группы испытуемых:

1. зависимые от рекламы,

2. независимые от рекламы,

3.испытуемых же третьей группы по результатам исследования нельзя было отнести к одному из двух крайних типов. Сюда включались испытуемые, получившие средние оценки по шкале рекламозависимости.

В ходе обработки данных исследования выявились следующие результаты. У испытуемых, зависимых от рекламы, базовыми конструктами являются:

“Техника – не является техникой”,
“Предметы роскоши – необходимое”,
“Примитивное – более совершенное”.

Конструкт «техника – не является техникой» подразумевает отношение испытуемого к технике. Но все люди видят разный смысл в этом конструкте. И выбирают этот тип конструкта люди с высокой внушаемостью, впечатлительностью.

Конструкт «Предметы роскоши – необходимое» подразумевает под своим названием отношение людей к различным вещам. Также отмечается у людей более рекламозависимых.

Конструкт «примитивное – более совершенное» также выбирают люди с повышенным уровнем внушаемости. Он подразумевает оценку эстетичности товара, оценку красивой и лёгкой одежды и т. д.

Рекламозависимые испытуемые являются жертвами активного манипулирования психикой.

2.3 Обсуждение результатов исследования.

В целом, показатели рекламозависимости и рекламонезависимости по ассоциативному эксперименту и по опроснику совпадали; то есть испытуемые, получившие низкие баллы по опроснику, получили низкие баллы и в ходе ассоциативного эксперимента; те же, кто получил высокие баллы по опроснику, получили высокие баллы и по ассоциативному эксперименту [Готтсданкер, 1982, с. 400 – 464].

Под массовое манипулирование попадала первая группа, то есть ярковыраженные типы, у которых мы и выявляли особенности структуры конструктов сознания с помощью техники репертуарных решеток, созданной на основе теории Келли. Вкратце, ее суть состояла в следующем: испытуемым предъявлялся список различных товаров из 20 наименований (одежда, парфюмерия, мебель, книги и т.д.) и 18 типичных, наиболее часто употребляемых конструктов. Испытуемых просили оценить все товары по каждому конструкту.

Наиболее нагруженные от рекламы испытуемые выбирали системы конструктов «техника – не является техникой», «предметы роскоши – необходимое».

Можно сказать, что в сознании зависимых от рекламы потребителей сильно отражена система рекламных стимулов.

Действительно, если проанализировать наше рекламное пространство, то можно увидеть его основные направления: это реклама товаров ежедневного пользования (мыло, порошки, напитки, косметика), а также бытовых приборов, удобной мебели и красивой одежды, что и отразилось в сознании рекламозависимых потребителей [Шмелев, 1983, с. 389 – 415].

Таким образом, мы подтвердили первую часть нашей гипотезы о том, что зависимые и независимые от рекламы потребители различаются структурными особенностями системы оценочных конструктов. А также выявили, что у потребителей, зависимых от рекламы, система оценочных конструктов отражает систему рекламных стимулов, тогда как у независимых преобладают функциональные и качественные характеристики товара.

Во втором этапе исследования мы отобрали 30 рекламозависимых испытуемых. В процентном соотношении распределение выборки испытуемых по шкале рекламозависимости на втором этапе эксперимента было равным распределению на первом этапе, то есть рекламозависимых оказалось примерно около 1\3 от всего числа испытуемых.

Обработав результаты репертуарных решеток, мы построили системы конструктов для каждого испытуемого. Затем соотнесли их с предпочтениями тех или иных групп рекламных стимулов. Но связи между системами конструктов и ориентацией на отдельные рекламные носители обнаружено не было. Возникло предположение о том, что причины ориентации на определенные рекламные носители скрываются в особенностях сенсорно-перцептивной сферы испытуемых.

Наше внимание привлекло то, как рекламозависимые испытуемые оценили рекламные носители. Больший балл получили световая реклама, рекламные проспекты, брошюры, а также видеоролик. Их оценивали как интересные, красивые, эффективные, современные, полезные, веселые, хорошие и т.д. Далее видно, что радиоролик, рекламная радиопередача, объявление в газете, реклама на транспорте получили нейтральную оценку. Негативную оценку получили такие виды рекламы как:

1. реклама, осуществляемая рекламными агентами;

2. рекламные письма;

3. рекламные плакаты и объявления на столбах, стенах зданий и т.д.

