Тема: Репресии на территории Эртильского района

  • Вид работы: Курсовая работа (т)
  • Предмет: История

МОУ Эртильская средняя общеобразовательная школа № 1












Проектно-исследовательская работа

(история и литература)

«Репрессии на территории Эртильского района»



Исполнители: ученицы XI -Б

класса: Ламтюгина А., Рожнова Я.

Руководители: Попова И.В. -

учитель литературы,

Шамшева О.А.- учитель истории

Консультант: Платонов В.Е.,

зам. главы Эртильского

муниципального района


К жертвам репрессий нельзя относить только тех, кто сидел в лагерях или погиб. Жертвой репрессий был весь народ.

Р. Медведев


Масштабность «большого террора» в годы сталинских репрессий


Термин «большой террор» используют для обозначения масштабных сталинских репрессий второй половины 1930-х годов.

На первый взгляд, это явление представляется непостижимой загадкой. Террор, к которому прибегали противоборствующие в эпоху Гражданской войны, бил по врагам. Жертвами террора конца 30-х гг. часто становились видные партийцы, военные, ученые, деятели советской культуры и простые труженики. Люди, занимавшие высокое положение в обществе, всячески демонстрировали свою преданность Сталину и старались беспрекословно выполнять все директивы партии.

Именно в годы правления Сталина появилось понятие "враг народа". Этот термин сразу освобождал от необходимости всяких доказательств идейной неправоты человека или людей, с которыми велась полемика: он давал возможность всякого, кто в чем-то не согласен со Сталиным, кто был только заподозрен во враждебных намерениях, всякого, кто был просто оклеветан, подвергнуть самым жестоким репрессиям, с нарушением всяких норм социалистической законности. Это понятие - "враг народа" - по существу уже снимало, исключало возможность какой-либо идейной борьбы или выражения своего мнения по тем или иным вопросам даже практического значения. Основным, по сути дела единственным, доказательством вины делалось, вопреки всем нормам современной юридической науки, "признание" самого обвиняемого, причем это "признание", как показала затем проверка, получалось путём физических мер воздействия на обвиняемого. Это привело к вопиющим нарушениям законности, к тому, что пострадали ни в чем не виновные люди, которые в прошлом выступали за линию партии.

Следует сказать, что в отношении людей, которые в свое время выступали против линии партии, часто не было достаточно серьезных оснований, чтобы их физически уничтожить. Для обоснования физического уничтожения таких людей и была введена формула "враг народа". Сталину не было свойственно проводить терпеливую работу с людьми, упорно и кропотливо воспитывать их, уметь повести за собой людей не путем принуждения, а оказывая на них воздействие всем коллективом с идейных позиций. Он отбрасывал ленинский метод убеждения и воспитания, переходил с позиций идейной борьбы на путь административного подавления, на путь массовых репрессий, на путь террора. Он действовал все шире и настойчивее через карательные органы, часто нарушая при этом все существующие нормы морали и советские законы.

Произвол одного лица поощрял и допускал произвол других лиц. Массовые аресты и ссылки тысяч и тысяч людей, казни без суда и следствия порождали неуверенность в людях, вызывали страх, озлобление. Это, конечно, не способствовало сплочению рядов партии, всех слоев трудового народа, а, наоборот, приводило к уничтожению, отсечению от партии честных, но неугодных Сталину работников.

Между тем их объявляли «врагами народа» и обвиняли в немыслимых вещах: в терроризме, вредительстве, шпионаже в пользу иностранных держав, а затем отправляли в концлагеря или расстреливали.

Если террор 1918-21 гг. происходил в обстановке ожесточенной Гражданской войны, то террор 1920-30 гг. разразился в пору относительной общественной стабилизации, когда, по словам самого И. Сталина, «жить стало лучше, жить стало веселее».

Отсюда возникает вопрос: «Почему же случился «большой террор?». На это есть различные точки зрения. Одни историки объясняют это явление душевной болезнью Сталина, другие - иррациональной природой господствующего режима. Но как бы «большой террор» ни объяснялся, он занял свое место в истории нашего государства. Это одна из самых трагических страниц прошедших лет.


Причины репрессий на территории Эртильского района


В целом по стране репрессии носили масштабный характер. В своей работе мы бы хотели отследить характер репрессий на территории Эртильского района, выяснить количество репрессированных. На примерах отдельных судеб, семей посмотреть, как повлияли репрессии на их дальнейшую жизнь и как это отразилось на судьбах их близких. Понимая, что данное исследование носит и этический характер, всякая информация располагается с разрешения людей, чья судьба связана с одним из страшных моментов в истории государства - годах репрессий.

СССР 1930-х - страна острых социальных противоречий. Существовавшие в ней порядки не устраивали многих. Остатки старых правящих классов в качестве реальной политической силы представляли собой ничтожную величину. Но далеко не ничтожной величиной являлось крестьянство, составлявшее более половины населения. Оно потеряло завоеванную в ходе революции землю. Его ссылали на север, загоняли в колхозы, обкладывали непосильными хлебозаготовками и обрекали на голодную смерть. Все это явилось итогом четко продуманной политики власти.

ноября 1929 г. в «Правде» появилась статья Сталина «Год великого перелома», где говорилось «о коренном переломе в развитии нашего земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию».

Чтобы активнее проходила коллективизация, широко применяли раскулачивание, которое имело место быть уже после выхода в свет «Декрета о земле». К тому же по постановлению ЦИК и СНК СССР от 23 июля 1930 года были упразднены округа, и районы подчинялись областному центру, и земли Эртильского (Токайского) района стали входить в состав образовавшихся Щучинского и Архангельского районов. Началась политика наступления на единоличные хозяйства. Считалось, что одним из самых действенных методов осуществления коллективизации является раскулачивание.

В конце декабря 1929 г. Сталин объявил о конце НЭПа и переходе к политике «ликвидации кулачества как класса». Такая политика в наиболее драматичной форме отразила суть гигантской военной операции против крестьянства. Она имела несколько целей, одна из главных - уничтожение предприимчивой части сельского населения и лишение участия в жизни страны.

Комиссия во главе с Молотовым определила три категории кулаков: уличенные в контрреволюционной деятельности (их ожидал расстрел, а членов семей - высылка в лагеря с полной конфискацией имущества); не ведущие контрреволюционной деятельности, но потенциально готовые к ней и являющиеся сверхэксплуататорами (они ссылались вместе с семьями в отдаленные районы); лояльные к режиму (подлежали высылке на худородные земли). Жертвы для раскулачивания определялись на местах коммунистами и бедняками. Четверть конфискованного имущества шла в фонд колхоза.

Исполнителями акции были действовавшие в каждом округе «тройки»: секретарь парткома, председатель исполкома местного Совета и местный уполномоченный ОГПУ. Специальные распоряжения секретно рассылались в местные органы власти.

сталинский репрессия кулацкий православие

СЕКРЕТНАЯ ИНСТРУКЦИЯ ЦИКам И СОВНАРКОМАМ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК, КРАЕВЫМ И ОБЛАТСНЫМ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫМ КОМИТЕТАМ


В дополнение и разъяснение к постановлению Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Союза ССР о мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством, опубликованному в «Известиях» 2 февраля 1930 г., предлагается в районах сплошной коллективизации провести немедленно, а в остальных районах - по мере действительного массового развертывания коллективизации, нижеследующие мероприятия:


ВЫСЕЛЕНИЕ И РАССЕЛЕНИЕ КУЛАКОВ


. В целях решительного подрыва влияния кулачества на отдельные прослойки бедняцко-середняцкого крестьянства и безусловного подавления всяких попыток контрреволюционного противодействия со стороны кулаков проводимых советской властью и колхозами мероприятиям:

а). выселять кулацкий актив, наиболее богатых кулаков и полупомещиков в отдаленные местности Союза ССР и в пределах данного края - в отдаленные его районы;

б). расселять остальных кулаков в пределах района, в котором они проживают, на новых, отводимых им за пределами колхозных хозяйств, участках.

Примечание: Вся организация доставки и сама доставка кулаков в отдаленные местности Союза ССР возлагается на ОГПУ. Выселение кулаков в отдаленные районы данного края возлагается на краевые и областные исполкомы. Расселение кулаков в пределах данного района возлагается на окружные и районные исполкомы.

. Количество выселяемых и расселяемых кулацких хозяйств должно строго дифференцироваться по районам в зависимости от фактического числа кулацких хозяйств в районе с тем, чтобы общее число ликвидируемых хозяйств по всем районам составляло бы в среднем примерно 3-5 %

Настоящее указание имеет целью сосредоточить удар по действительно кулацким хозяйствам и, безусловно, предупредить распространение этих мер на какую- либо часть середняцких хозяйств.

. Списки выселяемых кулацких хозяйств (пункт «а» ст. 1-й) устанавливаются районными исполнительными комитетами на основе решений собраний колхозников и батрацко-бедняцких собраний и утверждаются окружными исполнительными комитетами в соответствии с указаниями вышестоящих органов.

Порядок расселения остальных кулацких хозяйств (пункт «б» ст.1-й) устанавливается окружными исполнительными комитетами.

. Члены семей выселяемых кулаков могут при своем желании и при согласии на это районных исполнительных комитетов оставаться временно или постоянно в прежнем районе (округе).


КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА У КУЛАКОВ


. В районах сплошной коллективизации конфисковать у кулаков средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия производственные и торговые , продовольственные, кормовые и семенные запасы, излишки домашнего имущества, а также и наличные деньги.

. При конфискации у кулаков имущества им должны быть оставлены лишь самые необходимые предметы домашнего обихода, некоторые простейшие средства производства в соответствии с характером их работы на новом месте и необходимый на первое время минимум продовольственных запасов.

При конфискации наличных денег у кулаков им оставляется некоторая минимальная сумма (до 500 рублей на семью), необходимая для переезда и устройства на новом месте.

Расселяемым кулакам (пункт «б» ст.1-й) и тем семьям выселяемых кулаков (ст.4), которые остаются в данном районе или округе, средства производства при конфискации оставляются в размерах, минимально необходимых для ведения хозяйства на вновь отводимых им участка).

. Сберегательные книжки и облигации государственных займов отбираются у всех кулаков и заносятся в опись с выдачей расписки о направлении их на хранение в соответствующие органы НКФина. Всякая выдача кулацким хозяйствам их вкладов в сберегательные кассы, а также выдача ссуд под залог облигаций в районах сплошной коллективизации, безусловно, прекращается .

. Паи и вклады всех кулаков в кооперативные объединения передаются в фонд коллективизации бедноты и батрачества, а владельцы исключаются из всех видов кооперации.

. Конфискация имущества у кулаков производится особоуполномоченными районных исполнительных комитетов с обязательным участием сельских советов, представителей колхозов, батрацко-бедняцких групп и батрачкомов.

При конфискации производится точная опись и оценка конфискуемого имущества с возложением на сельсоветы ответственности за полную сохранность конфискованного.

. Колхозы, получающие земли и конфискуемое имущество, должны обеспечить полный засев передаваемой земли и сдачу государству товарной продукции.

. Конфискуемый у кулаков жилые постройки используются на общественные нужды сельсоветов и колхозов или для общежития вступающих в колхозы и батраков, не имеющих собственного жилья.

. Должно быть обращено сугубое внимание всех исполкомов на то, чтобы кулацкие элементы не успели до конфискации ликвидировать свое имущество (брать немедленно на учет, а также на строгий учет и правильное использование конфискуемого у кулаков имущества).


ПОРЯДОК РАССЕЛЕНИЯ КУЛАЦКИХ ХОЗЯЙСТВ


В отношении расселяемых кулацких хозяйств (п. «б» ст. 1-й) и семей выселяемых кулаков, которые остаются в данном районе или округе (ст.4), руководствоваться следующим:

а). окружными исполнительными комитетами должны быть указаны места расселения с тем, чтобы поселение в отдельных местностях допускалось лишь небольшими поселками, управление которыми осуществляется специальными комитетами (тройками) или уполномоченными, назначаемыми районными исполнительными комитетами и утверждаемыми окружными исполнительными комитетами;

б). на расселяемых возлагаются определенные производственные задания и обязательства по сдаче товарной продукции государственным и кооперативным органам;

в). окружные исполнительные комитеты должны, срочно проработать вопрос о способе использования на лесоразработках, корчевках, лесонасаждениях, строительных, дорожных, мелиоративных, лесоустроительных и других работах.

Выселение и конфискация имущества не применяются к семьям красноармейцев и командного состава РККА.

В отношении кулаков, члены семей которых длительное время работают на фабриках и заводах, должен быть проявлен особо осторожный подход и должны быть наведены все необходимые справки о соответствующих лицах не только в деревне, но и в заводских организациях.

Совнаркомы союзных республик и областные (краевые) исполнительные комитеты должны обратить внимание всех окружных и районных комитетов и сельских советов на недопустимость подмены работы по массовой коллективизации голым раскулачиванием. Конфискацию кулацкого имущества и ликвидацию кулачества нужно проводить в неразрывной связи с процессом сплошной коллективизации, опираясь на бедняцко-середняцкую и батрацкую массу. Только одновременно с подлинной организацией бедняцко-середняцких и батрацких масс деревни на основе коллективизации эти административные меры могут привести к успешному разрешению поставленных советской властью задач в отношении социалистического переустройства деревни и ликвидации кулачества, как класса.

Необходимо подчеркнуть, что вес вышеуказанные меры должны проводиться строго организованно под постоянным и неослабным наблюдением и руководством СНК союзных республик и краевых (областных) исполнительных комитетов, под их ответственностью за правильность проведения этих мероприятий. При этом должны быть приняты все меры к тому, чтобы ликвидация кулачества была проведена с максимальной быстротой и ни в малейшей степени не помешала бы подготовке к весенней посевной кампании, а, наоборот, способствовала бы успешному ее проведению.


04.02. 1930. Председатель ЦИК Союза ССР М. Калинин


Органы власти на местах с особым рвением начали выполнять указанные выше распоряжения. Люди лишались не только своего имущества, но и избирательных прав.

На основе данных Эртильского краеведческого музея, Воронежского государственного архивного фонда, изданий СМИ Токайского (Эртильского р-на), воспоминаний родственников мы попытались выяснить, сколько людей было репрессировано в конце 20- начале 30-х гг. и создать общий список.

Списки репрессированных 20-30-х гг. XX в. на территории Токайского (Эртильского) района Колхозники. Единоличники


. Ананьев Василий Иванович, пос. Малореченский, трудился рабочим на сахарном заводе, в 1937 году обвинялся в проведении контрреволюционной пропаганды, осужден. Расстрелян.

. Аносов Иван Яковлевич, с. Сергеевка, Щучинского р-на, единоличник, в 1931 г. имущество конфисковано, глава семьи был осужден и выслан в Западную Сибирь, в 1938 г. пришло сообщение о его смерти

. Антименко Петр Дмитриевич, п. Шанино, единоличник, в 1930 г. семья раскулачена, имущество конфисковано.

. Апевалов Иван Дмитриевич, с. М-Ясырки, единоличник, в 1930 г. раскулачен за отказ вступить в колхоз

. Апевалов Федор Васильевич, с. М-Ясырки, единоличник. В 1929 г. раскулачен, семья предназначалась к высылке на Соловки. В 1937 г. осужден к ВМН и расстрелян.

. Арнаутов Дмитрий Васильевич, с. Б-Матреновка, единоличник, раскулачен, в 1930 г. отбывал наказание в Усманской тюрьме, где привлекался к принулительным работам как кулак.

. Ахматов Михаил Никифорович, 1878 г. р., с. Панино, раскулачен. Реабилитирован.

. Барков Иван Ефимович, 1885 г. р., с. Латовка Щучинского р-на, раскулачен. Реабилитирован.

. Бахтин Егор Никитович, 1862 г. р., с. Б-Матреновка, Единоличник, арестован 14 июня 1932 г. , осужден 5 января 1933 г. на три года ИТЛ условно.

. Бахтин Василий Семенович, с. Грязцы, единоличник, раскулачен в 1930 г.

. Бобкин Яков Николаевич, с. Самовец, единоличник. В 1930 г. раскулачен, направлен в г. Воронеж под конвоем. Расстрелян из-за активного протеста против раскулачивания.

. Бобкин Яков Федорович, 1862 г. р., с. Заречье Щучинского района, раскулачен. Реабилитирован.

. Болдырев Сергей Михайлович, п. Курлак Щучинского р-на, единоличник, в 1930 г. раскулачен. Умер в 1938 г. в п. Преображеновка.

