Тема: Правовое положение общественных и религиозных организаций

  • Вид работы: Диплом
  • Предмет: Основы права













Правовое положение общественных и религиозных организаций

Оглавление


Введение

Глава I. Общественные и религиозные организации как формы некоммерческих организаций

§1. Формы некоммерческих организаций

§2. Правовой статус общественных и религиозных организаций

Глава II. Создание общественных и религиозных организации, их реорганизация и ликвидация

§1. Создание общественных и религиозных организации

§2. Особенности реорганизации и ликвидации общественных и религиозных организации

Заключение

Список источников

Приложения

Введение


Осуществляемые в нашей стране в последние десятилетия политические и экономические изменения обусловили возникновение новых юридических форм и понятий, к ним относятся и некоммерческие организации.

Ст.2 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) гласит: "Некоммерческой организацией является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками".

Коммерческий сектор, несомненно, - основа экономики любого государства. При этом коммерческие организации обычно функционируют лишь в тех отраслях народного хозяйства, где возможно извлечь финансовую выгоду. К отраслям, где невозможно получить значительный финансовый эффект, принадлежат образование, наука и культура, искусство, спорт, социально-политическая и духовная сферы. Поэтому действующие в них организации, как правило являются некоммерческими.

Некоммерческие организации могут отличаться самыми разными направлениями деятельности. Они способны успешно оказывать социальные услуги, заниматься социальной защитой и реабилитацией населения, в том числе оказывать помощь незащищённым категориям людей: детям, лишившимся родительской опеки, инвалидам, переселенцам, беженцам, принимать участие в решении экологических проблем и т.д. Нередко коммерческие организации способствуют защите прав и свобод людей, возлагают на себя функции контроля в гражданском обществе, в частности следят за тем, как выполняют свою работу государственные органы, чиновники, тем самым развивая и укрепляя это гражданское общество.

Следовательно, можно с уверенностью заключить, что изучение вопросов, связанных с правовым положением общественных и религиозных организаций является очень актуальным. Помимо этого актуальность выбранной тематики подтверждается значительным числом исследователей-правоведов, посвятивших свои труды данной проблематике, среди них: Арламенков А.Ю., Бирюкова Т.А., Блошенко М.В., Болдырев В.А., Борисов А.Н., Гришаев С.П., Дутов И.С., Загребина И.В., Кирилловых А.А., Козырин А.Н., Лескова Ю.Г., Мартынов Б.С., Осипов М.Ю., Сойфер Т.В., Суровцова М.Н., Цепков В.Н. и другие.

Объектом исследования является совокупность правовых отношений, касающихся правового положения общественных и религиозных организаций.

Предмет исследования составили доктринальные взгляды в сфере правового положения общественных и религиозных организаций, а также совокупность правовых норм, регулирующих исследуемые вопросы.

Цели и задачи исследования. Цель работы - рассмотреть особенности и выявить существующие проблемы правового положения общественных и религиозных организаций.

Для достижения цели необходимо решить ряд задач:

показать формы некоммерческих организаций;

проанализировать правовой статус общественных и религиозных организации;

охарактеризовать создание общественных и религиозных организации;

показать особенности реорганизации и ликвидации общественных и религиозных организации;

уделить внимание правоприменительной практике в сфере формирования и деятельности общественных и религиозных организации;

сформулировать выводы по теме исследования.

Для решения указанных задач предполагается использование логического и сравнительно-правового методов исследования рассматриваемых вопросов.

Информационно-правовыми источниками исследования являются: Конституция Российской Федерации, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, а также материалы соответствующих научно-исследовательских и аналитических Интернет-порталов.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, включающих 5 параграфов, заключения, списка источников и приложений.

Глава I. Общественные и религиозные организации как формы некоммерческих организаций


§1. Формы некоммерческих организаций


Список возможных форм некоммерческих организаций в нашей стране окончательно не сформирован и дополняется, так как на сегодня действуют и создаются в соответствии с федеральными законами некоммерческие организации и в иных формах. Это обусловлено тем, что некоммерческие организации постоянно расширяют сферу своей деятельности, а многообразие целей соответственно влечет многообразие форм.

Профессор МГУ, известный отечественный правовед А.Е. Суханов высказывает мнение о том, что подобное расширение перечня организаций не имеет правовый оснований, ведь большинство форм очень схожи и фактически наследуют друг друга. Но, не взирая на критику со стороны этого и многих других учёных, в современной правовой науке утвердилось мнение о том, что утвердить законодательно список форм некоммерческих организаций в его завершённом виде пока невозможно.

Как отмечает П.Ю. Гамольский, круг организационно-правовых форм некоммерческих организаций расширился настолько, что включает более 20 наименований. Установить точное число форм не представляется возможным, так как из текста отдельных нормативно-правовых актов нельзя понять, речь идет о новой форме организации или об особенном направлении ее деятельности.

По мнению Ю.Г. Лескова, практика классификации юридических лиц, по организационно-правовому принципу или по направлениям деятельности, вызывает возникновение противоречий в нормах источников гражданского права, которые призваны регламентировать работу одной и той же организации.

Появляется вопрос - достаточно ли согласованы логически нормы определения организационно-правовых форм, как коммерческих, так и некоммерческих организаций? Чтобы ответить на него, следует изучить существующие формы и сферы функционирования некоммерческих организаций.

Согласно нормам ст.2 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014)"некоммерческие организации могут создаваться в форме общественных или религиозных организаций (объединений), общин коренных малочисленных народов Российской Федерации, казачьих обществ, некоммерческих партнерств, учреждений, автономных некоммерческих организаций, социальных, благотворительных и иных фондов, ассоциаций и союзов, а также в других формах, предусмотренных федеральными законами" (Приложение 1).

Согласно п.1 ст.116 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) потребительским кооперативом является объединения юридических и физических лиц на добровольных основаниях членства, которое реализуется путем объединения его членами паевых взносов. Цель создания потребительского кооператива - удовлетворение материальных благ и иных потребностей участников. Таким образом, ГК РФ потребительские кооперативы отнесены к некоммерческим организациям, которым позволено делить полученный доход в результате предпринимательской деятельности между участниками кооператива. Однако Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (Закон N 7-ФЗ) не содержит норм о том, что потребительский кооператив может выступать в качестве некоммерческой организацией. А.Е. Суханов полагает, что распределение дохода между членами потребительского коллектива (даже если имеет место предпринимательская деятельность) не согласуется с правовой природой некоммерческой организации.

По мнению В.В. Ковязина потребительский коллектив совмещает черты организаций разных организационно-правовых форм и его можно отнести в переходной форме коммерческой организации.

Учёный-правовед С.В. Тычинин развивает мысль о том, что все кооперативы содержать черты различных организаций. Поэтому их нельзя окончательно отнести к строго определённым формам организаций.

Если, попытаться подойти к анализу правовой природы любых кооперативов без формализма, то можно обнаружить, что они имеют много общего с некоммерческими организациями. Ведь, в каждом кооперативе, как и в любой некоммерческой организации, непосредственным распределением доходов заняты те члены, которые своим трудом, своими усилиями, талантами, интеллектуальными, а не материальными вложениями, учувствуют в работе этого юридического лица.

Для того, чтобы решить принадлежит организация к коммерческим или некоммерческим типам, нужно не только определить ее организационно-правовую форму, но и узнать, как эта форма определяется законодательством. Важно, чтобы выбранная форма организации, закреплённая в уставе, не противоречила Гражданскому Кодексу РФ, а, значит, не подвергалась ограничением со стороны гражданских норм права. Это позволит некоммерческой организации беспрепятственно достигать цели своей работы и эффективно распределять полученную прибыль.

Итак, становится понятным, что существует цель деятельности некоммерческой организации, которая заключаются в достижении общественных благ. Именно поэтому, по мнению специалистов, потребительский коллектив нельзя считать правовой формой деятельности некоммерческих организаций, поскольку главной его целью является получение доходов со стороны членов кооператива, а не создание общественных благ. Указанная ситуация никак не вписывается в классификацию юридических лиц ни с позиций ее стройности, ни с позиций ее соответствия природе кооперативов, их предназначения, реализуемое в социально-экономической жизни государства.

По справедливому мнению Г.Г. Ягудиной, необходимо внести изменения в ГК РФ, выделив кооператив как специфический тип юридического лица с описанием частных и общих особенностей учреждения и функционирования различных кооперативов, внести изменения в некоторые статьи ГК РФ, например в ст.50.

Выделяемая исследователями проблема классификации юридических лиц по разным основаниям (организационно-правовые формы юридических лиц, отраслевая специфика функционирования хорошо различимы в положениях Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (Закон N 82-ФЗ).

Понятие "общественное объединение" включает сразу несколько организационно-правовых форм и само по себе формой юридического лица не является. Согласно ст.5 Закона N 82-ФЗ общественное объединение рассматривается как "добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения". Формируются объединения инициативной группой, состоящей как минимум из трех граждан. Помимо физических лиц, учредителями общественных объединений могут быть юридические лица, уже получившие статус общественной организации.

По мнению некоторых правоведов, определение участника общественного объединения, данное в Законе N 82-ФЗ, недостаточно конкретизировано, поэтому учредителями и членам общественного объединения могут быть любые физические и юридические лица, к ним не выдвигаются чёткие требования.

Деятельность отдельных общественных объединений регулируется не только Законами N N 7-ФЗ, 82-ФЗ, но и некоторыми другими нормативными актами. К таким объединениям относятся: профсоюзные объединения, детские и юношеские объединения, объединения инвалидов, политические объединения, общественные объединения физических лиц и т.д.

Под общественной организацией понимается "основанное на членстве общественное объединение, созданное на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей объединившихся граждан". Таким образом, от других форм общественных объединений общественную организацию отличают фиксированное членство и совместная деятельность членов как основа для охраны их совместных интересов и достижения целей деятельности.

В отличие от общественной организации общественное движение - это объединение широких масс в общественно полезных целях (ст.9 Закона N 82-ФЗ). При этом в законодательстве минимальное число участников общественного движения не определено.

Г.А. Кудрявцев в своих работах исследовал характерные черты общественных движений и пришёл к выводу, что главной его особенностью является не фиксированное участие, то есть непостоянное членство участников движения.

Так выделяются категории "участников" и "членов" общественных организаций.Г. Г. Ягудина придерживается мнения о том, что члены имеют советующие документы, подтверждающие их участие в объединении, а участники не оформляют их, то есть имеет место нефиксированное членство.

Общественное движение преследует социальные, политические и иные общественно полезные цели.

В соответствии со ст.10 Закона N 82-ФЗ общественный фонд - это вид некоммерческой организации, что "представляет собой не имеющее членства общественное объединение, цель которого заключается в формировании имущества на основе добровольных взносов, иных не запрещенных законом поступлений и использовании данного имущества на общественно полезные цели. Учредители и управляющие имуществом общественного фонда не вправе использовать указанное имущество в собственных интересах".

По мнению Г.Г. Ягудиной, из этого следует, что общественный фонд представляет собой объединение капиталов, а не объединение физических лиц, что не соответствует правовой природе общественных объединений. При этом в отношении общественного фонда в ст.10 Закона N 82-ФЗ отмечается, что он является одним из видов некоммерческих фондов. На этой основе возникает противоречие: фонд в одно и тоже время выступает и как некоммерческий фонд, и как организационно-правовая форма общественного объединения.

В результате этого противоречия, могут возникать следующие проблемы, например, согласно ст.65 ГК РФ ряд юридических лиц может признаваться несостоятельными по делам о банкротстве. Среди этих юридических лиц есть такие некоммерческие организации, как благотворительные и некоммерческие фонды, потребительские кооперативы.

В этой статье нет упоминаний об общественных объединениях, исходя из этого, объединения даже занимаясь предпринимательской деятельностью, в случае банкротства не могут быть официально признанными несостоятельными. Значит, общественные объединения как некоммерческие фонды могут быть объявлены банкротами, а как общественные фонды - нет. На практике в случае финансового краха общественного объединения бывает очень сложно определить его статус, чему способствуют противоречивые нормы ст.65 ГК РФ. Все это может нанести значительный ущерб практике функционирования общественный объединений и усложнить работу специалистов - юристов.

В статье 11 Закона N 82-ФЗ мы можем обнаружить определение такой формы некоммерческой организации, как общественное учреждение - "не имеющее членства общественное объединение, ставящее своей целью оказание конкретного вида услуг, отвечающих интересам участников и соответствующих уставным целям указанного объединения".

Данный Закон выделяет общественное учреждение среди прочих форм правовой организации общественных объединений. Главным отличительным признаком выступает цель создания этого типа объединения, а именно - предоставление определенных услуг, которые не только соответствуют миссии организации, но и удовлетворяют потребности ее участников. Общественное учреждение, как и любая иная некоммерческая организация обладают специфической правоспособностью, что выражается в выполнении тех обязанностей и защите тех прав, которые вытекают из цели деятельности организации, указанной в уставе, то есть из уставной цели.

Поэтому некоммерческим организациям строго запрещено заниматься детальностью, не соответствующей целям, закреплённым в ее уставе. По мнению автора работы, критерий предоставления тех или иных услуг в интересах участников со стороны организации является скорее оценочным мерилом.

Общественное объединение, в котором не предусмотрено членство и целью создания которого является общее решение социальных затруднений у граждан на месте их проживания, в трудовом, учебном коллективе, называется органом общественной самодеятельности. Это объединение призвано отстаивать интересы физических лиц, изложенные в виде уставных целей органа общественной самодеятельности. Устав данного объединения может оформляться в виде программы его деятельности (ст.12 Закона N 82-ФЗ).

Таким образом, орган общественной самодеятельности в отличие от иных форм общественных объединений ограничен в выборе своих целей. Его деятельность направлена на решение лишь тех социальных проблем, которые возникают у граждан в связи с их проживанием в определенном месте, с работой или учебой в определенной организации.

"Политическая партия - это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления".

Создание, деятельность, реорганизация и ликвидация политических партий регулируются Федеральным законом от 11.07.2001 N 95-ФЗ "О политических партиях".

В основе политической партии, как общественной организации в современном виде лежит правовой механизм, пришедший из континентального немецкого права. Изначально политическая партия помимо учреждения состояла из дополнительных организаций, которые либо осуществляли деятельность на благо общества, либо управляли имуществом, то есть представляли собой нечто вроде фондов. В случае недостаточного разграничения юридического положения учредителя и учреждения при наличии зависимости прав учредителя от прав на имущество учреждения (имущественного статуса) может иметь место субсидиарная ответственность учредителя при выявлении имущественной недостаточности (п.2 ст.120 ГК РФ, п.2 ст.9 Закона N 7-ФЗ) .

Специалисты отмечают, что современных условиях государственным и муниципальным учреждениям культуры получить сколько-нибудь значительные бюджетные ассигнования очень трудно, прежде всего из-за неустойчивой экономической ситуации в стране. Бюджетное финансирование значительно отстает от стремительно возрастающих под влиянием инфляции потребностей организаций культуры и искусства в финансовых средствах. Решением проблемы являются возникновение и развитие иных организационно-правовых форм организаций культуры, среди которых особое место занимает автономная некоммерческая организация.

Организационно-правовая форма автономной некоммерческой организации, предусматриваемая ст.10 Закона N 7-ФЗ, является по сути лишь учреждением, по отношению к имуществу которого, применяется право собственности, а не вещное право, обременённое ограничениями. Привлекательность данной организации состоит в том, что при наделении организаций указанных организационно-правовых форм автономией расширяется возможность осуществлять не только уставную (основную) деятельность, но и финансово-хозяйственную.

