пїњ

 ќ„≈¬јя ЁЋ»“ј:  ќЌ“”–џ ѕќЌя“»я

ЅЅ  63.4(2–ос)
».ј. ћейкшан
 очева€ элита: контуры пон€ти€*
I.A. Meikshan
Nomadic Elite: Concept Contours
ѕредставлены методические вопросы, св€занные с изучением элиты кочевников ÷ентральной јзии. –ассматриваютс€ различные методологические подходы современной элитологии и возможности их применени€ на материалах кочевого общества.
 лючевые слова: ÷ентральна€ јзи€, кочевники, теори€
элит, кочева€ элита, методика изучени€.
ќдним из направлений политической антропологии €вл€етс€ изучение ранних форм политической и социальной организации кочевых обществ, механизмов реализации потестарных отношений в них. ќсобенности развити€, а также институализации и осуществлени€ власти в социуме номадов €вл€ютс€ предметом длительных научных дискуссий, результаты которых нашли отражение в большом количестве исследовательской литературы [1-6]. ¬ услови€х современного плюрализма в отношении научных подходов представл€етс€ возможным рассмотрение феноменов социально-политической организации с позиции различных методологических установок, что позвол€ет раскрыть специфику и своеобразие общественных отношений номадов [7].
—ледует отметить, что в рамках обозначенной проблематики анализ кратических отношений строитс€ по принципу правитель Ч общество, где правитель Ч это лицо, исполн€ющее властные функции, а общество Ч объект, на который они направлены. ¬следствие этого практически не предпринимаетс€ попытки анализа и реконструкции Ђправ€щего классаї номадов, так как его по смысловой нагрузке замен€ет собой пон€тие Ђправительї. Ќеравнозначность данных терминов определ€етс€, с одной стороны, уникальным статусом правител€, что не относитс€ в равной степени к Ђправ€щему классуї, с другой стороны, реализаци€ власти предполагает наличие иерархии, котора€ не сводима к пон€тию Ђправительї. “аким образом, дл€ раскрыти€ многообрази€ властных отношений кочевников необходимо обратитьс€ к пон€тию Ђправ€щий классї Ч элита.
ќсновные принципы Ђтеории элитї разработаны в трудах социологов √. ћоски, ¬. ѕарето, –. ћихельса. ”становки данного направлени€ базируютс€ на том, что во всех обществах, начина€ с едва приближаю-
This article presents the methodological issues associated with the studying of elites of Central Asian nomads. The accent of the work lies on the different methodological approaches to modern elitology and their applicability to the materials of a nomadic society.
Key words: Central Asia, nomads, theory of elites, elite of nomads, methodology of studying.
щихс€ к цивилизаци€м и конча€ современными передовыми и мощными обществами, всегда возникают два класса людей Ч класс, который правит, и класс, которым прав€тї [8; 9, с. 41-49; 10, с. 30-38].
¬ современной элитологии представлены различные модели, подходы и методы, которые используютс€ в процессе изучени€ феномена элитизма [10, с. 197; 11, с. 25]. ќни €вл€ютс€ основной платформой дл€ проведени€ социополитического анализа.
¬ процессе практического применени€ данных методологических установок были выработаны различные подходы в установке сущности самого пон€ти€ Ђэлитаї. Ќаиболее распространенными из них €вл€ютс€ ценностный, структурно-функциональный, альтиметрический, когнитивный [12, с. 93] и др. —уществование элиты объ€сн€етс€ исключительной важностью функции управлени€, что, в свою очередь, детерминирует исключительность роли меньшинства людей, выполн€ющих эти функции [9, с. 67].
Ѕольшинство политологов, ведушцх эмпирические исследовани€ элит, обращаютс€ к альтиметрическому подходу, предлагающему определение элиты в широком смысле, включающем не только лидеров, принадлежащих высшему эшелону власти, но и тех политиков, которые пользуютс€ вли€нием в пределах местного масштабаї [13, с. 258].
¬ современной общественной науке представлен также синергетический подход, который позвол€ет рассматривать теорию элит как ключевой элемент, структурирующий социальное пространство. Ёлита с данной методологической позиции рассматриваетс€ как Ђсовокупность носителей наиболее значимых ценностей определенного человеческого сообщества, которые признаютс€ членами этого сообщества личност€ми, обладающие наивысшей компетенцией в какой-либо одной или нескольких видах де€тельности
* –абота выполнена при финансовой поддержке гранта –√Ќ‘ Ђ‘ормирование и функционирование элиты в социальной структуре кочевников —а€но-јлта€ в эпоху поздней древности и раннего средневековь€ї (проект є13-31-01204)
этого сообщества Ч культурной, религиозной, политической, социально-экономическойї [14, с. 75].
