Тема: Криминальное банкротство: объективные и субъективные признаки

  • Вид работы: Диплом
  • Предмет: Основы права

СОДЕРЖАНИЕ


Введение

Глава 1. Характеристика объективных признаков неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротств

.1 Общая характеристика криминальных банкротств в российском уголовном праве

.2 Объект и предмет криминальных банкротств

.3 Признаки объективной стороны криминальных банкротств

Глава 2. Характеристика субъективных признаков неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротств

2.1 Субъект криминальных банкротств

.2 Признаки субъективной стороны криминальных банкротств

Глава 3. Разграничение криминальных банкротств между собой и со смежными составами преступлений

Заключение

Список использованных источников и литературы


ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы дипломной работы. Преступления, связанные с банкротством, являются одним из элементов экономической преступности, поскольку их совершение наносит ущерб не только кредиторам должника, но и создает угрозу экономической безопасности государства. Противодействие криминальному банкротству входит в число первоочередных задач Российского государства в сфере борьбы с преступностью, поэтому разработка его правовых основ и механизма реализации имеет особую важность для современной российской экономики. Выполнение этой задачи осложняется тем, что со времени принятия Уголовного кодекса РФ гражданско-правовое законодательство о банкротстве существенно изменилось, поэтому возникает настоятельная потребность как в модернизации соответствующих уголовно-правовых норм, так и в серьезном научном изучении и глубоком осмыслении основных направлений противодействия преступному банкротству.

Между тем практика показывает, что зачастую нарушения процедуры банкротства, имеющие признаки общественной опасности, не получают должной уголовно-правовой квалификации, т. е. по существу многие преступные деяния в данной сфере остаются безнаказанными на фоне общей тенденции их роста. Так, в 2013 г. было выявлено 426 преступлений в сфере банкротства (Приложение 1), а число осужденных по основной статье и дополнительной квалификации по приговору составило по ст. 195 УК РФ 15 человек, по ст. 196 УК РФ - 41 человек; по ст. 197 УК РФ - 2 человека (Приложение 2). Наблюдается некоторое снижение случаев криминальных банкротств, однако большого оптимизма это обстоятельство не прибавляет, поскольку указанный факт определенным образом обусловлен отсутствием опыта правоохранительных органов по применению новых положений законодательства о банкротстве. Необходимо учитывать и то, что точной статистики по криминальному банкротству пока нет, так как эти преступления характеризуются высокой латентностью, а теория и, следовательно, практика не имеют достаточно четких критериев для квалификации банкротства как преступного деяния.

Многие проблемы уголовно-правовой квалификации по ст. ст. 195-197 УК РФ порождены неопределенностью или неточным использованием понятий, с помощью которых сформулированы соответствующие правовые запреты. Учитывая бланкетность диспозиций составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ, усиливается потребность выявления пределов вмешательства уголовного закона в сферу экономической деятельности. В силу изложенных обстоятельств теоретическое осмысление института уголовно наказуемого банкротства, его правовой сущности, установления единых подходов к отбору юридически значимых признаков преступлений, а также их ясного изложения продолжает оставаться актуальной задачей современной уголовно-правовой науки.

Объектом дипломного исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе применения судами уголовно - правовых норм, регламентирующих меры борьбы с криминальным банкротством, которое объединяет в себе неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство.

Предмет дипломного исследования составляют нормы гражданского, уголовного и административного права, регламентирующие отношения, возникающие при применении института несостоятельности (банкротства), их содержание и тенденции развития; соответствующие положения зарубежного уголовного законодательства; судебная практика по уголовным делам; соответствующие статистические данные.

Целью данной работы является разработка на основе осуществленного комплексного анализа всех аспектов института банкротства научно обоснованных рекомендаций, направленных на совершенствование теории и практики борьбы с криминальными банкротствами. Постановка указанной цели определяет круг задач, решение которых в совокупности составляет содержание настоящей работы:

изучить элементы и признаки составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ, на фоне изменений российского законодательства, а также посредством сравнительного анализа с зарубежным уголовным законодательством;

дать анализ понятий, содержащихся в законодательных формулировках ст.ст. 195-197 УК РФ, рассмотреть спорные вопросы интерпретации текста названных статей;

показать состояние борьбы с криминальными банкротствами, выявить имеющие место в правоприменительной деятельности проблемы, связанные с квалификацией неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротств;

исследовать объективные и субъективные признаки криминальных банкротств;

провести разграничение криминальных банкротств между собой и со смежными составами преступлений;

выработать рекомендации по совершенствованию уголовно - правовых норм об ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство.

Теоретическая основа дипломного исследования представлена работами отечественных ученых по проблемам квалификации преступлений в сфере банкротства. К их числу относятся работы Я. Ю.Васильевой, Б.В. Волженкина, Е.Н. Журавлевой, Ю.В. Морозовой, Н.Н. Пивоваровой, Г.А. Русанова, И.М. Середы, Р.М. Тлякова, Е.В. Христенко, И.В. Шишко и других. Несмотря на большое внимание в юридической литературе указанному вопросу, проблемы уголовно - правового регулирования противоправного банкротства остаются недостаточно разработанными.

Методологическая основа и методы дипломного исследования.

Инструментом в получении теоретического и прикладного материала служили общенаучный диалектический метод познания объективной действительности и частнонаучные методы: исторический, сравнительно - правовой, формально - логический, системно - структурного анализа, конкретных социологических исследований, статистический.

Нормативную базу дипломной работы составили: Конституция Российской Федерации, отечественное и зарубежное уголовное законодательство о преступлениях в сфере банкротства с последующими изменениями и дополнениями.

Эмпирическая основа дипломного исследования.

Для обоснования выводов автором был использован ряд судебных решений, связанных с применением ст.ст. 195-197 УК РФ, вынесенных как судами Белгородской области, так и других регионов. Кроме того, использовались опубликованные статистические данные и примеры судебной практики, приведенные в трудах выше указанных авторов.

Структура дипломной работы определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав (пяти параграфов), заключения, списка используемой литературы и приложений.


ГЛАВА 1. ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ НЕПРАВОМЕРНЫХ ДЕЙСТВИЙ ПРИ БАНКРОТСТВЕ, ПРЕДНАМЕРЕННОГО И ФИКТИВНОГО БАНКРОТСТВ


.1 Общая характеристика криминальных банкротств в российском уголовном праве


В настоящее время в России продолжают развиваться механизмы рыночной экономики, однако этот процесс протекает в условиях социально-политического и экономического кризиса. Свободное предпринимательство довольно часто сталкивается с проявлениями коррупции и экономической преступности. Объективным следствием негативных моментов экономических реформ, отсутствия у людей опыта работы в условиях рыночной конкуренции является стремительный рост числа неплатежеспособных предприятий (банкротов), что не только приводит к неприятным последствиям для субъектов предпринимательской деятельности, но и вызывает глубокие социальные потрясения.

Институт банкротства, с одной стороны, позволяет обеспечить минимальные гарантии имущественных интересов кредиторов за счет имущества должника, с другой стороны, он обеспечивает и интересы должника, поскольку при недостатке имущества юридического лица либо индивидуального предпринимателя, действующего без образования юридического лица, неудовлетворенные требования кредиторов погашаются.

Процедура банкротства является сложным правовым явлением и регулируется нормами гражданского, административного, предпринимательского и уголовного права и законодательства.

Институт банкротства выполняет не только функцию защиты интересов хозяйствующих субъектов, но также способствует совершению преступлений. Например, банкротство может использоваться как средство хищения средств кредиторов и последующей легализации незаконно присвоенного. Банкротство может быть также использовано как способ уклонения от ответственности за несостоятельность, возникшую вследствие легкомысленного ведения дел, расточительности, несоблюдения общепринятых мер предосторожности и т.п. В связи с тем что в этих случаях гражданско-правовые средства обеспечения имущественных интересов кредиторов оказываются неэффективными, для защиты интересов кредиторов используются уголовно-правовые инструменты.

В законодательстве стран с рыночной экономикой предусмотрена уголовная ответственность за преступления, совершаемые в процессе банкротства. В России к их числу относятся неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации), преднамеренное (ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации) и фиктивное банкротство (ст. 197 Уголовного кодекса Российской Федерации).

По уголовному законодательству Республики Беларусь вместо незаконных действий при банкротстве предусмотрен сходный по содержанию состав преступления "сокрытие банкротства" (ст. 239 УК РБ), а также аналогичные отечественным нормам - «ложная экономическая несостоятельность (банкротство)» (ст. 238 УК РБ) и «преднамеренная экономическая несостоятельность (банкротство)» (ст. 240 УК РБ), которые расположены в разделе VIII (преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности), главе 25 (преступления против порядка осуществления экономической деятельности). Таким образом, родовой (частично), видовой и непосредственный объекты, на которые посягает сокрытие банкротства, совпадают с теми же объектами незаконных действий при банкротстве, которые выделены в российском уголовном праве.

Уголовным законодательством Латвийской Республики также не предусмотрен состав незаконных действий при банкротстве, но содержится близкий к нему по содержанию состав преступления "нарушение правил процесса неплатежеспособности" (ст. 215 УК ЛР), а также «доведение предприятия (предпринимательского общества) до неплатежеспособности и банкротства» (ст. 213 УК ЛР) и «непредставление заявления о неплатежеспособности и представление ложного заявления» (ст. 214 УК ЛР), которые расположены в главе 19 (преступные деяния в народном хозяйстве). Поскольку в Уголовном кодексе Латвийской Республики нет деления на разделы, родовым объектом рассматриваемого преступления можно считать общественные отношения в сфере народного хозяйства, видовым - хозяйственную, в том числе предпринимательскую, деятельность, непосредственным - правила осуществления процесса неплатежеспособности.

Следует отметить, что преступления, связанные с банкротством, были включены в Уголовный кодекс РФ лишь в 1996 г., что было вызвано появлением института банкротства и принятием Закона от 19 ноября 1992 г. "О несостоятельности (банкротстве) предприятий". Этот Закон и оказал значительное влияние на развитие уголовного законодательства о банкротстве. Однако начало законодательного регулирования института банкротства уходит далеко в историю.

Так, Соборное уложение 1649 г. нерачительное использование средств, приведшее к финансовому краху должника, расценивало как преступление - преступник терял свою независимость и отдавался «с головой до искупу» - до полной отработки долга.

С развитием в России промышленности и торговли участились и случаи несостоятельности, что побудило государство создать систему норм, регулирующих еще более подробно институт банкротства. Устав о банкротах 1800 г. уже достаточно четко регламентировал механизм признания банкротом и последствия банкротства. Меры же уголовной ответственности за «подложное», т.е. криминальное банкротство, на системном уровне были установлены с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Уложение выделяло банкротство «корыстное», или тяжелое, заключающееся в умышленном сокрытии собственного имущества должником, впавшем в несостоятельность, с целью получения имущественной выгоды, и «расточительную несостоятельность», или простое банкротство, т.е. впадение в несостоятельность вследствие расточительности, или несоблюдение обычных мер осторожности, необходимых для сохранения своего имущества.

Уголовное уложение 1903 г. содержало аналогичную по содержанию статье 197 УК РФ норму - злостное, злонамеренное банкротство. Под злонамеренным банкротством понималось умышленное сокрытие должником, впавшим в несостоятельность или прекратившим платежи, своего имущества с целью получить имущественную выгоду, избежав платежа долгов кредиторам. Законодательство и судебная практика рассматривали два вида названного преступления:

) фиктивное умаление актива в результате утаивания от кредиторов имущественных ценностей путем уноса, увоза, спрятывания или фиктивное отчуждение имущественных ценностей путем перевода их на имя третьих лиц, обычно близких родственников;

) фиктивное увеличение пассива, связанное с выдачей обязательств по несуществующим долгам, выдаче преувеличенных обязательств.

Указанные выше способы совершения корыстного банкротства «ожили» в новых, современных экономических условиях. Главным признаком фиктивного банкротства является утаивание имущества предприятия.

