Читайте данную работу прямо на сайте или скачайте

Скачайте в формате документа WORD


Почерковедческая экспертиза предмет, объекты, задачи, подготовка материалов

Финансовая академия при Правительстве РФ

Кафедра налоговой полиции

Курсовая работа на тему:

«Почерковедческая экспертиза: предмет, объекты, задачи, подготовка материалов»

Выполнила                                                                              студентка гр. НП4-1

                                                                                                   Курицына Е.Д.

Научный руководитель                                                       проф. Моторный И.Д.

Москва 2002г.

                                                                         План                                                                стр.

Введение………………………………………………………………………………………3

Глава 1. Сущность почерковедческой экспертизы…………………………………………4

1.1.  Понятие, предмет и объект почерковедческой экспертизы…………………………...4

1.2. Задачи почерковедческой экспертизы…………………………………………………..5

Глава 2. Методика почерковедческой экспертизы………………………………………….9

2.1. Идентификационные признаки почерка………………………………………………...9

2.2. Основы методики почерковедческой экспертизы……………………………………..12

2.3. Заключение эксперта-почерковеда: структура, оценка и использование

следователем и судом….…………………..…………………………………………………17

2.4. Современное состояние и возможности почерковедческой экспертизы……………..22

Глава 3. Подготовка материалов для почерковедческой экспертизы……………………..25

Заключение……………………………………………………………………………………30

Список использованной литературы………………………………………………………..31

Приложения

Введение

Исследование почерка в современной криминалистике является одной из важнейших и актуальных задач, поскольку в настоящее время преступники все чаще отказываются от грубых средств «аргументации» и переходят к более цивилизованным методам, позволяющим с меньшими затратами энергии и минимальным риском получать гораздо больший эффект от своих действий. Для того чтобы выразить общую мысль, стоит воспользоваться весьма выразительной и точной по формулировке цитатой одного блестящего криминалиста: «Зачем взламывать сейф, когда можно получить его содержимое одним грамотным росчерком пера». Столь ценная мысль подтверждается динамикой роста «беловоротничковой» преступности, столь распространенной в России в последнее время.

Целью данной работы является раскрытие сущности почерковедческой экспертизы  и оценка ее значимости как одного из важнейших звеньев в деле расследования и раскрытия преступлений.

Структурно данная работа состоит из трех глав. Первая глава раскрывает основные понятия, определяющие сущность почерковедческого исследования, а именно понятие почерка как предмета исследования, объект, а также основные задачи исследования.

Вторая глава посвящена методике почерковедческого исследования. Также в данной главе охарактеризовано современное состояние и возможности почерковедческой экспертизы на данном этапе развития российской криминалистической науки.

Третья глава данной работы посвящена подготовке материалов для почерковедческой экспертизы и содержит практические рекомендации по подготовке соответствующих материалов для исследования следователем и судом.

Глава 1. Сущность почерковедческой экспертизы

1.1.  Понятие, предмет и объект почерковедческой экспертизы

Исследования рукописей относятся к числу наиболее распространенных криминалистических экспертиз. Основная их цель – идентификация исполнителя. Однако зачастую с их помощью решаются вопросы, касающиеся авторства, условий исполнения рукописей, целевой установки пишущего (подделка или искажение почерка), свойств его личности и признаков внешности (пол, возраст, состояние опьянения). Однако об этом более подробно будет сказано далее, когда речь пойдет о задачах почерковедческой экспертизы.

В качестве объектов таких исследований могут выступать объемные рукописи (дневники, письма) и краткие записи (подписи, цифры, рисунки, символы), в которых
проявились устойчивые индивидуальные особенности письма.

Предметом же исследования является почерк – относительно устойчивая система движений, отображающаяся в рукописях, в основе формирования которой лежит письменно-двигательный навык. Умение писать приобретается в результате длительного обучения и тренировок. Отдельные идентификационные признаки почерка начинают проявляться у детей уже в 3-4 классе. Однако их совокупность, достаточная для идентификации по почерку, как правило, формируется в 5-6 классе, когда совокупность сложных двигательных навыков, обусловленных деятельностью центральной нервной системы человека, доводится до автоматизма, проявляясь в относительно устойчивых идентификационных признаках письма.

Принято различать:

· 

· 

· 

Совокупность технических и графических навыков, отображающихся в рукописи, характеризуют почерк человека. Под влиянием воли человека, усилий письма, внешней среды и иных субъективных и объективных факторов в почерке появляется
много особенностей, совокупность которых становится неповторимой. В почерках разных лиц могут встречаться отдельные одинаковые признаки, но их совокупность у каждого человека индивидуальна.

Несмотря на разнообразие причин, вызывающих изменения почерка, система движений (динамический стереотип) в целом, выработанная на протяжении длительного времени, относительно устойчива. Это значит, что возможность идентификации человека по почерку сохраняется во времени и даже при попытках умышленного искажения или при изменении почерка в старости, что выражается в замедленности письма и снижении координации движений, в упрощении строения букв.

Изменения в почерке могут появляться также при особых условиях письма: необычные поза пишущего, средства и материал письма, необычное состояние пишущего (опьянение, возбуждение), нарушение функции костно-мышечного аппарата или нервной системы (травмы, нервные заболевания), наконец, при умышленном искажении почерка (маскировка или подражание почерку другого человека). Однако при наличии достаточно объемного рукописного текста и в этих случаях нередко сохраняется совокупность индивидуальных признаков почерка.

1.2. Задачи почерковедческой экспертизы

Перед почерковедческой экспертизой следователем или судом могут быть поставлены задачи идентифи­кационного и неидентификационного (диагностического) хара­ктера.

К первым относится:

·  установление исполнителя рукописно­го текста или подписи

Необходимость в этом может воз­никнуть у следователя или суда при изучении письменных или вещественных доказательств, в частности, когда содержание на­писанного составляет доказательство определенного факта — подделки, угрозы, оскорбления и т. д. Иногда установление исполнителя текста документа может указать на круг лиц, среди которых следует искать виновного. Так, при расследовании двух дел (о пожаре и об убийстве) об­наружение на месте происшествия клочков ученических тетра­дей и установление конкретных исполнителей текстов на этих листках способствовали построению правильных версий. Как выяснилось в результате расследования, в первом случае отец ученика использовал тетради сына в качестве материала для поджога дома, во втором — брат ученицы К. из листов, вырван­ных из ее тетради, изготовил пыжи;

·  установление факта выполнения одним лицом различ­ных текстов, отдельных фрагментов текста и подписей

На­пример, если обвиняемый признается в выполнении одного из документов, проходящих по делу в качестве вещественного до­казательства, подтверждающего какой-либо факт, но отказыва­ется от другого, а у следователя есть основания полагать, что обвиняемым написан и другой документ, то он назначает почерковедческую экспертизу. В этом случае на разрешение эксперта может быть поставлен вопрос о том, одним ли лицом выполнены оба текста, причем первый документ используется в качестве образца почерка обвиняемого.

Вопрос о выполнении нескольких текстов или подписей од­ним лицом может быть поставлен и в том случае, когда у следователя есть основания полагать, что исполнителем всех тек­стов анонимных писем или подписей от имени вымышленных лиц является одно лицо. Следователь или суд, назначая экспер­тизу почерка, в подобных случаях может поставить на разреше­ние эксперта вопрос о выполнении текста одним лицом или разными лицами.