¬ насто€щее врем€ элита определ€етс€ как функциональна€ группа, выполн€юща€ необходимые дл€ любого общества об€занности. ќна закрепл€ет за собой определенный статус, вырабатывает нормы поведени€ дл€ лиц, вход€щих в нее, формирует свою субкультуру, отличающуюс€ от культуры масс, а также ограничивает себ€ от других, не привилегированных групп [9, с. 84]. Ќаличие таких специфичных характеристик, как корпоративность и замкнутость во многом усложн€ют или даже не представл€ют возможным выделение кочевого типа элиты. Ёто обусловлено тем, что общественные отношени€ номадов не достигли необходимого уровн€ развити€, при котором про€вл€ютс€ черты элитизма в его современном понимании. ¬следствие этого необходима адаптаци€ имеющихс€ теоретических разработок к особенност€м кочевого общества и формирование методики изучени€ кочевой элиты.
¬ целом, применение данной методики можно разделить на три операционных уровн€ изучени€ функционировани€ элиты в социокультурном пространстве. ‘ункциональный уровень реализуетс€ в определении роли элиты в развитии как отдельного общества, так и всего исторического процесса в целом. ќпредел€€ элиту как Ђключевой элемент, структурирующий социальное пространствої [14, с. 75], исследователи признают исключительную необходимость ее функционировани€ дл€ стабильного развити€ общества. ѕризнаками кочевой элиты в первую очередь €вл€етс€ реализаци€ функций, имеющих общеимперское значение, каналы использовани€ которых недоступных дл€ большинства номадов.   ним следует отнести выполнение редистрибутивных и реци-прокационных св€зей [5, с. 73-74], дипломатические [4, с. 194], регулирующие, религиозные функции [15, с. 50; 16, с. 63-65], организацию охраны подвластных территорий и руководство военными действи€ми и набегами на соседние владени€ с целью получени€ добычи [17, с. 27].
 ультурный уровень включает в себ€ все многообразие про€влений Ђэлитной культурыї, отраженной в погребально-поминальной обр€дности, вещевом комплексе, одежде, этикете, моде и др. Ќаиболее выразительными объектами в этом случае €вл€ютс€ Ђцарскиеї, или элитные погребально-поминальные пам€тники —ибири и ÷ентральной јзии. “радици€ сооружени€ монументальных комплексов в этих регионах фиксируетс€ с раннескифского времени по наиболее выдающимс€ курганам јлта€ (ѕазырык, јк-јлаха, Ѕашадар, “уэкта,  утургунтас, Ѕугры и др.) [18, с. 8; 31],  азахстана (»ссык, „иликта) [19-21], “увы (јржан-1, јржан-ѕ) [22-24], ’акассии (—албык) [25] и др. ¬ хуннуское врем€ продолжаетс€ традици€ сооружени€ погребальных пам€тников элиты. ќднако
при сравнении с предыдущим периодом они отличаютс€ меньшими внешними параметрами, но сложностью внутримогильной конструкции. ѕримером тому служат погребени€ элиты хунну в горах Ќоин-”лы [26; 27], в »льмовой пади [28; 29] и пади ÷арам [30].
 роме погребально-поминальных комплексов, маркирующими признаками элиты выступают престижные вещи, в первую очередь предметы импорта.  онцентриру€ в своих руках большую часть военной добычи, представители элиты отбирали наиболее ценные предметы, что выразительно демонстрируют курганы хуннуских шаньюев [4, с. 199; 26; 30]. ¬ладение богатством €вл€лось важным фактором в формировании престижа правител€, так как наличие Ђбюджетаї кочевого государства необходимо дл€ реализации отношений престижной экономики и, следовательно, сохранени€ империи [4, с. 196-197].
Ќа уровне мировоззрени€, формируетс€ представление о богоизбранности верховных правителей, а также о св€тости существующих социальных отношений.  ак показали исследовани€, начина€ со скифского времени прослеживаетс€ традици€ сакрализации правител€ кочевого общества ÷ентральной јзии [15; 16; 31; 32]. »де€ божественного происхождени€ прав€щей династии в структуре мировоззрени€ номадов создает определенные предпосылки дл€ формировани€ элиты. Ёто в первую очередь сложение группы лиц, св€занных родственными отношени€ми, в виде св€щенного рода или клана, а также ее замкнутость в отношении Ђпрофанногої большинства номадов. Ќагл€дным подтверждением этому, например, служит четкое разделение тюркского общества на Ђкара-бодунї (народ) и властную элиту, сохранившеес€ в текстах орхонских пам€тников [33, с. 99].