После установления советской власти и воплощения в реальности политико - экономических установок (огосударствление собственности, уничтожение рыночной экономики, централизация и идеологизация власти) проблема банкротства перестала быть актуальной, поскольку в плановой государственной экономике банкротства не могло быть по определению.

Большое значение при рассмотрении признаков криминальных банкротств (ст.ст. 195-197 УК РФ) имеет определение понятия банкротства.

Этимологически понятие "банкротство" происходит от сочетания слов в итальянском языке "banca" и "rotta", что переводится как "сломанная скамья". Дело в том, что итальянские торговцы обычно ставили перед своими лавками для клиентов скамью, которую ломали в знак прекращения торговых операций по причине несостоятельности. В праве банкротство - это несостоятельность должника (гражданина, предприятия, банка), отказ предприятия платить по своим долговым обязательствам из-за отсутствия средств; финансовый крах, разорение.

Применительно к индивидуальному предпринимателю (ст. 25 ГК РФ) и юридическому лицу (ст. 65 ГК РФ) понятие банкротства раскрывается в гражданском законодательстве России.

В соответствии со ст. 25 ГК РФ индивидуальный предприниматель, который не в состоянии удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением им предпринимательской деятельности, может быть признан несостоятельным (банкротом) по решению суда. С момента вынесения такого решения утрачивает силу его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя.

Согласно ст. 65 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, за исключением казенного предприятия, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом), если оно не в состоянии удовлетворить требования кредиторов. Признание юридического лица судом банкротом влечет его ликвидацию.

Анализ приведенных законоположений позволяет сделать следующие выводы:

) банкротством признается несостоятельность, т.е. неспособность индивидуального предпринимателя либо юридического лица удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности;

) признание банкротом производится только по решению суда;

) с момента вынесения решения суда о банкротстве аннулируется регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя либо ликвидируется юридическое лицо.

Признаки банкротства также определены в ст. 3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. "О несостоятельности (банкротстве)". Это неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены гражданином или юридическим лицом, а также если сумма обязательства гражданина превышает стоимость принадлежащего ему имущества (к юридическому лицу последний признак не относится). Отсюда вытекает, что в законе закреплены следующие признаки банкротства:

наличие денежного обязательства долгового характера;

несостоятельность гражданина или юридического лица удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение 3 месяцев с момента наступления даты их исполнения;

наличие задолженности гражданина на сумму не менее 10 000 рублей, а юридического лица не менее 100 000 рублей (ст. 6 указанного закона);

официальное признание несостоятельности арбитражным судом.

В науке гражданского права и законодательства термин «банкротство» применяется одновременно с термином «несостоятельность», поскольку эти два понятия являются тождественными и имеют одинаковое значение и содержание. УК РФ для обозначения банкротских преступлений использует только термин «банкротство», а «несостоятельность» указана лишь в диспозиции ст. 197 УК РФ в качестве признака банкротства, означающего последствие банкротства (состояние банкротства).

Прокомментировав нормы законов, можно отметить, что банкротство - это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, а наличие признаков банкротства - иное юридико-экономическое состояние субъекта, которое определяется для физических и юридических лиц по-разному. Кроме «признаков банкротства» в составах криминальных банкротств встречается еще множество оценочных и неоднозначно истолкованных признаков, которые вызывают определенные трудности при применении ст. 195 - 197 УК РФ.

Обращаясь к данным, опубликованным на официальных сайтах Министерства внутренних дел РФ и Судебного департамента при Верховном Суде РФ, можно сделать вывод о недостаточной востребованности норм об ответственности за преступления в сфере банкротства (ст. 195 - 197 УК РФ). Так, в 2013 г. было выявлено 426 преступлений в сфере банкротства (Приложение 1), а число осужденных по основной статье и дополнительной квалификации по приговору составило по ст. 195 УК РФ 15 человек, по ст. 196 УК РФ - 41 человек; по ст. 197 УК РФ - 2 человека (Приложение 2).

Относительно качества уголовно-правовых норм об ответственности за преступления в сфере банкротства И.А. Клепицкий справедливо замечает, что они «не соответствуют принятым в условиях рыночной экономики стандартам. Значение их недооценивается. Исторически они сложились в период, когда рыночная экономика в России едва зародилась, опасность и механизмы банкротских злоупотреблений были непонятны. Сегодня они не только не эффективны, но и, оказывая обратное влияние, усложняют правильное понимание опасности и механизмов банкротских злоупотреблений, роли уголовного закона в борьбе с ними. Нормы эти должны быть существенно пересмотрены».

Рассмотрим объективные признаки криминальных банкротств.


.2 Объект и предмет криминальных банкротств


Общественная опасность преступлений, посягающих на общественные отношения, связанные с осуществлением банкротства, обусловливается тем, что при их совершении нарушаются требования законодательства в области осуществления банкротства.

Сам процесс несостоятельности (банкротства) урегулирован ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", банкротство кредитных организаций регулируется отдельным ФЗ от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций".

Родовым объектом данной группы преступлений являются общественные отношения в сфере экономики.

Видовым объектом являются общественные отношения в сфере экономической деятельности, в части обеспечения законности при осуществлении банкротства.

Данная группа преступлений представлена тремя составами:

неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ);

преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ);

фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ).

Статья 195 УК РФ содержит три нормы, предусматривающие ответственность за совершение разных преступлений. Их объединение в одной статье обусловлено общей для этих преступлений обязательной обстановкой - наличием у организации или индивидуального предпринимателя признаков банкротства и как следствие - общим основным объектом - отношениями, возникающими при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов. Иной точки зрения придерживается Г.А. Русанов, считающий основным непосредственным объектом неправомерных действий при банкротстве общественные отношения, обеспечивающие законные права кредиторов при осуществлении процедуры банкротства. Предметом преступления законодатель определил:

имущество;

имущественные права;

имущественные обязанности;

сведения об имуществе;

иная информация об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях;

бухгалтерские и иные учетные документы, отражающие экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Имущество с точки зрения гражданско-правовых отношений (ст. 128 ГК РФ) - это вещи, деньги, ценные бумаги, имущественные права, закрепленные в документах и на электронных носителях. Например, к имуществу следует отнести деньги в наличной и безналичной форме, документарные и бездокументарные ценные бумаги, автотранспорт, готовую продукцию, объекты недвижимого имущества, оборудование, различные права требования, возникшие из закона или договоров, а также имущество, переданное другим лицам по договорам аренды, проката, займа и др. Исследования показывают, что 75% уголовных дел о криминальных банкротствах возбуждены в связи с неправомерным отчуждением, сокрытием или передачей имущества в иное владение.

Приведем пример. Алексеевский районный суд Белгородской области в 2005 году вынес обвинительный приговор руководителю сельскохозяйственного производственного кооператива (СПК) «Надежда» Валерию Ивахно по ч.1 ст.195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве).

Следствием установлено, что В.Ивахно будучи руководителем СПК «Надежда», знал о кредиторской задолженности предприятия в сумме свыше 10 млн.рублей, в том числе по обязательным платежам в бюджеты и внебюджетные фонды в сумме свыше 5 млн.рублей. Предвидя банкротство, он учредил новое предприятие - СПК «Алейниково». После чего продал в СПК «Алейниково» по остаточной стоимости, т.е. фактически безвозмездно, имущество СПК «Надежда».

Кроме того, В.Ивахно не предпринимал никаких мер к погашению кредиторской задолженности, и после его обращения в Арбитражный суд области СПК «Надежда» признан несостоятельным и ликвидирован.

Правоохранительными органами Белгородской области действия В.Ивахно квалифицированы по ч.1 ст.195 УК РФ - отчуждение имущества, совершенное руководителем организации-должника в предвидении банкротства, в результате чего причинен крупный ущерб.

Сам Ивахно свою вину признал полностью и частично погасил причиненный вред в размере свыше 5 млн.рублей. По его ходатайству суд рассматривал уголовное дело в особом порядке, т.е. без проведения судебного разбирательства.

К имущественным относятся обязательства, по которым определенные действия (уплата денег, выполнение работ и т.п.) должны быть совершены в пользу должника (п. 1 ст. 307 ГК РФ). В числе таких обязательств могут быть договоры купли-продажи, займа, кредита, возмездного оказания услуг и др., закрепленные в соответствующих документах.

Сведения об имуществе, его местонахождении, размере, состоянии выступают в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ, в том случае, когда они отражены на материальных носителях, документах (бумажные или магнитные носители, кино-, фото-, видеозапись и т.п.). К их числу относятся документы бухгалтерской отчетности (балансы и различные приложения); документы бухгалтерского учета (кассовая книга, карточки учета основных средств); первичные правоустанавливающие документы: договоры, ценные бумаги; сведения, внесенные в электронные формы бухгалтерского и иного учета.

Отчетные и бухгалтерские документы, отражающие экономическую деятельность в сфере предпринимательства, представляют собой предмет преступления, если нарушен срок их хранения, порядок ведения, заполнения, передачи арбитражному управляющему или если они имеют признаки фальсификации. Названные документы могут быть уничтожены, в них могут быть внесены изменения, искажены достоверные сведения. По данным, обозначенным в исследованиях, отчетные или бухгалтерские документы в 11% случаев были предметом преступного посягательства.

Законодательное описание предмета преступления в ч. 1 ст. 195 УК сузило понятие имущества, поскольку одна из его составляющих - имущественные права - указана в качестве альтернативного предмета преступления. Следовательно, во-первых, понятием имущества в ч. 1 ст. 195 УК охватываются только вещи, а во-вторых, с учетом общего основного объекта всех преступлений, предусмотренных ст. 195 УК, имущество должно так же узко интерпретироваться и в других частях этой статьи.

Что касается потерпевших, то ими по изученным материалам судебной практики могут быть как кредиторы, так и само юридическое лицо, являющееся должником.

Так, по уголовному делу Ленинск - Кузнецкого городского суда Кемеровской области в отношении М. по ч.1 ст.195 УК РФ потерпевшими по делу были признаны: ООО « », являющееся должником, интересы которого представлял временный управляющий, и ИФНС России.

В приговоре суд указал следующее: «Суд пришел к выводу, что в результате преступных действий М. по сокрытию имущества и сведений о нем путем фальсификации бухгалтерских и иных учетных документов, незаконному безвозмездному отчуждению имущества из собственности ООО « », были незаконно выведены основные средства (автотранспорт и техника) балансовой стоимостью на общую сумму 7 282 249,56 рублей, что привело к невозможности осуществления Обществом хозяйственной дельности, предусмотренной Уставом ООО « », в результате чего, ООО « » причинен ущерб в крупном размере, кроме того, неправомерные действия М. по сокрытию и отчуждению имущества Общества балансовой стоимостью на общую сумму 7 282 249,56 рублей привели к невозможности взыскания со стороны МРИФНС России №2 по Кемеровской области задолженности ООО « » по уплате налогов и сборов в бюджеты Российской Федерации и субъектов РФ, в результате чего интересам Российской Федерации причинен ущерб в крупном размере» (Приложение 3).

Согласно п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 года №17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевших в уголовном судопроизводстве» лицо может быть признано потерпевшим, как по его заявлению, так и по инициативе органа, в производстве которого находится уголовное дело, а также суда.

По указанному уголовному делу потерпевшие привлекались к участию в деле по инициативе органа осуществляющего предварительное расследование.

Общественная опасность преднамеренного и фиктивного банкротства (ст. ст. 196-197 УК РФ) заключается в том, что при их совершении причиняется крупный ущерб кредиторам при осуществлении процедуры банкротства.

Непосредственным объектом указанных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие законные права кредиторов при осуществлении процедуры банкротства. Схожей позиции придерживается О.Г. Карпович, считающий, что непосредственным объектом преднамеренного банкротства, так же как и фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ), является порядок осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающий добросовестное выполнение юридических обязательств должниками и кредиторами.

Признаки преступлений в сфере банкротства, содержащиеся в ст. ст. 195 - 197 УК РФ, можно подразделить на относительно-определенные и неопределенные.