Как уже отмечалось, кроме идентификационных могут про­водиться и неидентификационные исследования. Они имеют своей целью:

·  установление факта письма в необычных условиях или при необычном состоянии писавшего;

·            установление одновременности выполнения всех фрагмен­тов текста, подлежащих экспертизе;

·            решение вопроса о давности выполнения исследуемой ру­кописи;

·             определение пола исполнителя по рукописному тексту и т. д.

Вопрос об условиях выполнения рукописи следователю и суду приходится выяснять при проверке показаний обвиняе­мых, свидетелей или потерпевших либо в целях уточнения или оценки заключения эксперта, содержащего выводы о невоз­можности решения поставленной перед ним задачи.

Например, эксперт при исследовании подписи на расход­ном ордере установил совпадающие и различающиеся призна­ки почерка, однако ни те, ни другие не являются, по его мне­нию, достаточным основанием для положительного или отри­цательного вывода. По этой причине эксперт пришел к выводу о невозможности решения поставленной перед ним задачи.[1]

При оценке такого вывода у следователя могут возникнуть дополнительные вопросы, касающиеся влияния условий пись­ма на проявление признаков подписи. Перед экспертом в по­добном случае может быть поставлена задача установить, могли ли появиться различающиеся признаки почерка вследствие вы­полнения подписи определенным лицом в неудобной позе или болезненном состоянии.

Особенно часто такие вопросы ставятся перед экспертом в случаях когда другими доказательствами по делу (например, показаниями свидетелей) установлено, что подпись была выполнена в очень необычных условиях больным человеком (например, подпись на завещании). В данном случае результатом сравнительного исследования является исключение или подтверждение условий, сходных с проверяемыми по характеризующим их признакам.

Иногда одной из задач неидентификационного исследова­ния, которую ставят перед экспертом, является установление факта дописки слова или фразы к тексту, цифры к числу и т. д. Например, существенное значение может иметь установле­ние того, выполнен ли весь текст накладной в одно и то же вре­мя либо некоторые из наименований товаров были дописаны позднее, после написания основного текста. Обычно эта задача решается комплексным исследованием с применением методик как почерковедческой экспертизы, так и технической эксперти­зы документов.

Необходимость в опре­делении времени выполнения рукописи может возникнуть при решении вопросов о приоритете науч­ных открытий, давности составления завещаний.

Задачи, поставленные перед экспертом следователем или судом, определяют методику проведения экспертизы рукопис­ного текста, а также процесс подготовки и оформления матери­алов, направляемых для исследования.

При необходимости установления исполнителя рукописно­го текста либо подписи следователь или суд должны предста­вить эксперту, производящему экспертизу, свободные и экспе­риментальные образцы почерка (подписи) лица, в отношении которого проводится исследование.

Если перед экспертом поставлена задача установить, одним или разными лицами выполнены отдельные фрагменты текста в исследуемом документе или несколько текстов (подписей), то на экспертизу представляются лишь исследуемые документы (например, завещание с подписью умершего лица). При прове­дении экспертизы почерка по рукописям, выполненным в не­обычных условиях, требуются образцы почерка или подписей, выполненные в аналогичных условиях.

Глава 2. Методика почерковедческой экспертизы

2.1. Идентификационные признаки почерка

Для того чтобы установить, не исполнена ли рукопись тем или иным ли­цом, необходимо сравнить исследуемый почерк с почерком данного лица. Такое сравнение проводится по тем признакам, которые дают возможность различать почерки и идентифицировать писавшего. В результате научных исследований и прак­тики почерковедческих экспертиз эти признаки были выделены, систематизированы и получили название идентифи­кационных признаков письма.[2]

Под идентификационным признаком письма понимают особенность письменно-двигательного навы­ка, отображающуюся в рукописи и индивидуализирующую в комплексе с другими особенностями почерк конкретною лица.

Особенности письменно-двигательного навыка входят в так
называемый идентификационный комплекс признаков, кото­рый позволяет дифференцировать почерки разных лиц и уста­навливать исполнителя рукописи.     

Идентификационные признаки почерка делятся на общие и частные. Общие признаки почерка характеризуют в целом по­черк определенного лица, дают представление о системе графи­ческого начертания всей совокупности письменных знаков. Признаки, присущие не всем, а отдельным знакам, относятся к частным признакам почерка.

Общие признаки условно можно разделить на три большие группы:

1) отражающие степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка;

2)      отражающие структурные характеристики движений;

3)  отражающие отражающие пространственную ориентацию фрагментов рукописи и движений (топографические).

Общие признаки, отражающие степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка

1. Выработанность почерка означает уровень овладения техни­кой письма, проявляющийся в способности выполнять руко­писный текст в быстром темпе, устойчивыми координирован­ными движениями в соответствии с общепринятой  системой скорописи. Пo cтeпeни выpaбoтaннocти пoчepки дeлятcя нa мaлoвыpaбoтaнныe, cpeднeвыpaбoтaнныe и выcoкoвыpaбoтaнныe.

Маловыработанные почерки отражают начальную степень образования навыка письма. К этой группе относятся: 1) школь­ные ученические почерки, характерные для периода обучения письму; 2) почерки лиц, оставивших обучение письму на на­чальных этапах и пишущих довольно редко.

О малой выработаннсти почерка в первые периоды обуче­ния письму свидетельствуют низкая точность движений, угло­ватость овалов, неравномерность протяженности, направления, размещения движений, характер которых определяется прописями.

В противоположность школьному в маловыработанном прак­тическом почерке признаки низкой координации движений, особенно неравномерность протяженности, направления и раз­мещения движений, выражены еще более отчетливо. В связи с этим рукописи выглядят нестройными, нечеткими.

Средневыработанные почерки — этo нecфopмиpoвaвшийcя дo кoнцa пиcьмeннo-двигaтeльный нaвык, oтpaжaющий cтaдию пpaктичecкoгo ocвoeния cвязнoгo и быcтpoгo пиcьмa. Koopдинaция движeний xapaктepизyeтcя нeycтoйчивocтью пpoтяжeннocти, нaпpaвлeния и paзмeщeния движeний пpи выпoлнeнии пиcьмeнныx знaкoв и иx элeмeнтoв. Тaкoмy пoчepкy cвoйcтвeнен cpeдний тeмп.

Высоковыработанные почерки — это вполне сформировав­шиеся почерки, отражающие приспособленный к относительно быстрому темпу и характеризующийся автоматизацией движе­ний навык письма. Для них характерны относи­тельно большая точность движений, значительная непрерыв­ность письма, постепенное утолщение в начале и спад нажима в окончании штрихов, упрощенное строение букв.

2. Координация движений при письме обычно рассматривается с точки зрения соблюдения параметров движения при выполнении: 1) элементов букв и 2) сочета­ний элементов букв, слов, фраз.

Неточность движений первой группы выражается в извилистости, изломах прямых штрихов, угловатости овалов, несоразмерности отдельных частей элемен­тов, смещенных началах и окончаниях движений.

Признаки неточности движений второй группы состоят в несоразмерности параметров движений (протяженности, напра­вления, размещения) во всей рукописи.

3.            Темп движений при письме может быть привычным и изменчивым.

Различие в темпе письма сказывается в степени непрерывности движений при выполнении букв и их сочетаний.

Темп письма – признак, тесно связанный со сложностью движений. Зависимость темпа от сложности обратная: чем больше сложность, тем медленнее темп письма, и наоборот. Поэтому сложность почерка в целом и при выполнении опре­деленных букв иногда служит показателем темпа.