Они были оценены как неинтересные, малоэффективные, утомительные, устаревшие, бесполезные, навязчивые, плохие и т.д. На третьем этапе была подтверждена связь рекламозависимых испытуемых с высоким уровнем их манипулирования. Испытуемые, являясь рекламозависимыми, в тоже время являются с высоким уровнем внушаемости, а это, в свою очередь, порождает высокий уровень манипуляции.

Выводы:

1. Особенности сознания потребителей можно изучать с помощью метода репертуарных решеток Дж. Келли, как отвечающего основным методологическим требованиям деятельностного подхода.

2. Около трети от общего числа потребителей являются зависимыми от рекламы.

3. Степень зависимости от рекламы связана с особенностями системы оценочных конструктов. Система оценочных конструктов рекламозависимых потребителей отражает систему рекламных стимулов, тогда как у независимых преобладают функциональные и качественные характеристики товара.

4. Существует связь между системой конструктов и ориентацией потребителей на рекламные носители.

5. Рекламозависимые испытуемые являются жертвами массового манипулирования психикой.

В результате нашего исследования мы получили результаты, которые показывают зависимость манипулирования от уровня рекламозависимости. В результате этого мы можем заключить, что жертвами массового манипулирования психики являются зависимые от рекламы потребители

Практические рекомендации по использованию данных в психологической консультации.

Исходя из полученных нами результатов, а именно: рекламозависимые испытуемые выбирают следующие системы конструктов «техника – не является техникой», «предметы роскоши – необходимое», «примитивное – более совершенное». Общим для всех них является повышенная внушаемость, эмоциональность, потребность в доверительном общении. А также то, что они не осознают своего поведения. Например, посмотрев рекламу и купив какую-то вещь, они после понимают, что она им не нужна; и сами, по своей воли, они бы её никогда бы не купили. И чтобы в жизни им быть людьми уравновешенными, самостоятельными, полагающимися только на самих себя, может быть предложена следующая техника. Она называется преувеличение или полное изменение поведения. Цель техники: так как люди с такими системами конструктов не осознают своего поведения, им можно порекомендовать поиграть со своим поведением.

Процедура: в следующий раз, когда будут показывать рекламу по телевизору, участник обращает сознание на своё поведение, важно, чтобы это действие происходило в группе. Участник должен проговаривать свои мысли, пришедшие ему в голову при просмотре рекламы, преувеличивая их, начиная фразу словами: «я такой безвольный, любой из вас может на меня повлиять» для расширения осознания этого поведения. Когда, наконец, участник осознает свое поведение, он должен полностью постараться его изменить. После этого на основе обратной связи член группы делится своими впечатлениями с остальными членами группы.

С нашей точки зрения, у этой техники большое будущее.

Исходя из того, что жертвами активного манипулирования психикой являются рекламозависимые испытуемые, как элемент работы с такими людьми можно успешно применять следующую технику «медитация на свечу».

В. В Козлов в своей книге «Психотехнологии изменённых состояний сознания» описывает различные способы помощи жертвам изменённых состояний сознания. Мы остановимся на медитации. Приведём пример медитации на свечу.

Огонь как энергия и стихия всегда привлекал человеческое осознание. Наверное, поэтому медитация на огонь является одной из самых мощных техник помощи жертвам активного манипулирования психикой. Автор понимает, что в условиях городской жизни трудно устроить большие огненные ритуалы, какими являлись «Танец Солнца» американцев прериев, «Огненная медитация» индийских йогинов или языческие славянские костровища на Ивану Купалу.

Именно по этой причине автор предлагает медитацию на свечку.

«Садитесь в удобную для вас позу для медитаций. Если у вас нет особого медитационного места в вашей квартире, то просто сядьте удобно на кресло или на стульчик».

«Зажгите свечку. Постарайтесь, чтобы её пламя было приблизительно на уровне глаз и на расстоянии 50 см от вас».

