Тема: Крайняя необходимость в российском уголовном праве

  • Вид работы: Курсовая работа (т)
  • Предмет: Основы права

Введение


Актуальность данной темы заключается в том, что крайняя необходимость как элемент правовой системы выполняет не малозначительные функции в целях становления в России гражданского общества и правового демократического государства. Содержанием данной функции является блокирование правонарушений и преступлений, что служит гарантией законности, стабильности и правопорядка в Российской Федерации.

Уголовным законодательством предусмотрен ряд обстоятельств исключающих преступность деяния, а, следовательно, и уголовную ответственность лиц. Это связано с тем, что жизнь содержит в себе множества различных ситуаций, в которых человеку предстоит делать выбор от исхода, которого зависит, будет ли ему причинен вред или он избежит его, действуя с необходимостью во избежание опасности в конкретной ситуации представляющей реальную угрозу причинения различного рода вреда как для него лично, для общества, так и государства в целом. Одним из таких обстоятельств является крайняя необходимость.

По данным пресс-центра МВД России за январь-апрель 2014 года было принято 9,18 млн. сообщений о преступлении, возбуждено 548,9 тыс. уголовных дел. По тем же данным МВД России количества преступлений в различных субъектах колеблются почти на одном уровне. Что говорит о том, что преступления совершаются повсеместно, и пока правоохранительные органы не могут обеспечить достаточную защиту своих граждан. В силу данных обстоятельств в УК РФ 1996 г. прописаны обстоятельства, исключающие преступность деяния, в частности, крайняя необходимость. Законодатель дает возможность человеку самостоятельно защищать свою жизнь и имущество, а также жизнь и имущество других лиц от неправомерного посягательства и при этом не нести ответственности за причинение вреда посягающему, и устранять опасность, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества и государства. Норма статьи 45 Конституции Российской Федерации содержит положения, которые указывают на гарантию защиты прав и свобод человека и гражданина государством, а также положения, предоставляющие каждому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Но в процессе пресечения общественно опасных деяний, при устранении опасности, создаваемой другими источниками, возможно причинение физического и материального вреда лицу, создавая опасность общественным отношениям. Такие действия подпадают под признаки отдельных преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ. А, следовательно, необходимо различать ситуации, когда лицом действительно был причинен вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям, а когда действия лица наоборот направлены на спасение охраняемых законом ценностей, хотя эти действия и содержат в себе признаки преступления предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса России.

Целью данной работы является установление четкого понятия о сущности крайней необходимости в уголовном праве Российской Федерации ее признаках и условиях правомерности. В соответствии с указанной целью я ставлю перед собой следующие задачи:

. Рассмотрение теоретического вопроса о понятии крайней необходимости в отечественном уголовном законодательстве, используя нормативную базу регулирующею данный вид обстоятельств исключающих преступность деяния.

. Выяснение условий, при которых действия лица по предотвращению опасности будут считаться правомерными.

. Исследование обстоятельств, при которых действия будут расцениваться как превышение пределов крайней необходимости.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с применением уголовно-правового института крайней необходимости.

Предметом исследования является понятие, значение крайней необходимости, а так же характеристика условий правомерности и превышения пределов крайней необходимости.

Структура курсовой работы - работа состоит из введения, трех параграфов, заключения, списка используемой литературы.

крайняя необходимость предел

§1. Понятие крайней необходимости


Согласно действующему законодательству под крайней необходимостью понимается причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государств, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было причинения вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Институт крайней необходимости не является новеллой российского законодательства. В уголовных кодексах советского периода также содержались нормы, характеризующие определенные действия физического лица, как действия в состоянии крайней необходимости.

Например, в статье 20 УК РСФСР 1922 г. устанавливалось, что не подлежит наказанию уголовно наказуемое деяние, совершенное для спасения жизни, здоровья или иного личного или имущественного блага своего или другого лица от опасности, которая была неотвратима при данных обстоятельствах другими средствами, если причиненный при этом вред является менее важным по сравнению с охраняемым благом. Из приведенного выше определения можно сделать вывод о том, что основные проблемы правовой регламентации крайней необходимости были в первом Уголовном кодексе России сформулированы достаточно четко. Неудачно лишь начало статьи, в котором общественно полезная деятельность по реализации крайней необходимости именуется «уголовно наказуемым деянием», за совершение которого не назначается наказание. По существу регламентация крайней необходимости не претерпела изменений в УК РСФСР 1926 г., но почему-то ее включили в ч. 2 ст. 13 УК РСФСР, а ч. 1 этой статьи была посвящена необходимой обороне. В одной статье устанавливались два различных по своей природе обстоятельства, исключающие преступность деяния, что представляется необоснованным. В ст. 14 Основ уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 г. определялось, что не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного уголовным законом, но совершенное в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, угрожающей интересам Советского государства, общественным интересам личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред являлся менее значительным, чем предотвращенный вред.