ѕодобна€ сегментаци€ позвол€ет последовательно анализировать де€тельность элиты на различных уровн€х социокультурного пространства. ¬ различные культурно-хронологические периоды значение определенных показателей будет измен€тьс€, определ€€ тем самым динамику признаков элиты, однако сами по себе сегменты будут сохран€тьс€.
¬ажным вопросом в изучении элиты кочевых народов ÷ентральной јзии €вл€етс€ выделение р€да отличительных признаков, характерных дл€ данной социальной группы. Ќаиболее выразительными объектами в этом случае €вл€ютс€ Ђцарскиеї, или, если выражатьс€ более корректно, элитные погребальные и поминальные пам€тники —ибири и ÷ентральной јзии. —овокупность признаков, определ€ющих элитный статус погребенного, возможно разбить на несколько групп: 1) надмогильное сооружение, курган;
2) особенности строени€ погребального сооружени€;
3) количество и ценность погребального инвентар€;
4) косвенные предметы, найденные вне погребального сооружени€. ќсновна€ группа маркирующих признаков элитных погребений включает в себ€ престижные
вещи, в первую очередь предметы импорта. —татус Ђпрестижностиї предмета распростран€лс€ не только в среде, близкой к ставке правител€, но охватывал всю территорию кочевой мультиполитии. ¬ св€зи с этим ј. ¬. ’аринский отмечал, что Ђобладание предметами, имеющими отношение к господствующему в регионе этносу, отражало важное социальное и политическое значение дл€ жителей дальней периферии ÷ентральноазиатского региона. ќно подчеркивало их культурно-политическую ориентацию и имело важное символическое значениеї [34, с. 113-114].
ƒл€ каждого исторического периода центральноазиатского региона характерен свой набор предметов, обладающих наибольшей престижностью в кочевом социуме. ¬ процессе изучени€ данного комплекса предметов возможно обозначить два этапа:
1) выделение в рамках культуры Ђэталонныхї пам€тников, материалы которых способны наиболее полно характеризовать предметный комплекс элиты. “аким образом, наличие элементов данного комплекса в других погребени€х будет отражать причастность погребенного лица к элитной группе. ƒанный подход обладает преимуществами в количественном отношении, однако качественные показатели, определ€ющие статус конкретной вещи, в данном случае во многом стираютс€.   числу подобных пам€тников относ€тс€, например, ѕазырыкские курганы 1, 2 и 5 [31, с. 24], курган »ссык [19], могильник Ћокоть-4а, курган 8, могила 2, 4, курган 9, могила 1, 2 [35, с. 124], Ќоин-”ла, курганы 6, 20, 24 [26; 27] и др., каждый из которых маркирует собой особенности материального комплекса элиты той или иной культурно-хронологической эпохи ÷ентральной јзии;
2) анализ погребального инвентар€ пам€тников Ђмаргинальных территорийї, или культурных провинций и выделение из него предметов импорта. ƒанный подход позвол€ет обозначить в многообразии инвентар€ Ђэталонногої пам€тника лишь те вещи, статус которых был наиболее престижным, так как распространение на обширные территории предполагает их высокую социокультурную значимость [36; 37].
¬ результате формируетс€ оптимальный набор характерных предметов, наличие которых в погребении обозначает причастность умершего к элитной группе. ѕоследовательный анализ предметов инвентар€ Ђэталонныхї и Ђмаргинальныхї пам€тников позвол€ет вы€вить комплекс вещей, на основе которого возможно обозначить погребени€, принадлежащие представител€м элиты Ђсреднего звенаї [38, с. 183-185].
ѕрестижные вещи в погребени€х кочевников центральноазиатского региона эпохи поздней древности и раннего —редневековь€ выполн€ют маркирующую роль социального статуса их владельца.   ним можно отнести такие предметы погребального инвентар€, как: 1) костюмный комплекс; 2) зеркала; 3) предметы вооружени€; 4) по€са. ‘ормирование престижного комплекса вещей, характерного дл€ той или иной эпохи, позволит наиболее адекватно производить исследование кочевой элиты [39, с. 320].
