К истории изучения «Таинственных повестей» И. С. Тургенева

Ю. Н. Сенькина
К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ «ТАИНСТВЕННЫХ ПОВЕСТЕЙ»
И. С. ТУРГЕНЕВА
Работа представлена кафедрой история русской литературы XI - XIX вв. Орловского государственного университета. Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Г. Б. Курляндская
Таинственные силы рассматриваются И. С. Тургеневым не с позиций вульгарно-механического позитивизма, как полагают многие ученые, а с позиций признания религиозного смысла жизни.
Mysterious forces are considered by I. Turgenev not in the aspect of natural-scientific empiricism, as many scientists suppose, but from the positions of religious life sense.
В 1870-1880-е гг. Тургенев создает ряд произведений, в центре которых изображение иррациональных, таинственных сторон человеческой психики.
«Таинственные повести» имеют особое значение в творчестве Тургенева. В науке их интерпретация дается в неразрывной связи с вопросом о мировоззрении писателя, с его представлениями о человеке как выразителе «всеобщего целого». Вместе с тем идейно-эстетическую и этико-философ-скую позицию Тургенева в «таинственных повестях» исследователи до сих пор определяют по-разному.
Объединяет ученых стремление понять природу иррационального, сверхъестественного. Еще в начале XX в. в личности
тургеневского персонажа отметили острое внимание Тургенева к «таинственным силам» бытия. Так, по мысли М. А. Петровского, писатель усматривает «две сферы бытия, две стихии: одну - стройную, логически ясную, гармонирующую с рациональным миросозерцанием писателя, и бок о бок с нею другую - иррациональную, со всей системой ее отрицательных атрибутов: в отношении познавательном - «непонятную», «неестественную», «неведомую», «необыкновенную», «таинственную», в отношении этическом - определенно злую, скорее всего смертоносную»1. Оба эти «ряда атрибутов» сходятся, как в фокусе, в одном признаке - в признаке «страшного»2. По мнению исследователя, внимание писателя
К истории изучения «Таинственных повестей» И. С. Тургенева
к сфере неведомых, таинственных сил «никак не связано с его мировоззренческими позициями», а объясняется лишь «чуткостью поэта к проявлениям иррациональной, необъяснимой»3, таинственной стихии. М. Гершензон в книге «Мечта и мысль Тургенева» тоже поднимает вопрос о присутствии в произведениях писателя иррациональной сферы бытия, о невозможности, бессмысленности борьбы тургеневских героев с Хаосом: «Судьба подстерегает его (человека. - Ю. С.) на каждом шагу, - а действует она через темные силы, кипящие в нем самом»4. «Страшная стихия», полагает ученый, «царит в душе человека»; более того «стихийные влечения <...> духа <...> и есть природа в нем»5. По мнению Б. К. Зайцева, «магическое, таинственно-колдовское наиболее» «влекло»6 писателя.
В советский период ученые видят в Тургеневе в основном атеиста и материалиста. Так, С. Е. Шаталов, обращаясь к анализу «Клары Милич», замечает, что проблему «любви, смерти и бессмертия» писатель решает в духе своих атеистических представлений: «С удивительным мастерством Тургенев показал, как одно маленькое отступление от материализма, одна небольшая уступка идеализму вовлекает Аратова в процесс неотвратимого сближения с защитниками религии»7. Между тем многие исследователи не отрицают присутствия «таинственного» в произведениях писателя, но по-разному объясняют причины наличия загадочных явлений в произведениях Тургенева. Еще Л. В. Пумпянский в вступительной статье к восьмому тому Собрания сочинений Тургенева (1929 г.) «таинственное» у писателя объясняет его увлечением оккультной эмпирией, связывает «таинственные» новеллы Тургенева с его признанием возможности общения с сверхъестественным миром. Писатель, признавая их «наличность», считает, что они доступны опытному познанию. По сути дела, исследователь лишает «таинственное» фантастики и настаивает, что «таинственное у него (Тургенева. - Ю. С.) име-
ет догматическое, а не фантастическое, как у Гофмана значение»8.
В книге «Тургенев и русский реализм» Г.Бялый соотносит «таинственное начало» в тургеневских произведениях с эмпирическим мистицизмом писателя. Ученый объясняет эту склонность Тургенева модным в то время увлечением естественнонаучным эмпиризмом, стиравшим грани между явлениями физическими и психическими, и этим открывавшее путь для оживления веры в бессмертие души. Согласно Г. Вялому, Тургенев вводит в свои произведения элементы «позитивной таинственности»9. В интересной работе «Тургенев - новеллист» А. Б. Муратов подчас противоречи-во подходит к проблеме «таинственного» в творчестве Тургенева. По мнению ученого, писатель является сторонником того естественнонаучного эмпиризма, согласно которому можно вступать в общение с явлениями потустороннего мира. В то же время исследователь считает, что Тургеневу присуще сознание существования «Неведомого», которое не поддается познанию и анализу. А. Б. Муратов признает внимание писателя к «тайным силам жизни», полагает, что «таинственное» в повестях Тургенева выступает фантастикой, а не оккультной эмпирией.