Однако в настоящее время актуален вопрос о намеченной реструктуризации бюджетного сектора, которая предполагает реорганизацию бюджетных учреждений путем внедрения новой формы некоммерческой организации - автономного учреждения, которое позволит увязать механизм финансирования с итогом его работы.

Федеральный закон от 03.11.2006 N 174-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об автономных учреждениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) предоставляет возможность бюджетным организациям с процентом платных услуг свыше 70 %, не привлекать бюджетное финансирование. Общая идея Закона N 174-ФЗ сводится к уменьшению финансовой нагрузки на государственный бюджет (в сфере дотации социальных объектов) через внедрение платных услуг в учреждениях социальной сферы.

Согласно этому же Закону под автономным учреждением понимается - "некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в целях осуществления предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти, полномочий органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, средств массовой информации, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах, в случаях, установленных федеральными законами (в том числе при проведении мероприятий по работе с детьми и молодежью в указанных сферах)".

Автономное учреждение выступает сегодня в качестве относительного новшества муниципального управления в ходе реформирования и трансформации структуры бюджетного сектора.

Использование одних и тех же слов как для обозначения организационно-правовой формы, так и в качестве части наименования организации нередко приводит к тому, что не удается определить форму некоммерческой организации исходя лишь из одного ее названия. Особые сложности порождает использование слова "фонд". Фондом может называться и общественный фонд, и государственное учреждение, и даже акционерное общество, например инвестиционный фонд. Учредители фонда по отношению к самому фонда не имеют имущественных прав (п.3 ст.48 ГК РФ), так как фонд выступает владельцем всего имущества, что отличает его от учреждения. Ведь в учреждении его учредители имеют полноту имущественных прав. Для фонда характерна и организационная целостность, сплочённость, то есть отделение от его основателей. Те, кто создавал фонд, стоял у его истоков, не получают никаких прав в управлении этой организацией.

Даже государственная корпорация, обладающая эффектным названием по своей сути, по природе ее образования является не более чем общественным учреждением. Роднит с учреждением государственную корпорацию и схема организационной структуры. Во главе корпорации стоит единоличный учредитель, которому подчиняются подразделения, занимающиеся той или иной деятельностью, направленных на достижение общественных благ, но и представляющих значение для самого учредителя. При этом согласно п.3 ст.48 ГК РФ и п.1 ст.7 Закона N 7-ФЗ учредитель государственной корпорации также, как и в любом учреждении, не может претендовать на реализацию имущественных прав, относительно всего того, что принадлежит корпорации. Благодаря этому государственная корпорация также обретает отделённость от учредителя относительно имущество и организационной структуры, что позволяет ей эффективно выполнять свои функции.

Но если учредитель государственной корпорации не имеет имущественных прав, то это не означает, что он и не несёт ответственность. В п.1 ст.7 Закона N 7-ФЗ подразумевается, что ответственность по обязательствам государственной корпорации возлагается на учредителя. Она может быть субсидиарной и солидарной. Нормы федерального и специального законодательства позволяют государственной корпорации использовать самые сильные стороны коммерческих и некоммерческих организаций, избегая невыгодных аспектов обеих организационных форм. Подобный подход обеспечивает выживание корпорации в условиях рынка на благо общества.

Г.Г. Ягудина, на мнение которой мы уже ссылались, считает, что несмотря на выгоды для корпораций и других учреждений, подобные расхождения правовых норм негативно влияют на развитие законодательства относительно юридических лиц, так как присутствует отрицательный пример для прочих организаций. Отдельные группы лоббистов способны влиять на правовую систему государства, перестраивая нормы, регулирующие деятельность некоммерческих организаций в своих интересах. Как пишет исследовательница: "В целях гармонизации системы подобная аномалия должна быть устранена". Также она отмечает, что государственная корпорация, как организационно-правовая форма некоммерческой организации мало изучена в теории правоведения, не закреплена в Гражданском кодексе и не выработаны практические механизмы ее управлением на практике.

В конечном итоге, укрепление корпоративного компонента в структуре некоммерческой организации ведёт к созданию значительного количества членских некоммерческих организаций. Подобные некоммерческие организации представляют собой союз лиц, которые формально не стремятся к получению прибыли, но на практике могут преследовать самые разные цели. Критерием определения истинных целей некоммерческой организации в таком случае становятся уставные общеполезные цели, кторых стремится достичь организация. Предполагается, что по самой цели создания организации можно определить ее коммерческую или некоммерческую социальную направленность.

Совсем недавно в российском законодательстве появилась такая форма некоммерческой организации, как некоммерческое партнёрство, которое официально не утвердилось в гражданском праве нашей страны.

Названный вид был заимствован из американского правопорядка. Согласно п.1 ст.8 Закона N 7-ФЗ некоммерческое партнёрство инициируется физическими или юридическими лицами на основаниях членства для того, чтобы члена партнёрства занимались общей деятельностью, направленное на общественное благо, согласно задекларированным в уставе целям, что закреплено в п.2 ст.2 Закона N 7-ФЗ.

Участники некоммерческого партнёрства в случае ликвидации организации или при единоличном выходе имеют имущественные права, как результат вложения собственных прямых усилий в развитие некоммерческой организации. Поэтому имущество партнёрство даже в период его функционирования разделяется между участниками, что не согласуется со статусом некоммерческой организации. И хотя некоммерческое партнёрство по типу организации более всего похоже на общество с ограниченной ответственностью, нет никаких правовых оснований его превращения в коммерческую организацию.

Все указанные выше тенденции указывают на коммерциализацию тех организаций, которые создавались в качестве некоммерческих. Этот процесс может негативно сказываться как на государственной правовой системе, так и на экономике отдельных стран, регионов и всего мира. Ведь на сегодняшний день некоммерческие организации выступают как активные субъекты предпринимательства, как в развитых странах, так и странах развивающихся, с переходной экономикой.

В этой связи огромный интерес для российской практики, по мнению Г.Г. Ягудиной, представляет американский подход к классификации некоммерческих организаций. В его основу положен критерий области или сферы деятельности некоммерческой организации. Исходя из применяемых в США стандартов, в американской практике был сформулирован общий подход, разделяющий некоммерческие организации на четыре отдельные категории:

организации из сферы медицины и здравоохранения;

организации образования;

благотворительные организации;

прочие некоммерческие организации (профессиональные объединения, союзы граждан, братства, культурные и духовные объединения, кладбища).

Преимуществом этой классификации является возможность разработки на ее основе отраслевых учётных стандартов. Так в США эффективно используются стандарты оценки деятельности некоммерческих организаций этих групп. Помимо наличия самой отчетности явно определяется цель проведения учёта. Так в той же Америке лишь благотворительные организации подают обязательный отчёт распределения доходов по функциональному признаку в составе общей бухгалтерской документации. К другим организациям выдвигаются другие специфические требования.

Но следует рассмотреть и недостатки применения данной классификации некоммерческих организаций. В их числе сложность определения сферы деятельности той или иной организации. Так, если благотворительная организация оказывает услуги семьям, в кторых проживают дети-инвалиды, то ее можно одновременно причислить к организациям здравоохранения. Всякие попытки строго очертить профиль деятельности некоммерческой организации сталкиваются с большой условностью инструментов оценки многопрофильных организаций. А ведь большинство некоммерческих организаций являются именно многопрофильными. При этом в западных странах большой акцент делается на просвещении населения, образовательной специфике некоммерческих организаций, которой они буквально пронизаны. Особенно часто образовательный профиль пересекается с молодёжным профилем.


§2. Правовой статус общественных и религиозных организаций


Согласно п.1 ст.6 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) отражено положение п.1 ст.117 части первой ГК РФ, по которому статус общественных и религиозных организаций, объединений получают объединения физических лиц по принципу совместных интересов, направленные на обеспечение нематериальных, в первую очередь духовных, нужд граждан. Создаваться и регистрироваться они должны в установленном нормами гражданского права порядке.

В 1 ст.6 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) выражается еще одна норма п.1 ст.117 ГК РФ религиозные организации, как и прочие общественные организации имеют право на предпринимательство, посредством которого они покрывают расходы на достижение своей цели.

Это положение обусловлено тем, что общественные и религиозные организации являются некоммерческими организациями (НКО). Если следовать п.2 ст.6 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) , то можно заметить, что воспроизводится и содержание п.2 ст.117 части первой ГК РФ, в котором указанно, что ни имущество, ни членские взносы общественных и религиозных организаций не могут быть собственностью их участников-членов. Одновременно с этим участники или члены данных организаций не несут никаких имущественных обязательств. В равной мере сами организации не несут ответственности по материальным обязательствам своих участников.

Как видно из П.3 ст.48 ГК РФ общественные и религиозные организации, а также объединения являются некоммерческими организациями, в кторых ни участники или члены, ни сами учредители не обладают правами на имущество организации. Имуществом учредителей или участников общественных и религиозных организаций может быть признаны лишь те объекты, которые были переданы им в виде взносов или вкладов (от учредителей или членов), а также куплены организацией, как юридическим лицом в процессе их деятельности (п.4 ст.213 ГК РФ).

По установленному п.3 ст.56 ГК РФ правилу учредитель (участник) юридического лица не может отвечать по обязательствам этого самого лица, а юридическое лицо не выступает ответчиком по обязательствам физических лиц - его членов. Исключение составляют случаи, предусмотренные Гражданским кодексом или уставными документами общественной, религиозной организации. Членские взносы участников (членов) указанных выше организаций и объединений вносятся согласно с п.1 ст.26 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) являются одним из источников формирования имущества этих НКО.

В соответствии с п.3 ст.117 ГК РФ "особенности правового положения общественных организаций как участников отношений, регулируемых ГК РФ, определяются законом".

Однако весь перечень обособленностей определения правового статуса общественных и религиозные организаций детализируется целым рядом федеральных законов.

Можно выделить Федеральный закон от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях".

В ст.14 закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ говорится о том, что общественные и религиозные организации и объединения могут создаваться, как на федеральном, так и на межрегиональном, региональном и локальном уровнях

Федеральная или общероссийская общественная организация действует согласно своим уставным целям в количестве субъектов РФ, не меньше 50% от всех субъектов. То есть, действуя более чем в половине административных единиц страны, она имеет разветвлённую структуру, состоящую из различных подразделений: филиалов, представительств, региональных отделений.

Для межрегиональной организации характерно наличие структурных подразделений в менее чем половине субъектов РФ от их общего числа. При этом сохраняются уставные цели деятельности.

общественная религиозная организация правовой

Если деятельность общественной организации по достижению ее уставных целей ограничивается лишь пределами одного субъекта нашего государства, то такую организацию можно назвать региональным общественным или религиозным объединением.

Соответственно местное или локальное общественное объединение действует в границах отдельно взятого муниципального образования Российского государства.

Ст.8 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" посвящена особенностям такой организационно-правовой форме общественных объединений как общественная организация.

В соответствии со ст.117 ГК РФ общественная организация признается добровольным объединением физических лиц в законодательно одобренном порядке по принципу их общих интересов - покрытия тех ил иных нематериальных духовных нужд граждан. Из данного определения и определения, которое содержит ст.8 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях", следует, что основным признаком общественной организации является общность интересов объединившихся граждан и совместная деятельность этих граждан для охраны совместных интересов, продиктованных потребностями.

Любой общественной или религиозной организации разрешено вести предпринимательскую деятельность, если это требуется для получения ресурсов, помогающих достичь их уставных целей. Подобное правило одинаково для всех некоммерческих организаций.

Члены общественной организации не сохраняют прав на имущество, которым распоряжается объединение, включая членские вклады. Также они не могут отвечать по ее обязательствам, а общественная организация не отвечает по обязательствам своих членов.

Остановимся подробнее на отдельных видах общественных организаций.

Достаточно популярными в последнее время стали общественные организации инвалидов, которые ведут активную деятельность в защиту прав и законных интересов людей с ограниченными возможностями.

Общественные организации, основанные гражданами-инвалидами или лицами, которые отстаивают их интересы, защищают законные права, в т. ч. гарантируют равные возможности реализации этих прав, называются общественными организациями инвалидов. Главная цель формирования подобных организаций - вовлечение инвалидов в полноценную социальную жизнь. При этом количество членов-инвалидов или их представителей (родственников, опекунов) должно быть не менее 80% от общего числа участников. Это касается ассоциаций или союзов инвалидов.

В Федеральном законе "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (ст.33) указано, что государство может оказывать материально-техническую и финансовую поддержку обществам инвалидов.

Правительство РФ утверждает Правила предоставления субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку общероссийских общественных организаций инвалидов (Постановление Правительства РФ от 20.12.2010 N 1074 (ред. от 25.03.2013)"О предоставлении субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку общероссийских общественных организаций инвалидов":

"Субсидии предоставляются следующим общероссийским общественным организациям инвалидов:

общероссийская общественная организация "Всероссийское общество инвалидов";

общероссийская общественная организация инвалидов "Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых";

общероссийская общественная организация инвалидов "Всероссийское общество глухих";

общероссийская общественная организация инвалидов войны в Афганистане и военной травмы - "Инвалиды войны".

В форме общественной организации создаются национально-культурные автономии.

В соответствии с Федеральным законом от 17 июня 1996 г. N 74-ФЗ "О национально-культурной автономии" национально-культурной автономией в Российской Федерации признается разновидность самоопределения граждан по национально-культурному признаку. Группа граждан России, объединенных этническим происхождением, культурой могут создавать автономию на территории, где проживает данное национальное меньшинство. Участие в автономии строится на основе добровольности с целью развития самобытной культуры, языка, методики образования данной этнической группы.

Национально-культурная автономия в зависимости от территориальной сферы деятельности может быть местной, региональной, федеральной. В частности, местная национально-культурная автономия учреждается на общем собрании (сходе) гражданами Российской Федерации, относящими себя к определенной этнической общности и постоянно проживающими на территории соответствующего муниципального образования.

Создание общественных объединений инвесторов также установлено нормами специального закона - Федерального закона от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг". Названные общественные объединения федерального, межрегионального и регионального уровней вправе осуществлять защиту прав и законных интересов инвесторов - физических лиц в формах и порядке, которые предусмотрены законодательством РФ.

В целях защиты прав и интересов инвесторов физических лиц могут:

подавать в суд иски с требованием (согласно процессуальным нормам) защиты прав и интересов этих физических лиц, которые понесли потери на рынке ценных бумаг;

согласно отечественному законодательству в случае удовлетворения имущественных исков со стороны вкладчиков - физических лиц, следить за сохранностью и распоряжением имущества должников (допустивших противоправные действия), из которого возмещается ущерб инвесторам;

формировать фонды компенсации и другие фонды, средства кторых могут быть направлены на защиту законных прав и нужд физических лиц - инвесторов;

создавать союзы и ассоциации.

Особенности правового положения иных общественных организаций определяются специальными законами.

В отношении членства в общественной организации законодатель никаких особенностей не устанавливает. По общему правилу, ее членами в соответствии с главным документом организации могут быть как физические, так и юридические лица.

Основные вопросы о построении и функционировании организации - порядок формирования, полномочия, структура, срок действия, правила решения основных вопросов от их имени устанавливаются уставом в соответствии с федеральными законами.