“аким образом, имеющиес€ теоретические разработки формируют методическую и методологическую основу изучени€ элитных групп номадов. Ќеобходимо учесть, что процесс формировани€ социальной и политической институализации древних и средневековых кочевых обществ находитс€ на уровне становлени€. “ем не менее, начина€ с раннескифского времени происходит процесс усилени€ социальной дифференциации, что позвол€ет говорить о начальном этапе сложени€ политической, религиозной и военной элиты. ‘актической базой дл€ проведени€ подобных социально-политических реконструкций €вл€етс€ прежде всего сравнительный анализ материалов элитных и р€довых археологических пам€тников. “акой подход, в свою очередь, дает возможность сформировать совокупность признаков, определ€ющих различные группы элиты в кочевых обществах. ƒальнейшее изучение обозначенной проблематики через разработку теоретических вопросов и анализ фактического материала позвол€т более подробно исследовать особенности возникновени€ и развити€ кочевой элиты.
Ѕиблиографический список
1. ¬асютин —. ј.   проблеме социальной характеристики кочевых обществ степей ≈вразии // —оциально-экономические структуры древних обществ «ападной —ибири : материалы ¬сероссийской научной конференции. Ч Ѕарнаул, 1997.
2. ƒашковский ѕ.  . ќсобенности социальной структуры Ђпазырыкскогої общества √орного јлта€ // —оциогенез —еверной јзии: прошлое, насто€щее, будущее. Ч »ркутск, 2003.
3.  радин Ќ. Ќ. »мперска€ конфедераци€ хунну: социальна€ организаци€ суперсложного вождества // –анние формы социальной организации. Ч —ѕб., 2000.
4.  радин Ќ. Ќ. —труктура власти в государственных образовани€х кочевников // ‘еномен восточного деспотизма. —труктура управлени€ и власти. Ч ћ., 1993.
5.  радин Ќ. Ќ. —труктура власти в кочевых импери€х //  очева€ альтернатива социальной эволюции. Ч ћ., 2002.
6. “ишкин ј. ј., ƒашковский ѕ.  . —оциальна€ структура и система мировоззрений населени€ јлта€ скифской эпохи. Ч Ѕарнаул, 2003.
7. ¬асютин —. ј., ƒашковский ѕ.  . —оциально-политическа€ организаци€ кочевников ÷ентральной јзии поздней древности и раннего средневековь€ (отечественна€ историографи€ и современные исследовани€). Ч Ѕарнаул, 2009.
8. ћоска √. ѕрав€щий класс // —оциологические исследовани€. Ч 1994. Ч є 10.
9. јшин √.  . —овременные теории элиты: критический очерк. Ч ћ., 1985.
10. јшин √.  ., ѕонеделков ј. ¬., »гнатов ¬. √. ќсновы политической элитологии. Ч ћ., 1999.
11. ƒольник ». –. ≈стественна€ истори€ власти // «нание Ч сила. Ч 1994. Ч є 10.
12. √олыгин ≈. Ќ.  огнитивный подход к анализу практики политической элиты: идейные истоки и основные принципы // ¬естник ћосковского ун-та. —ер. 12: ѕолитические науки. Ч 2007. Ч є 6.
13. јшин √.  .,  равченко —. ј., Ћозаннский Ё. ƒ. —оциологи€ политики. —равнительный анализ российских и американских политических реалий. Ч ћ., 2001.
14. ¬асильева Ћ. Ќ. “еори€ элит (синергетический подход) // ќЌ—. Ч 2005. Ч є 4.
15. ƒашковский ѕ.  . —акрализаци€ правителей кочевых обществ ёжной —ибири и ÷ентральной јзии в древности и средневековье // »звести€ јлтайского государственного университета. Ч 2007. Ч є 4 (2).
16. ƒашковский ѕ.  . ќ сакрализации правителей государственных образований номадов ÷ентральной јзии // ƒревние кочевники ÷ентральной јзии (истори€, культура, наследие) : материалы ћеждунар. науч. конф. Ч ”лан-”дэ, 2005.
17.  узьмин Ќ. ё. ¬оенно-политические событи€ и высша€ власть ранних кочевников —а€но-јлта€ (опыт реконструкции) // ѕроблемы археологии скифо-сибирского мира (социальна€ структура и общественные отношени€) : тез. докл. ¬сесоюз. археол. конф. Ч  емерово, 1989. Ч „. 1.
18.  ирюшин ё. ‘., —тепанова Ќ. ‘., “ишкин ј. ј. —кифска€ эпоха √орного јлта€. „. II: ѕогребально-поминальные комплексы пазырыкской культуры. Ч Ѕарнаул, 2003.
19. јкишев  . ј.  урган »ссык: »скусство саков  азахстана. Ч ћ., 1978.