. Бакулин Михаил Иванович, 1882 г. р., с. Битюг-Матреновка, Щучинского р-на, сборщик утильсырья. Арестован 02.02.1932 г.р., осужден 04.06.1932 г. Приговор - 3 года ИТЛ.

. Боев Иван Алексеевич, 1910 г. р., с. Шукавка, единоличник, арестован в 1930 г , осужден 11 сентября 1930 г. на три года ИТЛ условно.

. Боев Тимофей Григорьевич, 1902 г. р., с. Шукавка, единоличник, арестован 27 июля 1930 г., осужден 11 сентября 1930 г. на три года ИТЛ условно.

. Боков Иван Михайлович, с. Б-Пески, единоличник, в 1930 г. раскулачили, отец ночью увел детей в соседнее село. Пока был на фронте в 1944 г. отобрали скотину, а отца посадили на 3 года.

. Буев Александр Алексеевич, с. Битюг-Матреновка, в 1930 г. раскулачен вместе с женой.

. Бурмистров Н. В. , с. Б-Пески, единоличник, в 1930 г. раскулачен, сослан в Казахстан, в 1943 г. пропал без вести.

. Варфоломеев Никита Николаевич, единоличник, имущество конфисковано, репрессированы в 1934 г..

. Варфоломеев Федор Никитович, семья подверглась политическим репрессиям. Вся семья была сослана в Карелию

. Васильев Гавриил Андреевич, 1882 г. р., с. Сластеновка, Единоличник. Арестован 27 августа 1930 г. , осужден 11 сентября 1930 г. на три года ИТЛ условно.

. Васильев Иван Константинович, п. Сергеевка, единоличник. В 1930 г. семья была раскулачена.

. Васильев Сергей Тимофеевич, 1911 г. р., с. Сергеевка,. В 1931 г. раскулачен и выслан в Казахстан, где у него в 1940-х гг. родилась дочь. Конфискованы дом, амбар, сараи, конюшня, 4 лошади, 2 коровы, овцы, птица, пасека на 100 ульев, мельница, сельхозинвентарь, одежда.

. Вознесенский Николай Павлович, 1897 г. р., с. Ростоши, раскулачен 18. 08. 1930 г., 5 лет лагерей.реабилитирован.

. Воинов Алексей Николаевич, 1878 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Воробьев Митрофан Петрович, п. Поляна Щучинского р-на, раскулачен. Реабилитирован.

. Гальцов Илларион Иванович, 1899 г. р., с. Щучье, раскулачен, реабилитирован.

. Глазков Иван Дмитриевич, семья 9 человек, раскулачен в 1930 г. Изъяты саманный дом, два сарая, погреб, корова, лошадь, соха, повозка, упряжь.

. Глушков Г. И. , с. Гнилуша, в 1931 г. семья репрессирована, глава семейства был расстрелян.

. Голев Владимир Федорович, 1891 г. р., с. Б-Матреновка, единоличник. Арестован 14 июня 1932 г. Осужден 14 июня 1932 г. на три года ИТЛ.

. Голубятников Иван Семенович, 1879 г. р., с. Сластеновка, единоличник. Арестован 27 августа 1930 г. , осужден 11 сентября 1930 г. на пять лет ИТЛ.

. Дикарев Герман Семенович, с. Росташевка Щучинского р-на, подвергнут раскулачиванию

. Дикарев Иван Михайлович, с. Шукавка, единоличник. В 1932 г. за невыполнение поставки зерна государству раскулачен.

. Дикарева Наталья Петровна, с. Шукавка, единоличница, раскулачена в 1931 г.

. Дорохов Иван Андреевич, с. Вязковка, единоличник, в 1932 г. семья раскулачена

. Дрожжин Алексей Кузьмич, с. Б- Пески, единоличник, в 1931 г. раскулачен. Выслан в Казахскую ССР, Карагандинскую обл., где и сгинул.

. Дроздов Василий Андреевич, с. Сластеновка, единоличник, в 1930 г. раскулачен(то ли убит, то ли умер от побоев и был похоронен на сельском кладбище в с. Сластеновка).

. Дуров Иван Иванович, с. Б-Добринка, единоличник, в 1921 г. конфискация имущества и куда-то был отправлен(установить не удалось). В 1996 г. реабилитирован.

. Ермилов Николай Степанович, с. Андреевка, Токайского р-на, единоличник, раскулачен в 1932 г., в 1938 г. арестован, осужден к расстрелу.

. Егорьевский Дмитрий Иванович, 1886 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Жаворонков Д. И., с. М-Ясырки, единоличник, в 1931 г. раскулачен

. Желтоухов Григорий Игнатьевич, 1875 г. р., с. Щ-Пески. Единоличник. Арестован 3 февраля 1931 г. Осужден 21 марта на три года ИТЛ.

. Желтоухов Иван Яковлевич, с. Щ-Пески, единоличник, в 1930 г. раскулачен, семью выслали в Казахстан. Умер в 1980 г. в г. Воронеже.

. Жихарев Иван Иванович, 1887 г. р., с. Ростоши, рабочий коммуны «Правда», раскулачен, осужден на три года ИТЛ. Реабилитирован.

. Жихарев Герасим Дмитриевич, 1893 г. р., с. Ростоши, единоличник, в 1933 г. осуждался на 3 года условно

. Завьялов Иван Михайлович, п. Ворошилов Буравцовского с/с, Архангельского р-на, единоличник, в 1930-31 гг. раскулачен.

. Завьялов Михаил Иванович, с. Якорь, Архангельского р-на, единоличник, в 1930 г. раскулачен. Конфискованы: 4 дома, 3 амбара, 3 риги, 3 сарая, жатка, молотилка, сеялка, веялка, 4 плуга, 6 лошадей, 6 коров, 45 овец, 10 свиней, одежда. В 1937 г. репрессирован и сослан на Соловки, в 1938 г. умер при пересылке.

. Иванников Иван Семенович, с. Б-Матреновка, единоличник, в 1931 г. Раскулачен.

. Иванников Григорий Максимович, 1870 г. р., с. Б-Матреновка, Единоличник. Арестован 14 июня 1932 г. Осужден 5 января 1933 г на три года ИТЛ условно.

. Иванников Максим Васильевич, с. Б-Пески, колхоз «Красный боец», до 1917 г. семья имела 55 га земли, мельницу, выслан в Казахстан в 1931 г.

. Иванников Трофим Андреевич, с. Битюг-Матреновка, единоличник, в 1931 г. семья раскулачена

. Иванников Федор Васильевич, с. Гнилуша, единоличник, в 1931 г. раскулачен.

. Иванников Иван Андреевич, , 1872 г. р., раскулачен. Реабилитирован.

. Иванов Никита Кузьмич, с. Копыл, единоличник, участвовал в банде, в 1930 г. раскулачен. От суда срывался. В 1937 г. член колхоза.

. Иванов Дмитрий Ионович, с. Б-Матреновка, единоличник, в 1929 г. раскулачен и арестован по ст. 58-10, осужден на 3 года высылки в северный край. В 1937 г. расстрелян.

. Иншаков Дмитрий Григорьевич, 1874 г. р., с. Б-Матреновка, Единоличник. Арестован 14 июня 1932 г. Осужден 5 января 1933 г. на три года условно.

. Кандауров Федор Николаевич, 1900 г. р., с. Б-Пески, единоличник, арестован 2 февраля 1931 г. Осужден 21 марта 1931 г. на пять лет ИТЛ.

. Кандауров Василий Андреевич, 1883 г. р., с. Сластеновка, единоличник, арестован 27 августа 1930 г., Осужден 11 сентября 1930 г. на пять лет ИТЛ.

. Карманов Павел Митрофанович, 1890 г. р., с. Б-Матреновка, раскулачен. Реабилитирован.

. Каширин Дмитрий Васильевич, с. Вязковка, единоличник, раскулачен в 1930 г., ст. 58-2п от 1937 г.- расстрелян.

. Кириллов Павел Николаевич, 1905 г. р., пос. Отдаленный, раскулачен в 1930 г.. Осудили на 10 лет как врага народа, а семья скиталась.

. Клевцов Семен Яковлевич, 1868 г. р., с. Б-Матреновка, единоличник. Арестован 14 июня 1932 г. Осужден 5 января 1933 г. на три года условно.

. Климанов Роман Григорьевич, п. Привольный Архангельского р-на, единоличник, раскулачен в 1930 г.

. Князев Алексей Степанович, 1888 г. р., с. Шукавка, единоличник, арестован 27 июля 1930. Осужден 11 сентября 1930 г. на пять лет ИТЛ.

. Князев Александр Степанович, 1907 г. р., с. Шукавка, единоличник, арестован , 27 июля 1930 г., осужден 11 сентября 1930 г. на три года ИТЛ.

. Колесников Тихон Павлович, с. Колодеевка, единоличник. В 1931 г. арестован, раскулачен, вывезен в соседнее село для дальнейшего направления в ссылку на Соловки. Расстрелян.

. Кондауров Григорий Митрофанович, 1880 г. р., с. Щучье, Хлебороб. Арестован 3 февраля 1931 г. Осужден 21 марта 1931 на три года ИТЛ.

. Кондауров Михаил Иванович, Б-Песковский с/с Щученского р-на Борисоглебского округа, единоличник, до революции имел до 30 десятин земли, с оружием в руках выступал против крестьянского восстания 1905-1906 гг. Во время гражданской войны ко всем налогам относился неаккуратно, за это в 1927 г. был конфискован скот, в 1929 г. был отчужден нефтяной двигатель-12 лошадиных сил. В 1930 г. по ст. 58-10 приговорен к 3 годам ИТЛ.

. Кондауров Никита Васильевич, с. Сластеновка Щучинского р-на, единоличник, в 1931 г. семья раскулачена.

. Кондауров Тимофей Федорович, п. Орлянка Щучинского р-на, единоличник, в 1931 г. семью раскулачили. Военным трибуналом 1941 г. приговорен к 10 годам ИТЛ. Умер в заключении в 1942 г.

. Крючатов Федор Васильевич, с. Буравцовка. В 1930 г. раскулачен. Изъяты дом, двор, мельница, лошадь, корова, сруб, 120 пудов хлеба. Семья 10 человек

. Кубарев Тимофей Игнатович, 1880 г. р., с. Ячейка, единоличник, арестован 3 ноября 1930 г. Осужден 11 февраля 1931 г. на три года ИТЛ.В 1937 г. расстрелян в г. Воронеж

. Кубарев Трофим Игнатович, 1898 г.р., с. Ячейка, единоличник, арестован 3 ноября 1930 г. Осужден 1 февраля 1931 г. на пять лет ИТЛ.

. Кубарев Евдоким Филиппович, 1873 г. р., с. Ячейка, раскулачен. Реабилитирован.

. Кудинов Степан Иванович, с. Б-Пески, единоличник, раскулачен в 1930 г.

. Курьянов Егор Егорьевич, 1885 г. р., с. Ростоши, раскулачен 18. 08. 1930 г. , 5 лет лагерей. Реабилитирован.

. Курасов Иван Михайлович, с. Б-Пески, единоличник, в 1934 г. раскулачен, семью выгнали из дома, имущество изъяли. Их вывезли в Карелию в Медвежьегорскую обл. Повелецкий р-н, Чомский с/с, спецпоселение «Немен-2». Там они прожили до 1942 г.. Затем их выселили как неблагонадежных.

. Ледовской Федор Афанасьевич, 1895 г. р., с. Копыл, в 1931 г. раскулачен, хозяин осужден «за невыполнение твердого задания по хлебозаготовке».

. Ледовской Иван Федорович, с. Копыл Архангельского р-на, единоличник. В 1930 г. раскулачен

. Ледовской Алексей Яковлевич, п. Паршино, единоличник. В 1932 г. раскулачен и лишен избирательных прав

. Лосев Алексей Алексеевич, 1891 г. р., с. Большая Добринка, согласно Постановлению ЦИК и СНК СССР от 1. 02. 1930 г., признан социально опасным по классовому признаку, как кулак. Имущество изъято. Реабилитирован Управлением внутренних дел по Тамбовской области.

. Макаров Василий Алексеевич, п. Михайловка, единоличник. В 1931 г. раскулачен.

. Макашов Филипп Ефимович, раскулачен

. Макеев Александр Васильевич, с. Шукавка, единоличник, раскулачен в 1931 г.

. Максимов Павел Васильевич, с. Ст. Эртиль, единоличник. Раскулачен в 1930 г.

. Максимов Федор Александрович, 1886 г. р., с. Старый Эртиль, работал в колхозе рядовым. В 1932 г. раскулачен. Все имущество изъято. 2. 01. 1938 г. арестован «тройкой» НКВД, содержался в Усманской тюрьме. До ареста занимался скупкой скота до 1300 голов. До 1917 г. имел 80 десятин земли, два дома, маслобойку, сеялку, мельницу, веялку, косилку, молотилку, 15 лошадей, 7 коров, 40 овец, 30 свиней. К 1929 г. имущество несколько убавилось. А к 1937 г. уже ничего не имел.

. Мальев Иван Тихонович, колхоз Карла Маркса, в 1929 г. раскулачен, семья 6 человек.

. Малин Максим Петрович, с. Матреновка, раскулачен. Реабилитирован.

. Мальцев Дмитрий Ксенофонтович, 1889 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Мартемьянов Петр Васильевич, 1887 г. р., с. Б-Матреновка. Единоличник. Арестован 14 июня 1932 г. Осужден 5 января 1933 г. на три года условно.

. Масликов Тихон Ананьевич, 1870 г. р., с. Ростоши, раскулачен, приговорен к расстрелу в 1937 г. реабилитирован.

. Мезенцев Михаил Алексеевич, 1890 г. р., с. Ячейка, единоличник. Арестован 3 ноября 1930 г., осужден 11 февраля 1931 г. на пять лет ИТЛ.

. Мишачев Спиридон Родионович, 1887 г. р., с. Пады. Единоличник. Арестован 27 июля 1930 г. Осужден 9 сентября 1930 г. на пять лет ИТЛ.

. Молчанов Павел Константинович, 1874 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Морозов Петр Андреевич, 1870 г. р., с. Пады, единоличник, арестован 27 июля 1930 г., осужден 9 сентября 1930 г. к высылке в северный край.

. Мячин Иван Васильевич, 1872 г. р., единоличник, в с. Преображеновка. Арестован 3 ноября 1930 г. Осужден 18 декабря 1930 г. на три года ИТЛ.

. Наумов Анисим Васильевич, 1897 г.р., с. Щ-Пески, единоличник. Арестован 3 февраля 1931 г., осужден 21 марта 1931 г.на пять лет ИТЛ.

. Наумов Митрофан Васильевич, 1902 г. р., с. Щ-Пески, единоличник, арестован 3 февраля 1931 г.. Осужден 21 марта 1931 г. на три года ИТЛ.

. Наумов Михаил Афанасьевич, 1905 г.р., с. Щ-Пески, осужден в 1937. Расстрелян.

. Наумов Илья Михайлович, 1880 г. р., с. Латовка Щучинского р-на, раскулачен. Реабилитирован.

. Наумов Яков Иванович, с. Соколовка, единоличник, в 1934 г. раскулачен, выслан.

. Недосекин Алексей Федорович, 1891 г.р., с. Щучье, кулак, торговец. В 1929 г. семья раскулачена. В хозяйстве имелся колбасное производство, молочная торговля, лошадь, корова.

. Немцов Прохор Никитович, 1887 г.р., с. Копыл, арестован в 1939. Расстрелян.

. Неруцких Николай Васильевич, 1887 г.р., с. Пады. Единоличник. Арестован 27 июля 1930 г., осужден 9 сентября 1930 на три года ИТЛ.

. Никитин Василий Федорович, с. Б-Пески, единоличник, раскулачен в 1932 г.

. Новиков Федор Васильевич, 1905 г. р., пос. Крупский Токайского района, 13 февраля 1931 г. раскулачен. До 1937 г. Новиков проживал по месту своего жительства, а затем как бывшего раскулаченного, его направили сначала в Воронеж, потом в Среднюю Азию. До 1940 г. оттуда шли письма, потом прекратились.

. Овсянников Михаил Иванович, 1897 г.р., с. Сластеновка. Единоличник, арестован 27 августа 1930 г.. Осужден 11 сентября 1930 г. на пять лет ИТЛ.

. Овсянников Иван Иванович, 1882 г. р., с. Б-Матреновка, единоличник, арестован 14 июня 1932 г. Осужден в январе 1933 г. на три года условно.