В качестве верховного органа управления в общественной организации в соответствии с абз.3 ст.8 N 46-ФЗ от 5 марта 1999 г. выступает конференция, съезд или общее собрание инвесторов. А непрерывное руководство осуществляет коллегиальный орган, формируемый посредством избрания его состава. Коллегиальный орган подвластен и подотчётен высшему органу.

Учредительными документами общественной организации может быть утверждено положение о создании коллегиального органа, к компетенции которого относятся утверждения годового отчёта и годового бухгалтерского баланса; утверждения финансового плана общественной организации и внесения в него изменений; создания филиалов и открытия представительств общественной организации; участия в других организациях.

Вопросы изменения устава общественной организации; определения приоритетных направлений ее деятельности, принципов формирования и использования ее имущества; образования исполнительных органов общественной организации и досрочного прекращения их полномочий; а также вопрос о реорганизации и ликвидации общественной организации относятся к исключительной компетенции высшего органа управления общественной организацией.

Съезд (конференция) или общее собрание членов общественной организации правомочно, если присутствует более половины его членов.

Решение съезда (конференции), а также собраний можно считать законным при голосовании большинства членов, принявших участие в нем.

Решения по вопросам исключительной компетенции высшего руководящего органа общественной организации принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов в соответствии с федеральными законами и учредительными документами общественной организации.

Общественная организация не уполномочена оплачивать работу членов верховного управляющего органа. Исключение составляют случаи, когда участники руководящего органа несут расходы, связанные с функционированием организации (последние компенсируются).

Государственная регистрация общественной организации осуществляется в общем порядке, установленном в ст.21 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях". С момента официальной регистрации организации, ее коллегиальный орган получает статус юридического лица и действует от имени данной общественной организации.

В качестве предмета регулирования Федерального закона от 11.07.2001 N 95-ФЗ (ред. от 07.05.2013)"О политических партиях" выступают те социальные отношения, что зарождаются при обеспечении права граждан на политическую активность, а также связанные с ней формирование, функционирование, перестройка и упразднение политических партий на территории РФ.

Другой Федерального закона от 12 января 1996 г. N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" гласит, что в России существуют первичные профсоюзные организации - профессиональные объединения, призванные защищать конституционные трудовые права граждан. Профсоюзы, как и все прочие некоммерческие организации могут создавать, реорганизоваться и ликвидироваться по уставу и законам.

П.1 ст.2 вышеуказанного Закона определяет профсоюза как "добровольное общественное объединение граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности, создаваемое в целях представительства и защиты их социально-трудовых прав и интересов".

В Федеральном законе от 11.08.1995 N 135-ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" установлены правила контроля над благотворительной деятельностью в РФ, способы взаимодействия благотворительных организаций с органами власти, муниципальными органами, правила формирования и функционирования организаций с благотворительными целями для развития отечественной благотворительности, а, значит, для улучшения общественных отношения и благополучия социума.

В п.1 ст.6 данного Закона благотворительные организации характеризуются как некоммерческие организации, не относящиеся к государственным и муниципальным формам собственности, сформированные для оказания благотворительной помощи тем или иным категориям граждан или всему обществу, чья деятельность не противоречит нормам российского законодательства. Ст.7 Закона акцентирует наше внимание на формах, в кторых может существовать благотворительная организация, к ним принадлежат: учреждения (если ее основывают другие благотворительные организации как учреждения), общественной организации или объединения, фонда.

Еще раз скажет о национально-культурной автономии, ведь в многонациональной Российской Федерации этот вопрос достаточно важен. Согласно упомянутому Закону от 17 июня 1996 г. N 74-ФЗ национально-культурная автономия помогает государству защищать права национальных меньшинств, избегать дискриминации, поддерживать при помощи правовых инструментов атмосферу дружба и благожелательности в обществе.

В самом начале Закона, в первой его статье национально-культурная автономия трактуется как реализация права граждан России на самоопределение по национальному и культурному признаку посредством союза граждан-единомышленников, добровольно относящих себя к определенной этнической группе, проживающие на компактной территории и являющейся национальным меньшинство по отношению к титульной нации. Цель деятельности такой автономии заключается в сохранении национальной самоидентификации граждан, развитии и преумножении местной культуры, языка традиций, в т. ч. традиций передачи знаний. По своей правовой природе национально-культурная автономия является ярким образцам общественной некоммерческой организации, а именно общественного объединения.

Дополняет российское право и Федеральный закон от 28 июня 1995 г. N 98-ФЗ (ред. от 05.04.2013)"О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений", что закреплено в п.1 его ст.2. Названный Закон в соответствии с п.1 ст.1 "регулирует отношения, возникающие в связи с установлением и осуществлением федеральными органами исполнительной власти мер государственной поддержки общероссийских, международных молодежных и детских объединений".

Статья 33 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" предусматривает право инвалидов на создание общественных объединений.

П.1 ст.45 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 02.07.2013)"О защите прав потребителей" предусматривает, что физические лица в России могут создавать на добровольных началах общественные объединения а также ассоциации и союзы, деятельность кторых в соответствии с уставом, будет направлена на защиту их потребительских конституционных прав.

Правовое положение религиозных организаций регулирует Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013), что и закреплено в его ст.1. В предмет регулирования названного Закона также входят общественные правовые отношения граждан, возникающие при использовании ими законного права на выбор вероисповедания и свободу совести.

В ст.8 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013) под религиозной организацией понимается объединение физических лиц, проживающих на территории РФ, с целью общего принятия и распространения того или иного религиозного учения, не запрещённого в России законодательно. Объединение регистрируется и получает статус юридического лица в установленном порядке.

В ст.8 упомянутого Закона религиозные организации, как некоммерческие организации также классифицируются по охвату территории влияния на централизованные и местные (локальные).

Местная или локальная религиозная организация - это объединение 10 и более совершеннолетних граждан РФ, которые неизменно проживают на территории определенной административной единицы или муниципального образования.

Если три местные религиозные организации осуществляют процесс слияния в одну новую организацию, то образовывается централизованная религиозная организация.

При рассмотрении дел, относящихся к деятельности религиозных организаций, государственные органы должна учитывать принцип территориальности, то есть позволять религиозным организациям самостоятельно решать вопросы местной жизни, которые можно отнести к их компетенции согласно цели их создания.

Эта же статья выдвигает требованию к названию религиозной организации. В наименовании организации должно быть использованы слова и словосочетания, которые бы чётко указывали на вероисповедание, религиозную направленность организации. Это, неважное на первый взгляд, правило является достаточно строгим, в противном случае организации может быть отказано в официальной регистрации. По названию можно выявлять те или деструктивные культы.

Изложенное в первой главе исследования позволяет сделать вывод о том, что следует использовать различные подходы к классификации некоммерческих организаций в соответствии с целями, стоящими перед исследователем. Учитывая, что в соответствии с ГК РФ перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций остается открытым, а также практическую невозможность установить их исчерпывающий перечень, можно предложить привести к единообразию формы правовой организации некоммерческих организаций для того, что сформировать конечный перечень типов этих организаций:

некоммерческие организации, совершенно лишённые черт коммерческой, предпринимательской деятельности (благотворительные организации и учреждения, фонды, общественные объединения);

некоммерческие организации с лёгкой степенью коммерциализации, работа кторых предусматривает предпринимательство и получение дохода, но при этом сохраняются прочие черты некоммерческой организации (государственные корпорации, потребительские кооперативы, автономные некоммерческие организации, некоммерческие партнёрства, о кторых мы упомянули ранее);

организации промежуточного типа, являющие юридическими лицами, которые осуществляют, как коммерческую, так и некоммерческую деятельность, например благотворительные организации, которые занимаются получением прибыли, другие некоммерческие объединения.

Следовательно, отечественное гражданское право должно постоянно совершенствоваться и корректировать новые формы организаций для того, чтобы избежать размывания правовых границ классификации типов некоммерческих организаций.

Глава II. Создание общественных и религиозных организации, их реорганизация и ликвидация


§1. Создание общественных и религиозных организации


Ст.6 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" посвящена разграничению и определению статуса учредителей, членов и участников общественного объединения. Названные три понятия во многом схожи, поскольку один и тот же гражданин одновременно может, скажем, являться учредителем и членом общественного объединения и иметь в связи с этим "максимальный набор" прав и обязанностей в отношении этого объединения.

Обратимся к общим нормам гражданского законодательства.

В соответствии со ст.48 ГК РФ вещные права на имущество или обязательственные права на имущество организации могут появляться у учредителей организации при образовании юридического лица.

Общественные объединения - это, прежде всего, юридические лица, по отношению к которым у физических лиц - их учредителей не могут возникать имущественные права и притязания (ст.48 ГК РФ). Соответственно, при определении статуса учредителей, членов и участников общественного объединения на первое место выходят их неимущественные права.

Учредительный договор учредителями общественного объединения не заключается. В качестве учредительного документа утверждается устав.

Органы общественных объединений являются средствами реализации его гражданских прав как некоммерческой организации, которые она получает в соответствии с учредительными документами и нормами права.

Участниками, членами и учредителями указанных объединений законодательство определяет, как физических лиц, то есть граждан, так и юридических лиц.

В качестве первых могут выступать любые физические лица, а не только граждане РФ. Ограничения могут быть специально предусмотрены в законе. Например, в соответствии со ст.2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 10-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" правом на объединение в профсоюз обладают физические лица, которым на этот момент исполнилось четырнадцать лет, и которые уже трудоустроены. Даже те лица, что проживают и трудятся за пределами России, могут стать участниками профессиональных объединений. В то же время иностранные граждане и люди без гражданства могут быть членами российских профсоюзов, если это не противоречив отечественному законодательству и нормам международного права, в особенности договорам.

От имени юридических лиц действуют уполномоченные руководящие органы или же лица, специально уполномоченные на то решением руководящего органа (например, протоколом общего собрания об избрании доверенного лица для представления интересов юридического лица на общих собраниях общественной организации, членом которой это юридическое лицо является) и доверенностью, выданной юридическим лицом.

Все без исключения жители РФ, как граждане, а также организации - юридические лица имеют права устанавливать и отстаивать свои обязанности и права, интересы, которые являются гражданскими правами.

Равенство, имущественная самостоятельность, членов и автономия воли согласно с гражданским правом нашей страны составляют основу гражданского оборота и в том числе правоотношений в связи с созданием общественных организаций.

В юридической литературе не раз отмечались определенные противоречия, которые возникали при соотношении понятий "учредитель", "член" и "участник" общественных объединений с понятиями, которые следуют из специальных федеральных законов.

Членство или участие в общественной организации должно быть ограждено от дискриминации по национальному, расовому, гендерному, религиозному, социальному или профессиональному отличию. Не должно влиять на участие в этих организациях также место жительства и материальное состояние лиц. Данное положение основано на норме ч.2 ст. 19 Конституции РФ.

Толкование норм ст.12.2 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" и ст.23 Федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ (ред. от 07.05.2013)"О политических партиях" показывает, что политические партии имеют учредителей и членов, но не имеют участников.

Общественные организации (ст.8), как отмечает О.В. Шашкова, также не имеют участников. Вместе с тем общественные движения (ст.9), общественные фонды (ст.10), общественные учреждения (ст.11) и органы общественной самодеятельности (ст.12) имеют только учредителей и участников, но не имеют членов.

Отсюда следует, что в общественном объединении всегда существуют лица, которых можно назвать учредителями, однако участники или члены в нем есть не всегда. Необходимо определять термин "участник" или "член" того или иного общественного объединения с учетом его конкретной организационно-правовой формы.

Физические лица, а также юридические лица, в т. ч. уже действующие организации и объединения имеют право созывать учредительное собрание для образования нового общественного объединения.

В ходе этого собрания, съезда или конференции должны обсуждаться вполне определенные вопросы, установленные законом: во-первых, о принятии устава общественного объединения, во-вторых, о формировании его руководящих и контрольно-ревизионных органов. По основополагающим вопросам повестки дня должны быть приняты решения. Решения оформляются в письменном виде - в виде протокола. На практике учредительный съезд (конференция) или общее собрание может иметь следующую повестку дня:

) выборы председателя и секретаря общего собрания учредителей;

) создание общественного объединения;

) утверждение Устава общественного объединения;

) избрание единоличного исполнительного органа управления общественного объединения, избрание кандидатуры единоличного исполнительного органа или состава коллегиального исполнительного органа; избрание ревизора общественного объединения, а также иных органов;

) государственная регистрация общественного объединения (если она в принципе планируется).

Фактически учредителями являются только субъекты, которые были указаны в качестве учредителей в учредительных документах юридического лица (уставе) или в протоколе общего собрания, конференции, съезда.

Обратим особое внимание на то, что сведения об учредителях общественного объединения указываются на момент его первичной государственной регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц. В состав таких сведений входят фамилия, имя и отчество, паспортные данные, место жительства (регистрации) и др. В дальнейшем в случае изменения сведений об учредителях изменения в ЕГРЮЛ вносить не требуется.

Учредители - физические лица и учредители - юридические лица имеют одинаковый объем прав и обязанностей. Права и обязанности всех учредителей не должны быть поставлены в зависимость от каких-либо обстоятельств, связанных с особенностями учредителя, например таких, как количество участников (членов) юридического лица или возраст физического лица.

Ст.18 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" является вводной ко второй главе закона, регламентирующей вопросы создания, реорганизации и ликвидации общественных объединений, учитывая, что под общественной организацией, как мы убедились подразумевается добровольное объединение лиц и объединение их усилий в работе по достижению определенных уставных целей, которые направлены на защиту интересов их членов и общественное благо.

В абз.1 статьи прямо указано, что данные объединения основываются по инициативе их учредителей. Это позволяет сделать вывод о том, что порядок создания, реорганизации и ликвидации любого общественного объединения является уведомительным. Это означает, что государство разрешает учредителям принимать решения о создании общественного объединения, не вмешиваясь в порядок проведения первоначальных процедур создания организации. Государство никак не влияет на выбор состава учредителей, целей создания, юридического адреса общественного объединения и т.п. Определенные рамки выбора конкретной организационно-правовой формы общественного объединения, проведения съезда, конференции или общего собрания и его первой повестки дня и так прямо или косвенно установлены в законе.

Государство уже "по факту" проверяет правомерность осуществленных учредителями процедур создания и решает, признать или не признать факт создания нового общественного объединения.

Уместно будет отметить, что, несмотря на отсутствие в ст.18 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" прямого указания, выделяют два способа создания общественного объединения: путем учреждения и путем реорганизации. Учреждение предполагает создание нового объединения "с нуля", без правопреемства от другой, прежде созданной организации. В случае реорганизации создается новое общественное объединение и прекращается ранее созданная организация. Реорганизация всегда предполагает правопреемство. Изменение организационной формы может осуществляться в виде присоединения, выделения, разделения, слияния или трансформации.

Как мы знаем, главное при создании объединений - инициатива их учредителей. Учредители автоматически, т.е. одновременно с момента создания организации, становятся их членами (участниками), приобретая соответствующий статус.

В ст.18 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" прямо названо минимальное количество учредителей любого общественного объединения - не менее трех физических лиц. Наряду с физическими лицами учредителями могут быть юридические лица - общественные объединения, которые при расчете минимального количества учредителей не учитываются. Соблюдение требования о минимальном количестве - три учредителя - физических лиц обязательно для:

неправительственных негосударственных объединений граждан, то есть объединений общественных;

общественных объединений без членства, то есть движений;

фондов общественного характера;

объединений без членства с конкретным набором услуг, то есть учреждений;

организаций общественной самодеятельности.

