ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ С. П. БАЛДАЕВА: МАТЕРИАЛЫ ПО БУДДИЗМУ

КУЛЬТУРОЛОГИЯ
УДК 294.3 ББК 86.3
М. В. Аюшеева
Улан-Удэ
Историко-культурное наследие С. П. Балдаева: материалы по буддизму
В статье дан краткий обзор материалов по буддизму из личного фонда С. П. Балдаева, хранящегося в Центре восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН. Личный фонд С. П. Балдаева насчитывает 1443 ед. хр. Выявлены интересные сведения по истории распространения буддизма среди бурят, даны описания религиозных обрядов, приведены статистические данные по численности прихожан и лам в разные годы. Материалы, собранные С. П. Балдаевым из различных источников и его полевые записи, представляют собой ценный источник по истории, религии и культуре бурятского народа.
Ключевые слова: С. П. Балдаев, личный архив, история буддизма, культурное наследие
M. V. Ayusheyeva
Ulan-Ude
Historical and Cultural Heritage of S.P. Baldaev: Documents on Buddhism
The article gives a short review of materials on Buddhism kept in S.P. Baldaev’s private archives, stored in the Center of Oriental Manuscripts and Xylographs of IMBTS of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences. His archives consist of 1443 archival units. In the article important data on history of Buddhism among the Buryat population, descriptions of religious practices, statistical data about parishioners and lamas during different periods are presented. S. P. Baldaev’s documents collected from various sources and his field materials are a valuable source on history, religion and culture of the Buryats.
Keywords: S. P. Baldaev, private archive, history of Buddhism, cultural heritage
В Центре восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддо-логии и тибетологии хранится личный фонд С. П. Балдаева, насчитывающий 1443 единицы хранения. Материалы фонда сгруппированы в 8 разделов, каждый из которых включает в себя подразделы и более мелкие тематические деления: 1) материалы к биографии С. П. Балдаева, 2) переписка С. П. Балдаева. 3) материалы по служебной и общественной деятельности, 4) творческие материалы С. П. Балдаева, 5) материалы, собранные фондообразователем, 6) библиография, 7) фотографии, 8) материалы из газет. Самый обширный раздел - это материалы, собранные фондообразователем, подразделяющие-
ся на 20 тематических групп, такие как этнография, фольклор, литература, шаманство и другое.
Сергей Петрович занимался изучением истории бурятского народа, его фольклора, литературы, этнографии, глубоко, а главное, широко охватывая доступный ему материал, работая в архивах и общаясь с информантами. Материалы его личного фонда отличает разносторонность интересов ученого. Уникальность материалов, собранных неутомимым исследователем С. П. Балдаевым, их научную и историческую значимость сложно переоценить. Еще предстоит огромная работа по изучению этих материалов, изданию и вводу их в научный оборот.
Среди собранных им материалов можно выделить несколько важных тем - это, прежде всего фольклор, этнография бурятского народа, история Сибири и монгольских племен, шаманство. Вопросам шаманской практики, описанию различных культов, поверий С. П. Балдаев уделял значительное внимание. Поскольку изучение истории происхождения и расселения бурятских родов невозможно без изучения верований и религиозных практик народа, от своих информантов он записывал не только фольклорные материалы, но и родовые легенды, предания, родословные, тексты шаманских призываний.
Следует отметить, что большее внимание С. П. Балдаев уделял изучению фольклора, истории и этнографии предбайкальских бурят, которые в основном были шаманистами. Отсюда преобладание в личном фонде С. П. Балдаева материалов по шаманству бурят. Согласно описи дел, насчитывается более 200 единиц хранения, в которых отражены такие вопросы, как сущность шаманства, шаманы, шаманские принадлежности, культы, поверья, призывания, хады, тайлганы, онго-ны и многое другое.
Вопросам христианской и буддийской религии уделено значительно меньше внимания. Архивные дела, характеризующие данные вопросы, объединены в один общий подраздел «Миссионерство, станы, училища, кадры». Внутри которого имеются всего три дела, отражающие в заголовках, свою сопричастность с бытованием буддийской религии среди бурят: № 1334. «Клятвенное обещание ламаистского вероисповедания» (7 л.); № 1335. «Инструкция о выборах дацанских должностей» (14 л.); № 1336 «Дацаны Забайкальской области» (11 л.).