Признаки предмета можно отнести к категории относительно-определенных понятий (к ним относятся "имущество", "имущественные права", "имущественные обязанности"), поскольку они достаточно формализованы в гражданском законодательстве и имеют правовые дефиниции, позволяющие расширительно толковать их, выходить за пределы обозначенного в тексте уголовного закона значения термина. Объективная сторона банкротстких преступлений чаще оперирует неопределенными понятия (к ним относятся "сокрытие", "уничтожение", "фальсификация", "крупный ущерб"), которые требуют четкости для их использования в квалификации анализируемых преступлений, так как в законодательстве, в том числе уголовном, они не формализованы и не конкретизированы. И надо полагать, что для уголовного законодательства эти понятия являются оценочными и служат предметом судебного толкования.


.3 Признаки объективной стороны криминальных банкротств


Ст. 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве» содержит три самостоятельных состава преступления, подробно описанных в диспозиции ч.1, ч.2 и ч. 3.

Объективная сторона указанных преступлений различна, однако составы всех трех сконструированы как материальные, а обязательное последствие каждого - крупный ущерб, т.е. ущерб, превышающий 1,5 млн. руб.

Часть 1 ст. 195 УК устанавливает ответственность за следующие альтернативные деяния: сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передачу имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификацию бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя.

Отмечается, что, несмотря на достаточно подробное описание диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ, в теории перечень соответствующих преступных действий описывается неодинаково.

Под сокрытием имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях следует понимать действия или бездействия виновного лица, направленные на утаивание данного имущества.

Примитивными формами сокрытия имущества могут быть такие как невключение в баланс или конкурсную массу какой-либо части приобретенного имущества, умышленное исключение имущества из общей массы, несмотря на его фактическое наличие. Кроме того, скрывают имущество путем его необоснованного снятия с учета или списания, перемещения из мест обычного хранения в места, недоступные для обозрения кредиторов и других участников производства по делу о несостоятельности, передачи на хранение другому лицу и т.д..

Под передачей имущества следует понимать его фактическую передачу во владение иных лиц.

Под отчуждением следует понимать заключение любых гражданско-правовых сделок, в результате которых имущество выходит из фактического обладания. Под уничтожением имущества следует понимать его приведение в состояние негодности.

Под сокрытием бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, следует понимать любые действия, направленные на утаивание указанных документов.

Под уничтожением бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, следует понимать любые действия, в результате которых указанные предметы приводятся в такую степень негодности, что становится невозможным прочтение информации или части информации, содержащейся в них.

Под фальсификацией бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, следует понимать как подмену указанных документов иными, так и внесение в них изменений с целью введения в заблуждение относительно содержащихся в них данных.

Указанные в ч. 1 ст. 195 УК действия могут сочетаться. Так, сокрытие имущества может сопровождаться его необоснованным списанием, т.е. фальсификацией бухгалтерских документов.

Сущность неправомерных действий при банкротстве (ч.1. ст. 195 УК РФ) заключается в уменьшении имущественной массы активов должника независимо от используемых для этого способов. При этом имущество из обладания должника фактически не выбывает, а ограничивается лишь доступ к нему со стороны участников конкурсного процесса.

Например, приговором Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 03.02.2011 года С. осужден по ч.1 ст.195 УК РФ.

С. умышлено скрыл от временного управляющего имущество и сведения о нем, предвидел неизбежность причинения крупного ущерба в случае признания Общества банкротом (в силу занимаемой должности, опыта работы, образования, обстановки совершения преступления - в период процедуры банкротства (наблюдение) и желал наступления этих последствий в целях извлечения материальной выгоды за счет имущества Общества (организации-должника).

Суд установил, что С. в период процедуры банкротства - наблюдение, имея умысел на сокрытие имущества и сведений о нем, с целью последующего отчуждения и передачи его во владение иным лицам, желая не включения указанного имущества в конкурсную массу, воспользовавшись тем, что техника не стоит на балансе Общества, не сообщил временному управляющему о наличии данного имущества, т.е. скрыл его и сведения о нем, а затем совершил действия по отчуждению сокрытого имуществ. В связи с указанными действиями С. данное имущество не было включено в конкурсную массу, что повлекло невозможность удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.

Согласно приговору, по мнению суда, нежелание С., как руководителя ООО « », включения техники в количестве 5 единиц в конкурсную массу свидетельствует об умышленности действий, направленных на сокрытие данного имущества и дальнейшего незаконного его отчуждения и передачу ООО « », которое фактически им же было создано с целью сохранения всего имущества ООО « », путем его приобретения (Приложение 3).

Исходя из сущности неправомерных действий при банкротстве, Е.Н. Журавлева считает, что нецелесообразно включение законодателем в состав ст. 195 УК РФ такой разновидности деяния, как «уничтожение имущества», поскольку в данном случае имущество должника безвозвратно выбывает из его обладания.

В теории уголовного права существуют и другие предложения по совершенствованию ст. 195 УК РФ.

Учитывая бланкетный характер диспозиции ч. 1 ст. 195 УК РФ, Е.В. Христенко считает, что такие способы совершения данного преступления, как сокрытие, уничтожение, фальсификация, не несут значительной смысловой нагрузки, так как любые другие действия и любые способы их совершения при наличии признаков банкротства образуют неправомерные действия. Здесь важен момент, что виновный совершает неправомерные и, говоря уголовно-правовым языком, противоправные действия, которые противоречат гражданскому законодательству о банкротстве.

Перечисление в диспозиции статьи уголовного закона конкретных действий не имеет смысла применительно к анализируемому банкротскому преступлению, так как правомерные, т.е. законные, действия в состоянии банкротства регламентированы гражданским законодательством, поэтому любые действия (бездействие), противоречащие правомерным поступкам по гражданскому законодательству о банкротстве и причинившие крупный ущерб кредитору, образуют преступление.

Исходя из изложенного, автор предлагает внести изменение в ст. 195 УК РФ и изложить ее ч. 1 в следующей редакции: "Неправомерные (противоправные) действия, совершенные при наличии признаков банкротства и причинившие крупный ущерб, - наказываются..."

Проанализировав существующие в литературе позиции и правоприменительную практику, разделяя точку зрения Н.Н. Пивоваровой, приходим к выводу, что формулировка объективных признаков неправомерных действий при банкротстве может быть более системной и более ясной для правоприменителя, если ее скорректировать следующим образом: «Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей либо сведений о них, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение своего имущества, а равно сокрытие, уничтожение либо фальсификация учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, - наказывается…».

Важнейшим признаком объективной стороны преступлений, предусмотренных ч.ч. 1-2 ст. 195 УК РФ, является обстановка совершения указанных в статье действий - при наличии признаков банкротства.

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" устанавливает разные признаки несостоятельности для граждан и юридических лиц.

При определении наличия признаков несостоятельности и объема прав требований каждого из кредиторов юридическое значение придается лишь денежным долговым обязательствам, т.е. принимается во внимание собственно задолженность за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги, суммы полученного и невозвращенного займа с причитающимися на него процентами, задолженность, возникшая вследствие неосновательного обогащения, а также вследствие причинения вреда имуществу кредиторов (ст. 4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").

При определении признаков банкротства не должна учитываться задолженность, возникшая по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом Российской Федерации (ТК РФ), включая долги по заработной плате работникам должника.

В размер денежных обязательств не включаются обязательства перед гражданами, в отношении которых должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского вознаграждения, а также обязательства перед учредителями (участниками) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия (например, обязанности по выплате дивидендов акционерам). По мнению некоторых исследователей, они носят внутренний характер и не могут конкурировать с так называемыми внешними обязательствами, т.е. обязательствами должника как участника имущественного оборота перед иными его участниками.

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" не ограничивается только гражданско-правовыми обязательствами должника, поскольку при определении наличия признаков несостоятельности во внимание принимаются и публично-правовые обязанности соответствующего лица, т.е. обязанности по уплате налоговых и иных обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды (налоги, сборы, страховые и иные взносы и платежи).

Например, в постановлении о прекращении уголовного дела от 2 августа 2011 года (Приложение 4) Ракитянский районный суд Белгородской области указал, что «органами предварительного следствия Бочаров В.И. обвинялся в совершении преднамеренного банкротства (позже квалификация была изменена на ч. 2 ст. 195 УК РФ), выраженного в том, что он, будучи генеральным директором ООО «Престиж» <адрес>, имея кредиторскую задолженность по обязательным налоговым платежам на общую сумму... руб., для исключения погашения образовавшейся задолженности за счет имущества общества с ограниченной ответственностью и в целях увеличения неплатежеспособности руководимого им предприятия в период с 26.06.2009 года по 31.07.2009 года незаконно произвел отчуждение всех основных средств, товарно-материальных ценностей и транспортных средств в адрес принадлежащего ему ООО «Строитель».

Размер обязательных платежей, принимаемых во внимание при определении наличия признаков банкротства должника, исчисляется без учета установленных законодательством штрафов (пеней) и иных финансовых (экономических) санкций.

Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" связывает несостоятельность с невозможностью удовлетворить требования кредиторов в полном объеме. Однако в п. 3 ст. 7 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" указывается, что частичное исполнение требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа не является основанием для отказа арбитражным судом в принятии заявления о признании должника банкротом при условии соблюдения требований п. 2 ст. 6 о минимальном количестве суммы требований.

Таким образом, даже если должник погасил частично требования кредиторов, это не свидетельствует об отсутствии у него признаков банкротства, и данное обстоятельство не может являться основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.

Как уже указывалось, в п. 2 ст. 6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" установлен минимальный размер требований к должнику, при наличии которых арбитражным судом может быть возбуждено производство по делу о банкротстве. Так, требования к должнику - юридическому лицу в совокупности должны быть не менее 100 тыс. руб., к должнику-гражданину - не менее 10 тыс. руб.

Данные требования должны учитываться только при возбуждении производства по делу в арбитражном суде, для возбуждения уголовного дела они не имеют значения.

Следователь при определении признаков банкротства должен руководствоваться обозначенными положениями Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", а в случае, если должник оспаривает требования кредиторов, необходимо наличие решения суда о признании требований кредитора правомерными.

Важно установить период, в течение которого признаки банкротства имеют место.

Согласно мнению Е.Н. Журавлевой, обстановка "при наличии признаков банкротства" возникает по истечении трехмесячного срока с даты, когда юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем должны были быть исполнены требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнены обязанности по уплате обязательных платежей, если иное не установлено федеральным законом, регулирующим отношения несостоятельности, и имеет место на всех стадиях конкурсного процесса до момента вынесения арбитражным судом решения о признании должника несостоятельным и открытии конкурсного производства либо до момента прекращения производства по делу в связи с заключением мирового соглашения с кредиторами в рамках процедур в деле о банкротстве.

Что касается момента окончания преступления, то изучение уголовных дел показало, что, несмотря на объективную необходимость и практическую значимость установления момента окончания преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ, для квалификации преступления как оконченного, приговоры не содержат прямого указания на момент окончания совершенного преступления. Время же совершения преступления в приговоре определяется по-разному.

В одном случае время совершения преступления определено периодом, в течение которого лицом были совершены активные действия, направленные на реализацию своего умысла и связано с уменьшением собственных активов должника.

Так, например, М. обвинялся в совершении неправомерных действий при банкротстве, а именно в том, что в период с февраля 2009 года по апрель 2009 года незаконно вывел из права собственности ООО « » основные средства общей балансовой стоимостью 7 282 249, 56 рублей.

Обращаясь к материалам уголовного дела видно, что временем совершения преступления в данном случае определен промежуток времени, в течение которого непосредственно осуществлялись действия (сделки) по отчуждению имущества ООО « » (снятие АТС с регистрационного учета, изготовление договоров купли-продажи и др.)».

Поскольку по данному уголовному делу потерпевшим признано помимо налоговых органов, само юридическое лицо - должник, можно предположить, что момент окончания преступления в данном случае связан не только с последними действиями, направленными на отчуждение имущества, но и с наступлением последствий в виде причинения крупного ущерба самому юридическому лицу - должнику.

В другом случае, приговор содержит лишь указание на то, что преступление совершено во время процедуры банкротства - наблюдение.