На учредительном собрании или конференции принимается устав объединения, состав и структура управляющих и контрольных органов, а также сопутствующие решения.

Если принято решение со стороны учредителей об основании объединения, то оно считается созданным и, значит:

получает право вести основную деятельность по уставу;

обретает другие права, кроме прав юридического лица (до регистрации);

вместе с правами обретает обязательства.

Достаточно специфическим является порядок создания отдельных видов общественных объединений, в отношении которых действуют специальные законы. В законах об отдельных видах общественных объединений конкретизируются общие правила комментируемой статьи или устанавливаются отсылочные нормы, регулирующие создание соответствующего вида общественных объединений.

Общественное объединение в качестве юридического лица становится правоспособным не сразу, а после юридической регистрации. Под правоспособностью юридического лица понимается его способность быть носителем гражданских прав и обязанностей. В соответствии со ст.49 ГК РФ общественное объединение как юридическое лицо имеет гражданские права и обязанности, которые возникают в связи с его основной деятельностью, отражённой в уставе объединения.

Только после государственной регистрации общественное объединение вправе заказать печать, открыть расчетный счет, получить лицензию, принять решение о совершении той или иной сделки и т.п. При этом в законе срок, в течение которого объединение обязано заказать печать и открыть расчетный счет, не установлен. Однако без печати объединение фактически не сможет совершать юридически значимые действия (например, получить статистическую справку или сдать отчетный документ), а без открытия расчетного счета не сможет работать с денежными средствами, поскольку все без исключения юридические лица обязаны хранить денежные средства в банковских учреждениях.

В соответствии с нормами ст.9 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013) для создания религиозных организаций - юридических лиц требуется наличие не менее 10 учредителей - граждан РФ, объединенных в религиозную группу, и подтверждение о существовании данной религиозной группы не менее 15 лет на территории, где создается религиозная организация, или подтверждение от централизованной религиозной организации о вхождении данной религиозной группы в ее структуру.

По закону от 26.09.1997 N 125-ФЗ (п.1 ст.6 и п.1 ст.8) состав религиозных объединений на правах участников могут входить физические и юридические лица, причём первые не обязательно должны быть гражданами РФ, но проживать постоянно на определенной территории.

К ним мы можем отнести людей без российского гражданства, иностранцев, которые получили вид на жительство в РФ.

Но в отличие от участников, учредителями религиозных организаций могут стать исключительно граждане России.

В литературе отмечалось, что "особой проблемой, нуждающейся в правовом урегулировании, является положение религиозных объединений, создаваемых иностранными гражданами и лицами без гражданства". При этом законодательство должно в соответствии со ст.14 Конституции урегулировать указанную проблему, определить границы деятельности религиозных объединений иностранных граждан в области образования, здравоохранения, культуры, на телерадиовещании.

В случаях, когда вышестоящий орган местной религиозной организации находится за пределами РФ, возникают определенные сложности с ее государственной регистрацией и подтверждением существования данного религиозного объединения централизованного типа на территории другого государства не меньше чем на протяжении пятнадцати лет.

Когда мы изучим п.2 ст.11 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013), то поймём, что внесение религиозной организации в государственный реестр осуществляется местным органом юстиции, то есть по месту расположения организации, как юридического лица. Для этого подаются в орган юстиции документы согласно п.6 ст.11 Закона.

Однако, если отечественное централизованное религиозное объединение может быть быстро зарегистрировано но устоявшейся процедуре, то иностранное религиозное общество может стать юридически лицом в РФ только после документального подтверждения своего 15-тенего существования.

Интересным является тот факт, что в случае нахождения центра религиозной организации РФ централизованного типа за рубежом, она не может считаться иностранной организацией (п.1 ст.13) и фиксируется как централизованное общественное объединение, чьи структурные элементы свободно функционируют в России.

Вопрос о конституционности положения Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013) о необходимости подтверждения существования религиозной группы на определенной территории на протяжении пятнадцатилетнего срока был предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ.

Было указано, что, как следует из п.1 ст.9 и п.5 ст.11, подтверждение указанного срока существования группы может производиться не учредителями, а гражданами - ее участниками, что способствует ее официальному признанию.

Таким образом, организация религиозной направленности, основанная до момента вступления в силу Закона, уже не нуждается в этом подтверждении. Ведь по сути религиозная группу и так трансформировалась в религиозную организацию, которая в свою очередь, была признана юридическим лицом в соответствии с п.1 и 3 ст.49 и п.2 ст.51 ГК РФ. Это пункт подтверждает законность регистрации.

С получением статуса юридического лица организация получает правоспособность, а, значит, пользуется гражданским правами, осуществляет деятельность согласно уставным целям, выполняет обязательства и делает все то, что по закону не запрещено религиозным организациям. Так реализуется конституционный принцип защиты свободы совести.

В п.6 ст.8 рассматриваемого Закона наши законодатели предусмотрели право религиозной организации на создание новых религиозных организаций.

Но это касается только централизованных организаций, в то время как местные организации представляют собой только добровольные союза граждан - физических лиц.

Местные организации религиозного характера, если их более трех, вправе сформировать централизованную организацию. А централизованные организации по закону могут входить в объединения, ассоциации конфессий, что предусмотрено в п.2 ст.121 части первой ГК РФ. Такая ассоциация выступает в правом поле как некоммерческая организация без присвоения статуса религиозного объединения. Потому что это объединение не всегда характеризуется общим вероисповеданием членов, входящих в него организаций.

Местная религиозная организация, однако, не упраздняется по желания централизованной организации, стоящей над ней, что закреплено в нормах п.1 ст.14 Закона и п.2 ст.61 ГК РФ. В этой статье закреплено правило ликвидации юридического лица, по которому она производится лишь с согласия его учредителей и участников.

Однако, это норма весьма специфично используется в религиозных организациях. Так, например в католической и православной христианских церквях существует строгая вертикальная иерархическая структура: епископу или другому архиерею подчиняются региональные приходы, как местные религиозные организации. Если епископ в меру внутренних канонических причин лишает определенный приход своего благословения, то приход обязан прекратить и своем существование в качестве юридического лица, то есть неправомочен более использовать в своем названии имя церкви, осуществлять свою основную деятельность, в т. ч. распоряжаться имуществом, в документах указывать наименование центрального церковного органа.

Если местные организации обращаются с инициативой формирования централизованной религиозной организации, то они должны перед этим пройти процедуру перерегистрации, подтверждающую их статут местной автономной правомочной организации.

Перерегистрация не требуется лишь от тех местных организаций с религиозными целями, которые заранее в своем уставе определились с автономностью, и потому могут беспрепятственно стать частью централизованного религиозного объединения.

Такой организации в соответствии с п.3 ст.27 Закона о религиозных объединениях достаточно зафиксировать в уставе в виде дополнений и изменений факт вхождения в централизованную организацию.

Федеральный закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013) в п.3 ст.9 исчерпывающе приводит перечень тех лиц, которые не могут стать учредителем религиозной организации согласно нормам отечественного права:

физические лица без гражданства, лица с нероссийским гражданством, лица, чьё пребывание в РФ юридически признано нежелательным в меру причин социально-политического, экономического характера, с целью безопасности РФ и охраны прав и свобод ее граждан;

физические и юридические лица, которые были уличены в противоправных действиях, связанных с легализацией незаконных доходов, получением прибыли преступным путем и финансовым пособничеством террористам по Федеральному закону от 7 августа 2001 года N 115-ФЗ;

юридические лица, которые ранее инициировали создание религиозные организаций деструктивного характера, тоталитарных сект, обществ с экстремисткой деятельностью согласно нормам ФЗ от 25 июля 2002 года N 114;

физические лица, которые были осуждены судами РФ по делам об деятельности экстремистского характера, за участие в радикальных и террористических организациях.

Для иллюстрации особенностей создания религиозных организаций можно привести примеры судебной практики. Например, Определение Алтайского краевого суда от 18.01.2012 по делу N 33-109/12 показывает, что в удовлетворении заявления о признании незаконными предостережения прокурора о недопустимости нарушений законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях, ответа прокуратуры правомерно отказано, так как предостережение прав и свобод заявителя не нарушает, направлено на предупреждение о необходимости в обязательном порядке уведомить органы местного самоуправления в случае создания религиозной организации, вышеуказанный ответ содержит вывод об обоснованности того же предостережения (Приложение 2) .

Определение Московского городского суда от 28.02.2011 по делу N 33-5197 свидетельствует о том, что в удовлетворении заявления об оспаривании решения об оставлении без рассмотрения заявления о государственной регистрации местной религиозной организации отказано правомерно, так как конфессиональная принадлежность созданной религиозной группы к какой-либо централизованной религиозной организации документально не подтверждена.

Приведем еще пример. Определение Верховного Суда РФ от 09.10.2013 N 70-АПГ13-1 по требованию о ликвидации местной мусульманской религиозной организации, когда заявитель ссылается на выявленные в ходе проверки неустранимые нарушения действующего законодательства в деятельности указанной религиозной организации, показывает, что требование удовлетворено, поскольку установлено, что в деятельности религиозной организации имеются неустранимые нарушения федерального законодательства, выразившиеся в несоблюдении положений закона, регламентирующих порядок ее создания, а также нарушения закона относительно численности участников местной религиозной организации.

Рассмотрим этот пример подробнее.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа о ликвидации местной мусульманской религиозной организации "ИМАН" г. Губкинского Централизованной религиозной организации мусульман Ямало-Ненецкого автономного округа "Ямало-Ненецкий Казыят" по апелляционной жалобе названной религиозной организации на решение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19 июня 2013 г., которым заявление удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я. о законности судебного постановления, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации установила: согласно свидетельству о государственной регистрации некоммерческой организации запись о создании местной мусульманской религиозной организации "ИМАН" г. Губкинского Централизованной религиозной организации мусульман Ямало-Ненецкого автономного округа "Ямало-Ненецкий Казыят" (далее - ММРО "ИМАН") в Единый государственный реестр юридических лиц внесена 25 апреля 2008 г., запись о некоммерческой организации внесена в ведомственный реестр зарегистрированных некоммерческих организаций 4 мая 2008 г.

Прокурор Ямало-Ненецкого автономного округа обратился в суд с заявлением о ликвидации указанной религиозной организации, ссылаясь на выявленные в ходе проверки неустранимые нарушения действующего законодательства.

Такие нарушения, по мнению заявителя, являющиеся основанием для ликвидации религиозной организации, выразились в том, что при ее создании нарушен принцип добровольности, поскольку отдельные лица, указанные в протоколе общего собрания в качестве учредителей, таковыми не являются. В протоколе общего собрания учредителей религиозной организации от 10 января 2008 г. содержатся недостоверные сведения об участвующих в голосовании учредителях, что собрание проведено в отсутствие кворума, что на территории Ямало-Ненецкого автономного округа проживает менее 10 человек, входящих в состав организации и это свидетельствует об отсутствии ее деятельности.

Считает, что ММРО "ИМАМ", являясь некоммерческой организацией, обязана была в соответствии с требованиями федерального законодательства подавать в компетентные инстанции отчёты по своей деятельности, в т. ч. о личном составе управления, информировать о продолжении своей деятельности.

Поскольку в деятельности религиозной организации имеют место неоднократные грубые длящиеся на протяжении нескольких лет нарушения действующего законодательства, заявитель полагал необходимым принять решение о ликвидации ММРО "ИМАМ".

Решением Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19 июня 2013 г. заявление прокурора удовлетворено.

В апелляционной жалобе ММРО "ИМАМ" просит решение суда первой инстанции отменить, как постановленное с нарушением норм материального права, и принять новое судебное постановление об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Прокурором, участвующим в деле, относительно апелляционной жалобы поданы возражения о несостоятельности ее доводов и законности решения суда.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации после проверки обстоятельств дела и анализа аргументов, изложенных в апелляционной жалобе, не устанавливает поводов для обжалования судебного решения.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции на основании представленных доказательств пришел к обоснованному выводу о том, что в деятельности религиозной организации имеются неустранимые нарушения федерального законодательства, выразившиеся в несоблюдении положений закона, регламентирующих порядок ее создания, а также нарушения закона относительно численности участников местной религиозной организации и правомерно расценил это как основание для ликвидации ММРО "ИМАМ".

Позиция суда основана на правильном применении норм действующего федерального законодательства, которое регламентирует гражданские отношения по реализации права свободы совести, а также норм, управляющих деятельностью религиозных организаций.

Мы еще раз можем упомянуть, что по части 1 статьи 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозная организация строится на принципе добровольной инициативы граждан, которые длительное время живут и зарегистрированы на той или иной территории.

Вопросы принудительной ликвидации религиозных организаций урегулированы комплексом нормативных правовых актов, в том числе и Гражданским кодексом Российской Федерации.

Понятие ликвидации юридического лица содержится в пункте 1 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому упразднение юридического лица сопровождается ликвидацией всех прав и обязанностей организации без и передачи правопреемникам, за исключением редким случаев, разрешённых юридически.

Во втором пункте этой статья Закона содержится положение о возможности упразднения юридического лица по требованию судебного решения, если при создании религиозной организации были допущены грубые правовые и процессуальные ошибки, не подлежащие устранению. Такими нарушениями могут быть: деятельность, запрещённая законом, но закреплённая учредительными документами, отсутствие лицензии, государственного разрешения, систематическое осуществление некоммерческой организацией предпринимательской или иной деятельности, не соответствующей уставным целям, постоянное нарушение норм российского законодательства, угроза правам и свободам граждан, подрывающее конституционные основы защиты прав и свобод людей и граждан.

Именно постоянное и грубое попирание норм Конституции и других нормативно-правовых актов органов государственной власти указаны в качестве причины ликвидации религиозной организации в Федеральном законе от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях". К другим основаниям для прекращения деятельности религиозных обществ относятся потребность пресечения противоправных действий, несоответствии их реальных целей деятельности задекларированным, неподача или несвоевременная подача документов, которые необходимы государственным органом для корректировки реестра юридических лиц.

В силу пункта 2 статьи 8 приведённого выше Закона все религиозные организации на территории РФ делятся на централизованные и местные.

Как мы знаем, для образования местной или локальной религиозной организации достаточно наличия десяти лиц - участников. По отношению к участникам выдвигаются требования: достижение совершеннолетия, постоянное проживание в одной местности, будь то город, посёлок городского типа или сельское поселение.

Статьями 10, 15 указанного Федерального закона определено, что религиозная организация действует на основании устава, а также согласовывает свою деятельность с внутренними правилами, например канонами, не противоречащими законам.

Как видно из материалов дела, ММРО "ИМАМ" зарегистрирована по заявлению Юсупова И.И., представившего учредительные документы, в том числе протокол учредительного собрания мусульман г. Губкинского от 10 января 2008 г., согласно которому решение о создании местной религиозной организации приняли единогласно 13 человек. На этом же собрании было утверждено правление в составе 9 человек и на должность Имама и председателя правления утвержден Юсупов И.И.