Норма ныне действующего закона содержащая в себе понятие крайней необходимости практически не отличается с точки зрения сущности данного правового явления. Так как можно вывести общие признаки из норм, регламентирующих крайнюю необходимость. К данным признакам относятся:

. действия лица подпадают под признаки преступления, но не являются таковым;

. вред должен быть меньше предотвращенного;

. действия лица характеризуются как общественно полезные.

Говоря о крайней необходимо отметить, что в данном состоянии возникает ситуация, когда для охраны определенных интересов и благ лицо нарушает иные, менее важные интересы и блага, поскольку это является единственным способом предотвращения вреда большему интересу и благу. И, хотя в этих случаях совершенными действиями причиняется вред третьим лицам, которые не являлись источником возникшей опасности, данные действия признаются правомерными.

Действия, совершённые в состоянии крайней необходимости, не только не являются преступлением из-за отсутствия признака общественной опасности, но и, напротив, признаются социально полезными, ибо они направлены на спасение большего блага. Именно поэтому активное противодействие грозящей опасности является правом всех без каких-либо исключений граждан. Субъект крайней необходимости преследует общественную пользу, добивается получения блага, общего положительного результата. В определённых случаях, не связанных с существенным риском для себя, такое право становится их обязанностью, как, например, при оказании помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии. Для врачей, работников полиции, пожарников, и некоторых иных категорий служащих защита правоохраняемых благ является их служебным долгом, невыполнение которого может влечь ответственность, вплоть до уголовной.

Интересной точкой зрения по поводу природы крайней необходимости придерживается Г. М. Гехфенбаум. Он утверждает, что в деянии, совершенном в состоянии крайней необходимости, отсутствует только признак противоправности. По его мнению, несоблюдение пределов правомерности крайней необходимости (равно как и иных обстоятельств, исключающих преступность деяния) является формально-абстрактным условием наступления ответственности за причиненный вред. Тем самым, деяние, совершенное в состоянии крайней необходимости, отличается от преступления только тем, что о нем имеется соответствующее указание в уголовном законе.

Действительно, субъект крайней необходимости реализует свое право на совершение действий по предотвращению причинения большего вреда путем причинения меньшего, тем самым ему приходится выбирать между большим и меньшим вредом, который причиняется охраняемым уголовным законом объектам. Действия субъекта, который устраняет опасность, угрожающую законным интересам, охраняемым уголовным законом, внешне схожи с преступным поведением. В то же время поведение лица, находящегося в состоянии крайней необходимости, не обладает материальным признаком преступления - его общественной опасностью. Н.А. Беляев правильно заметил, что, вряд ли кто захочет рисковать своей жизнью, своим здоровьем, своим имуществом, если вред третьим лицам, причиненный при отражении посягательства или иной угрозе, рассматривается государством как опасный для общества. Профессор Кругликова Л.Л. считает, что: крайняя необходимость - это сознательные и волевые действия лица, сопряженные с причинением какого-либо вреда другим интересам, но в силу отсутствия общественной опасности и их полезности признаваемые уголовным законом правомерными, исключающими преступность деяния, а, следовательно, и уголовную ответственность лица за причиняемый вред. А профессор Антонов В.Ф. придерживается такой точки зрения, что: «О действиях лица, совершенных в состоянии крайней необходимости, следует говорить как об общественно полезном, социально одобряемом поведении». Очень подробно об этом говорит профессор Рарога А.И., используя его слова можно сделать вывод о том, что лица, реализующие названные права осознают, не общественно опасный характер своего поведения, а общественно полезный характер своего поведения, предвидят наступление не общественно опасных, а общественно полезных последствий и, соответственно, желают их наступления либо сознательно допускают их.

Также отмечается, что для западной юридической мысли состояние необходимости причинения вреда обычно определяется как правомерное нарушение формального уголовно-правового запрета, если таковое совершается для устранения опасности, угрожающей другим законным интересам. «Состояние необходимости делает правомерным нарушение охраняемых законом интересов третьей невиновной стороны». При этом содержанием крайней необходимости является «защита коллективного интереса» в целях «минимизации вреда» (в отличие от защиты «личного интереса при самообороне»).

Делая вывод по данному вопросу можно отметить, что институт крайней необходимости не является новым в уголовном праве России, похожие по своей правовой природе нормы содержались в уголовных кодексах советского периода. Действия при крайней необходимости характеризуются, как общественно полезные потому как направлены на спасение большего блага путем причинения вреда меньшему.

Таким образом, можно определить, что причинение вреда при крайней необходимости - это основанные на разрешающих нормах уголовного законодательства деяния граждан, с необходимостью причинившие материальный или физический вред лицу, не связанному с созданием непосредственной опасности причинения вреда правам или интересам личности, охраняемым законом интересам общества или государства, исключающие их общественную опасность, противоправность и, в определенных случаях, виновность, а как следствие этого - уголовную ответственность за причиненный вред.