. Остроухов Петр Никитович, д. Ершовка Б-Добринский с/с , в 1930 г. раскулачен, в 1988 г. умер в отд. «Красноармейский»

. Панин Иван Михайлович, с. М-Ясырки, единоличник, раскулачен в 1932 г.

. Паршикова Матрена Федоровна, с. Копыл Архангельского р-на, единоличница. В 1928 г. судима по ст 107. В 1928 г. раскулачена. Трудоспособные члены семьи отбывали наказание в ИТЛ.

. Паршиков Николай Ионович, с. Осиново, единоличник. Участвовал в банде в 1921 г..

. Пастушков Ермолай Иванович, с. Ростоши, единоличник, в 1931 г. раскулачен, осужден на 5 лет ИТЛ, в 1938 г. приговорен к расстрелу.

. Пастушков Илья Васильевич, 1891 г. р., с. Ростоши, раскулачен 18.08. 1930 г., 3 года лагерей. Реабилитирован.

. Пастушков Владимир Ильич, сын Пастушкова Ильи Васильевича- раскулаченного единоличника, раскулачен .

. Пастушков Иван Васильевич, п. Петровский Архангельский р-н, единоличник, участвовал в банде в 14 Токайском полку, в 1923 г. судим, в 1933 г. Репрессирован, реабилитирован.

. Пастушков Дмитрий Гордеевич, 1886 г. р., с. Ростоши, раскулачен, 3 года лагерей. Реабилитирован.

. Печерских Яков Семенович, с. Самовец Щучинского р-на, единоличник, в 1930 г. был лишен избирательных прав, в 1931 г. раскулачен и выслан за пределы ЦЧО.

. Плотников Никита Николаевич, п. Орляновка, единоличник, в 1931 г. раскулачен.

. Подвичин Андрей Николаевич, с. Преображеновка, единоличник, в 1930 г. раскулачен и арестован, 7 лет находился на выселении. Умер в 1962 г. в п. Краснолесный

. Помигуев Е. Н. , 1891 г.р., Ново-Георгиевка. В 1931г. раскулачен, в 1943 г. пропал без вести.

. Пономарев Антон Федотович, единоличник. В 1931 г. его семью в составе 6 человек раскулачили, сослалди в Акмолинскую обл.

. Пономарев Филипп Федорович, 1862 г. р., с. Шукавка. Единоличник. Арестован 27 июля 1930 г., осужден 11 сентября 1930 г. на три года условно.

. Пономарев Яков Алексеевич, с. Шукавка, единоличник. В 1930 г. выселялся вместе с семьей, был раскулачен. В 1937 г. по ст. 58-10 был приговорен к 10 годам ИТЛ. Реабилитирован в 1989 г.. Его отец был старостой у банды Колесникова.

. Пономарев Тимофей Ефимович, 1879 г. р., с. Шукавка, Единоличник, арестован 26 июля 1930 г. Осужден 11 сентября 1930 г. к высылке на три года в северный край.

. Половников Иван Петрович, д. Ершовка, единоличник, в 1931 г. имущество конфисковано, раскулачен.

. Поляков Андрей Петрович, 1878 г. р., с. Щ-Пески, Единоличник. Арестован 3 февраля 1931г. Осужден 21 марта 1931 г. на три года ссылки.

. Поляков Федор Петрович, 1882 г. р., с. Щ-Пески, Арестован 3 февраля 1931 г., Осужден 21 марта 1931 г. на три года ссылки.

. Подвигин Василий Николаевич, 1870 г. р., п. Шанин. Единоличник. Арестован 3 ноября 1930 г. Осужден 18 декабря 1930 г. на три года к высылке в северный край.

. Попов Семен Архипович, 1872 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Путилин Александр Тимофеевич, 1906 г. р., пос. Дмитриевка. Раскулачен в 1933 г.. Имел кирпичный дом с надворными постройками, две мельницы : ветряную и дизельную, две лошади, две коровы.

. Путилин Алексей Гаврилович, с. Дмитриевка, раскулачен в 1931 г., направлен в Эртиль на строительство плотины близ ДВКА

. Руднев Тихон Павлович, с. Морозовка, единоличник, в 1930 г. раскулачен

. Ролдугин Василий Константинович, п. Красная Ветка Щучинского р-на, единоличник, в 1932 г. семья раскулачена.

. Рощупкин Федор Семенович, с. Щучье, в 1931 г. с семьей сослан в Казахстан

. Сафонов Мартин Гаврилович, с. Щ-Пески, единоличник, в 1930 г. раскулачен. Семья направлена на жительство в спецпоселение-Казахская ССР, Карагандинская обл., ст. Осокаровка

. Свиридов Егор Антонович, с. Андреевка Щучинского района, хлебороб, в 1929 г. раскулачен по политическим мотивам ст. 58-10 на 5 лет ИТЛ, умер в 1947 г. от язвы желудка на станции Отрожка Железнодорожного района.

. Смотров Андрей Филиппович, с. Сластеновка, единоличник, раскулачен в 1931 г.

. Смотров Алексей Никитович, 1902 г. р., в 1929 г. был принят в колхоз «Красное знамя». После раздела с братьями в 1929 г. имел избу, лошадь, корову, 5 овец. В 1930 г. вместе с женой бал признан кулаком, исключен из колхоза, лишен избирательных прав, все имущество было изъято. В 1933 г. был восстановлен в избирательных правах, т. к. служил в рядах РККА, имущество возвращено, в 1934 г. вновь лишен избирательных прав и исключен из колхоза.

. Смотров Иван Васильевич, 1885 г. р., с. Сластенка. Единоличник. Арестован 27 августа 1930 г. осужден 11 сентября 1930 г. на 5 лет ИТЛ.

. Смотров Михаил Васильевич, с. Сластеновка, мельник в колхозе, раскулачен в 1930 г., арестован повторно в 1937 г. и расстрелян, реабилитирован в 1956 г.

. Смотров Никита Васильевич, с. Сластеновка, единоличник, крепкий середняк, в 1931 г. был раскулачен, в 1930 г. репрессирован на 3 года ИТЛ.

. Смотров Степан Николаевич, с. Сластеновка, единоличник. Лишен избирательных прав, в 1931 г. раскулачен. В 1933 судим на 1 год принудительных работ за сокрытие хлеба. Отец выслан в 1930 г.

. Сорокин Михаил Федорович, с. Б-Пески, единоличник. В 1932 г. раскулачен

. Сотникова Елена Игнатьевна, с. Ново-Георгиевка, единоличница. В 1930 г. раскулачена.

. Сотников Егор Иванович, с. Гороховка, единоличник, раскулачен в 1931 г.

. Стебунов Матвей Павлович, 1886 г.р., с. Ростоши, единоличник-хлебороб, раскулачен 18. 08. 1930 г., 5 лет лагерей.

. Стебунов Филимон Григорьевич, 1887 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Сурков Михаил Юрьвич, 1860 г. р., с. Пады. Единоличник. Арестован 27 июля 1930 г.. осужден 9 сентября 1930 г.на три года условно.

. Сухочев Василий Иванович, 1878 г. р., с. Б- Пески, раскулачены 18. 02. 1930 г. по решению группы бедноты. Изъяты хата, дворовая огорожа, 3 лошади, корова, телок, поросенок, 7 овец

. Сухочев Иван Дмитриевич, с. М-Ясырки, Щученского р-на, единоличник, раскулачен в 1930 г.. в 1931 г. семья из 7 человек лишена избирательных прав.

. Тарабрин Иван Константинович, 1893 г. р., с. Ростоши, раскулачен 18.08. 1930 г., 3 года лагерей, реабилитирован.

. Теньков Ардальон Федорович, с. Копыл, Архангельского р-на, единоличник, в 1930 г. раскулачен, осужден и расстрелян.

. Теньков Дмитрий Семенович, п. Родничок Буравцовского с/с Архангельского р-на, единоличник. В 1931 г. раскулачен

. Теньков Степан Иванович, житель колхоза им. Свердлова, в 1930-1933 гг.член к-за. В 1933 г. был лишен избирательных прав и раскулачен , исключен из колхоза. В этом же году вновь был принят в к-з им. Свердлова Даниловского с/с Токайского района Воронежской области, в 1936 г. был восстановлен в избирательных правах.

. Теньков Федор Дмитриевич, единоличник. За неуплату задания по хлебозаготовкам был оштрафован. Хозяйство раскулачено, был вычислен из колхоза, семья выслана из пределов ЦЧО.

. Ткаченко Самуил Иванович, п. Михайлов Преображенского с/с Щучинского р-на, единоличник. В 1930 г. семья из 3 человек была раскулачена.

. Тонких Ефим Дмитриевич, п. Кривка, единоличник, раскулачен в 1931 г.

. Трофимов Михаил Федорович, 1881 г.р., с. Щ-Пески. Единоличник. Арестован 3 февраля 1931 г. Осужден 21 марта 1931 г. на 5 лет ИТЛ.

. Турбанов Матвей Мартынович, 1864 г. р., с. Ростоши, раскулачен 18.08. 1930 г., 3 года высылки, умер в ссылке. Реабилитирован.

. Турбанов Василий Матвеевич, с. Ростоши, единоличник, в 1929 г. лишен избирательных прав, в 1930 г. раскулачен. В 1935 г. осужден на 2 года за подделку документов, затем был сослан на три года в северный край, расстрелян в 1937 г. в возрасте 39 лет в Воронеже

. Тупицын Константин Александрович, п. Веселовка, член колхоза им. КИМ, до 1917 г. семья имела 30 га арендной земли, в 1930 г. раскулачен.

. Тупицын Александр Алексеевич, Гнилушенский c/c, в 1930 г. раскулачен, но позже все его хозяйство было возвращено.

. Углов Николай Иванович, 1901 г. р., с. Колодеевка, раскулачен. Реабилитирован.

. Усанов Александр Иванович, 1882 г. р., п. Владимировка. Единоличник, арестован 3 ноября 1930 г. Осужден 18 декабря 1930 г. на три года ИТЛ.

. Усков Михаил Акимович, 1888 г. р., с. Ячейка, раскулачен. Реабилитирован.

. Усов Андрей Григорьевич, 1876 г. р., с. Сластенка. Без определенных занятий. Арестован 23 мая 1938 г. Расстрелян.

. Федоров Семен Павлович, с. Гороховка, единоличник, в 1930 г. был раскулачен по ложному доносу. В 1938 г. за якобы проведение контрагитации расстрелян в г. Воронеже.

. Федотов Николай Павлович, 1867 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Феоктистов Андрей Филиппович, с. Б-Пески, единоличник, лишен избирательных прав в 1933 г., раскулачен, в 1937 г. умер в местах лишения свободы.

. Филатов Агафон Ильич, с. Перовка Сластеновского с/с, единоличник, в 1930 г. раскулачен, долгое время скрывался от высылки и места постоянного жительства, в с. Перовка позже построил саманный домик и проживал в нем.

. Филатов Поликарп Иванович, с. Эртиль Щучинского р-на, 1880 г.р., раскулачен.

. Фурсов Фома Яковлевич, 1873 г. р., с. Ячейка, раскулачен в 1932 г., осужден в 1933 г. к 3 годам лагерей. Реабилитирован.

. Фурсов Яков Андреевич, 1911 г. р., с. Ячейка, единоличник В 1930 г. раскулачен и выслан в Акмолинск.

. Хованцев Иван Алексеевич, 1870 г. р., д. Маза. Мельник. Арестован 3 ноября 1930 г. Осужден к высылке в северный край на три года.

. Цыплаков Дмитрий Иванович, 1895 г. р., с. Б-Пески. Единоличник. Арестован 3 февраля 1931 г. Осужден 21 марта 1931 г. на три года ИТЛ.

. Чернов Петр Ефимович, семья 9 человек, в 1930 г. раскулачен, с. Сергеевка. Изъяты два дома, сруб, рига, мельница, молотилка, косилка, два плуга, три лошади, бык, две коровы, 25 овец, 3 свиньи.

. Чепрасов Никита Иванович, единоличник, участвовал в Токайской банде в 1920 г., судим за кражу в Козловке, раскулачен.

. Чепрасов Степан Федорович, 1899 г. р., с. Ростоши, раскулачен. Реабилитирован.

. Чернышов Сергей Федорович, с. Красный Курлак Щучинского р-на, единоличник, в 1930 г. раскулачен

. Шабунин Яков Мартынович, 1891 г. р., с. Щ-Пески. Единоличник. Арестован 3 февраля 1931 г. Осужден 21 марта 1931 г. на пять лет ИТЛ.

. Шаталов Андрей Данилович, 1901 г. р., с. Б-Матреновка. Единоличник. Арестован 14 июня 1932 г. Осужден 5 января 1933 г. на три года Условно.

. Шеин Михаил Иванович, п. Малый Курлак, единоличник, в 1930 г. семью из 4 человек раскулачили, в 1937 г. осужден к расстрелу

. Шигуров Алексей Гаврилович, п. Орловка, единоличник, в 1930 г. семья была раскулачена.

. Щербань Алексей Казьмич, 1880 г. р., Щучинский р-он, раскулачен, реабилитирован.

. Шишиморов Семен Павлович, арестован по доносу, 10 лет каторги

. Юрьев Иван Емельянович, 1894 г. р., с. Ростоши, единоличник, участвовал в банде, раскулачен в 1930 г., приговорен к 3 годам ИТЛ.

. Юрьев Василий Емельянович, 1883 г. р., с. Ростоши, раскулачен в 1930 г.

. Юрьев Евдоким Дмитриевич, 1873 г. р., с. Ростоши, раскулачен в 1930 г.

. Юрьев Федор Евдокимович, с. Ростоши, единоличник, раскулачен в 1930 г.

. Юршин А. С., с. Щучье, единоличник, в 1930 г. раскулачен.

. Ярцев Иван Иванович, 1880 г. р., с. Б-Пески. Единоличник. Арестован 3 февраля 1931 г. Осужден 21 марта 1931 г. на пять лет ИТЛ.

. Яцких Н. С., с. Щучье, единоличник, в 1929 г. был раскулачен, в 1937 расстрелян

. Яцков Михаил Алексеевич, 1891 г. р., с. Б-Пески. Единоличник, Арестован 3 февраля 1931 г. Осужден 21 марта 1931 г. на пять лет ИТЛ.

. Яцков Тимофей Васильевич, с. Б-Пески, единоличник. В 1932 г. раскулачен. В 1974 г. умер в п. Первомайский от хронической пневмонии.

Без определенного рода занятий.

. Егорьевский Дмитрий Иванович, в 1930 г. дали 3 года ИТЛ.

. Зобов Петр Дмитриевич, с. Щ-Пески, в 1930 г конфисковано имущество.

. Леонова Анастасия Васильевна, 1910 г. р., с. Эртиль, осуждена в 1930 , приговор - спецпоселение.

. Леонова Елена Ивановна, 1878 г. р., с. Березовка, приговорена в 1931 г. как кулак к высылке п. Ичет-Ди, Троицко-Печорский р-н, Коми АССР.

. Максимов Иван Васильевич, 1903 г. р., с. Старый Эртиль, Щучинский р-н, осужден в 1930 г., приговор спецпоселение.

. Пастушков Дмитрий Гордеевич, в 1930 г. дали 3 года ИТЛ.

. Першко Елександр Артемович, с. Жубровичи, высылался в 1933 г. вместе с семьей в совхоз «Красноармейский». Умер в возрасте 65 лет в 1953 г.

. Усков Василий Ильич, имущество конфисковано, больше ничего не известно.


Итого:

Единоличники108Сосланы в ИТЛ61Расстреляны20Полная информация отсутствует15КАК ЭТО БЫЛО


Создание колхозов и высокие темпы коллективизации достигались неслыханным насилием над крестьянством. Запись в колхозы происходила под страхом уничтожения семьи или потерей нажитого добра. Физическое насилие сопровождалось нравственным террором. Жестокость по отношению к зажиточным крестьянам служила уроком для середняков. Российская деревня стонала от насилия и горя. Сегодня трудно назвать точную цифру пострадавших в тот период на территории нашего района. Однако по данным на 1.07.1931 год по Щучинскому (Эртильскому) району было ликвидировано 370 крестьянских хозяйств, в Архангельском районе раскулачено 515 дворов. Далее репрессии продолжались с тем же размахом.

