Историко-культурный ландшафт: восприятие пространства в мировоззрении народа Саха

Н. К. Данилова
ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ: ВОСПРИЯТИЕ ПРОСТРАНСТВА В МИРОВОЗЗРЕНИИ НАРОДА САХА
Работа представлена сектором этнологических исследований Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Российской академии наук (г. Якутск).
Научный руководитель - доктор исторических наук, главный научный сотрудник Е. Н. Романова
В статье рассматриваются локальные варианты освоенных пространств якутского этноса, различающиеся как по степени хозяйственной деятельности, так и по религиозно-мифологическим воззрениям, согласно установкам традиционного мировоззрения. В контексте пространственных отношений Человек характеризуется как неразрывная часть природы.
The article presents the local variants of the developed spaces of the Y akut ethnos, which differ both in the degree of economic activity and in religious and mythological views according to the traditional world outlook. A man is characterised in the context of spatial attitudes as an indissoluble part of nature.
В гуманитарной науке (в частности, в этнологии), последнее время все большее внимания уделяется изучению культурного ландшафта как «культуры этнического сообщества, сформировавшуюся в определенных природно-географических условиях, взятую в ее целостности», наиболее полно отражая при этом суть этнокультурной его концепции1.
Культурный ландшафт можно рассматривать не только как объективное геоизображение местности, но и как гуманитарную категорию, сопряженную с традиционным мировоззрением, т. е. как освоенное человеком организованное пространство и вычлененное из окружающего Хаоса четко отграниченной периферийной областью.
В традиционном мировоззрении выделяются следующие типы восприятия пространства: географическое, трансцендентальное и социальное.
Географическое пространство в силу реальной осязаемости измеряется физическими и деятельными характеристиками. В картине мира народа саха оно воспринималась как пространственная сфера из не-
скольких, включенных друг в друга кругов, стягивающихся к одной точке, символическому центру пространства - Человеку (хозяйственно освоенное пространство алаас -двор - жилище). Для каждого локуса были характерны свой семантический центр и периферийная область. Так, центром алаас выступал Ытык мае (священное дерево, в котором обитала дух-хозяйка местности Аан Алахчын Хотун), на пограничной территории алаас находился аартык, через который осуществлялся вход в другое пространство2.
Трансцендентальное пространство разделено на 3 плоскости по вертикальной структуре: Верхний мир, Средний мир и Нижний мир. Объединены по основному признаку -неосязаемости, умозрительности.
Социальное пространство в силу слабой выделенности человека из природы рассматривается как социумность. Сущность человеческая была изначально соединена с природой и таким образом пространство, населенное людьми, распределялось на плоскости, определяемое ландшафтной средой и отношением человека к природе в его
культурной деятельности. Так, социальное пространство делится на 3 плоскости: верхняя плоскость - это скотоводы алаас ого-лоро (букв.: дети аласов), или дойду сирин дъоно (букв.: люди срединной земли, люди с центра); средняя плоскость - охотники тыа сахата (букв.: лесной якут); нижнюю занимают рыболовы (озерные якуты) - ба-лыксыт или сымакыт (букв. питающийся гнилой рыбой)3.
В традиционном мировоззрении народа саха, освоенное пространство определяется как родная земля - тёрёёбют сир (земля, на котором человек родился). Таким образом, человек становится буквально тождественным с пространством родной земли, и представляет собой часть этого пространственного континуума. Поэтому, в гостевом этикете принято первым делом задавать вопросы касательно его родовой принадлежности как основного фактора определения его региональной принадлежности: «Кимтэн кииннээх, хантан хаанна-ах кики буолагын? (Откуда родом, от кого пуп имеешь?)». На этот вопрос обычно отвечают: «Дойду сирин кикитэбин (я человек с центра» (т. е. имеется в виду локальная группа центральных якутов); «Бюлюю бё-лёхтён сылдъабын» (из группы улусов Ви-люйского региона); «Хотуттан сылдъабын» (представитель северной локальной группы).
Внутри эти группы подразделяются по видам хозяйственной деятельности, которые также представлены природными объектами: лесные (таежные) якуты - охотники (ойуур сахалара), озерные (речные) якуты - рыболовы (балыксыттар), алас-ные якуты (алаас сахалара). Озерными (речными) и лесными (таежными) считались якуты вилюйской и северной групп, так как охота и рыболовство занимало важную роль в их хозяйственной деятельности, а заречные (центральные) якуты занимались в основном скотоводством, поэтому определялись как «аласные якуты». Таким образом, природные объекты (лес, озе-
ро, долина) представлялись как часть жизненного пространства человека в традиционном обществе или как определяющее составное историко-культурного ландшафта народа саха.
Ландшафтное распределение субэтни-ческих групп якутов нашло отражение и в пласте архаических верований. Так, таежная культура более характерна для периферийных групп якутского этноса (вилюй-ские, южные, северные), а коневодческая (скотоводческая) - у центральных, заречных групп.
Центральная часть освоенного пространства всегда характеризуется как центр (дойду - букв.: средний мир), а периферия -через лес и реку, которые в мифоритуальной традиции выступают как пограничная область освоенного пространства. Поэтому, про людей с дальних местностей говорили: тюбэ кикитэ (человек с далеких мест), юрэх бакын кикитэ (букв. человек из верховьев реки), тыаттан сылдъар (букв. человек из леса), ойуур сахата (лесной якут).