Так, согласно приговору Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 03.02.2011 году С. являясь генеральным директором ООО « » в период процедуры банкротства - наблюдение, с 19.01.2007 года по 27.07.2007 года, совершил неправомерные действия при банкротстве. При этом указанный период времени соответствует временным границам процедуры банкротства - наблюдение, которая введена определением Арбитражного суда Кемеровской области 19.01.2007 года. Согласно материалам дела непосредственные действия по отчуждению имущества ООО « » С. совершил весной - в начале лета 2007 года (Приложение 3).

Как уже отмечалось выше, составы преступлений в сфере банкротства оперируют оценочными признаками. Несмотря на то, что понятие «крупный ущерб» применительно к ст. ст. 195-197 УК РФ дается в примечании к ст. 169 УК РФ, оно тоже признается оценочным.

В практике встречаются случаи, когда ущерб, причиненный каждому из кредиторов меньше суммы в 1,5 миллионов рублей.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» вред, причиненный имущественным правам кредиторов, определен как уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества. Таким образом, исходя из данного определения вреда, вред, причиненный имущественным правам кредиторов, сводится к уменьшению имущества должника.

Рассмотрим указанную норму на конкретном примере.

По уголовному делу в отношении М. по ч.1 ст.195 УК РФ потерпевшими признаны: ООО « », являющееся должником, интересы которого представлял временный управляющий, и ИФНС России.

Из приговора следует: «Суд пришел к выводу, что в результате преступных действий М. по сокрытию имущества и сведений о нем путем фальсификации бухгалтерских и иных учетных документов, незаконному безвозмездному отчуждению имущества из собственности ООО « », были незаконно выведены основные средства (автотранспорт и техника) балансовой стоимостью на общую сумму 7 282 249,56 рублей, что привело к невозможности осуществления Обществом хозяйственной дельности, предусмотренной Уставом ООО « », в результате чего, ООО « » причинен ущерб в крупном размере, кроме того, неправомерные действия М. по сокрытию и отчуждению имущества Общества балансовой стоимостью на общую сумму 7 282 249,56 рублей привели к невозможности взыскания со стороны МРИФНС России №2 по Кемеровской области задолженности ООО « » по уплате налогов и сборов в бюджеты Российской Федерации и субъектов РФ, в результате чего интересам Российской Федерации причинен ущерб в крупном размере».

Из данного примера следует, что в качестве причиненного обоим потерпевшим ущерба указана одна и та же сумма (7 282 249,56 рублей), равная стоимости имущества выбывшего из обладания должника, и не вошедшего в конкурсную массу, в результате совершения неправомерных действий (Приложение 3).

Учитывая суммы ущерба, значительно превышающие установленный крупный размер, необходимо дополнить ст. ст. 195-197 УК РФ квалифицированными составами. Например, ст. 195 УК РФ дополнить частью 4 со следующим содержанием: «Деяния, описанные в частях первой, второй и третьей настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно причинившие ущерб в особо крупном размере, - наказываются…..». Особо крупный размер определен в примечании к ст. 169 УК РФ - сумма свыше 6 миллионов рублей.

Часть 2 ст. 195 УК предусматривает неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника - юридического лица либо индивидуального предпринимателя.

Закон о несостоятельности устанавливает: 1) строгую очередность удовлетворения требований кредиторов; 2) порядок определения размера удовлетворения либо размер удовлетворения требований кредиторов и порядок удовлетворения этих требований. Удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов с нарушением установленной очередности, размера или порядка удовлетворения признается неправомерным.

Требования кредиторов индивидуального предпринимателя в случае признания его банкротом удовлетворяются за счет принадлежащего ему имущества. Поскольку этих требований может быть больше существующих возможностей их реального удовлетворения, гражданским законодательством установлена следующая очередность удовлетворения требований кредиторов:

в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми предприниматель несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также требования о взыскании алиментов;

во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по выплате вознаграждений по авторским договорам;

в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов, обеспеченные залогом принадлежащего индивидуальному предпринимателю имущества;

в четвертую очередь погашается задолженность по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;

в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами в соответствии с законом.

При ликвидации кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами кредитных учреждений, привлекающих средства граждан.

Требование каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. При недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица оно распределяется между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам требований, подлежащих удовлетворению, если иное не установлено законом.

Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными.

Имущественные требования удовлетворяются главным образом путем отчуждения имущества, т.е. одним из действий, упомянутых в ч. 1 этой же статьи. Отличие заключается в том, кому неправомерно отчуждается имущество должника: если кредитору - содеянное подлежит квалификации по ч. 2 ст. 195 УК, если иным лицам - по ч. 1 ст. 195 УК.

Так, в постановлении о прекращении уголовного дела от 2 августа 2011 года (Приложение 4) Ракитянский районный суд Белгородской области указал, что исходя из диспозиции статьи, объективную сторону инкриминируемого преступления образуют действия подсудимого, когда он, при наличии признаков банкротства предприятия, неправомерно удовлетворил имущественные требования одного отдельного кредитора- ООО «Строитель», за счет имущества ООО «Престиж», и совершил это заведомо в ущерб другому кредитору- УФНС России по Белгородской области, причинив крупный ущерб.

Из материалов уголовного дела следует, что сделки по отчуждению всех основных средств, товарно-материальных ценностей и транспортных средств в адрес ООО «Строитель» имели место в период с 29.04.2009 года по 31.07.2009 года.

В ч. 3 ст. 195 УК РФ также предусмотрен самостоятельный состав преступления - незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной организации, в том числе уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу либо кредитной организации, в случаях, когда функции руководителя юридического лица либо кредитной организации возложены соответственно на арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной организации, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.

Арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий или конкурсный управляющий) - гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных установленных ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" полномочий и являющийся членом одной из саморегулируемых организаций (ст. 2 Закона).

Согласно ст. 16 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", временная администрация является специальным органом управления кредитной организацией, назначаемым Банком России в порядке, установленном Федеральным законом и нормативными актами Банка России. В период деятельности временной администрации полномочия исполнительных органов кредитной организации актом Банка России о назначении временной администрации могут быть либо ограничены, либо приостановлены в порядке и на условиях, которые установлены Федеральным законом.

Объективная сторона состава характеризуется незаконным воспрепятствованием деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной организации в одной из следующих форм:

уклонение от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу либо кредитной организации;

отказ от совершения тех же действий.

Под уклонением следует понимать любые действия или бездействия, в результате совершения которых не передаются указанные документы или имущество.

Под отказом следует понимать явно выраженное несогласие на совершение указанных действий.

Состав преступления материальный, является оконченным с момента причинения крупного ущерба, т.е. на сумму, превышающую 1 млн. 500 тыс. рублей.

Обязательным признаком объективной стороны состава преступления является время его совершения, т.е. в случаях, когда функции руководителя юридического лица либо кредитной организации возложены соответственно на арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной организации.

Признаки банкротства в этой норме не названы, однако указано, что она применяется в случаях, когда функция руководителя юридического лица, в том числе финансовой организации, возложена на арбитражного управляющего либо руководителя временной администрации финансовой организации.

Таким образом, обстановка, при которой совершаются неправомерные деяния, предусмотренные ч. 3 ст. 195 УК, возникает позднее, чем появляются признаки банкротства: с момента введения арбитражным судом внешнего управления либо процедуры конкурсного производства (в финансовой организации - с момента приостановления полномочий ее исполнительных органов).

Объективная сторона преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) заключается в совершении действий (бездействий), заведомо влекущих за собой неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Под данными действиями (бездействиями) следует понимать любые действия виновного лица, в результате совершения которых юридическое лицо или индивидуальный предприниматель не способны удовлетворить требования кредиторов.

По мнению Т. Ценовой, при расследовании преднамеренных банкротств надлежит обратить внимание на то, что объективная сторона преступления может выражаться в двух формах:

) в умышленном создании неплатежеспособности коммерческой организации;

) в одноразовом увеличении неплатежеспособности коммерческой организации.

В первом случае преступление имеет форму продолжаемого преступления. Действия виновного направлены к одной цели и объединены одним общим умыслом. Преступление совершается путем систематического осуществления заведомо некомпетентной деятельности. Виновный дает соответствующие указания работникам предприятия, входит в сговор с заинтересованными лицами, изготавливает подложные документы, отражающие целесообразность совершения тех или иных финансовых операций, вводит в заблуждение иных лиц, осуществляющих руководство предприятием (собрание акционеров, совет директоров, бухгалтера).

Как правило, действия виновного сводятся к тому, что он с использованием законов рыночной экономики осуществляет деятельность по обкрадыванию собственного предприятия. В результате совершения подобных операций предприятие становиться неплатежеспособным. Преступление может иметь форму единичного преступления. Это те случаи, когда преступление совершается посредством совершения одной заведомо убыточной сделки. При этом вовсе не обязательно, чтобы предприятие в результате такой сделки стало банкротом: достаточно установить наличие крупного материального ущерба, причиненного данной хозяйственной операцией, либо доказать, что такие действия вызвали наступление тяжких последствий.

В дальнейшем предприятие может отказаться от объявления себя банкротом, а воспользоваться, например, партнерским кредитом, отстранить руководителя от занимаемой должности.

С целью выявления признаков преднамеренного банкротства проводится анализ финансово-хозяйственной деятельности должника.

К заведомо невыгодным условиям сделки для должника могут быть отнесены:

занижение или завышение цены на поставляемые (приобретаемые) товары (работы, услуги) по сравнению со сложившейся рыночной конъюнктурой;

заведомо невыгодные для должника сроки и (или) способы оплаты по реализованному или приобретенному имуществу;

любые формы отчуждения или обременения обязательствами имущества должника, если они не сопровождаются эквивалентным сокращением задолженности.

Например, Гендиректор ОАО с целью создания ситуации неспособности ОАО отвечать по своим финансовым обязательствам, признания ОАО банкротом и его ликвидации как юридического лица заключил ряд сделок, осуществление которых повлекло указанные последствия. Так, гендиректор ОАО заключил с ООО № 1 договор поставки, согласно которому ОАО должно было осуществить поставку ООО № 1 товара. Получив в качестве предоплаты векселя банка и имея возможность использовать полученные средства на нужды ОАО, гендиректор ОАО заключил с ООО № 2 договор поставки, под предлогом выполнения условий которого передал в качестве предоплаты за поставку товара в полном объеме векселя банка, полученные от ООО № 1, в то время как ООО № 2 должно было поставить товар в адрес ОАО лишь на часть суммы. Кроме того, гендиректор ОАО умышленно нарушил график и объемы поставки товара в адрес ООО № 1, осуществив поставки только на часть суммы. Затем гендиректор ОАО заключил с ОАО «А» договор купли-продажи, на основании которого передал без определения рыночной стоимости в собственность ОАО «А» оборудование и иное имущество ОАО, оценив его в определенную сумму, в то время как рыночная стоимость данного имущества составляла гораздо большую сумму. Гендиректор ОАО заключил с ООО № 3 несколько договоров купли-продажи, на основании которых без определения рыночной стоимости передал в собственность ООО № 3 несколько зданий, оценив их в определенную сумму, в то время как их рыночная стоимость составляла большую сумму. Всего гендиректор ОАО произвел отчуждение оборудования и имущества предприятия на сумму многократно меньшую, чем их рыночная стоимость, что привело к полной экономической несостоятельности ОАО.

Состав преступления материальный, является оконченным с момента причинения указанными действиями крупного ущерба, т.е. на сумму, превышающую 1 млн. 500 тыс. рублей. Обязательным признаком объективной стороны состава является также причинная связь между действиями виновного лица и наступившими последствиями в виде крупного ущерба.

При отсутствии такого признака, как крупный ущерб, преднамеренное банкротство выступает в качестве административного правонарушения (п. 2 ст. 14.12 КоАП РФ).

Объективная сторона фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ) заключается в деянии в форме действия - заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности.