Дело 1334 «Клятвенное обещание ламаистского вероисповедания» представляет собой перевод на русский язык клятвенной присяги, которая зачитывалась хамбо-ламой при вступлении в должность. В документе имеется запись о том, что Цыван Мошиев, ширетуй Чжахуртайского1 дацана, приводил к присяге хамбо-ламу Чойван-Доржи Еши-Жамсуева и что при этом присутствовал военный губернатор и наказной атаман Забайкальского казачьего войска генерал-майор Запольский. Дан-
1 Загустайского (?). По данному написанию сложно установить правильное название дацана.
ная присяга была переведена с монгольского языка переводчиком Иркутского общего губернского управления, коллежским секретарем Лаврентием Шергиным. Эти сведения были выписаны Сергеем Петровичем из Иркутских Епархиальных Ведомостей № 38 за 1884 г. В тексте присяги упоминаются имена русских самодержцев, а именно императора Николая Павловича и наследника престола Александра Николаевича.
Название дела 1335 «Инструкция о выборах дацанских должностей» (14 л.) не совсем точно отражает содержание папки; внутри дела находится три рукописных документа: 1) отрывок из «Положения о ламайском духовенстве Восточной Сибири», §§ 9-61;
2) выписка из «Высочайше утвержденного в 15 день мая 1853 г. журнала Сибирского комитета, заключающего в себе Высочайшее Его Императорского Величества повеление», в которой сообщается о разрешении свободного исповедания ламаистской религии бурятами; 3) предписание Военному губернатору Забайкальского области из Главного управления Восточной Сибири от 18 ноября 1859 г. за № 1454, в котором содержатся некоторые разъяснения к «Положению о ламайском духовенстве».
Текст первых двух документов написан в двух колонках: в левой представлен текст на русском языке, а в правой - перевод на старописьменный монгольский язык. Описание данного материала содержится на л. 25 в деле 817 «Указы царского правительства, Сперанского, указы и приказы о землевладении, о праве бурят, об упразднении бурятских дум и т. д. » (44 л.).
Дело 1336 «Дацаны Забайкальской области» содержит таблицу, в которой приведен список дацанов по уездам, имена настоятелей, даты открытия и численность комплектных лам [Фонд 36. Оп. 1. Д. 1336, л. 1-6]. Сведения были почерпнуты С. П. Балдаевым из «Памятной книжки Забайкальской области. 1914 г.». Всего перечислено 37 дацанов.
Также в деле содержатся сведения о пяти дацанах тунгусов - Гунэйском, Бэрцуйском, Тарбагатайском, Хужиртайском, Тогчинском. Сообщается о том, что бурятский Зугалай-ский дацан был основан благодаря ходатайству князя Гантимурова. Интересны сведения о том, что в 1901 г. Жамбасан-гэгэн в сопро-
вождении лам Кыренского дацана побывал среди койморских бурят, занимался распространением буддийской религии, сжигал шаманские принадлежности.
В личном фонде С. П. Балдаева материалы о буддизме не ограничиваются этими тремя делами. Мы обнаружили отрывочные сведения, включенные в ряд других архивных дел, в заголовках которых не отражается религиозная тематика. Например, в деле 744 «Отношения между русским государством и инородцами. Перепись населения с 1699— 1916 гг.» (143 л.) приводятся статистические данные по дацанам, а также их стоимость: «Число душ по приходам: 1. Дацан Сонголова рода: прихожан 5877 душ, лам штатных - 60;
2. Дацан Гэгэтуя (казаки): прихожан - 3566.
3. Дацан Атаганова рода: прихожан 575, лам штатных - 16... Стоимость дацанов: Гусино-озерский - 96600, Бултумурский - 78620; Ха-хюртаевский - 25100» [Ф. 36. Оп. 1. Д. 744. Л. 53].
Дело 745 «Материалы о племенах и родах сибирских народов (черновой)» (135 л.) на лл. 49-50 говорится о распространении буддизма в баргузинской долине, в частности, что с 1800 г. в долину Баргузина стали приезжать ламы из хоринских и селенгин-ских дацанов с миссионерской целью. Ламы разъезжали по улусам, учили бурятской грамоте, занимались врачебной деятельностью. Первый дацан был построен в 1865 г.; после того как буддизм укрепился среди баргузин-цев дацан перенесли к подножию горы Бархан уула.
Дело 746 «Материалы по колонизации Сибири русскими» (121 л.) содержит краткие выписки о дацанах (л. 111 а «Дацаны»), почерпнутые из журнала «Сын Отечества», № 4, с. 237-249.