В селах творилась неразбериха, многие семьи, опасаясь насилия, бежали с обжитых мест «неизвестно куда» (ЦДНИ ВО. Ф. 22, Оп. 1 Д. 31, л.11). Участь большинства сосланных разделили и их домочадцы. Репрессированные эртильцы отбывали сроки на Соловках, в Акмолинской и Карагандинской областях, в Экибастузе, лесах и болотах Карелии.

Урон, нанесенный хозяйству, обернулся голодом 1933 года и хроническими «болезнями» уравниловки, воровства, обезлички, безразличного отношения к земле.

Полностью понять всего трагизма происходившего невозможно, не встретившись с теми, чьи семьи подверглись репрессиям. Помимо личных встреч мы работали с фондами районного краеведческого музея, беседовали с местным краеведом Платоновым В.Е..

В музее мы нашли воспоминания Рощупкиной Александры Федоровны, семью родителей которой сослали в Казахстан. Судьба забросила ее родителей: Федора Семеновича и Матрену Ивановну Рощупкиных из Самовца в этот далекий край по воле местных властей. Как значится в архивной справке, «арендатор Семен Григорьевич Рощупкин, его жена Вера Герасимовна, сноха Матрена Ивановна (жена сына Федора, а две дочери Надежда и Марфа жили своими семьями, поэтому их оставили в покое), брат Алексей Григорьевич подлежат решением Щучинского РИК привлечению к выселению по политическим мотивам в административном порядке». И в июне 1931 г. 63-летний Семен Григорьевич со снохой Матреной Ивановной (супруга умерла к этому времени), тремя маленькими внуками - Семеном (6 лет), Иваном (4 года) и двухлетним Алешей был выслан из родного села. Правда, уже в последний момент на вокзале в Эртиле малыша Алешу взяли родственники.

Вспоминает Александра Федоровна Ситникова - внучка Семена Григорьевича Рощупкина:

« Хозяйство у деда было крепкое. Он не хотел вступать в колхоз, не хотел отдавать добро, считал, что в нем собрались одни лодыри. А дедушка в работе был «ненормальный». О том, что нас выселяют, сообщил «кум Стефашка» (так звала его мама). Даже собраться не дали, мама успела лишь отсыпать с собой немного пшена.

Ссыльных привезли в Казахстан, в Карагандинскую область, Осокаровский район. Вышли из вагонов. Огляделись. Кругом далеко-далеко голая степь. Вбили кол, на него прикрепили дощечку. На ней написали «Поселок №10». Людям выдали лопаты и сказали: «Копайте землянки». Не все сразу же принялись исполнять указание, так как не верили, что их оставят здесь, где на сотни километров безжизненная степь. А тут захолодало. Дедушка сразу же принялся сооружать землянку. Ни окон, ни дверей не имелось первый год, повесили дерюжки. В первую зиму много людей умерло, очень уж холодные зимы в Казахстане. А весной образовали коммуну. Выдали лошадей, быков, плуги. Начали сеять, словом, обживаться на новом месте.

Работали в колхозе, обустраивали быт. Леса рядом не было, дедушка за 7 километров ходил с санками за дровами. Возьмет с собой кусочек хлеба, чтобы сил хватало довезти дрова.

В 1936 г. в Казахстан приехал мой папа Федор Семенович с младшим сыном Алешей, сын Семена Григорьевича ( он не был отправлен в ссылку вместе с семьей, так как в то время служил в Первой Конной армии). А в 1939г. на свет появилась я, дочка Александра.

В колхозе выращивали пшеницу, картошку, овощи. Урожаи получали высокие. Овощи потом на трудодни выдавали, а своих огородов не держали, так как вдоволь не было воды. Урожая хватало на всех жителей.

Жили мирно, хотя поселенцев пригнали из самых разных мест: Ульяновска, Куйбышева (теперь Самара), Сызрани, нашей Воронежской области. Вместе проживали татары, русские, чеченцы. И никто никогда не сказал нашей семье, что мы «враги народа».

Все переселенцы не имели никаких документов, чтобы никуда не могли уехать или убежать. Только в 1957 г. моя мама получила первый в своей жизни паспорт.

Великая Отечественная война коснулась и нашей семьи. В 1942 г. вышел приказ, по которому труд переселенцев забирали на фронт. Мой отец Федор Семенович, мой брат Семен получили повестки. Брата больше живым не видели. Он погиб 11 августа 1944 г. в Польше, его могила находится в пос. Сикатер Варшавской области. А папу ранили в 1943 г. подо Ржевом и его комиссовали.

Дедушка наш - Семен Григорьевич, умер 7 ноября 1949 г., он никогда не высказывал обиды на власть, изгнавшую его с родных мест.

В 1957 г. я окончила школу, а затем техникум, где получила специальность технолога общественного питания. Проработала девять лет, потом уехали с мужем и мамой на Колыму, затем снова в Казахстане жили. А в 1998 г. с мужем Виктором Петровичем Ситниковым приехали на родину моих родителей, в Самовец. Получили статус вынужденных переселенцев. Видите, как вышло: моих родителей насильно выселили с родины, а мне в свою очередь пришлось покинуть свою родину - Казахстан.

В 1997 г. С. Г. Рощупкин реабилитирован (посмертно)».

Вот воспоминания дочери Тенькова Ардальона Федоровича , 1894 г. р., Надежды Ардальоновны, 1922 г. р.: « Это произошло в три часа ночи. Мама, ее звали Матрена Николаевна, была на сносях. Я, младшая из трех дочерей, спала с ней. Разбудили стуки в дверь. Мама зовет отца: «Ардальон, кто-то стучит». Он вышел. Оказалось, что пришли за ним. В эту ночь, кроме него, забрали еще несколько человек. Вроде бы они подожгли ригу с хлебом. Но отец не мог это сделать, он в этот день возил сдавать хлеб в район, был целый обоз подвод - повозок десять. Так что их оговорили, специально это сделали. Арестовали отца в августе, а в сентябре мама родила братишку Николая. У отца моего было шесть братьев. Всех - жен, детей, внуков - насчитывалось 35 душ. Сначала вместе жили, а потом делились и жили самостоятельно.

Горя мы много повидали, у нас ведь все отобрали, а дом и ригу сломали. Семье нашей оставили старый амбар. Брат мамы взял ее с малышом к себе. Потом мамин отец помог купить сруб в Козловке, который перевезли в Копыл. Папины и мамины родственники построили дом, но беда снова пришла к нам. Заявилась местная женщина - активистка со своим отцом и выгнала нас из дома. Пришлось снова поселиться в амбаре. Маме посоветовали написать жалобу в район. Оттуда в сельсовет пришло письмо, в котором говорилось, чтобы нашей семье вернули жилье».

Воспоминания Валентины Емельяновны Федюниной, дочери Попова Емельяна Дмимтриевича, который в 1930 г. был увезен органами ОГПУ из родного дома: «Я родилась через несколько месяцев после ареста отца. Мама оставила меня со своей снохой и пошла к отцу в тюрьму, в Новохоперск. Она сообщила ему, что родилась дочь и заплакала. А отец успокаивал ее, думал, что его скоро отпустят. Но дома отец так и не появился, его угнали на север. Письма от него не приходили, мы ничего о нем не знали. Жили мы очень тяжело, мать побиралась по соседним деревням. Мама не разрешала говорить нам о том времени, наверное, боялась».

Из большой семьи Михаила Ивановича и Татьяны Никитичны Завьяловых (три сына и четыре дочери )сегодня живет и здравствует их младшая дочь, 90-летняя Анна Михайловна Гудимова. А в 1930 г., ставшим роковым для их семьи, ей было 10 лет. Она с болью вспоминает те трагические дни: « Два старших брата Алексей и Иван жили отдельно от нас, своими семьями. Старшая сестра Ольга тоже имела мужа и детей. А вот еще один брат Василий с женой жили с нами, в родительском доме. Я младшая в семье, сестры двойняшки Вера и Люба были старше меня. И вот к нам приходят люди из сельсовета и говорят, чтобы мы уходили из дома. Мы ушли к соседям. Но через какое-то время, благодаря стараниям отца, нам дом вернули, разрешили в нем жить. А все имущество конфисковали.

Из справки, выданной Анне Михайловне уже в наше время, в 90-х годах:

В архивном фонде Токайского райисполкома ЦЧО в личном деле №129 значится Михаил Иванович Завьялов, Буравцовский с/с. В выписке из протокола от 26 марта 1936 г. заседания президиума Токайского райисполкома записано, что слушали заявление гражданина Буравцовского с/с Завьялова М. И. о восстановлении его в избирательных правах, лишенном как глава кулацкого хозяйства. В хозяйстве имелись три амбара, три хаты, три риги, надворные постройки. Три двора, 6 лошадей, 6 коров, 30 овец, 3 свиньи, молотилка, пятиконная сеялка, косилка, 10 десятин арендной земли, 1 постоянный батрак, сезонных-15 человек. В постановляющей части написано - отказать. Других сведений о раскулачивании , конфискации имущества, выселении Завьялова М. И. и членов его семьи, проживающих в 30-е гг. в пос. Якорь Буравцовского с/с Токайского р-на Воронежской области в госархиве не имеется.»

Но через некоторое время сельские активисты вновь пришли к Михаилу Ивановичу и сказали, чтобы он собирался на Соловки. Но свою угрозу не выполнили, а жилья лишили. Пришлось перебраться сначала в пос. Сталинский, где жили в землянке с русской печкой, а затем в Эртиль. Здесь жили тоже в землянке. Однажды старшие братья Алексей, Василий и Иван не вернулись домой с работы. Их арестовали. Василия вскоре отпустили, а вот Алексея «тройка» НКВД в Борисоглебске приговорила к расстрелу по ст. 58-10, политика. Ивана отправили в ссылку в Куйбышевскую обл., на станцию Безымянка, где он пробыл 10 лет. Отец был сильно надломлен морально и пожил недолго, умер сразу после войны».


Газета октябрь 30. 2009


А вот воспоминания писателя, уроженца Эртильской земли, Ивана Сергеевича Травина: «В поселке Никольский, который только застраивался, и никто еще толком не успел поиметь достаток, власть вышестоящая искала и находила причины для раскулачивания. Раскулачили семью Дмитриева Михаила Андреевича. Он опрометчиво прихватил за счет конного завода добротный кирпичный дом. Других раскулачили просто ни за что. Всеми почитаемую и уважаемую многодетную семью Извековых раскулачили и пустили по миру за то, что глава семейства раньше в старом селе работал церковным служащим. Их бабушка Доня принимала роды у всех рожениц. И не было ни единого неблагополучного исхода. Мою старшую дочь также приняла бабушка Доня. И супруга моя до конца своих дней благодарила и вспоминала бабуню за это.

Под раскулачивание попал и дедушка Сеня Какоткин - родной дед моей супруги за то, что служил при царе жандармом в Петербурге. Ну, чем он был виноват, если при поступлении на военную службу он подошел для этой цели по всем качествам: высок ростом, красив собой.

Попал под раскулачивание и мой сосед Макашов Филипп Ефимович. Также ни за что. Он сумел как-то скрыться от преследования, а вот малые дети Иван и Люба скитались, как и где попало. Иван ночевал в конюшнях, милосердные сельчане кормили его, а Люба стряпала по большим семьям. Так и бедовали до самого совершеннолетия. Иван Филиппович потом прошел всю войну, защищал честно Родину от фашистов. Любовь Филипповна добросовестно работала в колхозе».

Нам удалось встретиться с родственниками Варфоломеева Никиты Николаевича, которые проживают в г. Эртиль. Попова Татьяна Никитовна, дочь Никиты Николаевича, рассказала: «Семья подверглась политическим репрессиям за то, что не вступила в колхоз, организованный в Старом Эртиле. Отец Никита Николаевич был человеком достойным и уважаемым. Ему пришлось участвовать в Первой мировой войне, служить в знаменитом Семеновском полку. Это был настоящий русский мужик, который много трудился, приучал к труду своих детей. Он внешне был похож на русского богатыря, двухметрового роста, широк в плечах. Частый участник кулачных боев, он всегда выходил победителем. Несмотря на удивительную силу, Никита Николаевич был очень добрым человеком.

Семья жила в новом большом доме, который был построен самим отцом. У нас были хорошие дворовые постройки, сараи, амбар, рига. Хозяйство было большое: корова, телка, десяток овец, поросята, лошадь. Отцу принадлежало и 1,5 га земли. Все трудились не покладая рук, просыпаясь ранним утром и ложась с закатом.

Семья была большая: отец Никита Николаевич, мать Прасковья Лаврентьевна, старший сын Федор, дети Маруся, Миша, Вася, Тимофей, Алеша. Тогда отцу сказали, чтобы он принял участие в раскулачивании или вступал в колхоз. Но он отказался.

И вот однажды, морозным январским утром, без предупреждения и церемоний подогнали семь подвод, погрузили всю семью с восьмерыми детьми и отправили на станцию Тулино, а оттуда в товарных вагонах в карело-финскую ссылку на лесоразработки. Поселили семью в Немецке 2.

Старший сын Федор уже был взрослым и решил сбежать. Хотя поселение строго охранялось, он сумел через пять застав пробраться на родину, в Старый Эртиль, к деду по материнской линии Лаврентию Андреевичу Платонову. Дед пошел наутро к председателю колхоза и чистосердечно рассказал о поступке внука. Председатель был добрым человеком, выслушал и дозволил парню выйти на работу в колхоз. Два года работал Федор в колхозе, а затем родной дядя забрал его в Мурманск, где он трудился на строительстве железной дороги. В 1938 г., заработав первый отпуск, он решается проведать родителей, брата и сестер. Но по приезде в Карелию его арестовали за побег и дали новый срок. В 1939 г. появилось распоряжение о том, что дети не отвечают за поступки родителей, и Федора отпустили. Он выручил паспорт и возвратился в Мурманск. Здесь он вступил в комсомол, а в ноябре его призвали в Красную Армию. Пройдя всю войну, в 1946 г. Федор Никитович уволился по болезни из армии, и семья переехала в Старый Эртиль. Но не досчитались мать и отец многих своих детей. Миша, Вася, Дуся умерли в Карелии, так как родителям приходилось бороться со страшным голодом. Кушать было нечего, дети голодали, заболели, да и помощи оказать никто не мог… Родители и старшие дети работали на лесозаготовке, сплавляли и валили лес. Работа была очень тяжелая.

Возвратившись в Эртиль, родители купили маленький домик и, деваться было некуда, вступили в колхоз.»

С окончанием раскулачивания, репрессии в отношении населения не прекратились. Имело место массовое злоупотребление и насилие со стороны районного и местного Советов, работников ОГПУ и комитета бедноты, где находились деревенские активисты, зачастую обыкновенные лодыри и пьяницы.

Так был сфабрикован ложный донос из этого комитета в ОГПУ на честнейшего колхозника, участника гражданской войны - Шишиморова Семена Павловича. Этот человек - особого рода балагур, в своих речах запросто употреблял нецензурные слова. Он их не стеснялся ни дома, ни в обществе. И вот кому-то он этим не угодил и попал в ОГПУ. В доносе на него писалось, что он матом обзывал портрет Сталина, висевший в правлении колхоза. Когда уполномоченный ОГПУ вел допрос, Семен по привычке в своей речи употреблял и нецензурные словечки. Это его и погубило. Упекли его на десять лет каторжных работ.»

В 1930 г. коллективизация в Никольском полностью завершилась. Здесь организовали сразу два колхоза. «Колхозный труд», где и проживал упомянутый нами автор, и колхоз «Девятое января».

Насильственное раскулачивание вызывало сопротивление крестьян. К началу 1930-х гг.. произошло около 3 тысяч массовых выступлений, в которых приняло участие свыше 2 млн. человек. О размахе протестов дает представление признание, содержащееся в закрытом письме ЦК ВКП(б) от 2 апреля 1930г.: «Поступившие в феврале месяце в ЦК сведения о массовых выступлениях крестьян в Центрально-Черноземной области, в Украине, Казахстане, Сибири, Московской области вскрыли положение, которое нельзя назвать иначе как угрожающим». (энциклопедия для детей , изд. «Аванта» , 2007, История России Т. 5, 43, с.189)

Руководство страны, пытаясь скрыть масштабы трагедии, запретило упоминать о нем в любых СМИ.

К весне 1930 г. Сталину становиться ясно, что безумная гонка в колхозы, начатая по его призыву, грозит катастрофой. И он делает хорошо рассчитанный шаг. 2 марта в г. «Правде» была опубликована его статья «Головокружение от успехов». Всю вину за создавшееся положение он возложил на исполнителей, местных работников, заявив, что «нельзя насаждать колхозы силой». После этой статьи Сталин стал восприниматься большинством крестьян как народный заступник.