Именно в отношении 13 человек в регистрирующий орган представлены сведения как об учредителях ММРО "ИМАМ": Юсупов И.И., проживающий в Республике Башкортостан, Саламов Р.А., проживающий в г. Грозном, Муслиев А.А., проживающий в г. Новый Уренгой, а также проживающие в г. Губкинском Гасанов Г.М., Дагитов А.Р., Мусаев А.Х., Алероев Х.А., Сайханов И.В., Юшаев С.С., Пушкаш Р.М., Исмагилов Р.Р., Максудов Ш.П. и Магдиев Г. К.

Вместе с тем судом первой инстанции установлено, что учредителями местной религиозной организации были 9 человек. Саламов Р.А., Максудов Ш.П., Пушкаш Р.М. и Алероев Х. А.10 января 2008 г. в собрании участие не принимали, то есть учредителями местной религиозной организации не являлись.

Приведенное обстоятельство подтверждается исследованными в судебном заседании материалами дела, показаниями свидетелей Саламова Р.А., Максудова Ш.П. и Пушкаша Р.М., а также свидетеля Бамбышева А.А., проводившего проверку сообщения о фиктивности документов, представленных для регистрации ММРО "ИМАМ".

Суд первой инстанции, проанализировав показания указанных лиц, сопоставив их с фактическими обстоятельствами дела, обоснованно пришел к заключению, что в протоколе от 10 января 2008 г., представленном для регистрации юридического лица в уполномоченный орган, содержатся недостоверные сведения.

При этом суд правильно руководствовался положениями абз.4 п.1 статьи 12 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", в котором сказано, что государственная регистрация не может быть предоставлена религиозной организации, если представленные документы содержат недостоверные сведения.

Судом также установлено, что в настоящее время Юсупов И.И., Ситдиков Р.М., Мусаев А.Х., Дагитов А.Р., Юшаев С.С., Муслиев А.А., являющиеся учредителями ММРО "ИМАМ", выехали за пределы Ямало-Ненецкого автономного округа.

Доказательств того, что после создания религиозной организации в 2008 году были приняты в ее члены иные граждане, как это предусмотрено пунктами 3.3 и 3.7 Устава ММРО "Имам", не представлено.

Участие иных верующих в религиозных обрядах, проходящих в мечети г. Губкинского, не свидетельствует о их членстве в религиозной организации, для приема в члены которой требуется в обязательном порядке волеизъявление гражданина, выраженное письменно или устно, а также решение правления, являющегося постоянно действующим руководящим органом ММРО "ИМАМ".

Принимая во внимание, что на момент создания религиозной организации и в период ее деятельности в состав ММРО "Имам" входило менее 10 членов-учредителей, для кторых характерно постоянное проживание в одном населённом пункте, что в силу приведенных выше законоположений является обязательным условием существования местной религиозной организации как юридического лица, суд правомерно принял решение о ликвидации ММРО "ИМАМ".

В связи с изложенным Судебная коллегия признает несостоятельными утверждения в апелляционной жалобе о том, что решение суда вынесено с существенными нарушениями процессуального и материального права и заключения суда на отвечают условиям дела, подкреплённым фактами.

Судебная коллегия не может не согласиться с доводом апелляционной жалобы о недопустимости ликвидации организации лишь по формальному признаку неоднократности нарушений действующего законодательства.

На данное обстоятельство обращено внимание Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 18 июля 2003 г. N 14-П о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором отсутствует чёткий список нарушений - причин для упразднения юридического лица.

Согласно правовой позиции, изложенной в названном Постановлении, приведенная норма гражданского законодательства предусматривает существенность систематических правонарушений, которые дают судебным органом право на основании рассмотрения всех аспектов дела вынести решение об упразднении юридического лица (как меры защиты других граждан), то есть его ликвидации по факту допущенных нарушений и оказанного ими негативного общественного эффекта.

Между тем по настоящему гражданскому делу судом первой инстанции установлены не только нарушения требований действующего законодательства, предусматривающего обязанность религиозной организации представлять в уполномоченный орган отчет о своей деятельности, ежегодную информацию о продолжении своей деятельности, а также сообщать об изменении сведений об адресе (месте нахождения) юридического лица, которые могут быть устранены, но и грубое нарушение положений Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", регламентирующих создание и порядок деятельности местных религиозных организаций.

Судебная коллегия считает, что ликвидация ММРО "ИМАМ" не влечет нарушение прав верующих людей на принадлежность к религии, отправление культовых обрядов, в т. ч. богослужений, а также на воспитание и образование в духе их вероисповедания.

Статья 28 Конституции России гарантирует право на совместное вероисповедание является непосредственно действующим, закон не запрещает верующим на добровольной основе объединиться в религиозную группу, минуя процедуру регистрации правоспособного юридического лица для равного и свободного доступа граждан к возможности выбора и распространения религиозной веры (статьи 6 и 7 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях").

Апелляционная жалоба не содержит доводов, опровергающих вывод суда о грубом нарушении закона при создании религиозной организации, позиция представителя ММРО "ИМАМ" основана на ошибочном толковании норм права, в силу чего оснований для отмены судебного постановления Судебная коллегия по административным делам не находит.

Несостоятельным является довод жалобы о пропуске заявителем срока исковой давности в силу истечения трехгодичного срока с момента создания местной религиозной организации, поскольку указанный срок правильно судом исчислен с момента установления нарушений закона при создании ММРО "ИМАМ".

На основании изложенного упомянута Коллегия, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила: "Решение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19 июня 2013 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу местной мусульманской религиозной организации "ИМАН" г. Губкинского Централизованной религиозной организации мусульман Ямало-Ненецкого автономного округа "Ямало-Ненецкий Казыят" - без удовлетворения".


§2. Особенности реорганизации и ликвидации общественных и религиозных организации


Для юридических лиц предусмотрены присоединение, разделение, слияние, преобразование и выделение как способы реорганизации.

Общественное объединение чаще меняет организационную форму добровольно по желанию участников. При этом никакого особого законодательного регламента для такой реорганизации нет. А значит, допускается преобразование общественного объединения - юридического лица в любую из организационно-правовых форм общественного объединения.

Решение о реорганизации принимает съезд (конференция) или общее собрание. Решение оформляется в письменном виде, обычно в виде протокола.

Преобразование общественного объединения (в любой его организационно-правовой форме) в иную некоммерческую или коммерческую организацию запрещено.

В отдельных случаях решение об организации относится к компетенции государственных органов, чьи полномочия по расформированию некоммерческих организаций закреплены законом.

После принятия решения уполномоченным органом об этом информируется высший орган и участники общественной организации. Им отводится определенный срок, в течении которого согласно уставу создаётся орган для реорганизации юридического лица и проводится сама реорганизация. Если она не будет осуществлена в установленный срок, то государственные органы имеют право поставить собственного управляющего для организации, который займётся ее расформирование или ликвидацией. Все права по руководству общественной организации переходят к этому внешнему менеджеру. Он уполномочен защищать организации от ее имени на судебных слушаниях, в том числе представлять в судебные органы необходимую финансовую прочую отчётность, прошедшую предварительную обработку и разделение. Все учредительные документы по реорганизации проверяет и заверяет внешний управляющий. На основании документов суд может разрешить основывать новую общественную организацию, как правопреемницу или новое юридическое лицо.

В случаях, установленных законом, реорганизация общественных объединений в форме слияния, присоединения или преобразования может быть осуществлена лишь с согласия уполномоченных государственных органов.

Общественное объединение считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации, когда имеет место присоединение и нужна регистрация нового юридического лица.

При реорганизации общественного объединения, происходящей в виде присоединения новое юридическое лицо считается правомочным с того момента, как присоединяемая организация официально "вычеркнута" из реестра юридических субъектов. В то же время новое юридическое лицо подлежит перерегистрации.

При слиянии общественных объединений новое юридическое лицо принимает на себя права и обязанности объединяемых организаций.

В случае присоединения, от присоединяемого к основному юридическому лицу также переходят все гражданские права и обязанности первой организаций. Составляется специальный акт передачи

Если появляются новые лица при разделении ранее единой организации, то должен быть составлен разделительный баланс, в котором будут указаны права и обязанности обоих новых юридических лиц.

Реорганизация путем выделения из юридического лица предусматривает аналогичное составление баланса по разделению, в котором определяется целесообразность передачи тех или иных прав и обязанностей, отделяющихся новых организаций.

Процесс преобразование включает составление акта передачи, согласно которому вновь образованные качественно новые виды организаций наследуют права и обязанности предыдущего юридического лица в строгом соответствии с законодательством.

Документы реорганизации, то есть разделительный баланс и передаточный акт, должны касаться всех прав и обязанностей, переходящих от одного юридического лица к другому, в особенности тех, которые устанавливают спорные обязанности по отношению к должникам и кредиторам.

Эти документы должны заверяется после ознакомления участниками и учредителями общественной организации, утвердившими решение о преобразовании своей организации или объединения. Заверенные документы наряду с уставом и другими учредительными бумагами подаются в государственные органы для регистрации новых и упразднения старых юридических лиц. Государственные органы уполномочены вносит соответствующие коррективы в учредительные документы.

Именно указанными документами определяется дальнейшая судьба имущества общественных объединений (ч.8 ст.25).

Государственная регистрация может не состояться, если представители организаций не подадут указанные документы, или предоставят их в неполном объёме без детализации правопреемственности новых юридических лиц по отношению к старым, без конкретизации прав и обязанностей по отношению ко всем субъектам этих правоотношений.

Кредиторы организации, которой предстоит реорганизация, должны быть заранее извещены о предстоящих изменениях ее учредителями в письменной форме.

Регистрация новых юридических лиц, возникших в результате реорганизации общественных организаций, проводится органами юстиции по месту нахождения юридического лица.

Если для всех юридических лиц срок регистрации ограничен пятью днями, то новое юридическое лицо, созданное путем реорганизации, может регистрироваться дольше согласно двум нормативно-правовым актам: Федеральному закону от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" (ч.7, ст.25), Федеральному закону от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Завершение реорганизации путем преобразования официально фиксируется внесением нового юридического лица в государственный реестр и присвоением старому юридическому лица статуса прекратившего деятельность и утратившего правомочность.

При слиянии факт реорганизации подтверждается аналогично, официальным закреплением юридического статуса новой общественной организации и прекращении реализации прав и обязанностей "старого" юридического лица.

Юридическое лицо, которые было трансформировано в процессе разделения, прекращает свою деятельность. На смену ему приходит официально внесённое в государственный реестр вновь образованное юридическое лицо с указанием всех его прав и обязанностей по отношению к участникам, кредиторам и должникам.

Юридическое лицо, возникшее в результате выделения из другой организации, становится правомочным с момента его официальной регистрации органами юстиции.

Если имело место присоединение одного юридического лица к другому, то органы юстиции помимо регистрации нового юридического лица, должны произвести запись о ликвидации предшественника.

Заявитель, выступающий как представитель общественной организации, в случае намерения произвести реорганизацию юридического лица (данной некоммерческой организации) обязан в установленные сроки предоставить в органы Министерства юстиции России:

заявление о просьбе зарегистрировать вновь образованные юридические лица путем реорганизации, заверенное подписью лица подающего его;

оригиналы и нотариально заверенные копии учредительных документов всех юридических лиц, которые образовались в результате проведения реорганизации;

протокол собрания, конференции или съезда учредителей и участников организации с решением о реорганизации;

в случае планируемого слияния договор о согласии всех юридических лиц - сторон объединения;

разделительный баланс или/и передаточный акт;

отчёты об уплате налогов или других сборов, финансовые документы.

В Постановлении Правительства РФ от 15 апреля 2006 г. N 212 "О мерах по реализации отдельных положений федеральных законов, регулирующих деятельность некоммерческих организаций" содержатся указания относительно сотрудничество территориальных органов юстиции с центральным государственным органом регистрации юридических лиц в условиях образования новых юридических лиц путем реорганизации в ее различных формах.

Для иллюстрации особенностей реорганизации общественных организаций можно привести примеры судебной практики. Например, Постановление ФАС Московского округа от 08.06.2009 N КГ-А41/4886-09 по делу N А41-9199/08 показывает, что дело по иску о признании права собственности на спортивный павильон отправлено на еще одно слушание вследствие того, что суд не учёл того, что в исковом заявлении указывалось на основании возникновения права общественной организации - безвозмездную передачу федерального имущества и последующую реорганизацию общественной организации, в связи с чем необходимо было привлечь к участию в деле Федеральное агентство по управлению государственным имуществом.

Хотелось бы отметить, что, по справедливому мнению исследователей, реорганизация тех общественных организаций религиозного толка, которые составляют часть РПЦ, часто бывает осложнена. Имущество региональных подразделений РПЦ (приходов и пр.), как движимое, так и недвижимое является одновременно собственностью самой РПЦ в лице ее высших руководящих органов. Это норма регулируется внутренним Уставом Церкви в главе пятнадцатой. Если канонический структурный компонент РПЦ будет подлежать реорганизации, то при выходе из РПЦ, как юридического лица, он утратит все имущественные права. Поэтому эксперты сходятся во мнении о том, что реорганизация в таком случае будет означать полную ликвидацию юридического лица и о создании нового юридического лица, которое не будет иметь связей с РПЦ.

При вхождении религиозных организаций в активные гражданские правоотношения обнаруживается и иные важные проблемы. Анализ этих проблем позволяет учёным-юристам прийти к выводу о необходимости применения индивидуального подхода к юридическим лицам - религиозным организациям при поиске норм регулирования их деятельности. Нужно принимать во внимание специфические цели деятельности религиозных организаций, их внутренний канонический устав.

Ст.26 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" посвящена ликвидации общественных объединений и носит специальный характер по отношению к ст.61 и 99 Гражданского кодекса РФ. Ликвидация влечёт прекращение общественного объединения, при котором нет порядка правопреемственности по части передачи гражданских прав и обязанностей.

Принять решение о ликвидации религиозной организации, как общественного объединения, может только конференция или собрание, созванные на добровольных основаниях. Конкретный порядок организации такого съезда (конференции) или общего собрания, голосования на нем предусматривается уставом данного общественного объединения.

Принудительная ликвидация возможна по решению суда по основаниям и в порядке, установленным ст.44. Такими основаниями могут служить:

деятельность организации, которая приводит к нарушению прав и свобод людей и граждан;

грубое и систематическое пренебрежение конституционными нормами, а также нормами отечественного законодательства со стороны организации, или постоянная деятельность организации, осуществляемая вопреки официальным закреплённым в учредительных документах целям существования организации.

Невзирая на то, что в отечественном законодательстве не содержатся конкретные противоправные действия, за которые общественная организация должна быть ликвидирована без возможности передачи прав и обязанностей другим юридическим лицам, это не ведёт к тому, что суды не вправе прекратить деятельность организации по формальным причинам. Такое решение было утверждено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 14-П. В каждом конкретном случае суд анализирует все совокупные факты по делу: количество нарушений отечественного законодательства, характер нарушений, характер правовых актов, нормы которых были нарушены в деятельности общественной организации. По результатам рассмотрения суд имеет право вынести меру пресечения в виде ликвидации юридического лица без правопреемственности.

В отдельных случаях иск в суд с требованием прекращения деятельности общественной организации по фактам нарушения законодательства могут обратиться органы государственной власти, представители муниципалитетов, которые уполномочены на это.

Проведение непосредственных мероприятий по ликвидации общественной организации, как юридического лица может быть поручено сами учредителям или членам это юридического лица, его коллегиальным органам, в установленные сроки.