20. „ерников —. —. «олотой курган „иликтинской долины (к вопросу о происхождении Ђскифского искусстваї) //  раткие сообщени€ »нститута археологии јЌ ———–. ¬ып. 98. Ч ћ., 1960.
21. „ерников —. —. «агадка «олотого кургана. Ч ћ., 1965.
22. √р€знов ћ. ѕ. јржан. Ч Ћ., 1980.
23. „угунов  . ¬., ѕарцингер √., Ќаглер ј. Ёлитное погребение эпохи ранних кочевников в “уве (предварительна€ публикаци€ полевых исследований российско-германской экспедиции 2001 года) // јрхеологи€, этнографи€ и антропологи€ ≈вразии. Ч 2002. Ч є 2 (10).
24. „угунов  . ¬. јржан Ч источник // јржан. »сточник в долине царей. јрхеологические открыти€ в “уве. Ч —ѕб., 2004.
25.  узьмин Ќ. ё.  урганы элиты татарского общества // Ёлитные курганы степей ≈вразии в скифо-сарматскую эпоху. Ч —ѕб., 1994.
26. –уденко —. ».  ультура хуннов и Ќоинулинские курганы. Ч ћ. ; Ћ., 1962.
27. ѕолосьмак Ќ. ¬., Ѕогданов ≈. —., ÷эвээндорж ƒ., Ёр-дэнэ-ќчир Ќ. »зучение погребального сооружени€ кургана є 20 в Ќоин-”ле (ћонголи€) // јрхеологи€, этнографи€ и антропологи€ ≈вразии. Ч 2008. Ч є 2.
28.  оновалов ѕ. Ѕ. ’унну в «абайкалье. Ч ”лан-”дэ, 1976.
29.  оновалов ѕ. Ѕ. ”сыпальница хуннского кн€з€ в —уд-жи (»льмова€ падь, «абайкалье). Ч ”лан-”дэ, 2008.
30. ћин€ев —. —. Ёлитный комплекс сюннуских захоронений в пади ÷арам («абайкалье) // јрхеологи€, этнографи€ и антропологи€ ≈вразии. Ч 2009. Ч є 2.
31. ѕолосьмак Ќ. ¬. Ђ—терегущие золото грифыї (јк-алахинские курганы). Ч Ќовосибирск, 1994.
32. —крынникова “. ƒ. ’аризма и власть в эпоху „ингисхана. Ч ћ., 1997.
33. ¬асютин —. ј. јрхаические элементы политической культуры в тюркских каганатах //  омплексные исследовани€ древних и традиционных обществ ≈вразии. Ч Ѕарнаул, 2004.
34. ’аринский ј. ¬. ѕрестижные вещи в погребени€х Ѕайкальского побережь€ конца I тыс. до н.э. Ч нач. II тыс. н.э. как показатель региональных культурно-политических процессов //  омплексные исследовани€ древних и традиционных обществ ≈вразии. Ч Ѕарнаул, 2004.
35. Ўульга ѕ. ». ћогильник скифского времени Ћокоть-4а. Ч Ѕарнаул, 2003.
36. —авинов ƒ. √. ћинусинска€ Ђпровинци€ї хунну // —овременные проблемы археологии –оссии. Ч Ќовосибирск, 2006. Ч “. 2.
37. Ўирин ё. ¬. јрхеологические комплексы маргинальных районов как индикатор исторических процессов в эпоху железа на юге —ибири // —овременные проблемы археологии –оссии. Ч Ќовосибирск, 2006. Ч “. 1.
38. ћейкшан ». ј. ѕрестижные вещи как маркер элитных погребений кочевников ÷ентральной јзии в эпоху поздней древности и раннего средневековь€ // јрхеологи€, этнографи€, палеоэкологи€ —еверной јзии: проблемы, поиск, открыти€. Ч  расно€рск, 2011.
39. ƒашковский ѕ.  ., ћейкшан ». ј. ƒинамика признаков элиты и формирование религиозно-идеологического комплекса власти у кочевых народов ÷ентральной јзии: к постановке проблемы // ƒревние культуры ћонголии и Ѕайкальской —ибири : материалы ћеждунар. науч. конф. »ркутск, 3-7 ма€, 2011 г. / под общ. ред. ј. ¬. ’аринско-го. Ч »ркутск, 2011.
40. ƒашковский ѕ.  . Ќачальный этап формировани€ религиозной элиты у кочевников ÷ентральной јзии // —оциогенез в —еверной јзии: материалы 3-й ¬сероссийской конференции. Ч »ркутск, 2009.

пїњ