Но шаг назад был сделан лишь для того, чтобы тут же совершить десяток шагов вперед.


АПОГЕЙ РЕПРЕССИЙ


-1938 гг. - новая волна репрессий, ударившая по всем слоям общества.

июля 1937 г. - политбюро санкционировало отправку секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий следующей телеграммы: «Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом, по истечении срока высылки, вернувшихся в свои области, являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых отраслях промышленности.

…взять на учет всех возвратившихся …наиболее враждебных арестовать и расстрелять в порядке административного проведения их дел через тройки». (Энциклопедия для детей, История России, Т. 3, изд. «Аванта», 2007 г., с. 204). Приказ должен быть выполнен в течение 4 месяцев (затем срок был увеличен).

-38 гг. явились апогеем сталинских репрессий по своим масштабам, по своей жестокости, по своему безумству и невозможности объяснить и понять, почему те или иные люди подвергались таким страшным и тяжким испытаниям. Но репрессивная машина заработала с еще большей силой.

Согласно оперативному приказу наркома НКВД Ежова №00447 от 30 июня 1937 г., с 5 августа в стране начались массовые репрессии, которые проводились, в основном, внесудебными органами: «тройками» УНКВД, Выездной сессией Военной Коллегии Верховного суда СССР, Особыми Совещаниями НКВД, «двойками» (Нарком внутренних дел СССР - Прокурор СССР).

«Тройки» УНКВД действовали с августа 1937- по конец ноября 1938 гг. В состав Тройки входили секретарь обкома партии, начальник УНКВД, прокурор области. Но персональный состав Троек был засекречен, поэтому все решения Тройка выносила заочно, без вызова обвиняемого на ее заседание. Практически следователи и руководство УНКВД готовили списки с указанием меры наказания, а члены Тройки только ставили свои подписи.

Тройка пропускала через себя беспартийную массу крестьян, рабочих и служащих («бывших кулаков и другой антисоветский элемент»). Они являлись наиболее кровавыми органами репрессивного аппарата. За 16 месяцев своей деятельности в регионах Союза они приговорили только к расстрелу 400 человек.

В Воронеже работала выездная сессия Военной Коллегии Верховного суда СССР с августа 1937 г. по ноябрь 1938 г. Заседала она в составе трех человек - председателя и двух членов. Бессменным председателем в Воронеже «трудился» Матулевич И. О. Членами в разное время были: Стельмахович А. Д., Ждан С. Н., Суслин А. Г., Сюльдин, Султарин; секретарь - Костюшко А. Ф.; прокурор ГВП Липов или Дорман (в октябре 1938 г.). Неофициально ее называли - «московская тройка». Обвиняемый обязательно доставлялся на заседание, ему зачитывалось обвинение, спрашивали его согласие с обвинением и предоставляли последнее слово. На всю эту процедуру уходило до 5 минут. В протокол записывали 10-15 минут. Приговор о расстреле приводился в исполнение в этот же день, согласно Постановлению ЦИК и СНК СССР от 1 декабря 1934 г.

Через «московскую тройку» прошел весь арестованный партийно-хозяйственный актив области, члены так называемой «право-троцкистской организации», представители научной интеллигенции, работники культуры из числа членов партии. В абсолютном большинстве выносились расстрельные приговоры, которые приводились в исполнение комендатурой УНКВД.

«Двойка» - Нарком внутренних дел Ежов - Прокурор СССР Вышинский. Со всех областей страны в Москву на рассмотрение «двойки» присылали списки или так называемые «альбомы» арестованных по национальным признакам, перебежчиков из других стран, «харбинцев» и других, обвиненных в шпионаже. Смертные приговоры «двоек» приводились в исполнение, как правило, не ранее пяти дней с момента вынесения приговора (время, необходимое для пересылки протокола «двойки» из Москвы в Воронеж).

Примерная схема органов репрессий на территории Воронежской области


Спецколлегия областного суда рассматривала дела обвиняемых в контрреволюционных преступлениях, связанных с вредительством в системе народного хозяйства. Спецколлегия Воронежского облсуда повела ряд открытых судебных процессов, но большую часть заседаний она проводила в закрытом режиме.

Военные трибуналы войск, дислоцированных на территории Воронежской области, рассматривали дела не только военнослужащих, но и гражданских лиц, обвиненных по ст.58-8 (терроризм). В то же время, дела обвиненных в терроризме участников областной правотроцкистской организации передавались в Военную Коллегию, а не в трибунал.

Надо отметить, что такие органы как Спецколлегия, линейные суды и даже военные трибуналы проявили себя в период массовых репрессий менее «кровожадными», чем другие внесудебные органы. Они довольно часто возвращали дела на доследование, чем спасли жизни сотням невинных людей. В этот же период Тройки, Военная коллегия, «двойка» выносили подавляющее число смертных приговоров.

На территории Воронежской области действовали опергруппы: Бобровская, Борисоглебская, Воронежская, Россошанская. Были, видимо, и другие. Сфера деятельности каждой опергруппы распространялась на несколько районов области.

Для того чтобы придать своим преступлениям хоть какую-то видимость правосудия перед лицом мировой общественности и перед собственным народом, власти провели ряд открытых политических процессов. Открытые процессы прошли и на территории Воронежской области. Но организаторы открытых судебных процессов в Воронежской области преследовали более скромную, но очень важную цель - нагнетание психоза в обществе: внушить народу, что рядом действуют враги, вредители, шпионы и, таким образом, оправдать массовые репрессии.

В сентябре в районах области прошли так называемые «зерновые» процессы. Исключением не стал и наш район.

сентября 1937 г. облпрокуратура сообщила об окончании следствия над работниками Эртильского элеватора. На последовавшем судебном процессе бывшие управляющий элеватором Рык П. И., технорук Крашенников П. М. были приговорены к 25 годам ИТЛ, а трое других - лаборанты Попов Н. П., Трунов В. Г., Кожевников В. А. осуждены на 10 лет заключения.

На всех «зерновых» процессах подсудимые обвинялись во вредительской порче зерна путем заражения его, хранения под открытым небом, в выводе из строя оборудования и т. п.

На этих процессах областные органы НКВД, Спецколлегии облсуда и прокуратуры как бы «набивали руку», накапливали опыт для организации «образцовых» процессов. Сегодня мы достаточно хорошо знаем кухню таких процессов. Следователи НКВД доводили каждого подсудимого до нужной «кондиции» методом пыток, издевательств и «контрреволюционной деятельности», то разыгрывался сценарий вопросов и ответов для открытого заседания суда. Так было по всей стране.

-5 октября 1937 г. в Щучье состоялся судебный процесс, который в миниатюре повторял знаменитые Московские политические процессы 1930-х гг.

По делу «антисоветской право-троцкистской группы» в Щучье были осуждены к расстрелу бывшие секретарь Щучинского РК партии Сопин В. И., директор Эртильского сахарного завода Седнев И. Е., директор Битюг-Матреновской МТС Полянский И. В. Осуждены на 15 лет заключения председатель сельсовета Кордин В. И. и на 10 лет - председатель колхоза «Красный Битюг» Заздравных П. С.

Все они обвинялись как «фашистская банда» в развале колхозов, вредительстве и диверсиях. Подсудимые, как и в столице, признавали самые невероятные обвинения: были агентами фашистов, ставили целью свержение Советской власти и реставрацию капитализма. Седнев И. Е. обвинялся в сбрасывании отходов сахарного завода в реку с целью отравления трудящихся. Организованно прошло и внешнее оформление процесса в виде митингов и собраний трудящихся, писем в газеты с требованием только расстрела подсудимых. Троих, приговоренных к высшей мере наказания, расстреляли 17 октября 1937 г. под Дубовкой.

Работая с архивными документами, перечитывая газеты прошлых лет, со страхом и болью читаешь эти строки, где рядом с афишными данными печатались сведения о расстреле.

Борьба против «инакомыслящих» не прекращалась ни на минуту. Так за 4 месяца 1938 года было исключено из партии 18 человек и 9 изгнано с работы. «Активисты» выявления «врагов народа» подали 9 письменных и 20 устных заявлений. ( ЦДНИ ВО. Ф. 115. Оп. 1. Д. 2, л. 107).

В октябре 1937 года были расстреляны трое ростошинцев, двое уроженцев Сластеновки и братья Ананьевы из поселка Малореченский. Обвинения были почти стандартными: «распространение слухов о гибели советской власти», «контрреволюционная агитация», «восхваление фашизма», «пораженческие настроения». ( ЦДНИ. Персональные дела № 18333, 3701, 18391 и др.).

Страх перед государством, всеобщая подозрительность, доносы, перестраховка во всем - вот, что порождали судилища «троек». В итоге воспитывало беспринципных слуг конкретных хозяев, людей-винтиков большой государственной машины.

Работая с большим количеством источников, мы не смогли рассказать обо всех, чья жизнь попала под «колеса этой машины», но мы систематизировали и обобщили списки репрессированных в 1937-38 гг.


СПИСКИ РЕПРЕССИРОВАННЫХ В 1937-38 гг.


. Азарных Степан Прокофьевич, 1878 г. р., с. Щучье. Арестован 25 сентября 1937 г. Расстрелян 8 октября 1937 г.

. Ананьев Владимимир Ильич, 1900 г. р., пос. Эртильского сахарного завода, возчик сахзавода, осужден в 1937 г.

. Ананьев Василий Иванович, 1906 г. р., пос. Эртильского сахарного завода, рабочий, осужден в 1937 г. Расстрелян 28 октября 1937 г.

. Апевалов Андрей Дмитриевич, уроженец с. М-Ясырки, чернорабочий, арестован по ст. 58-7, 58-10, 58-11, от расстрела в 1938 г. скрылся.

. Апевалов Федор Васильевич, 1896 г. р., с. Малые Ясырки, в 1929 г. , единоличник, раскулачен, семья предназначалась к высылке на Соловки. В 1936 г. был принят в колхоз без возврата имущества. Затем постановлением тройки НКВД от 13 ноября 1937 г. осужден к высшей мере наказания и расстрелян.

. Ащеулов Федор Михайлович, 1896 г.р., с. Б-Пески, работал чернорабочим в совхозе «Ударник». Арестован 31 декабря 1938 г. Расстрелян 31 января 1939 г.

. Белозерцев Иван Алексеевич, 1893 г.р., с. Ростоши Токайского р-на колхозник. Арестован 01.08. 1937 г., осужден 10.08.1937 г. Расстрелян..

. Ваняев Яков Петрович, 1872 г.р., с. Щучье, чернорабочий. Арестован 25 ноября 1937 г. Расстрелян 8 января 1938 г.

. Васильев Василий Иванович, с. Щучье , расстрелян 28 октября 1937 г.

. Гальцев Иван Михайлович, 1876 г. р., проживал в с. Щучье. Арестован 25. 09. 1937 г. по ст. 58-10. ч. 1 УК РСФСР за антисоветскую агитацию. Осужден на 10 лет лагерей.

. Гальцев Илларион Иванович, 1899 г. р., с. Эртиль, арестован 25 сентября 1937 г. за антисоветскую агитацию. 28 сентября 1937 г. приговорен к 10 годам ИТЛ,

. Дуванов Борис Михайлович, 1903 г. р., с. Щучье-Пески, без определенных занятий. Арестован 11 января 1938 г. Расстрелян 31 января 1938 г.

. Ермаков Семен Иванович, 1837 г.р., с. Копыл, русский, их зажиточных крестьян, Единоличник. Арестован 13 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Ермилов Николай Степанович, 1878 г. р., с. Андреевка, русский, крестьянин, образование низшее, малограмотный, не работал. Дата ареста не известна. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Жихарев Алексей Никитович, 1875 г. р., с. Ростоши, русский, крестьянин. Образование низшее. Без определенных занятий. Арестован 30 ноября 1937 г. Расстрелян 15 февраля 1938 г.

. Заздравных П. С., председатель колхоза «Красный Битюг», осужден в октябре 1937 г. на 10 лет ИТЛ.

. Завьялов Алексей Михайлович, 1903 г.р., д. Бегичево Токайского р-на, из крестьян. Образование - грамотный, слесарь Эртильского сахарного завода. Арестован 22 января 1938 г.. Расстрелян 14 февраля 1938 г.

. Иванников Александр Васильевич, 1881 г.р., с. Б-Пески, без определенных занятий, арестован 31 декабря 1937 г. Расстрелян 31 января 1938 г.

. Иванников Иван Андреевич, 1886 г. р., с. Подгорное Архангельского р-на, из крестьян, грамотный. Арестован 18 января 1938 г. Расстрелян 14февраля 1938 г.

. Извеков Федор Григорьевич, 1905 г.р., с. Боженовка, бригадир колхоза «Новая жизнь». Арестован 23 июня 1937 г. Осужден 3 ноября 1937 г. на 10 лет ИТЛ.

. Карманов Владимир Митрофанович, с. Ячейка, расстрелян в декабре 1937 г.

. Карнушин Тимофей Авдеевич, 1864 г. р., с. Щучьи-Пески, без определенных занятий. Арестован 11 января 1938 г. Расстрелян 31 января 1938 г.

. Кащеев Семен Веденевич, 1877 г. р., д. Бегичево, русский, крестьянин, грамотный. Проживал в п. Ворошиловском Токайского р-на. Арестован 24 января 1938 г. Расстрелян 14 февраля 1938 г.

. Кожевников В. А., лаборант на Эртильском элеваторе, приговорен к 10 годам ИТЛ.

. Колпаков Иван Степанович, 1898 г. р., пос. Эртильского сахарного завода, слесарь, осужден в 1937 г.

. Кондауров Василий Иванович, 1897 г. р., с. Сластеновка, без определенных занятий, арестован 23 октября 1937 г. Расстрелян 28 октября 1937 г.

. Кондауров Никита Васильевич, 1906 г.р., с. Сластеновка, колхозник, арестован 23 января 1938 г. Расстрелян 13 февраля 1938 г.

. Кордин В. И. , председатель сельсовета, приговорен в 1937 г. к 10 годам ИТЛ.

. Косинова Татьяна Яковлевна, 1913 г.р., с. Преображеновка Эртильского р-на, колхозница. Арестована 22.05. 1943 г., осуждена 22. 05. 1943 г. Приговор - 5 лет ИТЛ.

. Костин Сергей Павлович, 1882 г.р., с. Копыл, русский, крестьянин-колхозник. Образование низшее. Арестован 13 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Крашенников П. М., технорук элеватора, в 1937 г. приговорен к 25 годам ИТЛ,

. Крутских Роман Николаевич, 1898 г.р., с. Верхняя Матреновка, колхозник. Арестован 4 января 1938 г. Расстрелян 31 января 1938 г.

. Кузовкин Кузьма Николаевич, 1877 г.р., с. Копыл, русский, крестьянин-колхозник. Образование низшее. Арестован 25 января 1938 г. Расстрелян 15 февраля 1938 г.

. Курьянова Татьяна Павловна, 1880 г.р., с. Ростоши, русская, крестьянка. Образование низшее. Арестована 24 января 1938 г. Расстреляна 15 февраля 1938 г.

. Кошелев Василий Матвеевич, 1907 г.р., с. Бегичево Токайского р-на, охранник элеватора. Арестован 08. 12. 1940. Осужден 03.03.1941 г. Приговор - 8 лет ИТЛ,

. Лебедев Тимофей Петрович, с. Эртиль, единоличник, арестован в 1938 г., содержался под стражей в Усманской тюрьме

. Лесных Михаил Ильич, с. Гнилуши, расстрелян 22 сентября 1937 г.

. Литвинов Василий Михайлович, 1898 г.р., с. Подгорное, счетовод заготконторы. Арестован 31 декабря 1937 г.Расстрелян 12 января 1938 г.

. Литвинов Константин Анисимович, 1874 г. р., с. Подгорное, сведений не имеется. Арестован 6 сентября 1937 г. Расстрелян 17 сентября 1937 г.

. Мальцев Дмитрий Ксенофонтович, 1886 г.р., с. Ростоши, единоличник. Арестован в 1937 г. за антисоветскую агитацию, осужден 13 октября 1937 г. к 10 годам лагерей.

. Масликов Тихон Ананьевич, 1870 г. р., с. Ростоши, арестован 16.10. 1937 г., приговорен к расстрелу.