«Закройте глаза. Выровните дыхание. Расслабьтесь настолько, чтобы ни телесные ощущения, ни мысли, ни чувства не отвлекали, не оттягивали ваше осознание».

«Откройте ваши глаза и сфокусируйте ваше внимание на пламени свечи. Посмотрите в сердце огня, туда, где огонь максимально светел и силен. Смотрите, всё больше и больше расслабляясь и открываясь от пламени».

«Если ваши глаза слезятся от напряжения, то мягко, медленно закройте и, когда вы почувствуете в них покой, откройте и опять сфокусируйте ваше внимание на пламене свечи».

«Почувствуйте, как пламя очищает и успокаивает ваш ум, ваши чувства, ваше тело. Теперь никто не сможет больше внушать вам. Вы – хозяин своей судьбы. Никто больше вами не управляет ни явно, ни скрыто».

«Отдайте пламени свечи все ваши беспокойства, вашу суету, ваше горе и ваши несчастья и посмотрите, как они тают в огне, как тает свечка».

«Через 20 – 30 минут медитации закройте глаза и почувствуйте пламя свечи в середине вашей грудной клетки, в том месте, где по традиции находится духовное сердце человека. Почувствуйте, как свечением, аурой свечи наполнилось ваше тело».

«И когда вы прожили, прочувствовали это, медленно, осторожно откройте ваши глаза, сделайте глубокий медленный выдох, глубокий, медленный вдох и почувствуйте себя в «здесь и теперь» [Козлов, 2001, с. 234 –268].

Заключение.

Учитывая современное состояние в нашей стране психологии рекламы как пока еще малоизученной отрасли психологической науки, можно с уверенностью говорить об актуальности любого научного исследования в этой области. Нами было проведено исследование особенностей системы конструктов сознания у зависимых и независимых от рекламы потребителей с помощью созданного нами опросника и ассоциативного эксперимента, а также метода репертуарных решеток Дж. Келли. А также была установлена связь рекламозависимых испытуемых с высоким уровнем манипуляции. В нашей работе было показано, что изучение конструктов – один из интереснейших путей изучения восприятия и выявления зависимости от рекламы.

Научная новизна нашей работы состоит в том, что нами впервые было проведено деление потребителей на зависимых и независимых от рекламы, чего не было найдено в уже существующих исследованиях по психологии рекламы. А также выявлена связь: чем более испытуемый является рекламозависимым, тем более он подвержен массовому манипулированию (через телевидение). Мы не только экспериментально доказали существование этих типов потребителей, но и изучили основные оценочные конструкты тех и других.

Использование в практической деятельности знаний о психологической дифференциации потребителей может способствовать осуществлению более целенаправленной психологической помощи рекламозависимым потребителям. Говоря о практической значимости нашей работы, хотелось бы отметить, что полученные нами результаты могут быть использованы для помощи рекламозависимым клиентам.

Проблема помощи лицам манипулирования психикой существует, актуальна, чрезвычайно сложна и многопланова.

Проблема постстрессовых состояний при действиях, связанных с манипулированием психики остаётся наименее разработанной в психологическом плане.

Предложенную технику медитации помощи жертвам активного манипулирования психикой можно использовать в практической деятельности психолога-консультанта как дополнение к технике «Изменение своего поведения».

В данной работе мы изложили основы будущей системы коррекции наиболее уязвимой группы испытуемых. Следующим этапом работы является разработка системы профилактики рекламозависимости и коррекции рекламозависимого поведения.









Библиография.

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. – М. 1980. – 289 с.

2.Ананьев Б. Г. Некоторые вопросы психологического исследования//Психология и проблемы человекознания/Под редакцией А, А. Бодалёва – М. – Воронеж, - с. 280-336.

3.Анастази А. Психологическое тестирование: Пер. с англ. В 2 кн./Под ред. К. М. Гуревича, В. И. Лубовского. – М.: Педагогика, 1982. – Кн. 1-2.

4. Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. – М.: Изд-во университета. 1980. – 128 с.

5. Асмолов А.Г. Основные принципы психологической теории деятельности.//А.Н.Леонтьев и современная психология (Сборник статей памяти А.Н.Леонтьева). – М.: Изд-во МГУ. 1983. - с. 118-127.