Если обязанность по ликвидации юридического лица возлагается на его участников и учредителей, то судебный орган, чаще хозяйственный суд выдаёт соответствующие постановления с указанием имён и места проживания лиц, на которых возлагается проведение ликвидации, если речь идет о всем юридическом лице - адрес организации.

В ситуации когда, участники организации отказывают от выполнения предписания, или не могут произвести ликвидации вовремя, то есть предоставить в срок баланс ликвидации и подтверждение органов юстиции об упразднении юридического лица, то суд официально назначает внешнего ликвидатора. Он получает полноту полномочий по составлению ликвидационного баланса и подаче документов в органы юстиции.

Порядок государственной регистрации общественного объединения в принципе не отличается от порядка ликвидации иных юридических лиц.

Если принято решение о ликвидации юридического лица, то в течении трех дней должно быть подано соответствующие заявление о выведении его из реестра. При этом заявителями могут быть как представители юридического лица, так и его законные инициаторы - судебные органы, прочие органы, принявшие решение об упразднении организации. Данная норма содержится в Федеральном законе от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"

Орган, который производит регистрацию, отмечает в Едином реестре факт нахождения юридического лица в состоянии ликвидации. После этого становится юридически невозможным внесение изменений в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, создание новых юридических лиц, как организаций, учредителем кторых выступает ликвидируемая организация. Невозможно также осуществление реорганизации ликвидируемого юридического лица любыми способами с правопреемственностью и появлением новых юридических субъектов.

Помимо прочего органы юстиции, вносящие данные о ликвидации в реестр должны быть проинформированы заявителем о сроках ликвидации, состоянии ликвидационного баланса, о том, кто исполняет обязанности ликвидатора, о ликвидационной комиссии.

Для государственной регистрации в связи с ликвидацией общественного объединения, в отделения юстиции по месту нахождения лица предоставляются:

) заявление от заявителя с его натурально заверенной подписью;

) отчётный баланс по имуществу ликвидируемой организации;

) свидетельство о внесении государственной пошлины.

При ликвидации общественного объединения в принудительном порядке в регистрирующий орган подаётся свидетельство хозяйственного суда о прекращении конкурсного производства.

Все указанные документы могут быть принесены как непосредственно отделении территориального органа юстиции, так и посланы по почте в виде отправления с описью и объявленной ценностью.

Если по ликвидационному балансу после удовлетворения интересов кредитов, должников и др. заинтересованных сторон, остается свободное имущество юридического лица, то оно направляется на покрытие расходов по целям, указанным в учредительных документах ликвидируемой организации или согласно решению суда (ч.2 ст.26 Закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ). На имущество не могут претендовать участники общественной некоммерческой организации, как не имело права на ее доходы.

Почти все общественные организации и объединения, кроме учреждений и политических партий могут признаваться банкротами, то есть несостоятельными. Эта правила указаны в п.2 ст.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", п.1 ст.65 Гражданского кодекса РФ.

Ко всем юридическим лицам, в том числе к общественным объединениям, может быть применена процедура признания фактически прекратившими свою деятельность. Эта процедура регулируется ст.21.1 Закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ.

Условиями признания объединения прекратившим деятельность являются:

непредставление на протяжении одного года до фиксации решения о ликвидации органами юстиции, а также заверения отчетности, предусмотренной законодательством о налогах и сборах;

отсутствие операций хотя бы по одному банковскому счету, открытому объединением.

Оба условия должны выполняться одновременно. Это является основанием для того, чтобы регистрирующий орган принял решение о предстоящем исключении общественного объединения из ЕГРЮЛ.

На протяжении трех дня от принятия решения об исключении юридического лица из реестра орган юстиции обязан опубликовать в предназначенных для этого печатных средствах массовой информации о предстоящем упразднении юридического лица.

В этом сообщение должны быть указанные контактные данные ликвидируемой организации или представителей ликвидационной комиссии, к которой могут обратиться кредиторы, должники и др. заинтересованные лица для реализации своих законных прав и обязанностей. Ведь упразднение юридического лица может затронуть интересы многих других юридических и физических лиц. Поэтому для них должны быть предоставлены контактные данные: адреса, телефоны для связи с агентами недействующего более объединения. По этим адресам могут быть направлены заявления-претензии.

Если будут официально получены эти заявления то, претензии заявителей должны быть удовлетворены, а ликвидация может происходит иным путем, например через признание юридического лица банкротом или несостоятельным.

Для иллюстрации особенностей ликвидации общественных организаций можно привести примеры судебной практики. Например, Решение Верховного Суда РФ от 18.09.2013 по делу N АКПИ13-765 по требованию о ликвидации общественной организации, при этом в ходе проверки установлено, что организацией не соблюдаются положения действующего законодательства РФ и собственного устава, показывает, что требование удовлетворено, поскольку решение уполномоченного органа о приостановлении деятельности организацией не было обжаловано, выявленные нарушения не были устранены.

Принудительная ликвидация религиозной организации является, как отмечают специалисты, высшей мерой для юридического лица, поскольку религиозная организация как юридическое лицо полностью прекращает свое существование без правопреемства.

В этой связи нормы, регулирующие ликвидацию религиозных организаций, должны соответствовать нормам конституционного и международного права о праве на свободу совести и свободу вероисповедания, а список, предусматривающий основания для ликвидации, должен быть исчерпывающим.

Критерий вины является квалифицирующим признаком любого вида юридической ответственности, и, как следствие, факт виновного противоправного деяния является обязательным условием ее наступления.

Вопросы принудительной ликвидации религиозных организаций регламентированы целым комплексом нормативных правовых актов, в том числе: Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральными законами "О некоммерческих организациях", "О свободе совести и о религиозных объединениях", "О противодействии экстремистской деятельности", "О противодействии терроризму", "О наркотических средствах и психотропных веществах" и рядом других.

Однако следует отметить, что такие проблемы, как правовая природа принудительной ликвидации и запрета деятельности религиозных объединений, а также понятие и классификация оснований их принудительной ликвидации до сегодняшнего дня остаются практически неисследованными.

Определение термина "ликвидация юридического лица" содержится в п.1 ст.61 ГК РФ, которая определяет ликвидацию как прекращение юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" в п.1 ст.14 конкретизирует понимание ликвидации религиозной организации по решению суда, указывая, что религиозные организации могут быть ликвидированы по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм действующего законодательства либо в случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей целям ее создания (уставным целям) .

Впервые определение понятию "принудительная ликвидация религиозной организации" дал А.В. Пчелинцев. Так, под принудительной ликвидацией религиозной организации следует понимать прекращение деятельности организации по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм действующего законодательства либо в случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей целям ее создания без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим юридическим лицам.

Для иллюстрации особенностей ликвидации религиозных организаций можно привести примеры судебной практики.

Например, Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2013 N 56-АПГ13-5 показывает, что заявление о ликвидации религиозной организации удовлетворено правомерно, поскольку суд на основании представленных доказательств сделал правильный вывод, что в деятельности религиозной организации имеются неоднократные нарушения требований федерального законодательства, выразившееся в недостаточном количестве местных религиозных организаций (Приложение 3).

Решение Верховного Суда РФ от 27.03.2013 N АКПИ13-164 свидетельствует о том, что заявление о ликвидации религиозной организации удовлетворено, так как некоторые положения устава организации не отвечают требованиям российского законодательства, а именно: в уставе не отражена структура организации, не определена компетенция совета организации как исполнительного органа.

Решение Верховного Суда РФ от 22.03.2013 N АКПИ13-158 показывает, что заявление о ликвидации религиозной организации удовлетворено, поскольку из материалов дела установлено, что организация без уважительных причин допускает неоднократные и грубые нарушения российского законодательства, допущенные нарушения носят систематический характер и являются существенными, в связи с чем в силу п.1 ст.14 ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" имеются правовые основания для ее ликвидации.

Заключение


Проведенные исследования позволяют сделать ряд выводов.

В процессе исследования было показано, в каких организационно-правовых формах и сферах деятельности создаются некоммерческие организации.

От других форм общественных объединений общественную организацию отличают фиксированное членство и совместная деятельность членов как основа достижения общих целей и средство защиты общих интересов.

Проанализирован правовой статус общественных и религиозных организации.

Можно использовать различные подходы к классификации некоммерческих организаций в соответствии с целями, стоящими перед исследователем. Учитывая, что в соответствии с ГК РФ перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций остается открытым, а также практическую невозможность установить их исчерпывающий перечень, можно предложить привести к единообразию формы правовой организации некоммерческих организаций для того, что сформировать конечный перечень типов этих организаций:

некоммерческие организации, совершенно лишённые черт коммерческой, предпринимательской деятельности (благотворительные организации и учреждения, фонды, общественные объединения);

некоммерческие организации с лёгкой степенью коммерциализации, работа которых предусматривает предпринимательство и получение дохода, но при этом сохраняются прочие черты некоммерческой организации (государственные корпорации, потребительские кооперативы, автономные некоммерческие организации, некоммерческие партнёрства, о кторых мы упомянули ранее);

организации промежуточного типа, являющие юридическими лицами, которые осуществляют, как коммерческую, так и некоммерческую деятельность, например благотворительные организации, которые занимаются получением прибыли, другие некоммерческие объединения.

Таким образом, отечественное гражданское право может и должно постоянно совершенствоваться и корректировать новые формы организаций для того, чтобы избежать размывания правовых границ классификации типов некоммерческих организаций.

Были рассмотрены виды общественных организаций

В процессе исследования показано, что структура, компетенция, порядок формирования и срок полномочий органов управления общественных организаций, порядок принятия ими решений и выступления от их имени устанавливаются уставом в соответствии с федеральными законами.

Порядок создания, реорганизации и ликвидации любого общественного объединения является уведомительным.

Несмотря на отсутствие в ст.18 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" прямого указания, выделяют два способа создания общественного объединения: путем учреждения и путем реорганизации.

В ст.18 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" прямо названо минимальное количество учредителей любого общественного объединения - не менее трех физических лиц. Наряду с физическими лицами учредителями могут быть юридические лица - общественные объединения, которые при расчете минимального количества учредителей не учитываются. Соблюдение требования о минимальном количестве - три учредителя - физических лиц обязательно для общественных организаций.

Решения о создании общественного объединения, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов принимаются на съезде (конференции) или общем собрании.

Правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента ее государственной регистрации.

Реорганизация юридического лица возможна в виде слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования.

Решение о реорганизации принимает съезд (конференция) или общее собрание. Решение оформляется в письменном виде, обычно в виде протокола.

Преобразование общественного объединения (в любой его организационно-правовой форме) в иную некоммерческую или коммерческую организацию запрещено.

Общественное объединение считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших общественных объединений.

При реорганизации общественного объединения в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного общественного объединения.

Принудительная ликвидация возможна по решению суда по основаниям и в порядке, установленным ст.44. Такими основаниями являются:

деятельность организации, которая приводит к нарушению прав и свобод людей и граждан;

грубое и систематическое пренебрежение конституционными нормами, а также нормами отечественного законодательства со стороны организации, или постоянная деятельность организации, осуществляемая вопреки официальным закреплённым в учредительных документах целям существования организации.

Порядок государственной регистрации общественного объединения в принципе не отличается от порядка ликвидации иных юридических лиц.

Вопросы принудительной ликвидации религиозных организаций регламентированы целым комплексом нормативных правовых актов, в том числе: Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральными законами "О некоммерческих организациях", "О свободе совести и о религиозных объединениях", "О противодействии экстремистской деятельности", "О противодействии терроризму", "О наркотических средствах и психотропных веществах" и рядом других.

Под принудительной ликвидацией религиозной организации понимают прекращение деятельности организации по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм действующего законодательства либо в случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей целям ее создания без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим юридическим лицам.

Для иллюстрации особенностей создания, реорганизации и ликвидации общественных и религиозных организаций были приведены примеры судебной практики.

В процессе исследования было показано, что участие религиозных организаций в гражданско-правовых отношениях порождает много проблем. Характер этих проблем свидетельствует о том, что поиск эффективных норм, регламентирующих статус религиозных организаций как юридических лиц, должен носить индивидуальный характер, а также учитывать их особые цели, сферу деятельности и присущие всем религиозным образованиям признаки.

Список источников


Нормативные правовые акты

.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993), (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст.445.

2.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // СЗ РФ. - 1994. - N 32. - Ст.3301.

.Федеральный закон от 19.05.1995 N 82-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об общественных объединениях" // СЗ РФ. - 1995. - N 21. - Ст. 1930

.Федеральный закон от 28.06.1995 N 98-ФЗ (ред. от 05.04.2013)"О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений" // СЗ РФ. - 1995. - N 27. - Ст.2503.

.Федеральный закон от 11.08.1995 N 135-ФЗ (ред. от 23.12.2010)"О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" // СЗ РФ. - 1995. - N 33. - Ст.3340

.Федеральный закон от 24.11.1995 N 181-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" // СЗ РФ. - 1995. - N 48. - Ст.4563.

.Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"О некоммерческих организациях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) // СЗ РФ. - 1996. - N 3. - Ст.145.

.Федеральный закон от 12.01.1996 N 10-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" // СЗ РФ. - 1996. - N 3. - Ст.148.

.Федеральный закон от 17 июня 1996 г. N 74-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О национально-культурной автономии" // СЗ РФ. - 1996. - N 25. - Ст.2965.

.Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013)"О свободе совести и о религиозных объединениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013) // СЗ РФ. - 1997. - N 39. - Ст.4465.

.Федеральный закон от 05.03.1999 N 46-ФЗ (ред. от 23.07.2013)"О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" // СЗ РФ. - 1999, - N 10, - ст.1163

.Федеральный закон от 11.07.2001 N 95-ФЗ (ред. от 07.05.2013)"О политических партиях" // СЗ РФ. - 2001. - N 29. - Ст.2950.

.Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ (ред. от 21.12.2013)"О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" // СЗ РФ. - 2001, - N 33 (часть I), - ст.3431

.Федеральный закон от 03.11.2006 N 174-ФЗ (ред. от 28.12.2013)"Об автономных учреждениях" (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2014) // СЗ РФ. - 2006. - N 45. - Ст.4626

.Федеральный закон от 30.12.2006 N 275-ФЗ (ред. от 23.07.2013)"О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций" // СЗ РФ. - 2007, - N 1 (1 ч.), - ст.38

.Федеральный закон от 30.11.2010 N 327-ФЗ "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" // СЗ РФ. - 2010, - N 49, - ст.6423

.Федеральный закон от 18.07.2011 N 235-ФЗ (ред. от 21.11.2011)"О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части совершенствования налогообложения некоммерческих организаций и благотворительной деятельности" // СЗ РФ. - 2011, - N 30 (ч.1), - ст.4583

.Федеральный закон от 11.02.2013 N 8-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон "О некоммерческих организациях" // СЗ РФ. - 2013, - N 7, - ст.609

.Федеральный закон от 02.07.2013 N 180-ФЗ "О внесении изменения в статью 9 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" // СЗ РФ. - 2013, - N 27, - ст.3472

.Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 02.07.2013)"О защите прав потребителей" // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1992. - N 15. - Ст.766.