Применительно к формулировке объективной стороны преступления как "заведомо ложного публичного объявления юридического лица и индивидуального предпринимателя о своей несостоятельности" в уголовно-правовой доктрине высказывается справедливая критика. По мнению Н.Н. Пивоваровой введенный в 2005 г. термин «публичное объявление» представляется излишним, поскольку в рассматриваемом контексте сам термин «объявление» уже несет в себе публичность, кроме того, само «объявление» еще не есть свидетельство банкротства. Далее, поскольку в диспозиции ст. 197 УК РФ используется терминология законодательства о несостоятельности (банкротстве) в части фиктивного банкротства без ссылок на соответствующие правовые акты, то целесообразно привести эту терминологию на язык действующего ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. и соответственно изменить формулировку диспозиции ст. 197 УК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«Действия, направленные на создание заведомо ложного состояния банкротства, если это деяние причинило крупный ущерб, - наказывается…».

Однако, как представляется, не все так просто, как отмечается вышеуказанным автором. Б.В. Волженкин во многом в противовес высказанной позиции отмечал, что формулировка о публичном заведомо ложном объявлении должника о своей несостоятельности заставляет предположить, что оно может содержаться в любом публичном, т.е. открытом, гласном заявлении руководителя юридического лица, его учредителя (участника) либо индивидуального предпринимателя.

Признак заведомости в данном случае означает, что виновное лицо понимает, что объявление о несостоятельности (банкротстве) является ложным.

Определение признаков фиктивного банкротства производится только при наличии в производстве дела о банкротстве организации-должника, возбужденного арбитражным судом по заявлению должника.

Признаком фиктивного банкротства является наличие у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме на дату обращения должника в арбитражный суд с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом).

Состав преступления материальный является оконченным с момента причинения указанными действиями крупного ущерба, т.е. на сумму, превышающую 1 млн. 500 тыс. рублей. Обязательным признаком объективной стороны состава является также причинная связь между действиями виновного лица и наступившими последствиями в виде крупного ущерба.

Несмотря на то, что редакции ст.ст. 195-197 УК РФ подверглись изменениям, внесенным законами от 19 декабря 2005 г. и 19 мая 2010 г., многие дискуссионные вопросы, возникающие при раскрытии признаков анализируемых преступлений, остались нерешенными.

криминальное банкротство преднамеренный фиктивный

ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ НЕПРАВОМЕРНЫХ ДЕЙСТВИЙ ПРИ БАНКРОТСТВЕ, ПРЕДНАМЕРЕННОГО И ФИКТИВНОГО БАНКРОТСТВ


.1 Субъект криминальных банкротств


Учитывая специфику общественных отношений, возникающих при применении института банкротства, их сложный и многогранный характер, а также значительное количество участников этих отношений, правоприменителю необходимо точно определять круг лиц, которые имеют возможность влиять на развитие возникающих в рамках конкурсного процесса и предшествующих ему отношений и должны нести уголовную ответственность при наличии признаков преступлений, предусмотренных ст.ст. 195-197 УК РФ.

Субъект преступления в ч. 1 ст. 195 не указан. Однако присутствие признаков банкротства при всех процедурах несостоятельности (и до них), а также разнообразие хозяйствующих субъектов, признаваемых несостоятельными, обусловили значительность круга субъектов преступления: индивидуальный предприниматель, руководитель организации, лицо, исполняющее обязанности руководителя должника, на которого эти обязанности возложены арбитражным судом, внешние и конкурсные управляющие, руководитель управляющей компании (если функции единоличного органа юридического лица переданы ей), руководитель временной администрации финансовой организации (если временная администрация осуществляет полномочия исполнительных органов этой организации), единоличный исполнительный орган государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" либо ее представитель, действующий по доверенности.

Нет оснований исключать из круга субъектов и иных лиц, выполняющих управленческие функции в организации, связанные с распоряжением ее имуществом, включая председателя и членов ликвидационной комиссии (ликвидатора).

Если заведомо незаконное решение о распоряжении имуществом организации принято членами коллегиального исполнительного органа юридического лица, то они наряду с руководителем организации несут уголовную ответственность как соисполнители либо как соучастники преступления, совершенного руководителем юридического лица.

Ч. 2 ст. 195 УК РФ называет специальный субъект преступления: им может быть руководитель юридического лица или его учредитель (участник) либо индивидуальный предприниматель.

В соответствии с ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (абзац 6 ст. 2) руководителем должника признается единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.

Кроме того, согласно п.1 ст. 20.2 этого Закона в случае, если в соответствии с ним на арбитражного управляющего возлагаются полномочия руководителя должника, на него распространяются все требования, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для руководителя такого должника, и по отношению к нему применяются все меры ответственности, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для руководителя такого должника.

Таким образом, руководителями должны признаваться внешние управляющие, а лица, исполняющие обязанности временного управляющего, административного управляющего или конкурсного управляющего, - только в том случае, когда после введения внешнего управления арбитражный суд возлагает на них исполнение обязанностей и осуществление прав внешнего управляющего (п. 2 ст. 96 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Эти обязанности возлагаются до даты утверждения внешнего управляющего.

Что касается такого субъекта, как учредитель, то указанные действия непосредственно могут совершить учредители только полного или коммандитного товариществ: в этих организациях органы управления не создаются, а управление осуществляется иными способами (например, одним из полных товарищей) (ст.ст. 71, 84 ГК РФ).

Субъектом незаконного воспрепятствования по ч. 3 ст. 195 УК РФ в соответствии с формулировкой текста закона могут быть не только руководитель должника, временный управляющий, административный управляющий или внешний управляющий, но и другие работники должника, и даже иные лица.

Так, в соответствии с пунктом 6 ст. 183.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» воспрепятствование со стороны руководителя, его заместителя, других работников финансовой организации, а также со стороны иных лиц осуществлению функций временной администрации (в том числе воспрепятствование доступу в помещения финансовой организации, к ее документации и иным носителям информации, отказ от передачи печатей, штампов, документов и другие случаи) влечет за собой наступление ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В диспозиции ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве субъекта преступления указаны руководитель или учредитель (участник) юридического лица и индивидуальный предприниматель.

Фигура индивидуального предпринимателя в качестве субъекта указанных преступлений в настоящее время почти не вызывает вопросов ни с позиции гражданского, ни с позиции уголовного права. С остальными двумя субъектами, особенно с руководителем должника, дело обстоит иначе.

В соответствии с п. 1 ст. 23 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Законная предпринимательская деятельность осуществляется только лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Поэтому для привлечения индивидуального предпринимателя к уголовной ответственности ему необходимо быть зарегистрированным надлежащим образом и получить свидетельство о регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Возможность признания индивидуального предпринимателя несостоятельным предусмотрена ст. 25 Гражданского кодекса Российской Федерации и Законом о банкротстве.

Введение "руководителя юридического лица" как субъекта преднамеренного банкротства по сути объединило ранее существовавшие указания на "руководителя организации-должника" и "руководителя коммерческой организации" (ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации). Кроме того, данное нововведение устранило противоречие с Законом о несостоятельности 2002 г., который по сравнению с предыдущим Законом значительно расширил круг лиц, которые могут быть признаны несостоятельными, включив в него все юридические лица, кроме казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций. Отсюда следует, что в качестве субъектов рассматриваемого преступления не могут рассматриваться руководители казенных предприятий, учреждений, а также руководители политических партий и религиозных организаций.

Уголовный кодекс не раскрывает понятие "руководитель юридического лица". В соответствии с действующим гражданским законодательством состав руководителей юридических лиц имеет отличия.

Например, в соответствии со ст. 21 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» руководитель унитарного предприятия (директор, генеральный директор) является единоличным исполнительным органом унитарного предприятия. Руководитель унитарного предприятия назначается собственником имущества унитарного предприятия. Руководитель унитарного предприятия подотчетен собственнику имущества унитарного предприятия.

Исходя из определения руководителя должника, рассмотренного выше для ст. 195 УК РФ, принимая во внимание существующие на сегодняшний день организационно-правовые формы юридического лица с их различной внутренней структурой органов управления (существование как единоличных, так и коллегиальных исполнительных органов), о руководителе юридического лица в смысле рассматриваемых уголовно-правовых норм можно говорить лишь при наличии следующих условий:

) когда законом или учредительными документами юридического лица предусмотрен исполнительный орган;

) когда этот орган является единоличным, а равно когда в коллегиальном исполнительном органе имеется лицо, его возглавляющее;

) для признания иных лиц руководителем должника необходимо, чтобы они действовали от имени юридического лица без доверенности, и это вытекало именно из федерального законодательства.

Действующая редакция статьи 196 Уголовного кодекса Российской Федерации ограничивает круг лиц, которые могут совершить преднамеренное банкротство и, соответственно, могут подлежать за это ответственности. В то же время остается нерешенным вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности заместителей руководителя организации, главного бухгалтера, членов совета директоров (наблюдательного совета) руководителя и членов временной администрации, конкурсного управляющего, руководителей ликвидационных комиссий, а также лиц, фактически выполняющих обязанности или функции руководителя организации.

Разделяя позицию И.М. Середы, Е.А. Бирюковой, предлагаем исключить признаки специального субъекта из данного состава, что упростит техническую конструкцию составов и позволит избежать ошибок при квалификации деяний.

Как показывает анализ судебной практики, к уголовной ответственности по ст.ст. 195 - 196 УК РФ в основном привлекаются руководители юридического лица: генеральный директор общества с ограниченной ответственностью (ООО), руководитель сельскохозяйственного производственного кооператива (СПК), руководитель (гендиректор) открытого (ОАО) или закрытого акционерного общества (ЗАО).

Так, приговором Киселевского городского суда от 31.01.2011 года Б. признан виновным в том, что он, являясь руководителем коммерческой организации в личных интересах совершил преднамеренное банкротство, т.е. умышленное увеличение неплатежеспособности предприятия ОАО завод « » за период времени с 01.01.1997 года по ноябрь 1999 года, причинившее крупный ущерб предприятию в размере 25 000 000 рублей, а также задолженность по оплате труда в размере 2 586 000 рублей, совершенное им в период времени с 18.01.1994 года по 09.04.1997 года.

Согласно приговору преступные действия Б. выразились в том, что Б. в 1997 году умышленно, в личных интересах, путем заключения фиктивного договора поставки от 18.01.1994 года, повлекшего в 1997 году последующую череду иных сделок направленных на отчуждение имущества, создал кредиторскую задолженность предприятия, что привело к его неплатежеспособности и последующему банкротству.

В результате всех сделок, совершенных Б. наступила неплатежеспособность ОАО завод « », существенно ухудшилась финансово-хозяйственная деятельность предприятия за период времени с 01.01.1997 года по ноябрь 1999 года, снизилась обеспеченность требований кредиторов всеми активами, обеспеченность обязательств.

В кассационном определении судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда обсуждая вопрос об освобождении Б. от уголовной ответственности указала, что из представленных документов следует, что с момента совершения преступления в период времени с 18.01.1994 года по 09.04.1997 года и 01.01.1997 года по ноябрь 1999 года, на момент постановления приговора истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (кассационное определение от 24.03.2011 года) (Приложение 3).

Ст. 197 «Фиктивное банкротство» встречается в судебной практике намного реже других преступных банкротств. По данным Судебного департамента число осужденных по дополнительной квалификации по приговору в 2013 г. составило 2 человека (Приложение 2).

Федеральным законом от 19.12.2005 N 161-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" были внесены изменения в статьи УК РФ о преступлениях, сопряженных с банкротством.

Так, устранены некоторые неточности в описании субъекта преступления, предусмотренного ст. 197 УК РФ. Таковыми теперь признаны индивидуальный предприниматель, руководитель юридического лица и учредитель (участник) юридического лица (специальный субъект). Напомним, что ранее серьезные трудности в толковании вызывала прежняя редакция термина "собственник коммерческой организации", заимствованного из Закона о несостоятельности 1992 г. Это привносило в УК РФ неопределенность и противоречивость, основанные на неверном представлении о гражданско-правовом режиме имущества организации. Согласно ст. 213 ГК РФ, субъектом права собственности на имущество предприятия (имущественный комплекс) могло быть признано только само юридическое лицо (организация). Поэтому содержавшиеся в УК РФ признаки субъекта фиктивного банкротства, выраженные в указанном термине, исключали возможность существования субъекта преступления.