4. Степень сложности движений, отображающихся  в строении почерка в целом, характеризует тенденцию в формировании по­черка: подчинялось ли развитие письменно-двигательных навы­ков стремлению писать особенно красиво, стройно и вместе с тем своеобразно либо всецело приспосабливалось к быстрому темпу письма.

По степени сложности движений различают: 1) почерки про­стого строения; 2) почерки упрощенного строения; 3) почерки усложненного строения.

К группе простого строения относятся почерки, отражающие наиболее целесообразную систему движений, приспособ­ленную к быстрому темпу письма и одновременно сохранению четкости рукописи.

Для обладателей упрощенного почерка характерен быст­рый темп письма, который достигается очень часто за счет некоторого несовершенства точности (координации) движе­ний. Нечеткость рукописи — частый спутник упрощенного почерка.

Для группы почерков усложненного строения характерно значительное увеличение сложности системы движений при письме по сравнению с простыми почерками. Оно формирует­ся под влиянием активного стремления лица к оригинальности, к украшательству почерка. Координация движений при этом всегда бывает высокой. Для почерка усложненного строения ха­рактерны мелкие, тонкие, точные движения, которыми воспро­изводятся детали букв, элементы и буквы в целом.

Общие признаки, отражающие структуру движений по их траектории

1. Как показывают наблюдения и экспертная практика, преобладающая форма движений при письме в соответст­вии с прописями – прямолинейно-дуговая. Но возможны и от­клонения — угловая, петлевая, изломанная либо извилистая, а также разнотипные формы, являющиеся результатом сочетания различных форм движений.

2.            Преобладающее  направление движений  рассматривается отдельно в отношении основных элементов, выполняемых сгибательными движениями, и в отношении дугообразных элемен­тов букв и букв в целом.

По данному признаку различают наклон правый, левый, ко­сой правый и неравномерный, а также выделяют случай отсут­ствия наклона.

Направление движений при выполнении дугообразных эле­ментов — левоокружное (против часовой стрелки) и правоокружное (по часовой стрелке).

Преобладающая протяженность движений (высота букв, разгон и расстановка): высота — большая (более 5мм), средняя (2-5мм), малая (менее 2мм); раз­гон — большой, средний, малый; расстановка — широкая, уз­кая.

Степень связности (непрерывности) движений – высокая  (5-6 букв), средняя (3-4 буквы), малая  (1-2 буквы).

Степень и характер нажима — сильный, средний, слабый. Однако силу нажима бывает довольно трудно определить при письме шариковыми ручками.

Общие признаки, отражающие пространственную ориентацию фрагментов рукописи и движений

1)  Размещение самостоятельных фрагментов документа (обращений, дат, подписей, резолюций) в пределах листа бумаги.

2)  Размещение текста относительно срезов листа бумаги: на­личие или отсутствие полей, их локализация, размер и конфи­гурация — прямолинейная, вертикальная, правонаклонная, левонаклонная.

3)      Размещение начального движения в первой строке абзаца
относительно начала других строк и предшествующей строки
(размер красной строки или интервала между абзацами).

4)      Размер интервала между строками — большой, малый.

5)      Размещение линии письма относительно бланковой стро­ки — на типографской линовке, под типографской линовкой.

6)      Направление письма в строке (положение строк относи­тельно горизонтального среза бумаги) — горизонтальное, под­нимающееся, опускающееся.

7)      Форма линии письма в строке — дугообразная выпуклая, дугообразная вогнутая, ступенчатая.

8)      Размер интервалов между словами — большой, средний, малый.

9)  Размещение движений при выполнении знаков препина­ния — относительно предшествующего слова, относительно ли­нии письма или бланковой строки.

Среди частных признаков почерка можно выделить следующие:

- форма движений при выполнении и соединении букв и их элементов (прямолинейная, дуговая, петлевая, угловая, извилистая);

-   левоокружные, правоокружные;

-  

-     
         - относительное размещение точек начала, окончания, пересечения и соединения движений;
          - последовательность движений, которыми выполняются различные элементы букв и их соединения;

-     

В следственной практике указанные признаки почерка используются в целях решения розыскных и идентификационных задач. В случаях обнаружения рукописных текстов (письма-угрозы, поддельные медицинские рецепты и т.п.), исполненных неизвестным лицом, составляется розыскная таблица, по которой производится сравнительное исследование почерков проверяемых лиц. Для составления розыскной таблицы, прежде всего изучается содержание рукописи, анализируются признаки письменной речи и почерка. Из их числа выбирают наиболее характерные, редко встречающиеся и устойчивые признаки – обычно шесть-восемь. Основная часть
таблицы состоит из характеристики этих признаков и их графических зарисовок. Затем намечается круг лиц, которые могли выполнить исследуемый документ, и организуется непосредственная проверка их почерков – розыск исполнителя документа.

2.2. Основы методики почерковедческой экспертизы

Идентификационная экспертиза включает несколько ста­дий: 1) предварительное исследование поступивших мате­риалов; 2) раздельный анализ исследуемых документов и об­разцов; 3) сравнительное исследование; 4) оценка результа­тов исследования.

На стадии предварительного экспертного исследования прежде всего проверяется выполнение правил оформления материалов на экспертизу. При неправильном оформлении они возвращаются обратно. Проверяется, все ли из перечис­ленных в постановлении исследуемых документов направле­ны, не допущены ли ошибки в указании их реквизитов в постановлении, конкретно ли определены непосредственные объекты исследования в этих документах. При проверке об­разцов определяется их качество и необходимый объем. Изу­чение перечня вопросов позволяет определить объем задания и конкретные его задачи. Неграмотно сформулированные в логическом и редакционном отношении вопросы могут быть переформулированы экспертом, но без изменения их содер­жания, то есть объема задания. В определенных случаях для уточнения объема задания, получения дополнительных мате­риалов может быть сделан запрос. На этой же стадии обраща­ется внимание, не применялись ли технические способы под­делки подписей (или почерка каких-то небольших по объему записей), например, выполненных путем ксерокопирования, компьютерного сканирования и др. При наличии таких при­знаков почерковедческое исследование не проводится. В не­которых случаях на данной стадии могут быть обнаружены признаки изменения почерка, подписей, если они неквали­фицированно выполнены. Более тонкие изменения выявля­ются в ходе последующих стадий исследования.

В процессе раздельного исследования анализируются иден­тификационные признаки в исследуемых документах и образ­цах, при этом оценивается их устойчивость, вариационность, частота встречаемости. При изучении устойчивости признаков устанавливается, настолько постоянно они повторяются в тексте, еще раз обращается внимание на наличие следов за­медленных движений и других признаков, указывающих на изменение почерка, подписей. Вариационность определяется по наличию устойчивого выполнения одноименных знаков не­сколькими способами. Частота встречаемости признака яв­ляется важнейшим свойством, определяющим его ценность, значимость. Она устанавливается по тому, насколько часто признак встречается в почерках разных лиц (одного и того же языка): чем реже встречается данный признак, тем он более ценен. Оценка частоты встречаемости признака, как правило, производится на основе профессионального опыта эксперта (качественно-эмпирический, или аддитивный, подход). Но она может быть оценена в выработанных почерках и на основе использования специально подсчитанных с помощью методов математической статистики количественных характеристик (ко­эффициентов), содержащихся в методических работах по почерковедческой экспертизе. Количественный подход позволяет объективизировать оценку частоты встречаемости признаков.[3]

Для идентификации лица по почерку имеет значение и такое свойство частных признаков, как корреляция, то есть их взаимозависимость между собой, когда появление одного признака влечет за собой появление другого признака. Такие взаимозависимые, коррелирующие признаки не могут рас­сматриваться самостоятельными и учитываться каждый в отдельности при идентификации. Корреляцию важно учиты­вать при исследовании сходных почерков, при использова­нии математических методов, при компьютерном моделиро­вании. Однако такие проблемы корреляции, как, например, насколько выражены закономерности корреляции в почер­ке, какими причинами она обусловлена и в каких группах признаков наиболее выражена, — еще не получили достаточной разработки в судебном почерковедении.