Исходя из изложенного, можно заключить, что крайняя необходимость является специфическим способом защиты более ценного блага путем причинения вреда менее ценному. Однако действия субъекта, совершаемые в состоянии крайней необходимости, могут быть признаны общественно полезными и непреступными только при соблюдении всех указанных в законе условий.


§2. Условия правомерности крайней необходимости


Вред, причиненный охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости признается государством обстоятельством исключающим преступность деяния, в связи с наличием приведенных в ст. 39 УК РФ оснований и условий правомерности причинения такого вреда. Закон дает исчерпывающий перечень таких оснований и условий. При отсутствии одного или нескольких таких условий при причинении указанного выше вреда означает отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, следовательно, совершенное деяние необходимо рассматривать как преступное деяние. К числу обязательных условий правомерности причинения вреда при крайней необходимости УК РФ в ст. 39 относит наличие опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства. В науке уголовного права по данному поводу существует проблема единообразного понимания указанного законодателем условия. Существование такой проблемы основывается на том, что уголовным законом не определяется ни источник, ни степень опасности, ни само понятие опасности.

По своим объективным свойствам опасность может угрожать наступлением различных последствий: причинение физического, морального и материального вреда. Источники, способные вызвать опасность, могут быть самыми разнообразными. Например, стихийные силы природы (наводнение, ураганы, землетрясения, извержения вулканов, пожары и т.п.).

Так, «рыболовный сейнер, оказавшись в зоне тайфуна, получил серьезное повреждение и из-за поступления в трюм большого количества воды стал терять плавучесть. Чтобы до подхода морского спасательного буксира не дать затонуть судну, капитан сейнера принял решение выбросить в море часть груза. Этими мерами был причинен большой ущерб государству. Но они оказались вынужденными и предотвратили гибель судна и людей, то есть еще больший вред».

Специалисты в уголовном праве высказывали различные мнения по этим вопросам. Так, абсолютное большинство авторов выделяло условия правомерности акта крайней необходимости, подразделяя их на две группы: относящиеся к грозящей опасности и к защите от нее, однако все эти авторы не имеют единого мнения, как по перечню этих условий, так и по отнесению их к названным группам.

Так, например, М.Ш. Мусаев считает, что опасность должна угрожать личности, ее правам, охраняемым законом интересам общества и государства (собственность, общественная безопасность, экологическая безопасность и т.д.). При этом угроза должна быть реальной (действительной), а не мнимой. В практике встречаются случаи причинения вреда правоохраняемым интересам в результате ошибки относительно реальности грозящей опасности. Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимой крайней необходимости решается по общим правилам о фактической ошибке. В случаях, когда лицо, устраняющее мнимую опасность, в силу сложившейся обстановки не должно и не могло сознавать ошибочности своего представления относительно реальности опасности, уголовная ответственность вследствие отсутствия вины исключается. Налицо случай (казус), невиновное причинение вреда. Если же лицо по обстоятельствам дела должно было и могло при более внимательном отношении к оценке реальности опасности не допустить ошибки, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление (с учетом положений ч. 2 ст. 24 УК РФ).

Последним условием правомерности, характеризующим опасность, является ее наличность: опасность уже началась, но еще не завершилась, либо неминуемо и неизбежно должна возникнуть. Такой же точки зрения придерживаются большинство ученых в области не только уголовного права, но и других отраслей права, нормы которых касаются крайней необходимости.

Наличность как признак опасности означает, что опасность уже непосредственно существует, она началась (пожар вспыхнул, разбушевался ураган) и реально угрожает индивидуальным и общественным интересам или, если и не началась, то в ближайшее время неизбежно должна начаться (например, неминуемо ожидается наступление наводнения). Поэтому мы разделяем точку зрения тех ученых, которые считают, что состояние крайней необходимости создает не только лишь наличная опасность (непосредственно начавшаяся), но и будущая, неизбежность наступления которой очевидна.

Например, «М.С. Гринберг, ссылаясь на известное положение Воинского Устава Петра I («Не должно есть соперника себе первого удара ожидать, ибо чрез такой удар может тако учиниться, что и противиться весьма забудет»), высказывался и за применение его к крайней необходимости. При этом он подчеркивает, что промедление или бездействие в ожидании «первого удара» от природы не менее опасно, чем ожидание такого же удара от преступника, ибо способно исключить возможность предотвращения вреда».

С таким утверждением нельзя не согласиться. Возможность применения превентивных мер по устранению приближающейся опасности признается и судебной практикой.