В завершение хотелось бы отметить, что в связи с тем, что участие в управлении делами хозяйственного общества учредителями (участниками) осуществляется через коллегиальные органы, законодателю необходимо предусмотреть в качестве квалифицирующего признака криминальных банкротств совершение их группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой.


.2 Признаки субъективной стороны криминальных банкротств


Субъективная сторона преступных банкротств, по мнению многих специалистов в области уголовного права, характеризуется умыслом - прямым или косвенным, т.е. лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействий), предвидит возможность или неизбежность наступления преступных последствий в виде причинения крупного ущерба и либо желает их наступления, либо не желает, но сознательно допускает или относится к ним безразлично.

При прямом умысле виновный целенаправленными действиями доводит предприятие до состояния банкротства. При косвенном умысле банкротство предприятия не является главной целью виновного, лицо стремится к достижению иной более значимой цели: удовлетворить интересы третьих лиц, получить определенные имущественные выгоды и т.д.

Если убыточные сделки были совершены по неосмотрительности, ввиду экономических просчетов, то руководитель предприятия не может быть привлечен к уголовной ответственности. К таким руководителям принимаются лишь административные меры: отстранение от должности, увольнение и т.д.

Иной точки зрения придерживается Е.Н. Журавлева. Субъективная сторона криминальных банкротств определяется виной в форме прямого умысла, который является заранее обдуманным и неопределенным. Такой вывод основывается на том, что деяния имеют место в специфической предпринимательской сфере, где все действия, операции, совершаемые в процессе хозяйствования, организации работы предприятия, обеспечения его взаимодействия с государственными структурами, контрагентами, выступают не как сиюминутные волеизъявления субъекта рыночных отношений, а представляют собой результат предварительного осмысления, обдумывания. Планирование действий также неотделимо связано с оценкой, взвешиванием их возможных последствий, в том числе и негативных, неизбежная вредность которых для кредиторов, учредителей организации-должника и других потерпевших в силу специфики совершаемых деяний для преступника очевидны. Осознание же виновным высокой степени вероятности наступления преступных последствий как закономерного результата его целенаправленных деяний позволяет вести речь о наличии у лица желания причинить охраняемым общественным отношениям и их участникам крупный ущерб. Данные последствия охватываются сознанием виновного в самом общем виде, они не конкретизированы по размеру и потерпевшим, но, тем не менее, выступают закономерным результатом деяния, поскольку связаны с ним и сопутствуют ему.

Анализ судебной практики по преступлениям в сфере банкротства также свидетельствует о совершении общественно опасных действий с прямым умыслом.

Изучение материалов уголовных дел, рассмотренных в Кемеровской области, позволяет говорить о том, что преступления предусмотренные ч.1 ст.195 УК РФ были совершены с прямым умыслом.

В первом случае (уголовное дело в отношении М.) об этом свидетельствуют показания самого обвиняемого, который в ходе предварительного расследования признавая вину, пояснил, что «знал о том, что действует незаконно, понимал, что на него, как на руководителя предприятия, возложена обязанность по сохранности основных средств и улучшению, оздоровлению финансового положения общества, что он своими действиями увеличивает задолженности Общества перед бюджетом по НДС более чем на 1 миллион рублей, увеличивает расходы Общества по оплате арендной платы, что ухудшает и так критическое финансово-экономическое положение Общества, но у него не было желания погасить обязательства Общества перед бюджетом, кредиторами и своими работниками за счет основных средств. Он знал о том, что требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными в соответствии с ч.6 ст.64 Гражданского кодекса РФ, поэтому и принял решение не оплачивать обязательства перед кредиторами и перед налоговым органом, с целью, чтобы в последствии ООО « » было признано банкротом».

Во втором случае (уголовное дело в отношении С.), несмотря на отрицание подсудимым своей вины, преступление также совершено с прямым умыслом.

С. умышлено скрыл от временного управляющего имущество и сведения о нем, предвидел неизбежность причинения крупного ущерба в случае признания Общества банкротом (в силу занимаемой должности, опыта работы, образования, обстановки совершения преступления - в период процедуры банкротства (наблюдение) и желал наступления этих последствий в целях извлечения материальной выгоды за счет имущества Общества (организации-должника).

Суд установил, что С. в период процедуры банкротства - наблюдение, имея умысел на сокрытие имущества и сведений о нем, с целью последующего отчуждения и передачи его во владение иным лицам, желая не включения указанного имущества в конкурсную массу, воспользовавшись тем, что техника не стоит на балансе Общества, не сообщил временному управляющему о наличии данного имущества, т.е. скрыл его и сведения о нем, а затем совершил действия по отчуждению сокрытого имущества. В связи с указанными действиями С. данное имущество не было включено в конкурсную массу, что повлекло невозможность удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.

Согласно приговору, по мнению суда, нежелание С., как руководителя ООО « », включения техники в количестве 5 единиц в конкурсную массу свидетельствует об умышленности действий, направленных на сокрытие данного имущества и дальнейшего незаконного его отчуждения и передачу ООО « », которое фактически им же было создано с целью сохранения всего имущества ООО « », путем его приобретения.

Таким образом, сделать вывод о том, что в практике судов Кемеровской области имелись случаи, когда преступления совершены с косвенным умыслом, нельзя (Приложение 3).

Дифференцировано рассматривает форму вины С.А. Щипкова: «Субъективная сторона неправомерных действий при банкротстве характеризуется прямым и косвенным умыслом, а преднамеренного и фиктивного банкротства только прямым». Такая точка зрения наиболее соответствует формулировке диспозиций ст. ст. 196-197 УК РФ, а именно «заведомо влекущих неспособность…» и «заведомо ложное публичное объявление…».

Мотивы и цели не являются обязательными признаками субъективной стороны фиктивных банкротств и на квалификацию не влияют. Однако, в литературе и по этому поводу есть определенные предложения.

Учитывая противоречия диспозиции ст. 197 УК РФ и положений ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», А.В. Макаров, Е.Н. Журавлева предлагают при определении фиктивного банкротства в ст. 197 УК РФ указать цель заведомого ложного публичного объявления. Разделяя существующие мнения, считаем целесообразным изложить диспозицию ст. 197 УК РФ следующим образом: «Фиктивное банкротство, то есть обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии у него возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, если эти действия совершены руководителем юридического лица, либо учредителем (участником) юридического лица, либо иным лицом, которое имеет право давать обязательные для должника указания или имеет возможность иным образом определять его действия, а равно индивидуальным предпринимателем с целью введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб, наказывается….».

В заключение отметим, что устранение отмеченных проблем субъективных признаков преступлений в сфере банкротства требует серьезной законотворческой работы, направления которой мы попытались обозначить.


ГЛАВА 3. РАЗГРАНИЧЕНИЕ КРИМИНАЛЬНЫХ БАНКРОТСТВ МЕЖДУ СОБОЙ И СО СМЕЖНЫМИ СОСТАВАМИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


При квалификации криминальных банкротств правоприменительные органы нередко сталкиваются с проблемой соотношения преступлений в сфере банкротства с аналогичными правонарушениями, с проблемой преодоления конкуренции норм, а равно необходимостью разграничения конкуренции норм и совокупности преступлений.

Основные отличия преступных банкротств от аналогичных административных правонарушений сводятся к следующему:

. Для признания неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротства преступными необходимо, чтобы такие действия повлекли, согласно Уголовному кодексу - крупный ущерб. Размер крупного ущерба определяется в примечании к ст. 169 УК РФ и составляет сумму, превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей.

. Административная ответственность за неправомерные действия при банкротстве может наступить и за совершение таких действий (бездействий):

принятие неправомерного удовлетворения своих требований кредиторами, знающими об отданном им предпочтении в ущерб другим кредиторам, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства (ч. 2 ст. 14.13 КоАП РФ);

неисполнение арбитражным управляющим или руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве) (ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ);

неисполнение руководителем юридического лица или индивидуальным предпринимателем обязанности по подаче заявления о признании соответственно юридического лица или индивидуального предпринимателя банкротом в арбитражный суд в случаях, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве) (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ).

Как вытекает из содержания диспозиции ч. 2 ст. 14.13 КоАП РФ субъектом правонарушения выступает и кредитор, принимающий неправомерное удовлетворение своих требований, а по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ - арбитражный управляющий или руководитель временной администрации кредитной организации.

. Поскольку неправомерные действия при банкротстве относятся к преступлению средней тяжести (срок лишения свободы - до трех лет), то давность привлечения к уголовной ответственности по нему составляет шесть лет. Преднамеренное и фиктивное банкротство - тяжкие преступления (срок лишения свободы до шести лет), соответственно давность по ним - десять лет.

Срок давности привлечения к административной ответственности - два месяца со дня совершения правонарушения (ст. 4.5 КоАП РФ).

Кроме того, уголовное наказание за преступления, связанные с банкротством предусматривается в виде штрафа или лишения свободы, а административное в виде штрафа или дисквалификации.

Ч. 1 ст. 195 УК РФ предусматривает альтернативные признаки объективной стороны: действия с имуществом и действия с документами. Это означает, что, если, допустим, сокрытие документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица, стало одним из способов сокрытия сведений об имуществе (когда эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб), содеянное не образует совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 195 УК.

Но еще важнее, что такая совокупность не образуется и когда предметом сокрытия в каждом из этих случаев стали разные вещи. Например, сокрыто имущество должника, машина, а также уничтожены документы (договоры о покупке и проч.) о приобретении другого имущества, и все охвачено единым умыслом на причинение ущерба кредиторам. Совокупности здесь не будет, поскольку деяние соответствует трем критериям отнесения его к продолжаемым: а) у этих посягательств общий непосредственный объект - интересы кредиторов, б) уголовно-правовая (не криминалистическая!) тождественность способов совершения деяния, в) общий (единый) умысел, охватывающий оба названных действия.

Так, в постановлении о прекращении уголовного дела от 2 августа 2011 года (Приложение 4) Ракитянский районный суд Белгородской области указал. «Из материалов уголовного дела следует, что сделки по отчуждению всех основных средств, товарно-материальных ценностей и транспортных средств в адрес ООО «Строитель» имели место в период с 29.04.2009 года по 31.07.2009 года.

Так договором № купли-продажи от 26.06.2009г. и накладными к нему подтверждается факт продажи и передачи от ООО «Престиж» в ООО «Строитель» в указанный день следующего имущества: ленточной пилорамы, сушилки, силового агрегата, бетоносмесителя, станка рейсмусного, компьютеров в количестве 2 штук, трех холодильных камер (л.д. 89-91, 94-95 т.14; л.д. 56-58 т.5).

Согласно договора купли-продажи № от 24.07.2009г. и акта приема-передачи к нему, имущество ООО «Престиж» в виде земельного участка с расположенными на нем: зданием гаража, зданием мехмастерской и зданием административно-бытового корпуса, были проданы и переданы ООО «Строитель» в указанный день (л.д. 150-154 т.14; л.д.59-63 т.5).

Договором купли-продажи № от 31.07.2009г. и актом приема-передачи к договору подтверждается факт совершения сделки и передачи недвижимого имущества- здания склада, от ООО «Престиж» в ООО «Строитель» 31 июля 2009г. (л.д. 64-66 т.5).

Отличие ч. 1 ст. 195 УК РФ от ч. 2 ст. 195 УК РФ заключается в том, кому неправомерно отчуждается имущество должника: если кредитору - содеянное подлежит квалификации по ч. 2 ст. 195 УК, если иным лицам - по ч. 1 ст. 195 УК.

Неправомерные действия при банкротстве (ч. 1 ст. 195 УК) могут совпадать с действиями, образующими преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ). Критерий их разграничения - связь этих действий с несостоятельностью. При преднамеренном банкротстве несостоятельность вызывается действиями (бездействием) виновного, а неправомерные действия (ст. 195 УК) совершаются после того, как признаки банкротства уже появились (т.е. причинной связи между указанными в статье умышленными действиями виновного и несостоятельностью нет). Ее причиной могут быть как объективные явления (гибель имущества должника, дефолт, падение спроса и др.), так и действия других лиц либо неумышленные действия самого виновного.