При больших объемах исследуемых текстов, высокой вариационности почерков, при большом числе проверяемых лиц производится так называемая разработка почерков, которая помогает сопоставлять признаки исследуемого текста и образцов при последующем сравнительном исследовании. Для этого на листе бумаги, разграфленном в виде таблицы, схематически воспроизводятся в соответствии с оригиналом начертания букв, в графе с левой стороны листа – письменные  знаки исследуемого документа, с правой — образцов. Разработка позволяет проследить не только особенности выполнения отдельных букв, но и особенности навыка письма в целом.

При сравнительном исследовании сопоставляются выявленные общие и частные идентификационные признаки. Для сравнения используются только те признаки, которые были оценены при раздельном исследовании как устойчивые
или являющиеся вариантами этого почерка. В первую очередь используются редко встречающиеся признаки. Если в данном почерке они отсутствуют, то число идентификационных признаков эксперт увеличивает, исходя из своего опыта.

Сравнительное исследование подписей производится путем сопоставления прежде всего с образцами подписей тех лиц, от имени которых они выполнены, а затем уже с почерком и подписями лица, который мог их подделать. Если это
вымышленные лица (о чем должно быть сообщено в поста­новлении), сравнение производится сразу с почерком и подписями предполагаемого исполнителя. 

Сравнительное исследование позволяет окончательно ре­шить вопрос о наличии изменений в почерке, выполнении подписей с подражанием и т. д.

На стадии раздельного и сравнительного анализов ис­пользуются оптические приборы (например, стереоскопичес­кий микроскоп), крупномасштабная съемка, телевизионная установка или дисплей компьютера для выявления следов замедленных движений, обводки, изучения направления движения и других графических особенностей выполнения пись­менных знаков. Нажим изучается с помощью электронной системы «Densitron».

Могут быть применены различные математические методы. Taк, с помощью измерительно-статистических методов, в частности метода дисперсионного анализа, можно уточнить, являются ли выявленные различия в написании одноименных букв вариантами одного и того же почерка или разных.

В особо сложных случаях исследования почерковых объектов, содержащих малый объем графического материала, могут быть применены компьютерные технологии. К таким случаям относятся краткие записи (особенно цифровые), тек­сты, выполненные печатным шрифтом, подписи, имеющие безбуквенную транскрипцию или выполненные с подражанием, с большой степенью сходства и др. Применение компью­терных технологий позволяет расширить объем почерковой информации, особенно за счет мелких количественных ха­рактеристик почерка, которые не воспринимаются зрением.

Оценка результатов сравнительного исследования явля­ется наиболее сложной стадией, так как здесь требуется при­нять окончательное решение на основе полученных результа­тов сравнительного исследования. На этой стадии оценивают­ся уже не отдельно взятые признаки, а их совокупности. Оцениваются как совпадения, так и различия и определяется, какие из них более существенны. Если существенна сово­купность совпадающих признаков, эксперт должен оценить, является ли она индивидуальной, то есть присущей только одно­му лицу. Число совпадающих признаков, необходимых для признания совокупности индивидуальной, может быть раз­ным в разных случаях идентификации, так как это зависит от частоты встречаемости признаков.

Оценка индивидуальности выявленной совокупности при­знаков чаще экспертом производится тоже на основе аудитивного подхода, то есть профессиональных знаний и опыта. Но дать такую оценку значительно сложнее, чем, например, оцен­ку частоты встречаемости отдельного признака. Поэтому здесь особенно важны качество и объем профессиональных знаний и опыта, другие личностные данные эксперта.

Если оценка частоты встречаемости производилась с помо­щью количественных коэффициентов, то и оценка индивиду­альной совокупности признаков почерка может быть определе­на количественно. С помощью вероятностно-статистического метода устанавливается величина степени вероятности выполнения текста именно данным лицом.   

В литературе по судебному почерковедению содержатся таблицы с коэффициентами значимостей частоты встречаемости частных признаков. Имеются таблицы для заглавных и строчных букв. Методики определения значимостей признаков и суммарной значимости выявленной совокупности достаточно просты и могут быть использованы юристом при оценке обоснованности выводов, если в его распоряжении имеются такие таблицы и методика пользования ими. Например,
идентификационная значимость выявленных совпадающих заглавных букв определяется следующим образом: отыскиваются в таблице выделенные экспертом информативные признаки, при этом порядок описания в заключении признаков должен быть выполнен в строгой последовательности: строение букв в целом, форма, направление, протяженность, вид соединения, количество, последовательность движений и относительное размещение букв и их частей. В зависимости от того, какой пол исполнителя или он неизвестен вообще, представлены три таблицы идентификационных значимостей признаков. Категорический положительный вывод будет обоснован в том случае, если суммарная идентификационная значимость равна 10 единицам и более (при условии соблюдения рекомендаций методики).[4] Положительной стороной данной методики является также то, что в ней определен так называемый доверительный уровень, то есть та вероятностная
величина, которая в представительной выборке, значимой
при расследовании уголовных дел, граничит с достовернос­тью. Это позволяет использовать вероятностные выводы в уголовно-процессуальном доказывании, которое все еще ос­тается на качественном уровне. Наряду с оценкой совокупности совпадающих признаков обязательно должно быть объяснено происхождение имеющихся различий, которые, как правило, также выявляются
при сравнительном исследовании. Они могут быть связаны с вариантностью почерка, недостаточным сходством условий выполнения исследуемых текстов (подписей) и образцов и т. д. Отсутствие в заключении объяснений происхождения различий делает его необоснованным.

В судебном почерковедении разработаны и другие методики решения вопросов, возникающих при исследовании ру­кописных документов. Нетрадиционной методикой является идентификация конкретного исполнителя по степени нажи­ма при выполнении письменных знаков. Данная характерис­тика почерка оказалась так же индивидуальной, как и сово­купность признаков почерка. Однако эта методика не являет­ся столь же универсальной. Она не может быть применена при выполнении текста капиллярной ручкой; в том случае, когда письменные знаки вообще выполняются без нажима.

На основе выявления закономерных связей между от­дельными личностными свойствами и состояниями исполнителя и особенностями почерка в судебном почерковедении разработаны научно обоснованные методики определения возраста, пола, национального языка, алкогольного, наркотического состояния, патологии органов зрения, травмы головного мозга, глубоких расстройств нервной системы, патологических нарушений психики.

Основываясь на признаках формирования почерка, изменений признаков в определенные периоды жизни у одного и того же лица, эксперт может установить период времени, в пределах которого мог быть выполнен исследуемый рукописный текст данным лицом, а также последовательность выполнения нескольких рукописных документов. Имеются вероятностно-статистические методики определения возраста исполнителя. Так, методика, разработанная в ЭКЦ МВД РФ, позволяет определить несколько возрастных групп: не более 19 лет, 20-24, 25-33, 34-37, 38-43, более 43 лет. Почерк  исследуемого текста должен иметь выработанность не ниже средней, не содержать изменений (как умышленных, так и непреднамеренных), определение может быть произведено по заглавным и строчным буквам. Объем текста зависит от значимости имеющихся в рукописи признаков почерка. Например, оптимальное количество заглавных букв, необходимое для принятия решения, —10. Методика имеет компьютерный вариант и ручной.