«Так, Г. был осужден за самовольное строительство дома. Он был признан виновным в том, что без разрешения исполкома районного совета полностью разрушил свой находящийся в аварийном состоянии дом и построил новый. Г. неоднократно обращался во все инстанции с просьбой помочь ему решить жилищный вопрос, однако, несмотря на признание, что дом, где Г. проживал с семьей, находился в аварийном состоянии и дальнейшее пребывание в нем было опасно, строиться не разрешали. Когда одна стена дома обвалилась, сын осужденного Г. получил травму и был доставлен в больницу. Уличный комитет, учитывая, что проживание в аварийном доме невозможно, вынес ходатайство о его капитальном ремонте. Однако и это ходатайство не было удовлетворено. Не дожидаясь наступления более тяжких последствий, Г. разрушил свой старый дом и построил новый. Судебная коллегия по уголовным делам, учитывая все обстоятельства, пришла к выводу, что действия Г. были вызваны крайней необходимостью и дело было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления».

К этому следует добавить, что в отечественных исследованиях причинения вреда при крайней необходимости практически не акцентируется внимание на законодательно определенном признаке «непосредственно угрожающей» опасности. В русском языке «непосредственный» определяется как «осуществляемый без посредников или промежуточных звеньев; направленный прямо на кого-либо или что-либо; личный, прямой». Следовательно, опасность, непосредственно угрожающая личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, - это прямонаправленная на указанные объекты уголовно-правовой охраны угроза (возможность) причинения вреда. Примечательно, что зарубежная судебная практика также исходит из этого же признака опасности при крайней необходимости. Так, Дж. Флетчер приводит материалы уголовного дела «Кронк против США», в котором суд отверг ссылку на состояние крайней необходимости в действиях обвиняемых, кравших повестки о призыве на военную службу, полагая, что этим они ускорят окончание войны во Вьетнаме. В приговоре было указано, что состояние крайней необходимости имеет место только в случае «прямой и непосредственной опасности», которая в данном деле отсутствовала. Поэтому самыми общими условиями грозящей опасности в состоянии крайней необходимости будут ее прямая направленность на охраняемые интересы и высокие характер и степень опасности. Это практически установить достаточно сложно, поэтому, как пишет И. П. Портнов, необходимо устанавливать опасность причинения существенного вреда, определение которого будет зависеть от конкретной обстановки, с учетом важности объекта, которому причиняется вред, и объекта, который был защищен, а также характера и степени причиненного вреда.

Опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другим путем. Если существовали иные способы устранения опасности, не связанные с нарушением чьих-либо прав и интересов, то лицо обязано было избрать именно их. Вопрос о том, был ли данный способ единственным, крайним средством спасения от опасности, должен решаться сугубо индивидуально с учетом всех конкретных обстоятельств. Вполне возможно, что лицо, профессионально готовое к работе в экстремальных условиях, в сложной ситуации и сможет найти иной выход из опасного состояния, но не средний человек, не обладающий специальными навыками и знаниями.

Вред, причиненный при устранении опасности, должен быть меньше вреда предотвращенного. Недопустимо причинение равного, а тем более большего вреда, чем грозивший. Прежде всего, следует обратить внимание на то, что вред должен быть предотвращенным, а не предотвращаемым: если гражданин пытался устранить грозившую опасность путем причинения вреда охраняемым законом объектам, но по причинам, не зависящим от его воли и сознания, не смог этого сделать, ссылаться на крайнюю необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния, он не может. Ведь в этом случае пострадавшими оказываются два объекта. Но, без сомнения, мотив, которым руководствовалось лицо,- желание устранить больший вред должен быть учтен в качестве смягчающего обстоятельства.

Ряд авторов высказывали мнение, что вред, причиненный при устранении опасности, должен быть не только меньше вреда избегнутого, но и наименьшим из всех возможных. Подобная позиция не нашла поддержки у большинства юристов и в судебно-следственной практике. Вред, причиняемый для устранения опасности, может быть любым по степени тяжести, вплоть до причинения смерти. Но недопустимо спасение от опасности собственной жизни за счет гибели другого лица. Например, если в результате кораблекрушения двое граждан оказались в открытом море, а под рукой имеется шлюпка, способная выдержать только одного, то сталкивание с нее другого человека во имя спасения своей жизни будет преступным. В то же время нельзя согласиться с утверждением, что преступно «перерезание веревки альпинистом, находящимся в связке с другим альпинистом, сорвавшимся со скалы». По мнению таких «гуманистов», веревку не следовало перерезать, а надо было подождать, пока оба альпиниста сорвутся в пропасть или замерзнут. По их мнению, наступление двух смертей вместо одной - более гуманно. В частности такой точки зрения придерживается украинское законодательство. По УК Украины причинение равного вреда в состоянии крайней необходимости допускается. И это является, как они считают более правильным, поскольку при угрозе, например, жизни человека, естественным представляется желание спасти её любыми способами, в том числе и лишением жизни другого человека. В оправдание своего мнения правопременители Украины говорят, что не стоит забывать, что в состоянии крайней необходимости находится обыкновенный человек, поэтому требовать от него проявления героизма, т.е. пожертвования своими интересами ради другого, бессмысленно.