В отличие от фиктивного (ст. 197 УК РФ) при преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК РФ) неплатежеспособность должника является реальной, существует de facto, как результат намеренных действий. Кроме того, в отличие от ст. 196 УК РФ, при фиктивном банкротстве само по себе признание должника банкротом не является самоцелью субъектов преступления.

При квалификации преступлений важно различать конкурирующие нормы и нормы, образующие идеальную совокупность преступлений. Общим для конкуренции норм и идеальной совокупности преступлений является наличие одного общественно опасного деяния, признаки которого содержатся в двух и более нормах. Однако при конкуренции содеянное может быть охвачено нормой, более полно отражающей его признаки, а при идеальной совокупности преступлений квалификация будет полной только в случае одновременного применения двух и более норм.

Единственное правило преодоления конкуренции норм содержит ч. 3 ст. 17 УК РФ, которая гласит: "если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме". К сожалению, это нормативное предписание не охватывает всего комплекса проблем конкуренции уголовно-правовых норм, возникающих при квалификации преступлений.

В судебной практике нередко возникают ситуации, когда криминальные банкротства одновременно содержат признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 195 (196) и 159 (160, 176, 201) УК РФ.

Если в содеянном одновременно усматриваются признаки ст. ст. 201 и 195 (196) УК РФ, то указанные уголовно-правовые нормы конкурируют как общая и специальная. Как следствие, при квалификации подлежат применению только ст. ст. 195 (196) УК РФ. Это объясняется такой взаимосвязью основных и дополнительных непосредственных объектов охраны уголовно-правовых норм, при которой одно многообъектное преступление является специальной разновидностью другого многообъектного преступления.

Правила квалификации содеянного при конкуренции норм о многообъектных составах для многих преступлений сформулированы в разъяснениях Верховного Суда РФ. Например, в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. N 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" сказано, что «в тех случаях, когда лицо, имея целью извлечение дохода, занимается незаконной деятельностью, ответственность за которую предусмотрена иными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации (например, незаконным изготовлением огнестрельного оружия, боеприпасов, сбытом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов), содеянное им дополнительной квалификации по статье 171 УК РФ не требует».

Правильный подход к разрешению конкуренции общей и специальной норм в пользу ст. ст. 195 (196) УК РФ при квалификации криминальных банкротств демонстрирует следующее судебное решение.

Приговором Мучкапского районного суда Тамбовской области от 3 ноября 2011 г. осужден М., который при наличии признаков банкротства ООО "Мучкапский ДСУ" продал по заниженной цене 16 единиц специальной и автомобильной техники предприятия-должника стоимостью более 3,3 млн. руб. своему знакомому, перепродавшему указанное имущество вновь созданному юридическому лицу, где М. занимал руководящую должность, т.е. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 195 УК РФ. Постановляя приговор, суд исключил из обвинения ч. 1 ст. 201 УК РФ как излишне вмененную (Приложение 5).

Если в содеянном одновременно усматриваются признаки ст. ст. 195 (196) УК РФ и иных преступлений, выступающих способами совершения криминального банкротства (например, ст. ст. 159, 160, 167 УК РФ и др.), то нормы об ответственности за эти преступления могут находиться в состоянии конкуренции части и целого или образуют идеальную совокупность преступлений.

Конкуренция части и целого разрешается в пользу нормы-целого, отражающей признаки содеянного со всей полнотой.

Так, основной состав неправомерных действий при банкротстве (ч. 1 ст. 195 УК РФ) предполагает совершение преступления посредством способов, которые при наличии всех прочих признаков могут образовать самостоятельные составы преступлений:

"сокрытие имущества" - ст. 199.2 УК РФ;

"отчуждение имущества" - ст. ст. 159, 160 УК РФ;

"уничтожение имущества" - ст. 167 УК РФ;

"сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя" - ст. ст. 325, 327 УК РФ.

Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ) совершается посредством действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Как представляется, к числу указанных действий могут быть отнесены криминальное отчуждение имущества (ст. ст. 159, 160 УК РФ), уничтожение имущества (ст. 167 УК РФ), уничтожение и фальсификация бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя (ст. ст. 325, 327 УК РФ), незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ).

Анализ Постановлений Пленума Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что выбор в пользу нормы-целого или совокупности преступлений при уголовно-правовой квалификации базируется на сравнении санкций многообъектного преступления и деяния, выступающего способом его совершения. Если санкция за многообъектное преступление, включающее деяние-способ, превышает санкцию последнего, предусматривающие их нормы при квалификации находятся в состоянии конкуренции части и целого, которая разрешается в пользу нормы-целого о многообъектном преступлении (пример поглощения ст. ст. 112 (115) статьями 131 (132) УК РФ). Если же санкция за деяние-способ в конструкции многообъектного преступления соответствует санкции последнего или превышает ее, конкуренции части и целого не возникает, а для квалификации содеянного необходимо применять совокупность преступлений (пример совокупности ч. 4 ст. 111 и ч. 4 ст. 162 УК РФ).

На основании сравнительного анализа санкций рассматриваемых видов криминальных банкротств и возможных деяний-способов их совершения приходим к следующим выводам:

ч. 1 ст. 195 УК РФ поглощает деяния-способы, предусмотренные ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 167, ч. 1 ст. 325, ч. ч. 1, 3 ст. 327 УК РФ;

ст. 196 УК РФ поглощает деяния-способы, предусмотренные ч. ч. 1 - 3 ст. 159, ч. ч. 1 - 3 ст. 160, ч. ч. 1, 2 ст. 167, ч. ч. 1, 2 ст. 176, ч. 1 ст. 325, ч. ч. 1 - 3 ст. 327 УК РФ.

Если же деяние-способ в конструкции многообъектного криминального банкротства предполагает идентичную или более строгую санкцию по сравнению с санкцией последнего, степень интенсивности и (или) последствия деяния-способа нельзя признать учтенными конструкцией многообъектного преступления, содеянное наряду с применением ст. ст. 195, 196 УК РФ требует дополнительной квалификации по уголовно-правовой норме, устанавливающей ответственность за деяние-способ.

Рассмотрим на примере судебных решений.

Приговором Октябрьского районного суда г. Иваново Ивановской области от 10 ноября 2011 г. по ст. 196 и ч. 4 ст. 160 УК РФ осуждена Р., которая совершила несколько сделок по отчуждению имущества ОАО "Ивановский рыбокомбинат" стоимостью более 5,5 млн. руб. в пользу подконтрольной ей фирме, придавая сделкам видимость возмездных путем оплаты отчуждаемого имущества из денежных средств, изъятых из оборота ОАО "Ивановский рыбокомбинат", что повлекло его банкротство. В данном случае для квалификации содеянного потребовалось дополнительное вменение ч. 4 ст. 160 УК РФ, поскольку степень общественной опасности особо квалифицированной растраты как способа совершения криминального банкротства выходила за пределы действия ст. 196 УК РФ.

На практике также возникают трудности в правильной квалификации преступного деяния по статье «Фиктивное банкротство» и статье «Мошенничество». Данная проблема весьма актуальна и потому, что в отличие от фиктивного банкротства мошенничество весьма серьезное деяние, ведь самым строгим наказанием за него может быть 10 лет лишения свободы. Не исключая возможности вменения при определенных обстоятельствах совокупности статей о фиктивном банкротстве и мошенничестве, необходимо подчеркнуть, что у этих преступных деяний, чьим обязательным элементом является обман, имеется важное различие. В первом случае ущерб причиняется в результате невозвращения (несвоевременного возвращения) должного, что определенно следует из текста ст. 197 УК РФ. Мошенничество же представляет собой одну из форм посягательств на собственность, при котором либо изымается чужое имущество, либо на такое имущество незаконно приобретается право. Как видим, существо незаконных действий совершенно различно.

Учитывая значительную сложность уголовно - правовой оценки криминальных банкротств и наличие спорной правоприменительной практики, в настоящее время определилась необходимость в принятии руководящих разъяснений высшим судебным органом.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Проведенное дипломное исследование позволяет сделать следующие выводы.

1. Преступления, связанные с банкротством (ст.ст. 195-197 УК РФ), были включены в Уголовный кодекс РФ лишь в 1996 г., что было вызвано появлением института банкротства и принятием Закона от 19 ноября 1992 г. "О несостоятельности (банкротстве) предприятий". Этот Закон и оказал значительное влияние на развитие уголовного законодательства о банкротстве. Однако начало законодательного регулирования института банкротства уходит далеко в историю.

Так, Устав о банкротах 1800 г. уже достаточно четко регламентировал механизм признания банкротом и последствия банкротства. Меры же уголовной ответственности за «подложное», т.е. криминальное банкротство, на системном уровне были установлены с принятием Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

. Прокомментировав нормы ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и ГК РФ, можно отметить, что банкротство - это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, а наличие признаков банкротства - иное юридико-экономическое состояние субъекта, которое определяется для физических и юридических лиц по-разному и рассматривается как обязательный признак объективной стороны в ст. 195 УК РФ. Кроме «признаков банкротства» в составах криминальных банкротств встречается еще множество оценочных и неоднозначно истолкованных признаков, которые вызывают определенные трудности при применении ст. 195 - 197 УК РФ.

. Сущность неправомерных действий при банкротстве (ч.1. ст. 195 УК РФ) заключается в уменьшении имущественной массы активов должника независимо от используемых для этого способов. При этом имущество из обладания должника фактически не выбывает, а ограничивается лишь доступ к нему со стороны участников конкурсного процесса.

Проанализировав существующие в литературе позиции и правоприменительную практику, приходим к выводу, что формулировка объективных признаков неправомерных действий при банкротстве может быть более системной и более ясной для правоприменителя, если ее скорректировать следующим образом: «Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей либо сведений о них, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение своего имущества, а равно сокрытие, уничтожение либо фальсификация учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, - наказывается…».

. Важно установить период, в течение которого признаки банкротства имеют место. Обстановка "при наличии признаков банкротства" возникает по истечении трехмесячного срока с даты, когда юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем должны были быть исполнены требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнены обязанности по уплате обязательных платежей, если иное не установлено федеральным законом, регулирующим отношения несостоятельности, и имеет место на всех стадиях конкурсного процесса до момента вынесения арбитражным судом решения о признании должника несостоятельным и открытии конкурсного производства либо до момента прекращения производства по делу в связи с заключением мирового соглашения с кредиторами в рамках процедур в деле о банкротстве.

5. Исходя из определения вреда, данного в ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», вред, причиненный имущественным правам кредиторов, сводится к уменьшению имущества должника. Крупный ущерб является обязательным признаком всех криминальных банкротств (ст.ст. 195-197 УК РФ).

Учитывая суммы ущерба, значительно превышающие установленный крупный размер, необходимо дополнить ст. ст. 195-197 УК РФ квалифицированными составами. Например, ст. 195 УК РФ дополнить частью 4 со следующим содержанием: «Деяния, описанные в частях первой, второй и третьей настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно причинившие ущерб в особо крупном размере, - наказываются…..». Особо крупный размер определен в примечании к ст. 169 УК РФ - сумма свыше шести миллионов рублей.

6. Объективная сторона преднамеренного банкротства (ст. 196 УК РФ) может выражаться в двух формах:

) в умышленном создании неплатежеспособности коммерческой организации (продолжаемое преступление);

) в одноразовом увеличении неплатежеспособности коммерческой организации.

7. Уголовный кодекс не раскрывает понятие "руководитель юридического лица" - специальный субъект преступлений в сфере банкротства. В соответствии с действующим гражданским законодательством состав руководителей юридических лиц имеет отличия.

Принимая во внимание существующие на сегодняшний день организационно-правовые формы юридического лица с их различной внутренней структурой органов управления (существование как единоличных, так и коллегиальных исполнительных органов), о руководителе юридического лица в смысле рассматриваемых уголовно-правовых норм можно говорить лишь при наличии следующих условий:

) когда законом или учредительными документами юридического лица предусмотрен исполнительный орган;

) когда этот орган является единоличным, а равно когда в коллегиальном исполнительном органе имеется лицо, его возглавляющее;

) для признания иных лиц руководителем должника необходимо, чтобы они действовали от имени юридического лица без доверенности, и это вытекало именно из федерального законодательства.