2.3. Заключение эксперта-почерковеда: структура, оценка и использование следователем и судом

Заключение эксперта — процессуальный документ, поэтому к нему предъявляются оп­ределение требования, а именно: обоснованность, конкрет­ность выводов и полнота ответов на поставленные вопросы, соблюдение единой схемы построения (наличие трех разделов), ясность, четкость, доходчивость и простота изложения, приме­нение правильной и единообразной терминологии. В то же время заключение не должно содержать юридиче­скую квалификацию совершенного обвиняемым деяния ("под­лог", "умысел" и т. д.).

Заключение может быть признано обоснованным лишь тог­да, когда выводы эксперта базируются на научных положениях, наблюдениях, экспериментах и вытекают непосредственно из данных, содержащихся в заключении и являющихся достаточ­ными основаниями для вывода.

Любое заключение эксперта предполагает четкость и кон­кретность суждений и выводов как в отношении самих объек­тов исследования, так и тех фактов, которые имели место в процессе исследования.

Таким образом, заключение должно быть определенным, не содержащим каких-либо неточностей и тем самым исклю­чающим возможность различного толкования выводов экс­перта.

Наконец, заключение эксперта должно быть последователь­ным. Это значит, что все факты и явления, установленные в процессе исследования, должны находиться во взаимосвязи и взаимозависимости, вытекать одни из других и излагаться в оп­ределенной последовательности.

Заключение эксперта в соответствии с последовательностью и этапами исследования состоит из трех частей — вводной, ис­следовательской и выводов.

Во вводной части заключения указывают документ (опре­деление или постановление), на основании которого назначе­на экспертиза, и лицо, составившее его и назначившее экс­пертизу. Далее подробно описывают реквизиты документов, поступивших на исследование. При описании называют но­мер, дату документа, фамилию, имя, отчество лица, на чье имя выписан документ, от чьего имени написано письмо, за­явление и т. д.[5]

Затем эксперт переходит к поставленным перед ним вопро­сам, которые указаны в постановлении или определении.

После вопросов, сформулированных во вводной части заклю­чения, перечисляются и описываются образцы почерка и подпи­сей, представленные для сравнительного исследования, жела­тельно в определенном порядке: вначале — свободные, затем — условно-свободные и, наконец, — экспериментальные.

Далее во вводной части заключения перечисляются сведе­ния о лице, которому поручено производство экспертизы: зани­маемая должность, фамилия, имя, отчество, образование, стаж экспертной работы.

Затем указывается, что исследуемые документы помечены оттисками штампа с названием учреждения, где проводилась экспертиза, а образцы — оттисками штампа "образец".

Последний раздел вводной части составляет примечание. В нем могут излагаться обстоятельства, имеющие значение при оценке заключения (например, о дополнительных образцах, о дополни­тельных сведениях о лицах, в отношении которых проводится сравнительное исследование).

Весь процесс исследования, проведенный экспертом, под­робно излагается в исследовательской части заключения. Это обеспечивает возможность суду и органам следствия проверить и оценить его мотивированность и правильность.

В соответствии с этапами проведения почерковедческой экспертизы процесс исследования в этой части заклю­чения излагается в такой последовательности:

1)   Описание ос­мотра документа

Вначале указывают наименование, затем — реквизиты документа (дату, номер, сумму). Да­лее описывают материал письма и цвет красителя, которым ис­полнен текст.

Если исследованию подвергается не весь текст, а какие-то отдельные его фрагменты, необходимо указать, где конкретно они расположены (в какой части документа, после каких слов).

После этого фиксируются данные осмотра, которые в даль­нейшем могут оказать влияние на процесс исследования и на выводы (например, сильное загрязнение документа, расплывы красителя, слабая окраска штрихов);

2)   Описание раздельного исследования

Данная стадия предполага­ет описанием общих признаков исследуемого почерка. Частные признаки этого почерка, общие и частные признаки почерка, представленного в качест­ве образца, которые изучают на данной стадии, в заключении не приводят во избежание повторений, поскольку в дальнейшем при изложении сравнительного исследования их подробно описывают;

3)      Описание сравнительного исследования

Здесь подробно излагают результаты сравнения, приводят оцен­ку установленных признаков, обоснование вывода и вывод.

Результаты сравнительного исследования начинают описы­вать с указания совпадений (при положительном выводе) или различий (при отрицательном выводе) общих и частных при­знаков почерка.

Если в результате сравнения установлено совпадение общих признаков почерка, их характеристика в заключении в стадии сравнительного исследования не приводится во избежание по­вторений, поскольку ранее, при описании результатов раздель­ного исследования, она уже была дана. Эксперт ограничивает­ся лишь перечислением совпавших общих признаков либо кон­статацией совпадения общих признаков, описанных ранее, без их перечисления.

Если в результате сравнения будут установлены различия общих признаков, в заключении следует охарактеризовать при­знаки почерка лица, образцы которого представлены для срав­нения. Это даст возможность судить не только об исследуемом по­черке, но и об образцах.

Далее в заключении даются перечень и описание совпадаю­щих или различающихся частных признаков почерка;

4) оценка результатов сравнения и выводы (синтезирующая часть)

Как правило, процесс почерковедческого сравнительного исследования завершается выделением совокупности совпадаю­щих или различающихся признаков, которая служит основани­ем для категорического положительного или отрицательного вывода. Поэтому в заключении, после того как перечислены и описаны совпадающие или различающиеся признаки, дается оценка установленной совокупности данных признаков и фор­мулируется вывод.

Последнюю  часть заключения  составляют выводы.  Здесь эксперт формулирует ответы на поставленные вопросы. Ответы излагаются ясно, в форме, понятной суду и органам следствия.

К этой части заключения предъявляются особые требования в смысле краткости, четкости и определенности формулировок. В выводах не должно содержаться повторений, касающихся их обоснований. В них четко и определенно указываются конкретные исследуемые объекты (тексты, подписи), документы, в кото­рых расположены эти объекты, с точным перечислением реквизитов.

Далее в выводах формулируется утверждение или предположение о том, что определенное лицо (с указанием ФИО) является (или не является) исполнителем исследуемого текста, или отказ от решения вопроса по существу.

В тех случаях, когда эксперт приходит к вероятному выводу или отказывается от решения вопроса, мотивы такого решения в этом разделе не указываются, а делается ссылка на соответст­вующий пункт исследовательской части. Здесь подробно изла­гаются причины такого вывода.

В целях соблюдения единой системы построения заключе­ния последовательность изложения ответов в разделе, содер­жащем выводы, как правило, не должна расходиться с после­довательностью сравнения в исследовательской части заклю­чения.

В процессе исследования эксперт может установить факт необычного выполнения исследуемого текста и в ря­де случаев определить причину, под действием которой выпол­нялся текст, что будет иметь немаловажное значение для суда и органов следствия. Поэтому ответ формулируется более полно со ссылкой на действие необычных факторов и в ря­де случаев с указанием конкретного необычного фактора, даже если специального вопроса об этом не ставили. Например: "За­писка исполнена В. под действием какого-то необычного фак­тора (волнения, опьянения, болезни)".