Необходимо возникновение особых условий-источников опасности, при которых действия лица будут считаться совершенными в состоянии крайней необходимости. Источниками такой опасности могут выступать действия человека (виновное и невиновное) либо физиологические и патологические процессы, происходящие в организме человека (болезнь, голод и т. д.), либо действия иных факторов, не связанных с поведением человека. К последним относятся: технические средства, вышедшие из-под контроля человека, в том числе источники повышенной опасности (транспортные средства); вещества и предметы, представляющие опасность для окружающих; действия сил природы, различных стихий (пожары, наводнения, обвалы, оползни, паводки, ураганы, землетрясения, горные лавины и др.); нападения животных, коллизия обязанностей (например, одновременный вызов врача к двум больным) и др.

На наш показательным пример будет дело рассмотренной в суде так, «К. ехал на машине по правой стороне, не нарушая правил дорожного движения. Около автобусной остановки на дорогу неожиданно выбежал гражданин Р.. Наезд на него был неизбежен и, чтобы предотвратить это, К. резко свернул влево. В то же мгновение ехавший навстречу мотоцикл, управляемый Т., столкнулся с машиной и Т. получил телесные повреждения. Учитывая все обстоятельства дела, суд кассационной инстанции признал, что К. действовал в состоянии крайней необходимости, чтобы не наехать на Р. и прекратил дело за отсутствием в его действиях состава преступления. В приведенной ситуации у водителя К. была единственная возможность предотвратить наезд на пешехода - это резко свернуть в сторону. Таким образом, была спасена жизнь человека, но за счет причинения вреда здоровью другому, непричастному к созданию опасности человеку. Тем не менее, было спасено более высшее благо - жизнь человека».

При этом Т. Орешкина справедливо отмечает, что «перечень опасностей, создающих условия крайней необходимости, нельзя признать исчерпывающим в силу многообразия жизненных ситуаций, в которых речь может идти об угрозе причинения вреда правоохраняемым интересам».

Так, в цехе Красногорского маслосырозавода (Московская область) ночью из размороженной холодильной установки начал испаряться находившийся под давлением аммиак. Когда в компрессорной стал ощущаться сильный запах этого химического вещества и с территории начали убегать рабочие, дежурный машинист Т. спустил аммиак из испарителя холодильной установки в канализацию, непосредственно соединенную с рекой Полонкой, протекающей недалеко от завода. Аварийный сброс почти 30 кг аммиака повлек загрязнение реки и массовую гибель рыбы. Действия Т. были признаны судом как совершенные в состоянии крайней необходимости, т.к. выпуск аммиака в воздух в производственных помещениях повлек бы в первую очередь отравление многих людей и привел бы в негодность двухдневную продукцию маслосырозавода. Действиями Т. был предотвращен более значительный вред.

Вред при крайней необходимости причиняется не лицам, создавшим опасность, а третьим (посторонним по отношению к источнику опасности) лицам. Под третьими лицами здесь понимаются физические и юридические лица, а также государство и общественные организации, не являющиеся юридическими лицами, деятельность которых вовсе не связана с возникновением опасности, породившей состояние крайней необходимости. Следует иметь в виду, что причинение вреда третьим лицам возможно и в ситуации, когда защищающийся уничтожает или повреждает сам источник грозящей опасности, если она не вызвана общественно опасным поведением человека.

Таким образом, вред при крайней необходимости может быть причинен не только третьим лицам, невиновным в создании опасной обстановки, но и к тем лицам, которые имеют непосредственное отношение к созданию такой обстановки,

И в заключение, следует отметить, что актом крайней необходимости может быть причинен вред любым правоохраняемым интересам, в том числе государственным, например, природоохранной среде, правопорядку и т.д.

Важным условием правомерности крайней необходимости является неустранимость опасности при данных обстоятельствах другими средствами, кроме как причинением вреда правоохраняемым интересам. Как уже ранее отмечалось, состояние крайней необходимости характеризуется столкновением двух интересов, каждый из которых социально важен и заслуживает защиты со стороны закона. Лицо, при наличии коллизии благ, охраняемых законом, спасает более значимое из них с точки зрения социальной ценности.

Делая вывод по данному вопросу курсовой работы можно отметить следующие положения, относящиеся к условиям правомерности при крайней необходимости. Во-первых, опасность должна угрожать личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, быть наличной, действительной (реальной), при сложившихся обстоятельствах ее нельзя устранить другими средствами, не связанными с причинением вреда интересам третьих лиц. Во-вторых, вред при крайней необходимости причиняется не лицам, создавшим опасность, а третьим (посторонним) лицам, защита должна быть своевременной, защита не должна превышать пределов необходимости. В-третьих, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред.