Интересно то, что от размера ландшафта и характера его расположения на локусе зависит «эмоциональная окрашенность» и восприятие данного жизненного пространства. Восприятие пространства определялось понятием «дойду тыына (дыхание местности)»4. В религиозно-мифологическом сознании дыхание (тыын) представлялось животворным единым природным началом, обладавшим универсальным свойством придавать всему сущему кут - душу. Так, при соприкосновении с землей, новорожденный с первым криком наделяется буор кут (земля-душа) «сиргэ тюспют си-лик, окко тюспют онокуу» (букв.: облик павший на землю; жребий, павший на траву)5. Таким образом, человек находился в гармоничном единстве с окружающей средой, а родная земля выступала своего рода источником жизненной энергии, материнским началом6.
По представлениям саха, существуют места с «легким дыханием» и с «тяжелым
10 1
дыханием». Каждый природный объект, в том числе и человек, которого якуты считали дитем природы, наделялся присущими этой местности качествами. Так, жители местности с «легким дыханием» отличались общительностью, веселым нравом, темпераментом, а обитатели мест «с тяжелым дыханием» - молчаливостью, медлительностью.
Видимо поэтому, столь велико значение в моделировании человеческого мира, конкретное расположение в природном ландшафте освоенного пространства. Поэтому, в народных поговорках говорится, что люди с центра, считаются счастливыми, удачливыми (Киэн сир кикитэ кэскиллэ-эх, дойду кикитэ дъоллоох - У человека с большой земли счастливое будущее), а про людей с оркаины говорят: ыыра кыара5ас кики сымыыттаагар бютэй (букв.: человек с тесного пространства замкнутый бывает)7.
Между тем не всякое пространство было пригодно для обживания местности. Так, для идеального места жительства подходил алаас8 - луговое пространство, окруженное лесом. Одним из обязательных критериев «идеального места» является наличие озера или речки, которую якуты называли ува-жительно Эбэ (бабушка, госпожа).
В категорию непригодных для человека местностей входили следующие компоненты ландшафта: открытые (великие) долины (акагас сирдэр), долины с быстрой речкой (сююрюктээх юрэхтээх акагас сирдэр), сакральные (священные) места (ытык сирдэр), «нечистые» места (абаакылаах сирдэр), места с «плохим дыханием» (кукаган тыыннаах сирдэр) и глухие места в непроходимых лесах (ойуур быыкыгар). Названия всех этих местностей якуты боялись говорить вслух и применяли к ним условные обозначения, как-то: били сир (то место), онно (там), сэттээх сир (плохое место)9.
Чтобы ненароком не оскорбить духа священного места, якуты совершали различные жертвоприношения: привязывали салама к деревьям, оставляли еду. Считалось также, если путник мимо пройдет около великой долины и не почтит духа-хозя-ина местности жертвоприношением, то тот посылает вдогонку ему за оскорбление разные напасти и несчастья. А нечистые места старались обходить стороной, если же приходилось пересекать территорию, то проходили задом наперед, путая, таким образом, свои следы, а приходя домой, очищались дымокуром10.
Как известно, в пространственной структуре, каждый отдельный локус был отделен от другого локуса природной (лес, озеро, гора) или вещно оформленной гра-ницей (изгородь). Согласно установкам традиционного мировоззрения, переступив границу отдельного пространства (местности), требовалось совершить жертвоприношение, которое соблюдается и в наше время.
Таким образом, в статье под термином «культурный ландшафт» рассматривается освоенное пространство природно-географических локусов, различающихся как по степени хозяйственной деятельности, так и по религиозно-мифологическим воззрениям. Рассматривая «духовную нагружен-ность» освоенного пространства, можно придти к выводу, что культурный ландшафт - исторически равновесная система, в которой пространство освоено утилитар-но, семантически и символически, а природное и культурное представляются как, дополняющее друг друга единое целое. Так, в традиционном мировоззрении культурный ландшафт выступает как организованное и наполненное сакральными объектами освоенное пространство.
ПРИМЕЧАНИЯ
1Калуцков В. Н., Иванова А. А., Давыдова Ю. А. и др. Культурный ландшафт Русского Севера. М.: РосНИИ природного и культурного наследия, 1998. С. 21.
2 Толковый словарь якутского языка / Под ред. Слепцова П. А. Новосибирск: Наука, 2004. Т. 1. С. 173-179.
3 Колодезников С. К. Картина мира в традиционном мировоззрении якутов: Автореф. дис. на соиск. уч.степени канд. истор. наук. М., 1996. С. 9.
4 Бравина Р. И. Концепция жизни и смерти в культуре этноса (на материале традиций саха). Новосибирск: Наука, 2005. С. 24.
5 Кулаковский А. Е. Научные труды / Подг. к печати Н. В. Емельянов, П. А. Слепцов. Якутск: Кн. изд-во, 1979. С. 164.
6 Здесь образ изначальной Матери-земли как хранительницы жизненного начала и соотносится с общей идеей освоенного и защищенного пространства.
7 Архив ЯНЦ СО РАН. Саввин А. А. Материалы по истории и этнографии якутов. 1934-1948 гг. // Ф. 4. Оп. 12. Д. 10. Л. 15.
8 Следует отметить, что алас характерен только для якутского географического ландшафта, так как аласы - это плоские понижения в районах распространения многолетнемерзлых горных пород, образующихся в результате протаивания и просадки грунта.
9 Полевые материалы. Никитин К. Н. 1936 г. р., Верхневилюйский улус, с. Верхневилюйск.
10 Архив ЯНЦ СО РАН. Саввин А. А. Этнографические записи и заметки. 1934-1944 гг. // Ф. 4. Оп. 12. Д. 30. Л. 67.