К заключению эксперта-почерковеда в качестве дополнения должны быть приложены фотоиллюстрации, играющие вспомо­гательную роль. С их помощью в наглядной и доступной для суда и органов следствия форме демонстрируются результаты исследования, на основании которых эксперт пришел к указан­ному заключению, легче воспринимаются и оцениваются сов­падающие и различающиеся признаки почерка.

Любое заключение эксперта-почерковеда независимо от ха­рактера его выводов должно быть оценено как следователем, так и судом. Основное содержание оценки этого заключения состоит в определении научной обоснованности и достоверно­сти выводов эксперта, а также их доказательственного значения для конкретного дела. Такая оценка проводится следователем и судом по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосозна­нием.

Оценка заключения эксперта-почерковеда распадается на две взаимосвязанные части: первая заключается в тщательной, всесторонней и объективной проверке следователем и судом научной обоснованности, мотивированности заключения экс­перта, достоверности его выводов, вторая – в определении цен­ности, значимости фактов, содержащихся в заключении экс­перта, установлении их доказательственной силы, отношения, связи с другими собранными по делу доказательствами.

Без первой части оценочной деятельности следователя и су­да не может быть осуществлено и второй части. Первая пред­определяет возможности оценки значимости фактов, установ­ленных экспертом-почерковедом. Если проверка заключения покажет, что выводы эксперта не обоснованы, избрана ненад­лежащая методика исследования, неправильно оценены при­знаки, то вторая часть оценки сводится лишь к признанию того, что данное заключение не имеет доказательственного значения. В тех же случаях, когда проверка заключения показывает, что выводы эксперта научно обоснованы и достоверны, следо­ватель и суд могут оценить их значение для доказывания.[6]

Следователь и суд должны руководствоваться рядом прин­ципов, обеспечивающих правильный подход к оценке заключе­ния эксперта-почерковеда:

1. Оценка должна производиться по внутреннему убеждению следователей и суда. Это значит, что никакое постороннее влияние не может предопределить их отношение к фактам, установленным экспертом.

2.      Внутреннее  убеждение  следователя   и  судей должно быть обоснованным и мотивированным, а не безотчетным, интуи­тивным, бездоказательным.

3.  Оценка заключения эксперта должна производиться следова­телем и судом при строгом соблюдении законности. Это значит, что следователь и суд проверяют выполнение требова­ний закона, относящихся к назначению и производству экс­пертизы.

4.  Фактические данные, содержащиеся в заключении эксперта-почерковеда, как и любые другие доказательства, не имеют заранее установленной силы. Их доказательственное значение зависит от конкретных обстоятельств дела, отношения к фактам, подлежащим доказыванию этими данными, степени категоричности выводов, наличия других доказательств, под­тверждающих или опровергающих выводы эксперта.

5. Следователь и суд должны оценивать заключение эксперта-почерковеда, исходя из общих предпосылок судебного почерковедения, научных основ судебно-почерковедческой экс­пертизы. Это позволит им правильно определить возможно­сти экспертизы на современном уровне ее развития, прове­рить научную обоснованность и мотивированность заключе­ния, опираясь на существующую методику и технику экс­пертного исследования.

6.  Оценка заключения эксперта-почерковеда следователем и су­дом должна проводиться методами логического анализа и син­теза, сопоставления отдельных частей заключения между собой и с выводами эксперта, а также сравнения заключения с другими источниками доказательств, относящихся к тем же обсто­ятельствам дела, что и заключение эксперта-почерковеда.

Изучая и оценивая фактическую, логическую, методиче­скую, грамматическую и иллюстрационную стороны заключе­ния, следователь и суд смогут тщательно, всесторонне и объек­тивно проверить и оценить заключение эксперта-почерковеда.

2.4. Современное состояние и возможности почерковедческой экспертизы

Научные и экспериментальные исследования, обобщение практики, многолетний опыт проведения почерковедческих экспертиз позволили отечественным криминалистам не только сформулировать теоретические основы, но и разработать научно обоснованные и эффективно действующие методики экспертизы почерка.

Уровень современного отечественного почерковедения та­ков, что методики экспертизы обеспечивают надежное решение ее идентификационных задач, связанных с исследованием тек­стов большого и среднего объемов. Общая методика почерковедческой экспертизы располагает довольно обширным арсеналом разнообразных частных методик традиционных (ка­чественно-описательных) и модельных (количественных, осно­ванных на математическом, вероятностном моделировании). К последним относятся так называемые модельные методы оцен­ки совпадений признаков почерка с учетом групповой принад­лежности по строению в текстах и "смешанных" (буквенных и цифровых) записях; оценки различий признаков при исследова­нии сходных почерков; дифференциация высоковыработанных почерков по степени совершенства системы движений и т. д.[7]

Особое место среди модельных методов занимают методы определения пола по высоковыработанному и средневыработанному почерку, позволяющие решать задачи, ответы на кото­рые невозможно получить с помощью традиционной методики.

Применение модельных методов способствовало повыше­нию объективизации процесса экспертной оценки и формиро­вания выводов. Это особенно важно в сложных случаях иссле­дования (например, сходных почерков, рукописей, выполнен­ных намеренно измененным почерком скорописным способом).

Для исследования текстов, выполненных намеренно изме­ненным почерком (скорописным способом), определения пола и возраста пишущего производится судебно-почерковедческая экспертиза с применением математических методов и элек­тронно-вычислительной техники.

Алгоритмы и программы, разработанные для ЭВМ, позво­ляют автоматизировать процесс исследования.

К сожалению, пока ограничены возможности методики почерковедческой экспертизы в отношении малообъем­ных почерковых объектов (подписей, кратких записей). В экс­пертной практике встречаются случаи, когда перед экспертом ставятся заведомо неразрешимые задачи, например, кем из не­скольких подозреваемых выполнены цифры "1", "4"; кем изме­нена цифра "3" на цифру "8". Применительно к подоб­ным случаям объекты исследования настолько кратки и про­сты, что выявить в них индивидуальную совокупность призна­ков почерка исполнителя невозможно.

В связи с этим на основании процессуального закона эксперт вынужден составлять сообщение о невозможности дать заключение ввиду непригодности объекта для идентификации. Осматривая документ — вещественное до­казательство, следователь и суд могут сами оценить пригод­ность (или непригодность) исследуемого объекта для проведе­ния экспертизы.

Дальнейшее совершенствование методик почерковедческой экспертизы, расширение ее возможностей составля­ют цель многих проводимых в настоящее время научных разра­боток.

Так, например, в последние годы создан количественный метод исследования структурно-геометрических характеристик признаков для дифференциации кратких и простых подлинных подписей, выполненных с подражанием после предварительной тренировки. По сравнению с традиционными указанный метод имеет большие разрешающие возможности.

Разработаны количественные методы определения априор­ной информативности подписи (для установления объема почерковой информации, которая содержится в объекте, до про­ведения сравнительного исследования образцов), исследования нажима, ширины штриха кратких и простых подписей. Указан­ные методы используются для, повышения надежности и обос­нованности выводов.

В последнее время разработаны методики исследования бук­венных, цифровых записей ограниченного объема, установле­ния факта выполнения рукописи лицом пожилого и старческо­го возраста. Создана методика криминалистического исследова­ния подписей, выполненных от имени лиц пожилого и старче­ского возраста.

Завершается работа по созданию комплексной методики, расширяющей возможности и повышающей надежность экс­пертизы подписей.