§3. Превышение пределов крайней необходимости


Согласно ч. 2 ст. 39 УК РФ, превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Можно сделать вывод, что суть приведенного законоположения заключается в том, что причиненный вред должен быть меньшим, чем вред предотвращенный. Какие интересы более ценны, а какие менее, какой вред больше, а какой меньше - соотношение объема вреда представляет собой определенную проблему, особенно с учетом того обстоятельства, что вред причиненный и вред предотвращенный могут быть отнесены к различным по своей природе противоправным действиям. Ориентиром при решении поставленного вопроса может служить существующая, в том числе на законодательном уровне, иерархия ценностей нашего общества и государства. В частности, ч. 1 ст. 2 УК РФ предусмотрен не только перечень объектов, охраняемых уголовным законом, но и их определенная последовательность. Именно она, хотя и с достаточной мерой условности, определяет ценность объектов.

В соответствии с этой законодательной установкой, права и свободы человека и гражданина признаются более ценным объектом, чем собственность, и причинение им вреда при защите собственности будет свидетельствовать о явном несоответствии причиненного вреда характеру и степени угрожавшей опасности. И наоборот, причинение вреда собственности при защите прав и свобод человека и гражданина следует признать правомерным, так как в этом случае причиняется меньший вред по сравнению с предотвращенным. Однако и в подобных ситуациях окончательная оценка степени предотвращенного и причиненного вреда может быть дана только с учетом всех обстоятельств дела, например с учетом того, каким именно правам человека угрожала опасность, в какой степени эти права могли быть поражены, какой вред причинен собственности, какое имущество утрачено или уничтожено, какова значимость этого имущества для потерпевшего и т.п. и, безусловно, если опасность угрожала жизни человека, то все иные охраняемые объекты следует признавать второстепенными. Но как быть в ситуации, когда один человек с целью спасения собственной жизни причиняет смерть другому лицу.

Показателен пример, когда альпинист, сбрасывает с веревки второго, так как она рассчитана на груз только из одного человека. Как считал М.Д. Шаргородский, такие действия являются наказуемыми на общих основаниях: «Наказуем, как мы полагаем, и альпинист, обрубивший веревку, к которой привязан его товарищ, сорвавшийся с горы и тянущий его за собой в бездну, когда он не может того удержать и имеется дилемма: или погибнуть обоим, или спастись ему одному». Абсолютно также считает М.И. Якубович: «Альпинист, для спасения собственной жизни обрубивший веревку, к другому концу которой прикреплен второй альпинист, сорвавшийся и повисший над пропастью, не может быть оправдан состоянием крайней необходимости. Он подлежит ответственности за умышленное преступление». Совершенно по иному к данной ситуации подходит Ю.В. Баулин, он высказывается по данному поводу следующим образом: «Правомерными должны быть признаны действия альпиниста, обрубившего веревку, к которой привязан его товарищ, срывающийся с горы и тянущий его в бездну. В этом случае вред вполне отвечает характеру опасности - смерть одного предотвращает угрозу смерти двух лиц». На мой взгляд, приведенные доводы не совсем верно признавать правильными. Ни в коем случае нельзя оправдывать данного рода деяния тем, что итогом будет смерть не двух лиц, а одного человека. Я считаю, существует некая возможность нравственного оправдания подобных поступков. А это значит, что попав в такую ситуацию люди, могут не принимать каких либо действий по спасению другого, так как заранее знают, что в таком случае крайней необходимости они не будут нести никакой ответственности.

Крайняя необходимость устраняет ответственность лица за причиненный вред лишь в тех случаях, когда этот вред является меньшим по сравнению с предотвращенным вредом. Так, жизнь или здоровье человека неизмеримо выше любых имущественных ценностей. Точно так же, например, экологическим интересам должно быть оказано предпочтение перед теми же имущественными или хозяйственными интересами и т.д. Нельзя спасать одно благо за счет причинения вреда равноценному благу (например, спасать свое имущество за счет повреждения равноценного чужого имущества, спасать свою жизнь за счет жизни другого лица).

Оценивая причиненный вред в условиях крайней необходимости, правоприменителю следует учитывать не только объективные признаки деяния, но и субъективные. Дело в том, что в соответствии с ч.2 ст.39 УК РФ превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. А из этого следует, что как бы ни был превышен уровень причиненного вреда по сравнению с предотвращенным, в случае его причинения по неосторожности, - уголовная ответственность не наступает. Например, водитель такси, чтобы не наехать на ребенка, внезапно выбежавшего на проезжую часть дороги, резко сворачивает в сторону, в результате ударяется об дорожный столб, отчего погибают двое пассажиров. Отношение к смерти пассажиров у него было неосторожным, но в силу того, что он действовал в состоянии крайней необходимости, причиненный им тяжкий вред не будет вменяться ему в вину, то есть водитель в таком случае не будет нести уголовную ответственность.