Современные исследователи ищут новые подходы в изучении «таинственных повестей» Тургенева и осмысливают творчество писателя в целом и его поздние произведения, исходя из философско-он-тологических и антропологических взглядов Тургенева. Вслед за Б. К. Зайцевым, В. Н. Топоров утверждает, что за видимым миром Тургеневу «открывались очертания иного мира, таинственного, чаще недоброго, связанного с мучительными почти физическими страданиями»10. Тургенев верил в реальность сверхчувственного мира и, более того, «в минуты мистического прорыва она открывалась ему именно как реальность бесспорная и несомненная, по крайней мере, в ее переживании. То, что эта
23 1
ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ
мистика была, по слову Б. К. Зайцева, «не православная, сомневаться не приходится...»11
Обращает на себя внимание книга Г. Б. Курляндской «И. С. Тургенев. Мировоззрение, метод, традиции», в которой поднимается вопрос о диалектике религиозно-философских исканиях Тургенева. Отмечается, что «мистическое» открывается Тургеневу не только «дионисической» темной стороной, но также и своей светлой, «аполлоновской»12 стороной, когда он обращается к религиозно-нравственным переживаниям человека. «Таинственные повести» Тургенева ученый анализирует в аспекте своеобразия его мировоззрения, оплодотворенного вниманием к иррациональному, «таинственному» началу бытия. Интерес Тургенева к мятежной стихии страсти, которая представлялась ему «роковой» и «темной» определяется тесной связью писателя с романтическим искусством. Не случайно, в реалистическом творчестве писателя обнаруживается романтические тенденции: «Проблему идеала и действительности Тургенев всегда решал с реалистических позиций, но вместе с тем и использовал идейно-художественные достижения романтического искусства, когда обращался к изображению идейно-эмоционального мира своих мечтателей»13.
«Таинственные повести» рассматриваются как следствие интереса Тургенева к истории «естественнонаучного эмпиризма» (Пумпянский, Бялый, Муратов). Другие же исследователи считают: сверхъестественное в произведениях Тургенева - это те таинственные силы жизни, которые непознава-
емы и разрушительны. Потусторонняя реальность не подлежит разумному освоению (Гершензон, Петровский, Зайцев, Курлянд-ская, Топоров). Не смотря на различное толкование категории «Неведомого» в творчестве Тургенева, ученые приходят к единому представлению о миропонимании писателя, главенствующее место в котором занимает концепция человека, двойственная природа человеческой натуры. Тургенев узревает конкретно-чувствительное и сверхприродное в человеке. Человек представлен не только в конкретно-исторический момент, но и принадлежит миру других измерений, является частью мироздания. Человек и Природа - центральные категории в творчестве Тургенева. Жизнь, мироздание лишены смысла, души, поэтому писателя не покидает ощущение Вселенского одиночества пред пугающей пустотой Космоса. Мир есть бессознательная движущая материя. Человек одинок, слаб, остро чувствует свою случайность в этом бездон-ном мире. Связь с Природой осуществляется по-разному. Тургеневских романтиков-индивидуалистов пугает эта космическая пустота, они вступают в явное противоречие с Природой. Природа для них - равнодушная, слепорожденная стихия, несущая нечто зловещее. Романтики доброй созерцательности красоты сливаются с Природой как с гармонией. Именно они ощущают свою связь с таинственным миром. В своих исканиях Тургенев приходит к преодолению космического пессимизма и признает существование вселенской гармонии, венцом которой является любовь. Человек и природа, по мысли Тургенева, есть единое целое.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Петровский М. А Таинственное у Тургенева // Тв-во Тургенева. Сб. ст. под. ред. И. Н. Розанова и Ю. М. Соколова. М., 1920. С. 73.
2 Там же. С. 73.
3 Там же. С. 71.
4 Гершензон М. Мечта и мысль Тургенева. М., 1919. С. 57.
5 Там же. С. 94.
6 Зайцев Б. Жизнь Тургенева // Жуковский. Жизнь Тургенева. Чехов. М., 1999. С. 279.
7 Шаталов С. Е. Художественный мир И. С. Тургенева. М., 1979. С. 290.
8 Пумпянский Л. В. Группа «таинственных повестей». Вступительная статья // И.С.Тургенев. М.; Л., 1929. Т. VIII. С. 17.
9 Бялый Г. И. С. Тургенев и русский реализм. М.; Л., 1962. С. 209.
10 Топоров В. Н. Странный Тургенев (четыре главы). М., 1998. С. 49.
11 Там же. С. 49.
12 Курляндская Г. Б. И. С. Тургенев. Мировоззрение, метод, традиции. Тула, 2001. С. 8.
13 Там же. С. 102.