. Максимов Александр Дмитриевич, 1904 г. р., г. Эртиль, чернорабочий осужден в 1937 г. на 10 лет лагерей

. Молчанов Павел Константинович, с. Ростоши, расстрелян 16 октября 1937 г.

. Морковин Емельян Спиридонович, 1878 г.р., с. Копыл, крестьянин-колхозник. Образование низшее. Проживал в п. Демьяновский Токайского р-на. Арестован 25 января 1938 г. Расстрелян 15 февраля 1938 г.

. Наумов Михаил Афанасьевич, с. Щ-Пески, арестован по ст. 58-10, в 1937 г. приговорен к расстрелу.

. Немцов Федор Мартынович, 1886 г. р., с. Копыл, из зажиточных, грамотный. Завхоз колхоза им. Сталина Токайского р-на. Арестован 13 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Немцов Прохор Никитович, 1887 г.р., с. Копыл, крестьянин-единоличник, грамотный, без определенных занятий. Арестован 25 января 1938 г. Расстрелян 15 февраля 1938 г.

. Овсянников Дмитрий Матвеевич , 1903 г.р., с. Эртиль Щучинского р-на, кулак. Арестован 13.12.1937 г., осужден 21. 12. 1937 г., приговор - 10 лет ИТЛ

. Овсянников Михаил Иванович, 1897 г. р., с. Сластеновка, без определенных занятий. Арестован 23 октября 1937 г. Расстрелян 28 октября 1937 г.

. Пастушков Егор Николаевич, 1885 г. р., с. Ростоши, Токайского р-на, арестован 01.08.1937 г., осужден 13.08.1937 г., расстрелян.

. Пастушков Иван Васильевич, в 1937 г. был арестован за непристойные отзывы в адрес вождя всех времен и народов И. Сталина, дальнейшая судьба неизвестна.

. Пастушкова Агафья Андреевна, 1886 г. р., арестована в 1938 г., содержалась в Бобровской тюрьме, расстреляна в 1942 г.

. Плехова Марина Васильевна, 1886 г.р., с. Александровка, из зажиточных крестьян, неграмотная, без определенных занятий. Арестована 17 января 1938 г. Расстреляна 10 февраля 1938 г.

. Полетаев Тимофей Иванович, 1887 г. р., с. Б-Пески, стрелочник. Арестован 21 января 1938 г. Расстрелян 21 февраля 1938 г.

. Полянский И. В., директор Битюг-Матреновской МТС, в 1937 г. приговорен к расстрелу

. Попов Еремей Петрович, 1869 г.р., с. Ростоши, из зажиточных крестьян, неграмотный, чернорабочий, без определенных занятий. Проживал в п. Эртиль Щучинского р-на. Арестован 18 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Попов Николай Александрович, с. Б-Пески, расстрелян 8 октября 1937 г.

. Попов Н. П., лаборант на Эртильском элеваторе, в 1937 г. приговорен к 10 годам ИТЛ.

. Рык П. И., управляющий Эртильским элеватором, 17 сентября 1937 г. приговорен к 25 годам ИТЛ

. Седнев И. Е., директор Эртильского сахарного завода, 1937 г. приговорен к расстрелу.

. Сергеев Василий Иванович, 1898 г., с. Богичево, Токайский р-н, приговор спецпоселение.

. Смотров Андрей Васильевич, 1892 г.р., с. Сластенка, без определенных занятий. Арестован 23 января 1938 г, расстрелян 13 февраля 1938 г.

. Смотров Алексей Никитович, 1902 г.р., с. Сластенка, возчик колхоза. Арестован 23 января 1938 г. Расстрелян 13 февраля 1938 г.

. Смотров Василий Васильевич, 1887 г.р., с. Сластенка, о месте работы сведений нет. Арестован 23 января 1938 г. Расстрелян 13 февраля 1938 г.

. Смотров Степан Николаевич, 1898 г. р., с. Сластенка, без определенных занятий. Арестован 23 января 1938 г. Расстрелян 13 февраля 1938 г.

. Сопин В. И., секретарь Щучинского РК партии, 1937 г. приговорен к расстрелу.

. Сотников Иван Ильич, 1913 г. р., с. Эртиль, Щучинского р-на, военнослужащий, арестован 05.09.1937 г., осужден 15.11.1937 г., приговор - 8 лет ИТЛ.

. Сотников Дмитрий Михайлович, 1903 г. р., с. Сластенка, без определенных занятий. Арестован 23 января 1938 г. Осужден 28 января на 10 лет ИТЛ.

. Старухин Федор Степанович, 1899 г. р., с. Ростоши, Токайского р-на, из крестьян. Образование - грамотный, член колхоза. Арестован 21.01.1938 г. Расстрелян 14(15) февраля 1938 г.

. Стебунов Петр Григорьевич, с. Ростоши, расстрелян 15 сентября 1937г.

. Степанищев Николай Игнатьевич, 1883 г.р., с. Эртиль. Без определенных занятий. Арестован 4 января 1938 г. Расстрелян 31 января 1938 г.

. Теньков Иван Федорович, 1881 г.р., с. Копыл, крестьянин-колхозник, образование низшее. Арестован 13 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Теньков Федор Дмитриевич, 1873 г.р., с. Копыл, крестьянин-единоличник, образование низшее. Арестован 13 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938г.

. Трофимов Алексей Степанович, 1893 г. р., с. Щучье Щучинского р-на, колхозник. Арестован 20.06. 1941 г., приговор - 7 лет ИТЛ.

. Трунов В. Г., лаборант на Эртильском элеваторе, в 1937 г. приговорен к 10 годам ИТЛ,

. Усов Андрей Григорьевич, 1876 г.р., с. Сластенка, без определенных занятий. Арестован 23 мая 1938 г.. Расстрелян.

. Федоров Федор Павлович, 1883 г.р., с. Гороховка, без определенных занятий. Арестован 10 января 1938 г., осужден 15 января 1938 г.на 10 лет ИТЛ.

. Федоров Семен Павлович, 1893 г.р., с. Гороховка, без определенных занятий. Арестован 10 января 1938 г. Расстрелян 31 января 1938 г.

. Филатов Федор Кириллович, 1874 г.р., с. Копыл, крестьянин-единоличник, образование низшее. Арестован 13 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Филатов Поликарп Иванович, 1880 г.р., до ареста проживал в п. Малореченский, чернорабочий в колхозе, б/п. Арестован 8 октября 1937 г. Токайским РО НКВД по обвинению по ст. 58-10. ч.1 за антисоветскую агитацию пораженческого характера, высказывания террористических намерений против коммунистов. 13 октября 1937 г. приговорен к расстрелу. Расстрелян 16 октября 1937 г.

. Чернышов Павел Павлович, 1894 г.р., с. Ростоши, из зажиточных крестьян, грамотный. Арестован 21 января 1938, расстрелян 14 февраля 1938.

. Чектин Сергей Яковлевич, уроженец с. Надеждино Полетаевского р-на, рабочий сахарного комбината, арестован в 1939 г. по ст. 58-10 по политическим мотивам, приговорен к 7 годам ИТЛ, где и умер в 1943 г.

. Чирков Василий Семенович, 1892 г. р., с. Гнилуша Щучинского р-на, не работал, арестован 07.07.1942 г., осужден 29.07.1942 г. Приговор - 10 лет ИТЛ

. Цыплаков Дмитрий Иванович, 1895 г.р., с. Б-Пески, без определенных занятий. Арестован 31 декабря 1937 г. Расстрелян 31 января 1938 г.

. Шишлов Василий Дмитриевич, 1876 г.р., с. Щучье, ветврач, арестован 17 января 1938 г. Расстрелян 14 марта 1938 г.

. Юрьева-Шестопалова Евдокия Степановна, 1915 г. р., с. Ростоши, Токайского р-на, из зажиточных крестьян. Образование - неграмотная, чернорабочая. Арестована 19 февраля 1938 г. Расстреляна 14 февраля 1938 г.

. Юрьев Ефим Дмитриевич, 1876 г. р., с. Ростоши, Токайского р-на, из зажиточных крестьян. Образование - грамотный, без определенных занятий. Арестован 15 января 1938 г. Расстрелян 10 февраля 1938 г.

. Юрьев Стефан Андреевич, 1880 г. р., с. Ростоши, Токайского р-на, из крестьян. Образование - грамотный, член колхоза. Арестован 21 января 1938 г.


Итого:

Единоличники2Сосланы в ИТЛ27Расстреляны55Полная информация отсутствует4

Нам, конечно, не удалось восстановить имена всех жертв неправедного суда. Но даже эти малые данные подтверждают, что 37-38 гг. 20 века явились апогеем репрессий. Шла политическая чистка, и большинство осужденных приговорили к расстрелу.

В деле борьбы с «подрывным элементом» чекистов, видно, не останавливали ни пол «вредителей», ни преклонный возраст.

В музее мы нашли материалы повторного следствия по делу №19691 Плеховой Марины Васильевны, которая упомянута в приведенном списке. Повторное расследование производилось старшим лейтенантом КГБ по Воронежской области в сентябре-ноябре 1954 г.: «…считалось установленным, что Плехова М. В., проживая в с. Александровка Воронежской области, среди граждан этого села проводила антисоветскую пораженческую агитацию, высказывала террористические намерения против одного из руководителей коммунистической партии и советского правительства и восхваляла троцкистов. Виновной себя не признала.

Изобличалась показаниями свидетелей Бесовой А. А., Соловьевой М. Г., Морковина В. А., Гончарова Н. С. и очными ставками со свидетелями Бесовой А. А. и Соловьевой М. Г.

Постановлением «тройки» УНКВД Воронежской области от 20 января 1938 г. Плехова М. В. Осуждена к высшей мере наказания - расстрелу.

В показаниях свидетеля Бесовой А. А. от 18 января 1938 г. было записано будто Плехова М. В. Говорила: «Советскую власть отстранят…, а Сталина совместно с его коммунистами расстреляют…»

Однако будучи передопрошенной в сентябре-октябре 1954 г. Морковина - Бесова А. А. показала, что вообще по этому делу не допрашивалась и очной ставки не было.

октября 1954 г. был допрошен в качестве свидетеля сотрудник Токайского РОМ МВД Ледовской П. Ф. (на снимке), который расписался за Плехову М. В. и тот подтвердил, что действительно по делу никто не допрашивался, а он расписался под ним как за не грамотную».

Вот так быстренько в течение 3-х дней Павел Федорович по сути решил судьбу безграмотной крестьянки-односельчанки. Очевидно, что подобных дел ждало от него «высокое начальство». Надо было спешить. А поскольку он, видимо, понимал, что Плехова М. В. никакой не враг, то и сфабриковал дело №19691 - ставшее роковым для невинной женщины.

«Тройке» НКВД некогда и незачем было задаваться вопросами: «Как так быстро проведено следствие?» и «Опасна ли вождю всех народов безграмотная крестьянка из Копыла?». Это было лишним. Быстренько приговорили беднягу к расстрелу, а через 24 дня пуля палача в застенках Бобровской тюрьмы оборвала ее жизнь.

Пик расстрелов в Бобровской тюрьме пришелся на второй месяц 1938 г. в феврале расстрельный конвейер работал бесперебойно. Только 14 февраля 1938 г. в Бобровской тюрьме было казнено 50 безвинных жертв произвола и беззакония. (г. «Коммуна» №23 за 14 февраля 2004 г.). Среди расстрелянных в этой тюрьме было немало и наших земляков.

В с. Подгорном Архангельского р-на (ныне Аннинский р-он) жили грамотные, трудолюбивые братья Литвиновы, Василий и Константин. Первый пошел в колхоз, второй продолжал оставаться единоличником. Обоих обвинили по статье 58-10 и казнили в Бобровской тюрьме.

-летняя Дуся Юрьева из села Ростоши, что на реке Токай, встретилась в Бобровском застенке со своей односельчанкой, теткой Агафьей Пастушковой, которая уже сидела тут за контрреволюционную деятельность и свои «террористические настроения». Евдокию казнили зимой 1938 г., а Агафье Андреевне позволили дожить до 56 лет и убили только в 1942 г.

Правда, выплеснувшаяся в конце 80-х-начале 90-х годов уже прошлого века из архивохранилищ, оказалась ужасной: миллионы людей стали невинными жертвами произвола и беззакония.

В 2001 г. руководство Бобровского р-на распорядилось установить в Лушниковке памятник невинно убиенным - гранитную глыбу с православным крестом, символом мученичества, терпения и покаяния. (вставка из газеты «Коммуна» за 2004 г. 14 февраля)


Атака на православие


Тридцатые годы были отмечены рьяной атакой на православную церковь - оплот традиционного крестьянского духовного уклада и культуры. Церкви закрывались. Со многих из них снимались колокола и кресты, уничтожались иконы. В 30- годы были закрыты, а затем и уничтожены церкви в селах Вязковка, Самовец, Гнилуша, Битюг-Мареновка, Старый Эртиль, Борщево-Пески, Гороховка, Сластеновка, Александровка, Копыл, Ростоши, Щучье, Б-Добринка, часовни на Ершовке. В Ростошах каменную Троицкую церковь приспособили под районный ДК, где располагались парткабинет, райбиблиотека, зал массовой работы на 500 человек со стационарным киноаппаратом.

Религия искоренялась повсеместно, в том числе и служители церкви. Гонения на них приобрели массовый характер.


РЕПРЕССИРОВАННЫЕ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ


. Авдулов Еремей Семенович, 1870 г. р., с. Копыл, Токайского р-на, священнослужитель. Арестован 12.12.1937 г., осужден 21. 12. 1937 г. Расстрелян 30 декабря 1937 г.

. Бойков Гавриил Павлович, с. Ячейка, священник, в 1929 г. семья раскулачена, в 1937 г. арестован по ст.58-10. Расстрелян. В 1989 г. реабилитирован.

. Васильев Василий Иванович, дьякон церкви в с. Битюг-Матреновка, арестован в 1932 г., осужден в 1933 г. на 5 лет ИТЛ.

. Карманов Владимир Митрофанович, с. Ячейка, священник, в 1929 г. семья раскулачена, арестован в 1937 г. по ст. 58-10 и расстрелян. В 1989 г. реабилитирован.

. Королев Никифор Митрофанович, с. Щучье Добринского с/с, священник, раскулачен в 1931 г., в 1938 г. арестован по ст. 58-10. Расстрелян. Реабилитирован в 1957 г.

. Попов Николай Александрович, родился с. Эртиль Щучинского р-на, священник в с. Борщево-Пески, в 1937 г. расстрелян.

В чем смысл расправы над безвинными? Очевидно, в запугивании остающихся в живых, в воспитании послушных власти и государству граждан. Террор как средство достижения роста экономики, единения государства, подавления инакомыслия был весьма эффективен. Так эффективен, что до сих пор кто-то ностальгически произносит: «При Сталине порядок был. Вернуть бы его сейчас…»


О годах сталинских репрессий в литературных произведениях местных авторов


Тема памяти звучит в творчестве многих известных поэтов и писателей современной литературы: Набокова, Солженицына, Распутина, Шукшина, Айтматова. И такой большой интерес к этой теме не случаен, поскольку наравне с людьми, для которых память означает очень многое: родной край, любовь к нему, родине предков, - появились люди, их большинство, которым не дорога ни память предков, ни память о делах своих, которая остается следующему поколению.

Память - это ностальгия, связь с Родиной; это знание корней своего рода; это еще и польза, которую ты принес людям.

Каждый из нас должен помнить о том, какой путь прошли наши предки. Каждый виток истории - это события, где главный участник - человек. Но были в прошлом нашей страны те годы, когда земля рыдала от горя. Это сталинские репрессии.

В литературе этому периоду истории посвящено много произведений. Главная фигура в них - руководитель и его неисчислимые жертвы. Каждый из авторов прочувствовал эту трагедию или был ее участником, или был членом семьи «врага народа».