.Постановление Правительства РФ от 15.04.2006 N 212 (ред. от 30.05.2013)"О мерах по реализации отдельных положений Федеральных законов, регулирующих деятельность некоммерческих организаций" // СЗ РФ. - 2006, - N 17 (2 ч.), - ст.1869

.Постановление Правительства РФ от 20.12.2010 N 1074 (ред. от 25.03.2013)"О предоставлении субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку общероссийских общественных организаций инвалидов" // СЗ РФ. - 2010, - N 52 (ч.1), - ст.7128

.Постановление Правительства РФ от 27.12.2010 N 1135 (ред. от 27.12.2012)"О предоставлении субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку отдельных общественных и иных некоммерческих организаций" // СЗ РФ. - 2011, N 2, ст.326

.Распоряжение Правительства РФ от 17.12.2012 N 2417-р (ред. от 19.12.2013) <О распределении субсидий, предоставляемых в 2013 году из федерального бюджета на государственную поддержку отдельных общественных и иных некоммерческих организаций> // СЗ РФ. - 2012, N 52, ст.7555.

.Распоряжение Правительства РФ от 21.12.2013 N 2455-р <О распределении субсидий, предоставляемых в 2014 году из федерального бюджета на государственную поддержку отдельных общественных и иных некоммерческих организаций> // Официальный интернет-портал правовой информации #"justify">.Приказ Минюста России от 30.12.2011 N 455 (ред. от 11.12.2013)"Об утверждении Административного регламента предоставления Министерством юстиции Российской Федерации государственной услуги по принятию решения о государственной регистрации некоммерческих организаций" // Российская газета, N 58, 16.03.2012.

.Приказ ФТС России от 03.05.2012 N 858 "Об утверждении Порядка проведения консультаций с общероссийскими некоммерческими организациями при разработке проектов нормативных правовых актов ФТС России, устанавливающих порядок и технологии совершения таможенных операций, связанных с ввозом товаров в Российскую Федерацию и вывозом товаров из Российской Федерации, их декларированием и выпуском, определяющих условия деятельности уполномоченных экономических операторов и иных лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела" // Российская газета, N 124, 01.06.2012

Материалы судебной практики

.Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 N 14-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона "Об акционерных обществах", статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО "Медиа-Мост" и ЗАО "Московская Независимая Вещательная Корпорация" // СЗ РФ. - 2003,-N 30, - ст.3102

2.Решение Верховного Суда РФ от 22.03.2013 N АКПИ13-158 // СПС КонсультантПлюс.

.Решение Верховного Суда РФ от 27.03.2013 N АКПИ13-164 // СПС КонсультантПлюс.

.Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2013 N 56-АПГ13-5 // СПС КонсультантПлюс.

.Решение Верховного Суда РФ от 18.09.2013 по делу N АКПИ13-765 // СПС КонсультантПлюс.

.Определение Верховного Суда РФ от 09.10.2013 N 70-АПГ13-1 // СПС КонсультантПлюс.

.Определение Алтайского краевого суда от 18.01.2012 по делу N 33-109/12 // СПС КонсультантПлюс

Литература

1.Адарченко Е.О. Государственные корпорации как вид юридических лиц публичного права // Административное и муниципальное право. 2012. N 7. С.13 - 16.

2.Арламенков А.Ю. Системный анализ правоприменительной практики арбитражных судов и службы судебных приставов в спектре правового иммунитета, предоставленного религиозным организациям в силу ч.5 ст.21 Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях" // Исполнительное право. 2011. N 4. С.2 - 6.

.Бирюкова Т.А., Сикачев М.Н. Комментарий к Федеральному закону от 30.11.2010 N 327-ФЗ "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности" (постатейный) // СПС КонсультантПлюс.

.Блошенко М.В. Ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности некоммерческих организаций // Общество и право. 2011. N 5. С.89 - 92.

.Болдырев В.А. О коммерческих и некоммерческих организациях // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 11. С.95 - 99.

.Борзова Е. Правовой режим имущества, приобретенного бюджетными и автономными учреждениями за счет средств, полученных от приносящей доход деятельности // Правовые вопросы недвижимости. 2013. N 1. С.32

.Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (постатейный). М.: Юстицинформ, 2013.408 с.

.Вишнякова И.Н. Конституционно-правовое регулирование свободы вероисповедания: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2000.

.Войтенков Е.А. Общественные организации в деятельности по обеспечению безопасности дорожного движения и их взаимодействие с органами государственной и муниципальной власти (историко-правовой обзор) // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. N 10. С.42 - 45.

.Воронецкий П.М. О правоспособности религиозных объединений // Журнал российского права. 2011. N 6.

.Вышкварцев В.В. Двойное членство и партийное сторонничество в российских политических партиях // Современный юрист. 2013. N 3. С.88

.Гражданское право: учебник: в 3 томах / И.А. Андреев, И.З. Аюшеева, А.С. Васильев и др.; под ред. С.А. Степанова. М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2011. Т.2.712 с.

.Гришаев С.П. Некоммерческие организации // СПС КонсультантПлюс.

.Гросул Ю.В. О праве некоммерческих организаций на занятие предпринимательской деятельностью // Предпринимательское право. Приложение "Бизнес и право в России и за рубежом". 2013. N 3. С.16 - 18.

.Губин М.Ю. Незаконные и традиционные религиозные объединения по законодательству Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 6.

.Демидов А.В. Религиозные организации деструктивного характера в современной России // Государственная власть и местное самоуправление. 2009. N 12.

.Дмитриев Ю.А. Комментарий к Федеральному закону от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях" (постатейный). - М.: Деловой двор, 2013. - С. 194.

.Дутов И.С. Фонд как организационно-правовая форма некоммерческих организаций // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 2. С.34 - 41.

.Загребина И.В. Принудительная ликвидация религиозных организаций / под ред. А.В. Пчелинцева. М.: Юриспруденция, 2013.112 с.

.Иванюк О.А. Возвращение имущества церкви: порядок и правовые последствия // Жилищное право. 2011. N 6.

.Калинина О.Е. Государственная регистрация некоммерческого партнерства // Право и экономика. 2013. N 3. С.17 - 22.

.Калинина О.Е. Тенденции реорганизации и ликвидации некоммерческого партнерства // Вестник арбитражной практики. 2013. N 2. С.5 - 10.

.Кирилловых А.А. О правовых аспектах статуса учреждений в реформе бюджетной сферы // Финансовое право. 2013. N 9. С.28

.Кирилловых А.А. Собственность религиозных организаций // Законодательство и экономика. 2012. N 1. С.50 - 63.

.Козырин А.Н. Контроль и надзор за деятельностью религиозных организаций: комментарий ст.25 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" // Публично-правовые исследования (электронный журнал). 2012. N 1. С.53 - 61.

.Козырин А.Н. Представительства иностранных религиозных организаций: комментарий Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" // Публично-правовые исследования (электронный журнал). 2012. N 2. С.76 - 85.

.Лескова Ю.Г. К вопросу о модернизации системы некоммерческих организаций: некоторые проблемные аспекты проекта изменений ГК РФ // Российская юстиция. 2013. N 1. С.10 - 12.

.Лысенко В.В. Реформирование законодательства о некоммерческих организациях в России: итоги 2010 г. // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 1. С.12 - 15.

.Мартынов Б.С. Правовое положение Русской православной церкви и религиозных организаций в Российской Федерации // История государства и права. 2011. N 14. С.41 - 45.

.Матвеев В.Ю. Наблюдательный совет как орган управления автономным учреждением // Юрист. 2013. N 15. С.9

.Митин Г.Н. Право на беспрепятственный выход из политической партии: проблемы реализации // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 7. С.34

.Молдованов М.М. О правовом положении федеральных казенных, бюджетных и автономных учреждений // Актуальные проблемы российского права. 2013. N 1. С.51

.Овчинникова Ю.С. Вещные права религиозных организаций Русской Православной Церкви в Российской Федерации: Дис. канд. юрид. наук. М., 2002.

.Осипов М.Ю. Роль некоммерческих организаций в формировании правосознания и правовой культуры граждан // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. N 1. С.21 - 24.

.Петюкова О.Н. Общественная экспертиза российского законодательства как форма взаимодействия религиозных организаций и государства // Общество и право. 2010. N 5. С.37 - 41.

.Пикалова А. Споры с участием дачных некоммерческих партнерств. // Жилищное право. 2013. N 8. С.77 - 105; N 9. С.81

.Пресняков М. Особенности регулирования труда работников религиозных организаций // Трудовое право. 2011. N 12. С.101 - 114.

.Решетникова И.В. Взаимодействие судов и некоммерческих организаций // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 1. С.34 - 36.

.Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / В.С. Ем, И.А. Зенин, Н.В. Козлова и др.; отв. ред. Е.А. Суханов.2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т.1. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права.958 с.

.Сойфер Т.В. Право собственности некоммерческих организаций: некоторые особенности режима // Адвокат. 2012. N 2. С.30 - 39.

.Сойфер Т.В. Реорганизация религиозных организаций: проблемы правоприменения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 8. С.57 - 61.

.Сойфер Т.В. К вопросу о совершенствовании гражданского законодательства о некоммерческих организациях // Адвокат. 2011. N 3. С.5 - 11.

.Соловьева С.В. Сравнительный анализ принципов управления некоммерческими организациями, имеющими и не имеющими членство // Журнал российского права. 2013. N 4. С.92 - 99.

.Сумской Д.А. Некоммерческие организации в теории российского гражданского права // "Российская юстиция", 2009, N 6

.Суровцова М.Н. Организационно-правовые формы некоммерческой организации: высшее учебное заведение // Реформы и право. 2010. N 2. С.43 - 46.

.Цепков В.Н. Являются ли организации научного обслуживания новой формой некоммерческих организаций? // Законодательство и экономика. 2010. N 4. С.12 - 15.

.Шашкова О.В. Комментарий к Федеральному закону от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (постатейный) // СПС КонсультантПлюс

.Щуко Я.Д. К вопросу о форме собственности государственных корпораций // Право и экономика. 2013. N 4. С.39

.Ягудина Г.Г. Проблемы унификации организационно-правовых форм некоммерческих организаций // Бухгалтерский учет в бюджетных и некоммерческих организациях. - 2012. - N 6. - С.35.

Приложения


Приложение 1


Организационно-правовые формы некоммерческих организаций

--------------------------------------------------------------------------¬

¦ Формы некоммерческих организаций ¦------------------------------------------------------------------------+

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Потребительские кооперативы (ст. 116 Гражданского кодекса РФ) ¦<-+---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Общественные организации (объединения) (Федеральный закон ¦<-+

¦ от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях») ¦ ¦---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Религиозные организации (Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ ¦<-+

¦ «О свободе совести и о религиозных объединениях») ¦ ¦---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Фонды (ст. ст. 118, 119 Гражданского кодекса РФ) ¦<-+---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Учреждения (ст. 120 Гражданского кодекса РФ) ¦<-+---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Некоммерческие партнерства (Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ ¦<-+

¦ «О некоммерческих организациях») ¦ ¦---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦Автономные некоммерческие организации (Федеральный закон от 12.01.1996¦<-+

¦ N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях») ¦ ¦---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Автономные учреждения (Федеральный закон от 03.11.2006 N 174-ФЗ ¦<-+

¦ «Об автономных учреждениях») ¦ ¦---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) (ст. ст. 121, 122 ¦<-+

¦ Гражданского кодекса РФ) ¦ ¦---------------------------------------------------------------------- ¦

----------------------------------------------------------------------¬ ¦

¦ Государственные корпорации (Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ ¦<--

¦ «О некоммерческих организациях») ¦

L-----------------------------------------------------------------------

Приложение 2


Определение Алтайского краевого суда от 18.01.2012 по делу N 33-109/12

января 2012 года судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу заявителя К. на решение Ленинского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 27 сентября 2011 года по делу по заявлению

К. о признании незаконным предостережения прокурора Ленинского района г. Барнаула о недопустимости нарушений законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях, признании незаконным ответа прокуратуры Алтайского края.

Заслушав доклад судьи Пасынковой О.М., судебная коллегия установила:

Прокурором Ленинского района г. Барнаула 16.06.2011 г. индивидуальному предпринимателю К. направлено предостережение о недопустимости нарушений законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях, последняя предупреждена о необходимости в обязательном порядке уведомить органы местного самоуправления в случае создания религиозной организации.

По результатам разрешения обращения К. о несогласии с вышеуказанным предостережением прокуратурой Алтайского края 21.07.2011 г. заявителю дан ответ об обоснованности предостережения и отсутствии оснований для принятия мер прокурорского реагирования по ее обращению.

К. обратилась в суд с заявлением о признании незаконными вышеуказанных предостережения прокурора Ленинского района г. Барнаула и ответа прокуратуры Алтайского края.

В обоснование требований заявитель указала, что предостережение объявлено по результатам проверки исполнения законодательства о свободе совести и религиозных объединениях, из его текста следует, что в городе Барнауле, по сообщению Центра по противодействию экстремизму ГУВД по Алтайскому краю, осуществляет деятельность незарегистрированная религиозная организация "". Вместе с тем, оснований для направления предостережения не имелось, поскольку противоправной экстремистской деятельностью она не занимается, к религиозным организациям отношения не имеет, занимается оздоровлением людей с применением авторского метода А., направленного на саморазвитие и открытие сознания человека, корректируя функциональные расстройства организма. Данный метод имеет научное обоснование и его применение не требует лицензии. Предостережением нарушена гарантированная Конституцией Российской Федерации свобода выбирать, иметь и распространять убеждения и действовать в соответствии с ними.

Решением Ленинского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 27 сентября 2011 года в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме.

В кассационной жалобе заявитель К. просила об отмене решения и принятии нового решения об удовлетворении требований, приводя прежние доводы, дополнительно указав на ошибочность вывода суда о том, что оспариваемым предостережением прокурора не нарушены ее права; недоказанность сведений о готовящемся противоправном деянии, отсутствие оснований к направлению предостережения.

В письменных возражениях на кассационную жалобу прокуратура Алтайского края просила об оставлении решения без изменения, кассационной жалобы - без удовлетворения, ссылаясь на законность оспариваемого предостережения и не нарушение данным актом прав и интересов заявителя, получение по результатам оперативно - розыскных и проверочных мероприятий сведений о деятельности незарегистрированной группы оккультного характера " " и проведении собраний этой группы в арендованном индивидуальным предпринимателем К. помещении, что послужило основанием для предостережения, направленного на предупреждение последней о необходимости уведомления, в случае создания религиозной организации, органа местного самоуправления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

Согласно Федеральному закону от 17 января 1992 года N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" (далее - Закон), требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в статье 22 данного закона, подлежат безусловному исполнению в установленный срок (п.1 ст.6).

В силу ч.2 ст.22 Закона, прокурор или его заместитель по основаниям, установленным законом, возбуждает производство об административном правонарушении, требует привлечения лиц, нарушивших закон, к иной установленной законом ответственности, предостерегает о недопустимости нарушения закона.

Частью 1 статьи 25.1 Закона предусмотрено, что в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях прокурор или его заместитель направляет в письменной форме должностным лицам, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам предостережение о недопустимости нарушения закона.

В случае неисполнения требований, изложенных в указанном предостережении, должностное лицо, которому оно было объявлено, может быть привлечено к ответственности в установленном законом порядке (ч.2 ст.25.1 Закона).

По смыслу приведенных норм права, а также учитывая, что при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы (п.2 ст.21 Закона), само по себе предостережение прокурора силой принудительного исполнения не обладает.

Согласно ч. ч.1, 2 ст.7 Федерального закона от 26 сентября 1997 года N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", религиозной группой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

Граждане, образовавшие религиозную группу с намерением в дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию, уведомляют о ее создании и начале деятельности органы местного самоуправления.