Понятие превышения пределов крайней необходимости сформулировано в ч. 2 ст.39 УК РФ. С объективной стороны такое превышение имеет место в случае, если фактическое причинение вреда явно не соответствует характеру и степени угрожавшей опасности, а также обстоятельствам, при которых эта опасность устранялась. Например, разрушение соседнего дома при угрозе пожара, который так и не начался. По новому УК превышением является причинение не только большего, но и равного вреда по сравнению с вредом предотвращенным. Этим указанием закон решил проблему, до сих пор считавшуюся спорной: как квалифицировать спасение своей жизни или своего здоровья за счет жизни или здоровья другого лица. Комментируемая статья отвечает однозначно: в этом случае налицо превышение пределов крайней необходимости.

С субъективной стороны превышение пределов крайней необходимости будет только при наличии умышленной вины, когда лицо осознает, что своими действиями причиняет вред, явно не соответствующий характеру и степени грозящей опасности, и желает либо сознательно допускает причинение такого вреда.

В жизни нередко бывает так, что лицо, действуя в состоянии крайней необходимости, допускает причинение вреда, равного или даже большего, чем предотвращаемый.

Однако уголовная ответственность за причинение вреда при превышении крайней необходимости может наступать лишь при наличии умысла.

Так, «водитель автомобиля С., предотвращая наезд на внезапно появившегося на проезжей части улицы подростка, сделал крутой поворот, выехал на тротуар и сбил проходивших А. и Т., от чего первый скончался, а второму были причинены тяжкие телесные повреждения. Очевидно, что у С. по отношению к наступившим тяжким последствиям отсутствовал умысел, в связи, с чем в его действиях нет состава преступления (причинения вреда при превышении крайней необходимости)».

В прежнем УК РСФСР 1960 г. такого указания не содержалось, поэтому лица, причинившие в состоянии крайней необходимости (хотя и по неосторожности) больший вред, чем предотвращенный, нередко привлекались к уголовной ответственности за неосторожнее причинение вреда. Подобная практика уже тогда вызывала большие сомнения в ее обоснованности. Действительно, требовать, чтобы лицо, оказавшееся в экстремальных условиях, могло соразмерять причиняемый и предотвращаемый вред, не совсем поддается логике. Другое дело, когда человек действует с умыслом, осознавая общественно опасный характер своего деяния, понимая, что избранные им средства по устранению опасности явно превышают пределы крайней необходимости.

В заключение данного вопроса хотелось бы отметить, что в науке уголовного права существует проблема уголовно-правовой оценки превышения пределов крайней необходимости, а описание этого понятия даже в существующем виде в ст. 39 УК РФ как минимум небезгрешно с точки зрения правил русского языка. Поскольку в решении именно этого вопроса фокусируется оценка правомерности поведения лица в состоянии крайней необходимости, постольку именно ему необходимо уделять особое внимание.

В уголовном законе нормативный материал о крайней необходимости закреплен в ст. 39, ч. 2 ст. 40, п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Крайняя необходимость в уголовном законе относится к числу трех из шести обстоятельств, исключающих преступность деяния, предусмотренных в гл. 8 УК РФ, знающих пределы реализации, превышение которых уголовно наказуемо. Причем, в отличие от превышения пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, превышение пределов крайней необходимости именно абстрактно уголовно наказуемо, а не конкретно уголовно-противоправно, как это предусмотрено в отношении первых двух обстоятельств (ст. 108, 114 УК РФ). В этой связи следует обратить внимание на два момента: на то, как в ст. 39 УК РФ определяется размер вреда, с которым законодатель связывает его превышение, и на то, каким образом осуществляется уголовно-правовая оценка такого превышения.

В теории и практике уголовно-правового регулирования известны два варианта решения данной проблемы. В одном случае предлагается квалифицировать превышение пределов крайней необходимости на общих основаниях по соответствующим статьям УК РФ, а факт нахождения лица в состоянии крайней необходимости учитывать лишь при назначении наказания в качестве обстоятельства, его смягчающего (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ). В другом - факт нахождения лица в состоянии крайней необходимости предлагают отражать уже на этапе квалификации содеянного ссылкой на ч. 2 ст. 39 УК РФ, предваряя этой ссылкой, указание на соответствующую статью Особенной части УК.

И так делая вывод по данному вопросу можно утверждать, что превышение пределов крайней необходимости имеет место тогда когда:

. лицо, устраняющее опасность, непосредственно угрожающую правоохраняемым интересам, применяет такие меры защиты, которые явно не соответствуют характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых эта опасность устранялась;

. причиненный вред был равным или более значительным, чем предотвращенный;

. поведение лица не соответствует условиям правомерности действий в состоянии крайней необходимости.