А. Рыбаков пытается понять и осмыслить причины репрессий. Он возвращает нас в 20-е годы к самым их истокам. В Детях Арбата А. Рыбаков пытается раскрыть психологию Сталина. Мы видим те объяснения и оправдания, которые позволяли с легкостью обречь на смерть и страдания миллионы людей. Он считал, что только страдания вызывают величайшую энергию. А значит, можно было заставить народ голодать, трудиться через силу, посадить в лагерь. Народ надо было заставить пойти на жертвы. Для этого необходима сильная власть, способная внушать страх. А страх надо было поддерживать любыми средствами. Этими средствами являлись НКВД и ГУЛАГ. Также особенно хороша была теория незатухающей классовой борьбы. В стране появились тысячи людей, подчиняющихся Сталину. В Детях Арбата показано несколько из них. Следователь Дьяков верил в не действительную виновность, а в общую версию виновности. Он запугивает Сашу Панкратова, играет на его честности. Он действует угрозами, уговорами, пытками, чем угодно. Пытается заставить Сашу подписать признание о несуществующих преступлениях. У А. Рыбакова на примере одноклассника Саши Ю. Шарока мы видим, как люди становились моральными уродами. Это люди, стремящиеся к неограниченной власти, готовые на все, чтобы эту власть получить. Они отказывались от чести, родных и любимых. И это страшно. Нет невиноватых! - вот лозунг этой чудовищной системы. Саша Панкратов не был преступником, наоборот, он был предан революции. Но его, как и тысячи других честных людей, погубило то, что он был самостоятельным человеком, высказывал собственные суждения, имел свое мнение.
В романе Архипелаг ГУЛАГ А. Солженицын показывает, какие люди попадали в лагерь. Там были смешаны меньшевики и троцкисты, вредители и представители религии, уклонисты и беспартийные, много-много всех тех, кому не повезло укрыться от страшной сети НКВД. По-разному ведут себя люди. Одни сломались сразу, другие готовы посадить сотни людей, дать любые показания. Но были такие, которые не ломались.
О. Мандельштам, М. Цветаева, А. Ахматова, Б. Пастернак А.Аверченко, Л.Андреев, К.Бальмонт, Андрей Белый, И.Бунин, М.Горький, Б.Зайцев, Георгий Иванов, А.Куприн, Д.Мережковский, В.Набоков, М. Осоргин, А.Ремизов, И.Северянин, А.Н.Толстой, Н.Тэффи, В.Ходасевич, М.Цветаева, Саша Черный, И.Шмелев и многие другие - поэты, которые не могли без боли смотреть на народные страдания, когда невинных людей подвергали пыткам, загоняли в лагеря, расстреливали. Свое отношение к происходящему выражали через поэтическое слово. Эти стихи, без сомнения, требует от нас предельного напряжения, понимания, сопереживания. И, может быть, именно в этом заключается их сила и неповторимость.
Наверное, эта эпоха сталинского правления всегда будет привлекать писателей, потому что лучше, чем здесь, не высветить тему гуманизма и жестокости, добра и зла, палачей и жертв, белого и черного террора.
Эртильских поэтов тема памяти о былых годах сталинизма не обошла стороной. Одни были непосредственными участниками тех страшных лет, другие лишь слышали рассказы от родных и близких, а третьи не смогли не зафиксировать в памяти то, что явилось трагедией народа.
Замечательным эртильским поэтом является Василий Боков. Родился он деревне Знаменке Эртильского района в 1927 году. Его родители - крестьяне жили в маленьком домике из соломенной крыши и часто бедствовали. Первые семнадцать лет своей жизни Василий Боков провел в родной деревне. Воспоминания о детстве и юности были безрадужными, кругом царили печаль, скорбь, но вспоминает поэт и радостные мгновения жизни. Это было связано с рождением детей в большой и дружной семье, уборкой урожая. Особое счастье поэт испытывал во время общения с природой, созерцания того патриархального деревенского быта, который был так мил и дорог.
В 1941 году В.Боков окончил шесть классов, а в конце 1944 года был мобилизован в армию. Служба там затянулась, однако годы службы позволили заниматься самообразованием, много читать, увидеть мир в его многообразии. Позже эти впечатления стали основой для поэтических строк.


Гражданские темы


Гражданские темы… Знаю.

Конечно, большая честь.

Ведь хата моя не с краю.

Но - хватит того, что есть!


Я помню луга и поле,

Как жил мужичок в селе,

В колхозной глухой неволе.

Беспаспортный раб во мгле.


Я мог бы пропеть о слове,

Закованном в кандалы,

И в арестантском вагоне,

Ушедшем в тьму Колымы.


Гражданские темы… Знаю.

Конечно, большая честь.

Ведь хата моя не с краю.

Но - хватит того, что есть!


В стихотворении нет высокопарных слов, оно не построено по четким художественным канонам. Однако автор пишет о том, что знает не понаслышке, что видел и слышал от селян.

В стихотворении боль и горечь утраты соседствуют с четкой гражданской позицией автора: его «хата не с краю».

Героем стихотворения является мужик, забитый, заброшенный в «глухой неволе», живущий как « беспаспортный раб». Крестьянам в годы репрессий не выдавались паспорта, так как это удерживало их в деревне и колхозе. Можно сказать, что «мужик» был бесправен. И только в труде его счастье и его боль… Всякое стремление улучшить свою жизнь пресекалось, и «сельские мужики» объявлялись врагами народа, и арестантский вагон увозил их в «тьму Колымы». Почему в Колыму? Потому что это крупнейший лагерь, где условия содержания заключённых привели к большим человеческим жертвам. По данным, на Колыме в разные годы отбывали наказание 2,5 млн. человек, из них погибло 950 тыс. человек. Умирали от истощения и связанными с ним болезнями. С 1938 г. начали проводить массовые расстрелы, тем самым избавились от неугодных заключённых.

Именно поэтому стихотворение пронизано трагическими воспоминаниями о суровом прошлом, чувство несогласия и протеста против «режимных принципов» автором не скрываются. Наоборот, он не раз повторяет - «Хватит того, что есть». Эти слова раскрывают глубокую философию жизни - нельзя вновь допустить повторения тех кровавых годин репрессий.

Стихотворение имеет кольцевую композицию: первая и последняя строфы одинаковы. Но это не значит, что автору не хватило слов, чтобы выразить наболевшее. Суть в том, что такое оформление произведения возвращает читателя к той теме, к тому образу, к тем размышлениям, о которых говорилось в начале. Восклицательные предложения первой и последней строф - это попытка обратиться к людям, попытка унять ту бурю чувств, которая охватывает, объяснить, что происходит с душой. А душа кричит, плачет, рыдает. А многоточие в середине первой строки говорит о том, что чувства переполняют поэта. Он говорит прерывисто, ему хочется сделать глоток воздуха. Он пытается объяснить бурю чувств, задавая вопрос себе, но ответа не находит:


Гражданские темы… Знаю.

Конечно, большая честь.


Как лаконично и точно В.Боков подобрал слова, характеризующие особенности страшных тридцатых годов: «беспаспортный раб», «слово, закованное в кандалы», «арестантский вагон», «тьма Колымы». За каждым словом или оборотом речи - страшная картина времени, где человеческую судьбу оценивают - «враг народа» или нет.


* * *

Спасителя икона.

Лампадочка в углу.

Кладет, кладет поклоны,

Вперяя взор во мглу.


То бабка Акулина,

Который год в слезах,

За дедушку просила,-

Он где-то там, в лесах.


В тайге дремучей, ссыльной,

Где бури круговерть.

«О помоги, Всесильный,

Не дай лихую смерть!


Верни его на хутор,

Пусть раны заживут…»

А в окна льется утро,

И петухи поют.


Перед нами история одной семьи: муж ссыльный, а жена вынуждена его ждать. Волнениями и слезами за милого наполнен каждый прожитый день. Судьба бабки Акулины похожа на судьбы многих женщин, чья жизнь связана с репрессиями. Акулина - настоящая деревенская старушка. Она набожна. В.Боков с удивительной точностью предлагает описание деревенской хаты, где важное место занимают образа: «лампадочка в углу», «Спасителя икона». Библейские образы и мотивы становятся для автора средством художественного осмысления действительности, а картины молитвы - символом ее эпохи, когда в запретном тогда Боге люди находили помощника, несмотря на гонения на церковь. Переклички поэтического текста с Библией не случайны. Стихотворение поражает и заставляет задуматься над судьбой старика, судьбу которого оплакивает Акулина. Все произведение буквально пронизано библейской образностью. И реконструировать, "оживить" цепочку, ведущую к древнейшим пратекстам нашей культуры, очень важно.

В строках, описывающих Акулину, чувствуется авторское отношение к ней. В.Боков готов вместе с ней плакать и молиться, лишь бы дедушка вернулся из ссылки. Удивительно правдиво и в тоже время страшно В.Боков описывает место ссылки - «где-то в лесах», «где бури круговерть», «тайга дремучая». Мы понимаем, что это суровый север. Он беспощаден так же, как и власть.

В стихотворении, используя прием антитезы, дается описание дремучей тайги и мирного утра в селе, когда «поют петухи». Это не случайно. Ведь в этом противопоставлении - боль за невинных, осуждение власти.

Итак, предлагаемое в стихотворении осмысление новозаветной трагедии полностью в рамки канона не вписывается. В боковской трагедии не говорится о смерти мужа, но она подразумевается, и мы можем понять, что Акулина уже не в силах пережить еще одну утрату.
В. Боков обращается к самому высокому, самому пронзительному из всех, которые знало когда-либо человечество, образцу женского страдания. Женская любовь, женская вера - земной аналог глубоко укорененному в душе человека архетипа Богородицы.
Страдания Акулины, которую разлучили с мужем, обозначают истинный масштаб происходящего, подлинную глубину горя и страдания, выпавших на долю жены ссыльного. Таким образом, создается своеобразное эпическое обобщение страдания всей Родины в трудную годину 30-х годов.

Мысль о недопустимости и антигуманности насилия над человеческими душами и судьбами целого поколения является одной из центральных. Стихотворение отражает не только страдания Акулины, но и ее душевную твердость. Одиночество героини ужасно в безмолвии ожидания мужа, когда неизвестность и невозможность помочь становятся еще страшнее.


Кладет воспоминанье предо мной

Поэтами воспетый свиток.

Суровая зима. Тридцать седьмой.

В лощине редкий строй лозинок.


Чтоб не свершился лживый приговор,

Отец в скитаньях на чужбине.

А я пришел сюда. В руках топор.

Я робко подхожу к лозине.


Срубаю деревце. Несу домой.

Больная мать меня встречает:

«Вот молодец, сынок… Сыночек мой!» -

И в помощь Бога призывает.


Лозинка в печке долго не горит. -

Нет проку от сырых лозинок, -

Исходит дымом, гаснет, гаснет и чадит…

О, замолчи, печальный свиток!


Это стихотворение - еще одно воспоминание о суровом 1937 году. Теперь перед нашими глазам проходит картина, когда от «большого террора» страдают дети, когда «болеет» и умирает семья.

Главный герой - ребенок, сын, чей отец арестован. В его детской душе смешалось все: и негодование, и ненависть, и боль за потерю самого близкого человека. Именно поэтому в его руках так крепко сжат топор, который здесь играет роль и орудия мести, и орудия добычи лозняка. Однако яростное желание отомстить сменилось мыслями о больной матери. И топор срубил «лозину».

В стихотворении до боли правдиво и точно изображается сиротство дома после того, как лживо обвинили отца. Беда поселилась в крестьянской семье: сломлен сын, больна мать, даже «лозинка в печке не горит»:

Нет проку от сырых лозинок.


Становится ясно, как политическая машина «по чистке народа от врагов» ломает людские судьбы, уничтожает семьи, оставляет детей сиротами. Что же остается от таких карательных мер? Пепелище. Автор рисует поэтическим языком такую картину:


Все исходит дымом, гаснет и чадит…


Представленная картина разрухи, пепелища - это не только картина от разрушенных и спаленных изб, это уничтожение человеческих жизней и исколечивание судеб.

Трагизм произведения достигается при помощи особого приема выразительности - парцелляции. Расчленение единой стилистической структуры на части:


А я пришел сюда. В руках топор.

Я робко подхожу к лозине.


Это еще более усиливает общую картину страдания героя. Мы понимаем, что в душе его волнение и смятение.


При помощи назывных предложений:

Суровая зима. Тридцать седьмой.

В лощине редкий строй лозинок.


Создается некая фрагментарность, словно запечатлён один кадр, зафиксировано одно время - суровый 37 год, а строй лозинок напоминает прутья - орудия пыток и наказания. Особая роль назывных предложений заключается еще и в том, они выполняют функцию композиционно-стилистического продолжения сюжета - повествование о судьбе одной семьи.

Образ больной матери символичен. Будучи нездоровой, она продолжает излучать доброту и нежность. Это заключено в теплых материнских словах - обращении «сынок», «сыночек». Однако ласковая интонация фразы, сказанной ею, - это лишь проявление заботы о ребенке, желание не показать, как на самом деле болезнь серьезна. Наличие многоточия в реплике приводит к выводу: нет сил, болезнь сковала, душа полна горя:


Больная мать меня встречает:

«Вот молодец, сынок… Сыночек мой!» -

И в помощь Бога призывает.


И снова в конце строфы - обращение к Богу, так знакомое уже по многим стихам В.Бокова.

Николай Боев родился в с. Шукавка Эртильского района. Рос в многодетной семье и с детства познал всю тяжесть крестьянского труда. После семилетки поступил в ремесленное училище. На машиностроительном заводе прошел путь от сборщика-слесаря до заместителя начальника цеха. Работал корреспондентом газеты и радио, преподавателем, лесорубом, строителем.

Одновременно с работой учился техникуме, а затем заочно окончил МГУ им. М.В.Ломоносова.

Стихи начал писать с детства. Они публиковались в различных журналах, альманахах, поэтических сборниках Воронежа, Москвы, Тулы.

Николай Боев - человек с необычной изломанной судьбой, с детства ему выпала доля жить в семье «врага народа». Всю жизнь Н.Боеву приходилось отстаивать доброе имя семьи, доказывать все и прежде всего себе, что сын и за отца отвечает. И Боев ответил, очистив доброе имя отца от клеветы. Илья Петрович, нося страшно клеймо, воевал на фронтах Великой Отечественной, а в 1943 году героически погиб.

Н. Боев - максималист в жизни и поэзии. Мелкое, суетное, необязательное не для него. Это человек бескорыстный и искренний, внимательный и отзывчивый. Его стихи - это раздумья о судьбах мира, людях России, жизнеутверждающей силе любви.

Стихи о страшных годах репрессий посвящены рассказу о нелегкой судьбе отца Н.Боева, пострадавшего от насильственной политики государства.


У могилы отца


Моя единственная родина.

Пока я жив, пока дышу,

Живет во мне дорогой пройденной

И речкой, льнущей к камышу.

Оградкой, холмиком поросшим,

Где мама обрела покой.

И первой голубой порошей,

Но у могилы - у другой

О ней застенчиво молчали.

«Врага народа» заклеймив,

И затаенными ночами

Выдумывали новый миф.

Ее нашли через полвека:

Прости, отец, что здесь вдали

Тебя я навещаю редко -

Дороги наши развели.

Грачи тревожно прокричали.

Качнулась древняя сосна.

Летит пороша - тень печали,

Садится солнце.

Тишина…


Самым святым для человека является место, где он родился и вырос, родители, которые всегда были рядом, растили, помогали, воспитывали. Стихотворение «У могилы отца» - воспоминание о прошлом, которое и горестно, и настольгически печально. Лирический герой наделен автобиографическими чертами. Для него Родина - это не пустое слово, это то, чем он дышит, чем живет. Приятны и дороги детские воспоминания о речке, камышах, «древней сосенке», криках грачей.

Но строки о родителях, прах которых покоится в могиле, являются самыми «сильными» по впечатлениям. Перед нами картина зимнего дня, холмик, запорошенный голубым снегом… Воспоминания о трагических годах еще сильны в памяти сына, ему больно за то, что клеймо «враги народа» носила их семья, что приходилось обманывать, «выдумывая новый миф» во имя спасения семьи и детей:


… «Врага народа» заклеймив,

И затаенными ночами

Выдумывали новый миф.


Лишь через полвека этот «миф» был развеян. За всех тех, кто пострадал в те страшные для России годы, автор просит прощения, обращаясь к отцу:

Прости, отец…

Как горько сегодня осознавать, что в далекие тридцатые даже не разрешалось думать об отце, приходить на могилу - «О ней застенчиво молчали». Глубина раздумий автора подчеркивается разнообразием средств выразительности: лексическими повторами ( « я жив», «живет во мне…»), эпитетами ( «затаенными ночами»), олицетворениями ( «летит пороша», «садится солнце»), метафорами ( «печали тень»). Особая роль принадлежит звукописи. Повторение шипящих «ж», «ш», «щ» позволяют услышать шорох, шелест замерзшей травы во время порывов ветра:


Пока я жив, пока дышу,

Живет во мне дорогой пройденной

И речкой, льнущей к камышу.

Оградкой, холмиком поросшим,

Где мама обрела покой.