Оспариваемое предостережение направлено на предупреждение индивидуального предпринимателя К. о необходимости в обязательном порядке уведомить органы местного самоуправления в случае создания религиозной организации. Исходя из содержания предостережения - это акт, преследующий цель предупредить о необходимости соблюдения закона, который какой-либо конкретной обязанности не возлагает.

Соответственно, предостережение прокурора Ленинского района г. Барнаула о недопустимости нарушения законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях от 16 июня 2011 года N 02/1-3-2011, прав и свобод заявителя не нарушает.

По смыслу ст. ст.255, 258 ГПК РФ, незаконным могут быть признаны лишь такие решения, действия (бездействие), которые нарушают права и свободы заявителя, создают препятствия к осуществлению им его прав и свобод, незаконно возлагают на него какую-либо обязанность.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правильно истолковал нормы права, подлежащие применению, всесторонне, полно и объективно исследовал имеющиеся по делу доказательства и обоснованно признал оспариваемое предостережение не нарушающим права и свободы заявителя.

В этой связи не подлежало удовлетворению и требование о признании незаконным ответа прокуратуры Алтайского края от 21 июля 2011 года, в котором сделан вывод об обоснованности того же предостережения.

Доводы жалобы о том, что предостережением осуществляемая заявителем деятельность определена как создание религиозной организации, не соответствуют оспариваемому предостережению, не содержащему такого утверждения.

Довод жалобы о том, что выводом суда о существовании зарегистрированной группы оккультного характера " " нарушены права и законные интересы К., не соответствует содержанию решения, в мотивировочной части которого изложено лишь сообщение врио начальника ГУВД по Алтайскому краю о проведении проверочных мероприятий в отношении незарегистрированной в установленном законом порядке оккультной религиозной организации "".

Довод жалобы о том, что в решении суда искажены пояснения заявителя, данные в ходе судебного заседания, не влияет на обоснованность выводов суда. При этом следует отметить, что замечания на протокол судебного заседания не принесены.

Поскольку нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение решения суда первой инстанции, не установлено, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия определила: "Решение Ленинского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 27 сентября 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу заявителя К. - без удовлетворения"

Приложение 3


Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2013 N 56-АПГ13-5

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Приморскому краю о ликвидации религиозной организации Казыятского управления мусульман Приморского края по апелляционной жалобе религиозной организации Казыятского управления мусульман Приморского края на решение Приморского краевого суда от 19 февраля 2013 г., которым заявление удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., объяснения представителя религиозной организации Казыятского управления мусульман Приморского края по доверенности Мирасова Р.К. и адвоката Сычева С.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, пояснения представителя Министерства юстиции Российской Федерации по Приморскому краю по доверенности Филимоновой О.В., возражавшей против удовлетворения апелляционной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

религиозная организация Казыятское управление мусульман Приморского края (далее - Казыят) зарегистрирована решением Главного управления Минюста России по Приморскому краю от 28 сентября 2001 г., внесена в Единый государственный реестр юридических лиц.

Управление Министерства юстиции России по Приморскому краю обратилось в суд с заявлением о ликвидации указанной религиозной организации, ссылаясь на выявленные в ходе плановой выездной проверки нарушения действующего законодательства.

Такие нарушения, по мнению заявителя, являющиеся основанием для ликвидации религиозной организации, выразились в том, что в состав указанной централизованной религиозной организации входит две местных религиозных организации, что в силу пункта 4 статьи 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" является недопустимым.

В нарушение пункта 3 статьи 17 этого же Федерального закона печатные материалы "Мухаммад Величайший из всех", "Беседы об исламе", "Мусульманско-христианский диалог" не содержат маркировку с официальным полным наименованием организации, а на маркировке брошюры "Иман, Ислам, Намаз" используется неполное наименование организации.

Печать Казыята не содержит полного его наименования, в сети Интернет не размещена и не предоставлена средствам массовой информации для опубликования информация о продолжении деятельности религиозной организации, что не соответствует требованиям Федерального закона "О некоммерческих организациях".

сентября, 16 ноября 2010 г. и 31 августа 2011 г. Казыятом проводились публичные мероприятия за пределами помещения, предоставленного организации для совершения религиозных обрядов и церемоний, без уведомления администрации г. Владивостока, что свидетельствует о нарушениях положений Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" и Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях".

Управление Министерства юстиции России по Приморскому краю полагало, что поскольку в деятельности религиозной организации Казыятского управления мусульман Приморского края выявлены неоднократные грубые нарушения законодательства, необходимо принять решение о ее ликвидации и исключении из Единого государственного реестра юридических лиц.

Решением Приморского краевого суда от 19 февраля 2013 г. заявление Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Приморскому краю удовлетворено.

В апелляционной жалобе Казыят просит решение суда первой инстанции отменить, как постановленное с нарушением норм материального права.

Министерством юстиции Российской Федерации по Приморскому краю относительно апелляционной жалобы поданы возражения о несостоятельности ее доводов и законности судебного постановления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции на основании представленных доказательств сделал правильный вывод, что в деятельности централизованной религиозной организации имеются неоднократные нарушения требований федерального законодательства, одно из которых, выразившееся в недостаточном количестве местных религиозных организаций, входящих в состав Казыята, обоснованно признано судом грубым нарушением.

Вместе с тем нарушения требований законодательства об обязательных элементах оформления печати организации, о порядке издания печатных материалов, а также неразмещение в соответствующих источниках информации о продолжении деятельности Казыята правомерно исключены из оснований для ликвидации религиозной организации, поскольку перечисленные факты устранены до начала слушания дела по существу.

Позиция суда основана на правильном применении норм действующего федерального законодательства, регулирующего правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, правовое положение религиозных объединений.

Религиозные организации - это добровольные объединения граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, которые регистрируются в качестве юридических лиц (часть 1 статьи 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях").

Пунктом 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер, либо осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо запрещенной законом, либо с нарушением Конституции Российской Федерации, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов, либо при систематическом осуществлении некоммерческой организацией, в том числе общественной или религиозной организацией (объединением), благотворительным или иным фондом, деятельности, противоречащей ее уставным целям, а также в иных случаях, предусмотренных данным Кодексом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозные организации могут быть ликвидированы по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм Конституции Российской Федерации, названного Федерального закона и иных федеральных законов либо в случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей целям ее создания (уставным целям).

В силу части 2 статьи 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

Централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций (часть 3 названной выше статьи).

Статьями 10, 15 указанного Федерального закона определено, что религиозная организация действует на основании устава в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации.

Судом установлено, что согласно положениям Устава Казыята и протокола общего собрания членов названной мусульманской религиозной организации от 8 июня 2001 г. данная религиозная организация является централизованной, поскольку на момент регистрации в ее состав вошли три местных религиозных организации: Владивостокская городская мусульманская религиозная организация "Ислам", Находкинская городская мусульманская религиозная организация и религиозная организация мусульман г. Уссурийска.

Между тем решением общего собрания членов Находкинской городской мусульманской религиозной организации "Ислам" от 10 ноября 2009 г. утверждена новая редакция Устава, из содержания которого следует, что данная местная религиозная организация не входит в состав Казыятского управления мусульман Приморского края.

В отличие от пункта 1.2 Устава названной местной религиозной организации (в редакции, действующей до ноября 2009 года), который содержал указание на вхождение Находкинской религиозной организации в состав централизованной религиозной организации, этот же пункт в действующей редакции констатирует, что Находкинская городская мусульманская религиозная организация является самостоятельной местной религиозной организацией.

Новая редакция Устава Находкинской городской мусульманской религиозной организации зарегистрирована, что подтверждается соответствующим штампом на каждом его листе.

Приведенное обстоятельство подтверждается исследованными в судебном заседании материалами дела, из содержания которых следует, что со дня принятия новой редакции Устава Находкинская местная религиозная организация до настоящего времени является самостоятельной, в состав какой-либо иной организации не входит (л. д.104, л. д.159, л. д.162).

При таких обстоятельствах ссылка в апелляционной жалобе на то, что новая редакция Устава Находкинской городской мусульманской религиозной организации принята не в связи с выходом данной организации из состава централизованной, а по причине разделения исполнительной и духовной властей, не является основанием для отмены правильного решения суда.

В связи с изложенным Судебная коллегия признает несостоятельным утверждение в апелляционной жалобе о том, что отсутствие в новом Уставе наименования централизованной организации не свидетельствует о выходе из состава такой Находкинской религиозной организации из-за отсутствия решения общего собрания указанной местной организации о прекращении членства в централизованной религиозной организации, как это предусмотрено пунктом 5.8 Устава Казыята.

Данное утверждение представителя Казыята противоречит положениям части 2 статьи 10 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", предусматривающей обязанность указывать в уставе религиозной организации в случае принадлежности к существующей централизованной религиозной организации ее наименование.

Представленный вместе с апелляционной жалобой протокол общего собрания Находкинской местной организации от 22 февраля 2013 г., проведенного после состоявшегося решения суда, об отсутствии при принятии нового Устава в 2009 году намерения выйти из состава Казыята не имеет правового значения, поскольку Находкинская городская мусульманская религиозная организация не реализовала свое право о внесении в соответствии с требованиями федерального законодательства в Устав изменения о принадлежности к централизованной религиозной организации.

Кроме того, в судебном заседании апелляционной инстанции представитель Минюста России по Приморскому краю пояснила, что из состава Казыята вышла местная религиозная организация г. Уссурийска.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о грубом нарушении Казыятом положений статьи 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", поскольку о том, что в его структуру на момент принятия обжалуемого решения в нарушение федерального законодательства входит менее трех местных организаций, руководству централизованной религиозной организации было известно с 13 марта 2012 г. - после получения от Минюста России по Приморскому краю предупреждения от 6 марта 2012 г. N 3-24/76 о результатах проведения плановой проверки (л. д.33). Однако никаких мер к устранению нарушения принято не было.

Судебная коллегия признает правильным суждение в апелляционной жалобе о недопустимости ликвидации организации лишь по формальному признаку неоднократности нарушений действующего законодательства.

Действительно, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 18 июля 2003 г. N 14-П, отсутствие в пункте 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации конкретного перечня положений, нарушение которых может привести к ликвидации юридического лица, не означает, что данная санкция может применяться по одному лишь формальному основанию. Исходя из общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе наличия вины) и установленных частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации критериев ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно не только для законодателя, но и для правоприменителя, оспариваемая норма предполагает, что неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить суду - с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий, - принять решение о ликвидации юридического лица в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц.

Судебная коллегия считает, что по настоящему гражданскому делу судом установлено, что неоднократные нарушения Казыятом положений статьи 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" с учетом конкретных обстоятельств и наступивших последствий являются достаточным основанием для принятия решения о ликвидации централизованной религиозной организации.

Согласно пункту 1 статьи 20 Всеобщей декларации прав человека каждый человек имеет право на свободу мирных собраний.

Статья 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, признавая право на мирные собрания, допускает введение обоснованных его ограничений, налагаемых в соответствии с законом и необходимых в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Право на свободу мирных собраний определено также в статье 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод как не подлежащее никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Частью 2 статьи 16 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" установлено, что богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях. В иных случаях публичные богослужения, другие религиозные обряды и церемонии осуществляются в порядке, установленном для проведения митингов, шествий и демонстраций (часть 5 этой же статьи).

Такой порядок определен Федеральным законом от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании", статьей 5 которого предусмотрена обязанность организатора публичного мероприятия подать в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления уведомление о проведении публичного мероприятия в порядке, установленном статьей 7 данного Федерального закона.

В решении судом первой инстанции обоснованно обращено внимание на то, что постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2012 г. N 30-П пункт 5 статьи 16 указанного Закона признан не противоречащим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой им вводится в качестве общего правила уведомительный порядок проведения молитвенных и религиозных собраний как разновидности публичных религиозных мероприятий в иных, помимо указанных в пунктах 1 - 4 статьи 16 данного Федерального закона, местах.

Последствия проведения без предварительного уведомления органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления публичного религиозного мероприятия, проводимого вне культовых зданий и сооружений, а также специально отведенных для этого мест либо жилых помещений, могут быть различными в силу того, что демонстрация религиозных убеждений способна вызывать отрицательные эмоции у граждан, исповедующих иную религию или не являющихся верующими, создать препятствия нормальной работе транспорта, государственных или общественных организаций, то есть не исключается потенциальная опасность нарушения общественного порядка, возможность причинения ущерба нравственному и физическому здоровью граждан.

Как усматривается из материалов дела, Казыяту на основании заключенного с Комитетом по управлению муниципальным имуществом договора передано для использования как культовое помещение нежилое помещение, расположенное в г. Владивостоке на первом этаже многоквартирного жилого дома 33 по ул. Шепеткова.

Однако 9 сентября и 16 ноября 2010 г. без уведомления органа местного самоуправления при проведении религиозных обрядов использовалось не только помещение, предоставленное для совершения таких обрядов, но и территория, не отведенная для таких целей, прилегающая к указанному и соседним домам.

Последствием данных мероприятий было обращение граждан, проживающих в соседних домах, за защитой нарушенных прав в правоохранительные органы и суд, в решениях которого от 25 мая 2011 г. и от 23 апреля 2012 г. содержатся выводы о нарушениях закона со стороны Казыята.

Кроме того, 31 августа 2011 г. Казыятом вновь проводились публичные мероприятия без уведомления органа местного самоуправления, несмотря на то, что руководство не могло не знать о невозможности размещения в предоставленном помещении всех мусульман, желающих участвовать в обрядах во время религиозных праздников, и, как следствие этого, о возможности использования для религиозных обрядов территорий, прилегающих к другим жилым домам.

Аналогичное нарушение федерального законодательства имело место и в августе 2012 года.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 18 мая 2012 г. N 12-П, процедура предварительного уведомления органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления о проведении публичного мероприятия, в том числе о предполагаемой численности его участников, имеет целью реализацию конституционного права граждан Российской Федерации на мирное проведение собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирований в условиях, обеспечивающих соблюдение надлежащего общественного порядка и безопасности, достижение баланса интересов организаторов и участников публичных мероприятий, с одной стороны, и иных лиц - с другой, а также позволяющих органам публичной власти принять адекватные меры по предупреждению и предотвращению нарушений общественного порядка и безопасности, обеспечению защиты прав и свобод как участников публичных мероприятий, так и лиц, в них не участвующих.

С учетом изложенного довод апелляционной жалобы о том, что указанные нарушения федерального законодательства не могут быть положены в основу решения о ликвидации религиозной организации, поскольку Казыят только 25 сентября 2012 г. узнал о неисполнении требований закона из предупреждения Минюста России по Приморскому краю, вынесенного в связи с поступившими от граждан жалобами, не является основанием для отмены решения суда.

Судебная коллегия считает, что ликвидация централизованной религиозной организации не влечет нарушение прав верующих людей, которые входят в состав местной религиозной организации, продолжающей свою деятельность и являющейся в силу закона самостоятельным юридическим лицом.

Апелляционная жалоба не содержит доводов, опровергающих выводы суда, позиция представителей Казыята основана на ошибочном толковании норм права, в силу чего оснований для ее удовлетворения и отмены судебного постановления Судебная коллегия по административным делам не находит.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила: "Решение Приморского краевого суда от 19 февраля 2013 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу религиозной организации Казыятское управление мусульман Приморского края - без удовлетворения".