Продолжаются разработки проблемы установления зависи­мости между признаками почерка и свойствами личности.

Актуальность исследования свойств личности обусловлива­ется потребностями судебно-следственной практики в установ­лении таких характерологических особенностей, которые поз­волили бы точно и объективно оценить мотивы совершенного деяния, способность лица правильно воспринимать дополни­тельную информацию, позволяющую диагностировать заболе­вание и различные другие состояния.

Глава 3. Подготовка материалов для почерковедческой экспертизы

Оcнoвaниeм для пpoизвoдcтвa экспертизы являeтcя пocтaнoвлeниe или oпpeдeлeниe o ее нaзнaчeнии. Kaждый из этиx дoкyмeнтoв дoлжeн быть cocтaвлeн c coблюдeниeм yгoлoвных и гpaждaнcкo-пpoцeccyaльныx нopм. B пocтaнoвлeнии или oпpeдeлeнии cyдa o нaзнaчeнии экcпepтизы дoлжны быть cooбщeны вce мaтepиaлы дeлa, имeющиe для нee знaчeниe. K ним oтнocятcя фaбyлa, дaнныe o нeoбычныx ycлoвияx выпoлнeния пoчepкoвыx oбъeктoв, дaнныe o пpeдпoлaгaeмыx иcпoлнитeляx тeкcтoв (пoдпиceй), лицax, пoдпиcи oт имeни кoтopыx пoдлeжaт иccлeдoвaнию.

            Boпpocы экcпepтy, cфopмyлиpoвaнныe в пocтaнoвлeнии (oпpeдeлeнии) o нaзнaчeнии экcпepтизы, дoлжны coдepжaть нaзвaниe дoкyмeнтa или нaчaльныe и зaключитeльныe cлoвa иccлeдyeмoгo тeкcтa, дaтy дoкyмeнтa, eгo paзмeщeниe, фaмилию, имя, oтчecтвo пpeдпoлaгaeмoгo иcпoлнитeля, a пpи иccлeдoвaнии пoдпиcи - фaмилию и инициaлы лицa, oт имeни кoтopoгo oнa знaчитcя, нe являeтcя ли этo лицo вымышлeнным, нeycтaнoвлeнным или нeгpaммoтным, нe yмeющим pacпиcывaтьcя.

            B пocтaнoвлeнии или oпpeдeлeнии дoлжны быть пepeчиcлeны пpeдcтaвлeнныe в pacпopяжeниe экcпepтa мaтepиaлы: иccлeдyeмыe дoкyмeнты c yкaзaниeм иx peквизитoв, кoличecтвo лиcтoв, иныe дoкyмeнты (пpoтoкoлы дoпpoca, изъятия cвoбoдныx oбpaзцoв пoчepкa и пoдпиceй лиц, пepeчиcлeнныx в вoпpocax к экcпepтy, экcпepимeнтaльныe oбpaзцы пoчepкa и пoдпиceй этиx лиц c yкaзaниeм кoличecтвa лиcтoв пo кaждoмy из ниx.

Как уже отмечалось, почерковедческую экспертизу целесообразно назначать
для установления следующих данных:

4)      конкретного исполнителя рукописного текста, отдель­ных фрагментов записей и реквизитов (подписей, дат);

5)      выполнения рукописных текстов в нескольких доку­ментах одним и тем же лицом;

6)      отдельных личностных данных исполнителя;

7)      обстоятельств и условий письма.

Для ответа на первый вопрос на экспертизу должен быть
представлен исследуемый (спорный) документ и сравнитель­ные образцы почерка предполагаемого исполнителя. При этом на почерковедческую экспертизу должны направляться оригиналы исследуемых документов, а не их копии. Исключе­ние составляют особые случаи, когда исследуемые тексты (например, настенные надписи) не могут быть изъяты вместе с предметом – носителем. В подобных случаях предоставля­ются фотоснимки.

Для решения второго и третьего вопросов на экспертизу направляются только исследуемые документы. Такие вопро­сы следует ставить перед почерковедческой экспертизой в начале расследования, когда еще не определено лицо, пред­полагаемое как исполнитель документа, и поэтому нет воз­можности отобрать образцы для сравнения.

Различают свободные, экспериментальные и условно-сво­бодные сравнительные образцы почерка.

Свободными называются такие тексты (подписи), которые выполнены до возбуж­дения уголовного дела и не в связи с ним. На практике сейчас все чаще возникают трудности нахождения свободных образ­цов почерка в силу значительного сокращения объема доку­ментов, выполняемых рукописным способом. В этих случаях необходимо очень внимательно проанализировать все сферы производственной, научной, учебной деятельности, межлич­ностных общений, где могли выполняться те или иные тексты, записи рукописным способом. Свободные образцы до­бываются путем затребований, выемок на предприятиях, в учреждениях, фирмах, где работает, учится предполагаемый исполнитель. Традиционными в прошлые годы были такие документы, как личные дела, заявления и т.д. В настоящее время могут быть получены в качестве свободных образцов те или иные документы (как правило, в виде копий) в таких учреждениях, как административные органы, разрешитель­ные структуры, налоговые инспекции (рукописно за­полненные различные формы, заявления, декларации). Лич­ные записи, дневники и иные тексты обнаруживаются при производстве осмотров, обысков в жилище заподозренного лица. Происхождение текстов, изымаемых в качестве свободных об­разцов (то есть подлинность их выполнения именно данным ли­цом), должно быть несомненным, что следователь удостоверя­ет своей подписью на этом образце. Более ценны те свободные образцы, которые сопоставимы с исследуемым документом по содержанию, назначению или разнообразны по этим призна­кам, выполнены во временной период, близкий к исследуемо­му документу или в сходных условиях. В отношении подпи­сей необходимо найти разные их варианты. Как правило, в качестве свободных образцов почерка требуется не менее 5-6 страниц рукописного текста, для свободных образцов подписи - не менее 10 (по 5-6 подписей на каждом листе), выполненных с разрывом во времени.

Целью получения экспериментальных образцов является воспроизведение всех условий, сходных с изготовлением ис­следуемых документов, так как подобрать свободные образцы, полностью совпадающие с условиями изготовления исследуе­мых текстов (подписей), как правило, не удается. Кроме того, в некоторых случаях допускаются ошибки при определении под­линности свободных образцов. Экспериментальные образцы помогают исключить вышеозначенные ошибки. Отбираются эксперимен­тальные образцы по специальной методике: текст должен быть надиктован в темпе, свойственном данному лицу. Диктуется текст, полностью совпадающий по содержанию с исследуемым (этот вариант более предпочтителен для эксперта) или специ­ально составленный, в который вставлены отдельные слова и словосочетания из исследуемого текста. К последнему надо прибегать в том случае, когда в силу тактической ситуации по уголовному делу нецелесообразно в данный период расследо­вания сообщать отдельные моменты содержания документа или другие связанные с ним обстоятельства. Экспериментальные образцы должны быть выполнены при помощи пишущего прибора того же вида и на бумаге того же качества (по плотности, цвету, размерам, линовке), что и исследуемый документ, не менее чем на 10-15 листах.