И первой голубой порошей…


Таким образом, грустное настроение героя подчеркивается с помощью аллитерации. «С» и «з» - самые частые из согласных в русской поэтической речи. Вот и в стихотворении Н.Боева они присутствуют не случайно: передают глубокие чувства, сильное волнение. Аллитерация оттеняет самое существенное:


Прости, отец, что здесь вдали

Тебя я навещаю редко -

Дороги наши развели.

Грачи тревожно прокричали.

Качнулась древняя сосна.

Летит пороша - тень печали,

Садится солнце.

Тишина…


При чтении особо выделяются слова, содержащие в себе частотные «з» и «с» : «прости отец», «здесь вдали», «дороги развели», «садится солнце».

Стихотворение заканчивается таким образным рядом который создает иллюзию законченности дела, завершенности страданий. Сначала в бунте пороши еще чувствуются бури эмоций, затем во время заката солнца появляется некое умиротворение, и наконец в конце строфы - назывное предложение словно ставит точку в авторских грустных раздумьях, и наступает «тишина».


Летит пороша - тень печали,

Садится солнце.

Тишина….


Свет сентября


Рожденным в тридцатых между

Двух мировых огней.

«И - слышите - первыми в космос

Прорвался ровесник наш».

М. Крышко.


Я рожден в сентябре,

Когда осень промокла, -

На рассветной заре,

Заглянувшей к нам в окна.

Грозовые набаты

Меня окрестили.

Батьке вышло в солдаты, -

Я оставлен в России.

Батьку немцы убили -

Слезы дом оросили.

Руки матери были

Руками России.

В колыбели зари

Меня годы качали,

Теплый свет сентябри

Для меня излучали.

Вник я в сложности дня

И пошел со страною.

Ты, Россия, меня

Подняла над Землею!

От ветров и огня

Стал я смелым и сильным.

Положись на меня -

Я с тобою, Россия!


Это стихотворение - признание в любви матери и Родине. Для автора это слова- синонимы. Не случайно материнские руки названы руками России. А яркая метафора «в колыбели зари меня годы качали» подчеркивает масштабность образа. Это жизнь, полная материнской заботы и любви.

Образ Родины - матери близок многим поэтам, и каждый по-своему старался признаться ей в любви, но у Николая Боева это признание особенное. Россия для него и отчий дом ( « я оставлен в России»), и любимая мать ( «руки матери - руки России»), и огромная страна ( « я с тобою, Россия»). Он подчеркивает, что


Ты, Россия, меня

Подняла над Землею!

От ветров и огня

Стал я смелым и сильным.

Положись на меня -

Я с тобою, Россия!


Однако воспоминания о трагическом прошлом, когда отец был арестован и сослан в ссылку, а затем попал на фронт имеют место в стихотворении:


Батьке вышло в солдаты, -

Я оставлен в России.

Батьку немцы убили -

Слезы дом оросили.


Автор упоминает только о гибели отца, но при этом пропускает строчки о том, что именно из ссылки он был отправлен на фронт, где и был убит. Видимо, факты ссылки скрывались автором умышленно.

Несмотря на возвышенный слог стихотворения, в нем присутствует много печальных и даже трагических строк. Образ промокшего сентября с его грозовыми набатами - это отражение не только времени рождения, но и тех событий, какие вспоминаются со слезами на глазах: «батьку в солдаты», « батьку убили», «слезы дом оросили».

Анализ образного ряда стихотворения позволяет выделить несколько микротем, хотя в произведении автора лишь одна строфа. Этот ряд имеет следующую последовательность: рождение в сентябре - гибель отца - забота и поддержка матери - становление автора как гражданина и поэта. И если в первых двух поэтических рядах много горечи и печали, то в последующих - чувство гордости и любви к Родине.

Эпиграф стихотворения, состоящий из двух предложений, построен на антитезе: тридцатые - огневые годы и гордость за Россию как страну- первооткрывательницу космоса.

В стихотворении «Тропа отца» идет рассуждение о трудном, извилистом, полном трагизма пути отца. Судьба отца - это судьба страны, судьба испепеленной эпохи.


Тропа отца


Нахлынул черный гул раската

И вздыбил тучи над землей.

Из дома он увел солдата

Невозвратимою толпой.

Тропу взяла в себя дорога

И рассекла вдовы избу.

Испепеленная эпоха

Тогда вошла в мою судьбу.

Неутихающею болью

Она вонзилась в грудь мою

Судьбой страны,

Отцовской кровью

У темной бездны на краю.

Тропой отца иду под тучей,

Иду, куда зовет судьба.

«Ты жив, отец,» -

Кричу беззвучно,

И раздвигается тропа.

Я вижу,

Как она солдата

Ведет упрямо сквозь века

Туда, где низкий склон заката,

Взвихрил сурово облака.


Тема отеческой судьбы отражается в зеркале истории государства. Для Н. Боева годы репрессий и Великой Отечественной войны, как и для большинства русских людей, являются самыми тяжелыми. Поэт переживает время лихолетья вместе со своим народом и «переплавляет» страдания в поэтические строки.

На примере судьбы отца автор показывает, как «великие вожди» государства заставили страдать семью, которая сначала значилась семьей «врага народа», а затем и вовсе потеряла отца-воина на поле битвы, так и не увидев в живых.

В данном стихотворении тропа - это символ труднейшего жизненного пути, который прошел отец. Сыновняя боль до сих пор не утихла:


Она вонзилась в грудь мою

Судьбой страны,

Отцовской кровью

У темной бездны на краю.


Автор просто и ясно повествует о том, как исторические события отпечатываются на судьбах людей. Переживания народа выходят при этом на первый план:


Тропу взяла в себя дорога

И рассекла вдовы избу.

Испепеленная эпоха

Тогда вошла в мою судьбу.


Будучи взрослым, у лирического героя, наделенного автобиографическими чертами, желание встретиться с отцом становится все сильнее, настолько , что хочется кричать: « Отец, ты жив!» В воспоминаниях-иллюзиях отец - воин, солдат:


Кричу беззвучно,

И раздвигается тропа.

Я вижу,

Как она солдата

Ведет упрямо сквозь века

Туда, где низкий склон заката,

Взвихрил сурово облака.


Душевные переживания в стихотворении - это «черный гул раската». Подобное сравнение разрушает гармонию мирной жизни. Перед нами лирический герой с надломленной судьбой, у которого боль чувств не утихает: «кричу», «вонзилось в грудь».

В стихотворении состояние человека и природы описывается параллельно. Если в природе «гул», «вихрь», «туман», то и у лирического героя на душе не спокойно. Боль и гнев - за отца, за искалеченную судьбу, за «испепеленную эпоху».

Многочисленные средства выразительности: эпитеты («черный гул», « неотвратимая тропа», « неутихающая боль», « темная бездна»), олицетворения ( «дорога рассекла избу», «боль вонзилась в грудь», «тропа ведет сквозь века»), метафоры ( «склон заката», «тропа отца») - свидетельствуют о глубоком чувстве скорби, печали. Во всем произведении заложен особый философский смысл - разрушение барьеров между человеком и властью.

Каждый поэт ищет свои аллегории. У Николая Боева закат и «вздыбленные тучи» - это некая муза памяти, которая не позволяет забыть то, что дорого сердцу, что связано с воспоминаниями о родном человеке.


-й год


Отец… забор, за ним «колючка»

И вышки, вышки часовых.

Здесь ни аванса, ни получки,

Зато работа - за троих

Он был крестьянин из народа

Родной российской стороны,

Но больше - «чистая порода» -

Руководители страны.

Они Россией торговали,

Друг в друга целились в упор.

Как рыбы в чешуе - в медалях

И не решить им вечный спор.

Все смешано: личины, лики…

А время высветило мысль:

В том лагере вождям великим

Без работяг не обойтись…


Это стихотворение - памятник скорби, а 1937 год - один из тех, когда машина «большого террора» набрала обороты.

Вновь перед нами судьба Ильи Петровича Боева, человека подвергшегося репрессиям и погибшего в 1943 году на войне.

Более всего поражают бытовые, прозаически детали, описывающие жизнь арестантов. Особенно ярко это представлено в строках:


… забор, за ним «колючка»

И вышки, вышки часовых.

Здесь ни аванса, ни получки…


Лексические повторы и семантический параллелизм подчеркивают бесконечность отчаяния тех, кто « за колючей проволокой», и тех, кто на воле.

Чутким смыслом наполнены строки, противопоставляющие «крестьян из народа» и «чистую породу». В строках: жестоко обвиняются те, кто причастен к трагедии отца и народа в целом. Их лик - «рыба в чешуе», они « в медалях, как в чешуе».


Но больше - «чистая порода» -

Руководители страны.

Они Россией торговали,

Друг в друга целились в упор.


Правда автора отражается в содержании стихотворения. Это апокалипсис его души, доведенной до отчаяния личными переживаниями и переживаниями за судьбу своей страны, своего народа.

Пока шла работа над проектом, ученица 11-Б класса Дорохина Наталья, человек с поэтической душой, принесла написанное недавно стихотворение, которое явилось откликом на прочитанную в « Эртильских новостях» статью о судьбе репрессированного Семена Григорьевича Рощупкина.


Неся в душе всю боль утрат,

В строю, колонной, чуть дыша,

Идет отец, идет и брат.

На смерть шагают не спеша.

Нет, не расстрел там впереди.

А жизни, будто уже нет.

Покинут дом, а ты - иди…

Забрали труд десятков лет.

Земля стонала под ногами,

Мелькала седина висков…

За что признали нас врагами?

Накинули цепей, оков…

Сослали в ссылку и, не глянув

На слезы омертвевших глаз,

Лишили крова, вдруг нагрянув,

Отняли смысл жизни враз…


Девочка знакома с трагической страницей истории нашего государства лишь только по учебнику да по воспоминаниям тех, чья судьба оказалась заложником того времени. Однако переживания за искалеченную судьбу земляка не оставили ее равнодушной: все, ради чего жил и работал человек, перечеркнуто вмиг. Жизнь потеряла смысл, душа «стонала», от слез «омертвели» глаза… И теперь остаток жизни - это «цепи да оковы».

Таким образом, авторы стихов правдиво и глубоко, эмоционально и образно представляют читателю картину прошлого нашего государства. Читая строки стихов, невольно задумываешься над тем, насколько трагично начало двадцатого века. Идея человечности и сострадания противопоставлена циничности и бездушию сталинской машины. Хочется верить, что государство и его правители никогда не повторят этих жестоких уроков истории.


Вывод


В проектно-исследовательской работе объектом исследовании является время «большого террора», проведенного политикой Сталина в 30-годы двадцатого века. Мы старались выяснить, какие трагические последствия имело это историческое явление как в масштабе всего государства, так и на территории Эртильского района ( в 30-е годы Токайский).

Как стало ясно, основной причиной репрессий в Эртильским районе в 30-е годы прошлого столетия стала проводимая в стране политика «ликвидации кулачества как класса», то есть коллективизация. На основании Секретной Инструкции ЦИКа Совнаркомам Союзных и автономных республик, краевых и областных исполнительных комитетов существовал механизм расселения кулаков, порядок конфискации имущества. Власти Эртильского района с особым рвением старались выполнить распоряжение председателя ЦИК Союза ССР М.Калинина (от 04.02.1930 г.). Но не обошлось без перегибов. Кулаками стали называть тех, кто имел хотя бы дом и скот. Так семья лишалась не только имущества, но и была репрессирована.

Работая с архивными фондами в области и районе, анализируя печатные издания 30-90-х годов, встречаясь с родственниками людей, подвергшихся репрессиям, нам удалось обнаружить достаточную информацию о колхозниках, подвергшихся такого рода репрессиям. Список насчитывает 292 фамилии, хотя на самом деле пострадало значительно больше. Среди них пострадавших как единоличники - 110, сосланы в ИТЛ - 88, расстреляны - 75, недостаточная информация о 19. Этот скорбный список неполный, его можно продолжить.

В проектно-исследовательскую работу включены бесценные материалы - воспоминания родственников тех, чьи семьи подверглись репрессиям. Проект содержит достаточное количество фотографий прошлых лет, отражающих жизнь людей в трагические для Родины времена.

Особое место в работе занимает информация о 1937-38-х годах, являвшихся апогеем репрессий. Согласно оперативному приказу наркома Ежова от 30.06.1937 г., начались массовые репрессии, проводимые «тройками» УНКВД. Таким образом, в Эртильском районе имели место массовые «зерновые» процессы. Особое внимание общественности привлекалось к проводимым публично политическим процессам: предъявлялось обвинение в развале колхозов, вредительстве, диверсиях.

В результате проведенных аналитических мероприятий удалось составить список репрессированных в 1937-38 годы. Он состоит из 88 фамилий. Рассказы о судьбах некоторых из них включены в работу.

В 30-е годы активной была атака на православие. На территории Эртильского района было уничтожено около 20 церквей, священнослужители подверглись гонениям. Нам удалось найти информацию о 6 священнослужителях.

В настоящее время практически все репрессированные полностью реабилитированы. Государство таким образом признало, что люди были невиновны в преступлениях, вменявшихся им сталинским режимом.

Литературную страницу работы составляют стихи местных авторов о трагических 30-х годах. Проведен глубокий содержательный анализ произведений местных поэтов В. Бокова и Н. Боева. Их стихи правдиво и глубоко, эмоционально и образно представляют читателю картину прошлого нашего государства. Читая строки произведений Бокова и Боева, невольно задумываешься над тем, насколько трагично начало двадцатого века. Идея человечности и сострадания противопоставлена циничности и бездушию сталинской машины. Хочется верить, что государство и его правители никогда не повторят этих жестоких уроков истории.

Гипотеза: выявление численности репрессированных на территории Эртильского района, определение причин и последствий этого трагического явления в истории народа.

Актуальность исследования: демократические перемены в стране дают возможность исследовать причины и последствия сталинских политических репрессий, которым были подвергнуты жители Эртильского района; неполная информация о репрессированных на территории Эртильского района; поиск произведений местных авторов по теме проекта.

Объект исследования: материалы по теме репрессий в газетных источниках Эртильского района разных лет, архивные данные, встречи с людьми, чьи судьбы связаны с трагическим прошлым 30 -х годов прошлого столетия.

Предмет исследования: специфика отражения темы политических репрессий сталинского периода на территории Эртильского района.

Цель: исследовать причины и масштабы репрессий на территории Эртильского района.

Задачи:

·Углубить общее преставление о репрессиях.

·Выяснить максимальное количество репрессированных на территории Токайского (Эртильского) района в 20-30 - е годы.

·Систематизировать полученную информацию.

·Участвовать в диалоге с теми, чья судьба связана с репрессиями;

·Работа с первоисточниками.

·Выяснить, кто из местных поэтов отразил в своем творчестве тему репрессированных.

·Развивать опыт лингвистического анализа поэтического текста.

·Воспитывать в учащихся чувство ответственности перед другими людьми, своей страной; способность противостоять силе зла; уважение к людям, ставшими жертвами репрессий.


Источники и литературы


1.Архив Эртильского муниципального района.

2.Большая Российская энциклопедия: ВЗОТ./ Председатель науч.- ред. совета Ю.С. Осинов. Отв. Ред. С.Л. Кравец. Т. «Россия», - М: Большая Россия энциклопедия, 2004-1007 с.: ил. : карт.

.Воронежская энциклопедия: В2Т/ Гл. ред. М.Д. Карначев.- Воронеж: Центр духовного возрождения Черноземного края, 2008,- Т.2: н-я.-524с., ил., карт.

.Книга отзывов Эртильского краеведческого музея.

.Книга Памяти. Эртильский район, Воронеж, 1995.

.Платонов В.Е. Эртиль: грани веков. - Воронеж: ВГУ, 2003.-236 с.

.Районная газета с 1930 г. по 2010 г..

.Травин И.С. Земля одушевленная. Воронеж: ГУП ВО «Воронежская областная типография- издательство им. Е.А.Болховитинова». - 2008 г. - 440

.Фонды Эртильской районной библиотеки.

.Фонды Эртильского краеведческого музея.

.Школьная энциклопедия «Руссины». История России XX в.-М.: ОЛМА-ПРЕСС образования,2003-544с, ил.

.Энциклопедия для детей. Т.5. История России. 4.3. - 4-е изд., перераб. и испр./ гл. ред. М. Аксёнова,- М.: Мир энциклопедий Аванта +, Астрель,2007.-512с: ил.

.Эртиль поэтический: сборник стихов. - Воронеж: ВГПУ, 2007.-240 с.