Заключение


Учитывая положения норм Конституции Российской Федерации, дающих право человеку защищать свои право любыми законными методами уголовным законодательством, были сформулированы определенные обстоятельства исключающие уголовную ответственность. Одним из таких обстоятельств считается крайняя необходимость. В данной курсовой работе мной был поставлен во-первых вопрос касающийся определения понятия крайней необходимости в российском уголовном праве. Согласно действующему законодательству и мнению ученых в области уголовного права можно говорить, что институт крайней необходимости не является новым в уголовном праве России, похожие по своей правовой природе нормы содержались в уголовных кодексах советского периода. Действия при крайней необходимости характеризуются, как общественно полезные потому как направлены на спасение большего блага путем причинения вреда меньшему.

Таким образом, можно определить, что причинение вреда при крайней необходимости - это основанные на разрешающих нормах уголовного законодательства деяния граждан, с необходимостью причинившие материальный или физический вред лицу, не связанному с созданием непосредственной опасности причинения вреда правам или интересам личности, охраняемым законом интересам общества или государства, исключающие их общественную опасность, противоправность и, в определенных случаях, виновность, а как следствие этого - уголовную ответственность за причиненный вред.

Также мной рассматривался вопрос условий правомерности при крайней необходимости. Я выяснила, что условия правомерности должны соответствовать следующим требованиям: Во-первых, опасность должна угрожать личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, быть наличной, действительной (реальной), при сложившихся обстоятельствах ее нельзя устранить другими средствами, не связанными с причинением вреда интересам третьих лиц. Во-вторых, вред при крайней необходимости причиняется не лицам, создавшим опасность, а третьим (посторонним) лицам, защита должна быть своевременной, защита не должна превышать пределов необходимости. В-третьих, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред.

Третьей задачей данной курсовой работы было теоретическое рассмотрение проблемы превышения пределов крайней необходимости. Кратко по данному вопросу можно сказать следующее: Превышение пределов крайней необходимости имеет место тогда когда:

. лицо, устраняющее опасность, непосредственно угрожающую правоохраняемым интересам, применяет такие меры защиты, которые явно не соответствуют характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых эта опасность устранялась;

. причиненный вред был равным или более значительным, чем предотвращенный;

. не соответствует условиям правомерности действий в состоянии крайней необходимости.


Список используемой литературы


Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 05.02.2014 № 2-ФКЗ).

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 05.05.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.05.2014).

Закон СССР от 25 декабря 1958 г. «Об утверждении Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик».

Антонов В. Ф. Обстоятельства применения института крайней необходимости в деятельности правоохранительных органов: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000.

Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1991.

Ветров Н. И. Уголовное право. Особенная часть. Учебник. М.: Новый Юрист, 2004.

Гехфенбаум Г.М. Крайняя необходимость в уголовном праве Дис… канд. юрид. наук. Ставрополь, 2002.

Грибков А.В. Проблемы ответственности за превышение пределов крайней необходимости в системе уголовного законодательства // Современное российское законодательство и его систематизация: Материалы «круглого стола» 23-24 сент. 1998. М, 1999.

. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (2-е издание, исправленное, переработанное и дополненное) / Под ред. А.И. Чучаева. КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010.

. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический (постатейный) (2-е издание, переработанное и дополненное) / Под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова., 2013.

. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (13-е издание, переработанное и дополненное) / Под. ред. В.М. Лебедева, Юрайт., 2013.

. Кругликова. Л.Л. учебник Уголовное право России. М., 2005.

. Кузнецова Н.Ф. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1. М., 2002.

. Курс уголовного права в пяти томах. Том 1. / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: 2002

. Лысаков Н. В. Крайняя необходимость.//Следователь, 2004, № 6.

16. Министерство внутренних дел Российской Федерации. Состояние преступности за январь-апрель 2014 года. [Электронный ресурс] URL: <http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/2216807/>

. Мусаев М.Ш. Крайняя необходимость одна из обстоятельств исключающее преступное деяние. [Электронный ресурс]URL: http://www.teoria-practica.ru/-1-2006/criminal/musoev/pdf/

. Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер, 2005.

. Орешина Т. Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния // Уголовное право. 1999. № 3.

. Портнов И. П. Крайняя необходимость в свете нового уголовного законодательства // Журнал российского права. 2003. № 4/5.

. Савинов А.В. Опасность как условие правомерности причинения вреда при <http://elibrary.ru/item.asp?id=17051807> крайней необходимости // Научный вестник Омской академии МВД России <http://elibrary.ru/contents.asp?issueid=976976>. 2011. № 3 <http://elibrary.ru/contents.asp?issueid=976976&selid=17051807>.

. Севостьянов А.М. Уголовное право. Особенная часть. Учебник. М.: БЕК, 2002.

. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. Т. 1. М., 1935; Т. 2. М., 1938; Т. 3. М., 1939; Т. 4, М., 1940. (Переиздавался в 1947-1948 гг.); Репринтное издание: М., 2000.

. Флетчер Дж., Наумов А. В. Основные концепции современного уголовного права. М., 1998.

. Якубович М.И. Обстоятельства, исключающие общественную опасность деяния: Учеб. Пособие. М., 1979.