Экспериментальные образцы подписей выполняются на ряде отдельных листов по несколько подписей или на согну­том в виде полосок листе бумаги: при заполнении одной полоски она подгибается вовнутрь (к столу) и заполняется следующая полоска. При предположении, что подпись выполнена с подражанием подлинной, отбираются образцы под­линных подписей (то есть у лица, чья подпись подделана); об­разцы почерка и подписей предполагаемого исполнителя, если стоит задача установления факта подделки подписи данным лицом. У этого же лица отбираются и образцы почерка, воспроизводящие фамилию лица, подпись которого подделана. При необходимости установления исполнителя подписей от имени вымышленных лиц отбираются образцы подписей пред­полагаемого исполнителя и образцы его почерка, прежде все­го воспроизводящие фамилии вымышленных лиц. Ни в этом, ни в предыдущем случае в процессе выполнения образцов не следует показывать лицу, как выглядят подписи в исследуе­мых документах. При отобрании эксперименталь­ных образцов обязательно следует создать условия, сходные с выполнением текста в спорном документе: то же целевое назначение бланка документа, поза исполнителя, пишущий прибор, качество бумаги.

Свободные и экспериментальные образцы по своему кри­миналистическому значению дополняют друг друга, а не взаимозаменяют. Поэтому для доброкачественного информационного обеспечения почерковедческой экспертизы необходимо предоставление образцов того и другого вида. При объектив­ной невозможности предоставить свободные или эксперимен­тальные образцы об этом должно быть сообщено в постанов­лении с указанием конкретной причины. В противном случае материалы могут быть возвращены обратно или приостанов­лено производство экспертизы и направлен запрос о дополне­нии материалов, что значительно увеличит сроки проведения экспертизы.[8]

Условно-свободные образцы — это те документы, которые собственноручно составлены данным лицом в период рассле­дования уголовного дела или непосредственно в процессе его расследования. Они представляются как дополнительные, при отсутствии или небольшом количестве одного из первых двух видов.

При решении вопроса о требуемом количестве образцов всегда следует руководствоваться правилом - «чем больше, тем лучше». Во всяком случае должно быть представлено такое их количество, которое позволило бы проследить все варианты почерка и подписей.

Если возникает необходимость установления по почерку личностных данных исполнителя (пола, возраста и др.), то в этом случае может быть целесообразным назначение комп­лексной почерко-автороведческой экспертизы, для установления времени выполнения текста — комплексной почерко-технико-криминалистической экспертизы. Особую сложность представляет решение вопросов о состоянии исполнителя тек­ста. Установление алкогольного, наркотического опьянения может быть осуществлено в рамках почерковедческой экс­пертизы. Для установления психического состояния испол­нителя по его почерку необходимо назначение комплексной психолого-почерковедческой экспертизы, если в экспертном учреждении, где планируется производство такой эксперти­зы, отсутствует специалист-психолог в области диагностичес­ких почерковедческих исследований.

Формулирование вопросов является наиболее сложной и ответственной задачей подготовки материалов на экспертизу, поэтому они должны быть тщательно продуманы. Прежде всего необходимо определить, какие вопросы являются глав­ными, и именно с них следует начинать перечень вопросов. Например, в идентификационном почерковедческом исследо­вании главным является вопрос о конкретном исполнителе. Но не следует ограничиваться только вопросом о кон­кретном исполнителе, так как при отрицательном ответе не будет получена информация о личностных данных нового предполагаемого исполнителя, которая бы позволила опреде­лить круг его поиска.

При формулировании вопросов не должны употребляться вероятностные формы предложений, наукообразные и нео­днозначные выражения, например, об «идентичности», «со­ответствии», «одинаковости» почерков исследуемых текстов и образцов.

 В вопросах указывается точное наименование исследуемо­го документа и его реквизиты, точное расположение тех почерковых объектов, которые необходимо исследовать в этом документе: например, наименование граф, строк, где располо­жены подписи, другие записи. Если документ выполнен не на бланке, указывается топография исследуемых записей, подпи­сей (в какой части, углу, выше, ниже основного теста, на лицевой стороне, обороте). Исследуемый текст, выпол­ненный на листе бумаги, индивидуализируется указанием слов начала текста и его окончания. В отношении предполагаемых исполнителей в вопросах обязательно должны быть указаны их фамилии и инициалы (не следует их заменять ссылками на другие части постановления, где эти фамилии уже названы).

Заключение

Из вышеизложенного можно сделать обоснованный вывод, что криминалистическое исследование письменной речи далеко не ограничивается установлением исполнителя документа. Более того, перечисленные в данной работе методы тоже не исчерпывают возможностей науки. Существует множество иных методик изучения письменных документов.

Однако необходимо учитывать, что данная отрасль криминалистики имеет в себе огромный потенциал для разработки новых методик исследования рукописных документов, поскольку письмо не менее индивидуально, чем рисунок папиллярных линий.

Как правильно указывает профессор Образцов: «Значение для уголовного судопроизводства документов данной группы трудно переоценить. В криминальном мире, как, впрочем, и в законопослушной жизнедеятельности, документы фигурируют в различных качествах и выполняют самые различные функции».

Можно сделать закономерный вывод, что сфера применения специфических приемов и методов почерковедения далеко не ограничивается сферой уголовного судопроизводства, и это действительно так. Уже сегодня все большее применение эта наука находит и в гражданском, и в арбитражном судопроизводстве, продолжая в то же время развиваться.

Таким образом, данную тему нельзя считать закрытой, у криминалистического исследования письма открываются прекрасные перспективы для дальнейшего развития.

Список использованной литературы

1.      Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. М., «Норма», 2001г.

2.      Дамбраускайте О.К. Современное состояние и перспективы криминалистического исследования письменной речи//Правоведение. -  №2. – 1998г.

3.      Криминалистика. Учебник под ред. Крылова И.Ф., Бастрыкина А.И. М., «Дело», 2001г.

4.      Криминалистика. Учебник под ред. Седовой Т.А., Эксархопуло А.А. СПб., «Лань», 2001г.

5.      Криминалистика. Под ред. Образцова В.А. М., «Юристъ», 2001г.

6.      Криминалистика. Учеб. пособие под ред. Яблокова Н.П., М., 1999г.

7.      Левицкий А.Б. Методика вероятностно-статистической оценки совпадающих частных признаков почерка в прописных буквах русского алфавита. М., 1996г.

8.      Погибко Ю. Возможности судебно-почерковедческой экспертизы//Законность. - №4-5. – 1992г.

9.      Порубов А.Н. Криминалистика в схемах. М., «Амалфея», 2000г.



[1] Криминалистика. Учебник под ред. Крылова И.Ф., Бастрыкина А.И. М., «Дело», 2001г., стр. 321

[2] Криминалистика. Учебник под ред. Крылова И.Ф., Бастрыкина А.И. М., «Дело», 2001г., стр. 327-328

[3] Криминалистика. Учебник под ред. Седовой Т.А., Эксархопуло А.А. СПб., «Лань», 2001г., стр. 299

[4] Левицкий А.Б. Методика вероятностно-статистической оценки совпадающих частных признаков почерка в прописных буквах русского алфавита. М., 1996г., стр. 125

[5] Криминалистика. Учебник под ред. Седовой Т.А., Эксархопуло А.А. СПб., «Лань», 2001г., стр. 357

[6] Криминалистика. Учебник под ред. Седовой Т.А., Эксархопуло А.А. СПб., «Лань», 2001г., стр. 364

[7] Дамбраускайте О.К. Современное состояние и перспективы криминалистического исследования письменной речи//Правоведение. -  №2. – 1998г., стр.27

[8] Криминалистика. Учебник под ред. Седовой Т.А., Эксархопуло А.А. СПб., «Лань», 2001г., стр. 296