Так, руководителями должника также должны признаваться внешние управляющие, а лица, исполняющие обязанности временного управляющего, административного управляющего или конкурсного управляющего, - только в том случае, когда после введения внешнего управления арбитражный суд возлагает на них исполнение обязанностей и осуществление прав внешнего управляющего (п. 2 ст. 96 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Эти обязанности возлагаются до даты утверждения внешнего управляющего.

. Субъективная сторона неправомерных действий при банкротстве характеризуется прямым и косвенным умыслом, а преднамеренного и фиктивного банкротства только прямым. Такая точка зрения наиболее соответствует формулировке диспозиций ст. ст. 196-197 УК РФ, а именно «заведомо влекущих неспособность…» и «заведомо ложное публичное объявление…».

Учитывая противоречия диспозиции ст. 197 УК РФ и положений ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», считаем целесообразным изложить диспозицию ст. 197 УК РФ следующим образом: «Фиктивное банкротство, то есть обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии у него возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, если эти действия совершены руководителем юридического лица, либо учредителем (участником) юридического лица, либо иным лицом, которое имеет право давать обязательные для должника указания или имеет возможность иным образом определять его действия, а равно индивидуальным предпринимателем с целью введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб, наказывается….».

9. Если в содеянном одновременно усматриваются признаки ст. ст. 195 (196) УК РФ и иных преступлений, выступающих способами совершения криминального банкротства (например, ст. ст. 159, 160, 167 УК РФ и др.), то нормы об ответственности за эти преступления могут находиться в состоянии конкуренции части и целого или образуют идеальную совокупность преступлений.

Анализ Постановлений Пленума Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что выбор в пользу нормы-целого или совокупности преступлений при уголовно-правовой квалификации базируется на сравнении санкций многообъектного преступления и деяния, выступающего способом его совершения. На основании сравнительного анализа санкций рассматриваемых видов криминальных банкротств и возможных деяний-способов их совершения приходим к следующим выводам:

ч. 1 ст. 195 УК РФ поглощает деяния-способы, предусмотренные ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 167, ч. 1 ст. 325, ч. ч. 1, 3 ст. 327 УК РФ;

ст. 196 УК РФ поглощает деяния-способы, предусмотренные ч. ч. 1 - 3 ст. 159, ч. ч. 1 - 3 ст. 160, ч. ч. 1, 2 ст. 167, ч. ч. 1, 2 ст. 176, ч. 1 ст. 325, ч. ч. 1 - 3 ст. 327 УК РФ.

Учитывая значительную сложность уголовно - правовой оценки криминальных банкротств и наличие спорной правоприменительной практики, в настоящее время определилась необходимость в принятии руководящих разъяснений высшим судебным органом.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


. Нормативные источники


1.1 "Конституция Российской Федерации" (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2014. - N 9. - Ст. 851.

.2 "Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 05.05.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - N 25. - Ст. 2954.

.3 "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1994. - N 32. - Ст. 3301.

.4 "Трудовой кодекс Российской Федерации" от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 02.04.2014, с изм. от 05.05.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - N 1 (ч. 1). - Ст. 3.

.5 "Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 05.05.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - N 1 (ч. 1). - Ст. 1.

.6 Федеральный закон от 19.12.2005 N 161-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях"//Собрание законодательства РФ. - 2005. - N 52 (1 ч.). - Ст. 5574.

.7 Федеральный закон от 19.05.2010 N 92-ФЗ "О внесении изменений в статьи 14.13 и 14.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 195 Уголовного кодекса Российской Федерации"//Собрание законодательства РФ. - 2010. - N 21. - Ст. 2530.

.8 Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 12.03.2014) "О несостоятельности (банкротстве)" // Собрание законодательства РФ. - 2002. - N 43. - Ст. 4190.

.9 Федеральный закон от 25.02.1999 N 40-ФЗ (ред. от 05.05.2014) "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" // Собрание законодательства РФ. - 1999. - N 9. - Ст. 1097.

1.10 Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ (ред. от 05.05.2014) "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" // Собрание законодательства РФ. - 2001. - N 33 (ч. 1). - Ст. 3431.

1.11 Федеральный закон от 14.11.2002 N 161-ФЗ (ред. от 28.12.2013) "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" // Собрание законодательства РФ. -2002. -N 48. - Ст. 4746.


. Учебная и научная литература


2.1 Арутюнян К.С. Криминальное банкротство: цели и особенности совершения / К.С. Арутюнян // Юридическая работа в кредитной организации. - 2010. - № 2 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.2 Васильева Я. Ю. Преступления против интересов кредиторов: уголовно-правовая характеристика (вопросы теории и практики): учебно-практическое пособие / Я. Ю. Васильева. - Иркутск: Изд-во Иркутского института повышения квалификации прокурорских работников ГП РФ, 2006. - 86 с.

.3 Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности / Б.В. Волженкин. - СПб., 2007.

.4 Горелик А.С. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях / А.С. Горелик, И.В. Шишко, Г.Н. Хлупина. - Красноярск, 1998.

.5 Жадан В.Н. Актуальные вопросы квалификации преступлений в сфере банкротства / В.Н. Жадан // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. - 2012. - № 7. - С. 161-167.

.6 Журавлева Е.Н. Криминальное банкротство: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации: дис. … канд. юрид. наук / Е.Н. Журавлева. - Омск, 2006.- 214 с. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.7 Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлений: Учеб. Пособие / Л.В. Иногамова-Хегай. - М.: ИНФРА-М, 2002.

.8 Карпович О.Г. Ответственность за преднамеренное и фиктивное банкротство [Электронный ресурс] / О.Г. Карпович // Юрист. - 2002.- N 5 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

.9 Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений / И.А. Клепицкий. - М.: Статут, 2005. - 572 с.

.10 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс] / Г.Н. Борзенков, А.В. Бриллиантов, А.В. Галахова и др.; отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 2013. - 1069 с. // Справочная правовая система «КонсультантПлюс»

.11 Крымов В.А. Проблемы в установлении субъекта преднамеренного банкротства / В.А. Крымов // Российский судья. - 2007. - N 4. - С. 38 - 40.

.12 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений / В.Н. Кудрявцев. - М.: Юрист, 2004.

.13 Ляскало А. Конкуренция уголовно-правовых норм и совокупность преступлений при квалификации криминальных банкротств (ст. ст. 195, 196 УК РФ) / А. Ляскало// Уголовное право. - 2013. - N 1. - С. 49 - 53.

.14 Макаров А.В. Проблемы привлечения к уголовной ответственности за криминальные банкротства / А.В. Макаров // Социально - экономические явления и процессы. - 2011. - № 3-4. - С. 378-380.

.15 Махно Е.В. О некоторых проблемах законодательного определения объективной стороны фиктивного банкротства / Е.В. Махно // Вестник Томского государственного университета. - 2009. - № 314. - С. 115-118.

.16 Мещеряков А.В. Противоречия уголовного и гражданского законодательства, связанные с институтом «фиктивного банкротства» / А.В. Мещеряков // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. - 2010. - Т.84. - № 4. - С. 337-340.

.17 Михалев И. О фиктивном банкротстве [Электронный ресурс] / И. Михалев // Уголовное право. - 2006. - N 5// Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

.18 Морозова Ю.В. Обстановка совершения преступления как обязательный признак объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ / Ю.В. Морозова // Российский следователь. - 2013. - N 11. - С. 8 - 12.

.19 Мурадов Э. Руководитель организации как специальный субъект преступлений в сфере экономической деятельности [Электронный ресурс] / Э. Мурадов // Уголовное право. - 2009. - N 2 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

.20 Пивоварова Н.Н. Криминальные банкротства: проблемы уголовно - правового регулирования и противодействия (по материалам Краснодарского края): автореф. дис. … канд. юрид. наук / Н.Н. Пивоварова. - Ростов - на-Дону, 2010. - 32 с.

.21 Пустяков А.В. Уголовное банкротство: некоторые аспекты субъективной стороны и субъекта в преступлениях, предусмотренных статьями 195, 196, 197 УК РФ [Электронный ресурс] / А.В. Пустяков // Закон. - 2006. - N 9 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

.22 Русанов Г.А. Преступления в сфере экономической деятельности: учебное пособие [Электронный ресурс] / Г.А. Русанов. -М.: Проспект, 2011. - 264 с. // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

.23 Рыхлов О.А. Проблемы квалификации неправомерных действий при банкротстве и преднамеренного банкротства / О.А. Рыхлов// Российский следователь. - 2011. - N 9. - С. 27 - 29.

.24 Середа И.М. Некоторые проблемы квалификации преднамеренного банкротства по субъекту преступления / И.М. Середа, Е.А. Бирюкова // Российский следователь. - 2012. - N 14. - С. 12 - 17.

2.25 Словарь иностранных слов (около 10 000 слов). Составитель - Т.Ю. Ушакова. - СПб., 2008.

2.26 Тимербулатов А. Неправомерные действия при банкротстве [Электронный ресурс] / А. Тимербулатов // Законность. - 2001. - N 6 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

.27 Тляков Р.М. Неправомерные действия при банкротстве в Российской Федерации и ряде государств Европы: уголовные и криминологические аспекты / Р.М. Тляков// Юридический мир. - 2012. - N 4. - С. 55 - 57.

.28 Христенко Е.В. Оценочные признаки и квалификация неправомерных действий при банкротстве (ч. 1 ст. 195 УК РФ) / Е.В. Христенко // Юрист. - 2012. - N 11. - С. 15 - 18.

.29 Шестакова А. Криминальное банкротство / А. Шестакова, А. Каширин // ЭЖ-Юрист. - 2008. - № 33 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.30 Шишко И.В. Неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ) / И.В. Шишко // Законы России: опыт, анализ, практика. - 2011. - N 7. - С. 41 - 47.

.31 Щипкова С.А. Преступления, связанные с банкротством и их соотношение с аналогичными правонарушениями / С.А. Щипкова // Бизнес в законе. - 2008. - № 1. - С. 181-183.

.32 Яни П.С. Проблемы квалификации преступлений в сфере банкротства / П.С. Яни // Законность. - 2014. - N 1. - С. 38 - 42.


3. Судебная практика


3.1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 (ред. от 09.02.2012) "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2010. - N 9.

.2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 N 23(ред. от 23.12.2010) "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2005. - N 1.

.3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 (ред. от 14.06.2013) "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2004. - №8.

.4 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 (ред. от 23.12.2010) "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2003. - N 2.

.5 Справка от 14.02.2012 г. О практике рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел о неправомерных действиях в сфере банкротства (ст.ст. 195-197 УК РФ) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.6 Постановление Ракитянского районного суда Белгородской области от 2 августа 2011 года о прекращении уголовного дела по ч. 2 ст. 195 УК РФ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.7 ГАС РФ "Правосудие": Приговор Мучкапского районного суда Тамбовской области по уголовному делу№ 1-25/2011[Электронный ресурс]. -Режимдоступа:#"justify">.8 ГАС РФ "Правосудие": Приговор Октябрьского районного суда г. Иваново Ивановской области по уголовному делу N 1-3/2011. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">. Интернет - ресурсы


4.1 Состояние преступности в России за январь - декабрь 2013 года [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.2 Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.3 Закон Республики Беларусь «Уголовный кодекс Республики Беларусь» от 9 июня 1999 г. № 275 - З [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">.4 Уголовный закон Латвийской республики от 8 июля 1998 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">4.5 Ценова Т. Еще раз о преднамеренных и фиктивных банкротствах / Т. Ценова [Электронный ресурс]. - Режим доступа: #"justify">4.6 В Белгородской области к уголовной ответственности привлечен руководитель предприятия за неправомерные действия при банкротстве: новости Генеральной прокуратуры от 4 апреля 2005 года [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://genproc.gov.ru/special/smi/news/news-66707/, свободный