6. Братусь Б.С. Общепсихологическая теория деятельности и проблема единиц анализа личности.//А.Н.Леонтьев и современная психология (Сборник статей памяти А.Н.Леонтьева). – М.: Изд-во МГУ. 1883. - с.212-219.

7. Василюк Ф.Е. Структура образа. // Вопросы психологии. №5. – 1993. - с. 5-20.

8. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования. – М. 1960. – 345 с.

9. Выготский Л.С. Собрание сочинений. – М.,1982.

10. Гидденс Э., Мятежи, толпы и другие формы коллективного действия, Диалог, №6/7. – М. 1992.

11. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента: Учебное пособие. Перевод с английского. – М., 1982. – 464 с.

12. Дружинин В. Н. Структура и логика психологического исследования. – М. 1993. – 387 с.

13. Давыдов В.В. Учение А. Н. Леонтьева о взаимосвязи деятельности и психического отражения./ А.Н. Леонтьев и современная психология (Сборник статей памяти А.Н. Леонтьева). – М.: Изд-во МГУ. 1983. - С.128-139.

14. Давыдов В.В., Зинченко В.П. Принцип развития в психологии. // Диалектика в науках о природе и человеке. – М. 1983 – 313 с.

15. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания. // Вопросы психологии. №2. – 1991. С.15-37.

16. Зинченко В.П. Проблема “образующих” сознания в деятельностной теории психики.//Вестник МГУ, Сер.14: Психология, 1988. №3, с. 25-34.

17. Иванова И.И., Асеев В.Г. Методология и методы психологического исследования.//Методологические и теоретические проблемы психологии. – М,1969. – 325 с.

18. Козлов В. В. Психотехнологии изменённых состояний сознания. - М.: Институт психотерапии, 2001 – 368 с.

19. Коростелина К.В. Психологические проблемы изучения потребительского поведения.//Практический психолог. – М, 1999, №1.

20. Ле Бон Г., Толпотворение, Новое время, №3, 1994. - с. 63.

21. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. –М.: Политиздат. 1975. – 304 с.

22. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В двух томах. –М.: Педагогика. 193. –т.1. 390 с.

23. Леонтьев А.Н. Проблема деятельности в психологии.//Вопросы философии, 1972, №9,11,12.

24. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. –М.: Наука, 1984. - 444с.

25. Ломов Б.Ф. Теория, эксперимент и практика в психологии.//Психологический журнал, 1980, №1.

26. Лурия А.Р. Язык и сознание. – М.: Изд-во МГУ. 1979. - 320с.

27. Меграбян А.А. О природе индивидуального сознания. – Ереван, 1959. – 297 с.

28. Миллер К. А. Процесс убеждения. Перевод с английского./Под общей редакцией Станиславского А. Н. – М., 2000. – 285 с.

29. Мозг и сознание./Под ред. Дубровского Д.И. – М: Изд-во МГУ, 1988.

30. Найссер У. Познание и реальность. –М.: Прогресс. 1981.

31. Ортега-и-Гассет Х., Восстание масс, «Дегуманизация искусства» и другие работы, Сборник, стр. 40-228, М., Радуга, 1991.- 239 с.

32. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. –М.: Изд-во МГУ. 1983. – 356 с.

33. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. –М.: Изд-во МГУ. 1988. –208с.

34. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология. Словарь. – М, 1990.

35. Прокопович С., Народ и народовластие, Новое время, №27, 1992. - с. 40.

36. Похилько В.И., Федотова Е.А. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии//Вопросы психологии. №3. –1984. - С.151-157.

37. Практикум по эксперимениальной и прикладной психологии./Под ред. Крылова А.А.. – Л.: Изд-во университета. 1990. – 273с.

38. Практикум по психологии./Под ред. Леонтьева А.Н., Гиппенрейтер Ю.Б. – М.: Изд-во МГУ. 1972. – 247с.

39. Психологическая диагностика, проблемы и исследования./Под ред. Гуревича К.М.. – М, 1981. – 231 с.

40. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. –М. 1989. – 380 с.

41. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. –С.-Пб.: Изд-во Социально-психологический центр. 1996. –350с.

42. Столин В.В. Проблема самосознания личности с позиций теории деятельности А.Н.Леонтьева. // А.Н.Леонтьев и современная психология (Сборник статей памяти А.Н.Леонтьева). –М.: Изд-во МГУ. 1983. С.220-230.

43. Тенденции развития психологической науки/Под ред. Ломова Б.Ф., Анцыферовой Л.И. –М.: Наука. 1989. – 231 с.

44. Тихомиров О.К. Вклад А. Н. Леонтьева в общую психологию.//А.Н.Леонтьев и современная психология (Сборник статей памяти А.Н.Леонтьева). –М.: Изд-во МГУ. 1983. - С.40-54.

45. Хромов Л. Н. Рекламная деятельность: искусство, теория, практика. – Петрозаводск/АО Фолиум. 1994. – 300 с.

45. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. –С.-Пб.: Питер. 1997. – 376 с.

46. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику. –М.: Изд-во МГУ. 1983. – 415 с.

47. Юнг К.Г., Психология бессознательного, М., Канон, 1994. – 276 с.

 

 

Отзыв на дипломную работу студентки факультета психологии МГОПУ Гусенко Наталии Александровны «Помощь жертвам активного манипулирования психикой»

Научный руководитель – Елизаров Андрей Николаевич, кандидат психологических наук

В процессе написания дипломной работы Гусенко Наталия Александровна проявила себя достаточно трудолюбивым, творческим, умным человеком. Предлагая тему данного исследования, мы имели в виду, прежде всего, людей, попавшихся на уязвимости к методам культовой вербовки. Гусенко Наталия Александровна увидела эту тему в несколько ином контексте – ее взволновала возможность манипулирования психикой людей посредством рекламы.

Серьезный вопрос, который здесь возникает, - можно ли говорить о рекламе как о манипулировании психикой людей. Не есть ли реклама просто информирование? Конечно, при подобной форме информирования всячески подчеркиваются положительные качества товара. Но есть ли это манипулирование? Литературный обзор, осуществленный Гусенко Наталией Александровной, убедительно показывает, что в ряде случаев реклама действительно может превратиться в средство активного манипулирования психикой людей, причиняющее им вред. Полагаем, что материал, собранный Гусенко Наталией Александровной в литературно-обзорной части ее работы, может оказаться чрезвычайно полезным для защиты потребителей от манипулятивных тенденций со стороны разработчиков рекламы. Ведь знание о том, как тобой могут манипулировать, значительно снижает вероятность подобного манипулирования. Таким образом, уже в литературно-обзорной части своей работы Гусенко Наталия Александровна заложила основы оказания помощи жертвам активного манипулирования психикой с помощью рекламы.

Эмпирическое исследование, осуществленное Гусенко Наталией Александровной, было направлено на выявление особенностей психики людей наиболее и наименее подверженных манипулированию ими с помощью рекламы. Эмпирическое исследование, осуществленное Гусенко Наталией Александровной, закладывает основы для разработки программ преобразования сферы личностных конструктов лиц, потенциально наиболее уязвимых для манипулирования со стороны разработчиков рекламы. Полагаем, что разработка подобного рода программ должна осуществляться с использованием метода терапии фиксированных ролей Келли. Это задача последующих исследований.

В работе также намечены некоторые конкретные пути оказания психологической помощи жертвам активного манипулирования психикой с помощью рекламы, с учетом результатов проводившегося исследования.

У нас есть отдельные замечания редакторского характера, но в целом полагаем, что исследование,  осуществленное Гусенко Наталией Александровной, представляет собой существенный вклад в развитие практической социальной психологии.

Данная дипломная работа написана в соответствии со всеми основными требованиями к студенческим дипломным работам, и может быть допущена к защите.

Гусенко Наталия Александровна продемонстрировала в ней умение осуществлять качественный анализ литературных источников, планировать и осуществлять эмпирическое исследование, обрабатывать его результаты методами математической статистики.

Полагаем, что Гусенко Наталия Александровна обладает необходимым потенциалом для дальнейшего совершенствования своего образования в аспирантуре.

14 мая 2002 года.