В деле 751 «Материалы по статистике России» (147 л.) на л. 40 приводится таблица «Дацаны Бурятии», сведения в которой расположены по следующим пунктам: «название дацанов», «год основания», «штат» и «где находится». Данные сведения, выписанные из «Иркутских губернских новостей» за 1916 г., дополняют материал из дела 1336. Всего перечислено 32 дацана и вне таблицы записаны еще 5 дацанов, а именно: «1. Аларский 1811. 2. Керенский 1812 г. 3. Тагархайский 1916 г.
4. Кырменский 1911 г. 5. Муринский 1918 г.».
В деле 786 «Перевод летописи Хубитуева» (2 тетр.) также перечислены дацаны Иркутской губернии с указанием штата и времени постройки. Следует отметить некоторую противоречивость сведений, что большей частью относится к заблуждениям информантов, тем не менее, данные материалы представляют научный интерес, и неточности ничуть не умаляют заслуг С. П. Балдаева как этнографа-собирателя.
В деле 745 «Материалы о племенах и родах сибирских народов (черновик)» (135 л.) на л. 57 о дацане в Верхоленском уезде говорится следующее: «В Кырменском улусе был построен дацан в 1915 г. благодаря стараниям hарамбо Агвана Доржиева, выходца из среды тамошних бурят».
В деле 752 «Материалы об исследователях Сибири, о народах Западной и Восточной Сибири (7 раб. тетр.)», в 4-й тетради, на л. 5-8 содержатся две заметки «О ламстве и ламах В. Сибири» и «Граф С. В. Рагузинский и ламы», в которых приводятся выдержки из газеты «Восточное обозрение» за 1887 г. (№ 12, с. 9-11; № 38, с. 5). Излагается краткая история буддизма в Забайкалье: строительство новых каменных зданий дацанов, покупка буддийских книг, открытие школы цаннит, штатное количество лам, инспекция буддийских дацанов и т. д. Данные относятся к периоду 1712-1851 гг.
В деле 776 «Статистика движения населения бурятского народа. 1916 г.» на л. 7 содержится выдержка из «Русского вестника» за 1842 г. (№ 7-9, с. 116-117) о том, что «в 1842 г. в Забайкалье было 10 дацанов, в них штатных лам - 782 чел.».
Дело 778 «Из истории баргузинских бурят. 1933-1965» (178 л.) на 31 л. и др. наряду с этнографическими сообщениями о бурятах содержит краткие сообщения, по которым можно воссоздать духовную жизнь бурят; в частности встречаются краткие сообщения об образовании лам, о численности лам, о совершение обрядов и пр.
Дело 779 «Воспоминания о тункинских бурятах и русских. 1910-1912 гг.» (100 л.) содержит воспоминания С. П. Балдаева о его поездке в Кыренский дацан в дни Сагаалга-на: «Остановились у ламы Дондакова. ... Он принял очень любезно и радушно, отвел отдельный чистенький домик, дал для прислу-
живания хуварака, мальчик лет 17. В дацане он имел три домика, в одном жил сам, в другом жили хувараки, третьем - приезжие гости - прихожане. Во всех домах у него была образцовая чистота, ни где ни пылинки, ни соринки. Ухаживали и убирали комнаты ученики - хувараки. Каждый из них имел, кроме учебы, определенную нагрузку. Один готовил обед для своего наставника, другой убирал комнаты, третий колол дрова и топил печи, четвертый носил воду, пятый сопровождал его во время поездок для исполнения треб верующим, шестой был ...1 во время исполнения богослужения и т. д. Старшие ученики несли определенные должности при службах дацана. Дацанское образование имело два уклона - лекторское и богословское, первые изучали астрологию, медицину, анатомию человека и аптекарское дело (собирали, изучали травы и растения, составляли микстуры), а вторые изучали догматику, каноны, философию буддизма, чины богослужений и пр. К Сагаалгану в дацан съехалось очень много народу, дацаны и дугуны были полны людьми, совершались богослужения беспрерывно. Мы посетили дацан, смотрели торжественное богослужение, где участвовало много народу. Ламы читали не то пением, не то говорили особым речитативом. В дацане было холодно, печей вовсе не было, бедные хувараки в халатах без шапок и рукавиц коченели от холода. Дацан был украшен в индо-тибетском вкусе богато и с некоторым вкусом» [Ф. 36, Оп. 1, Д. 779. Л. 91-93]. Далее С. П. Балдаев описывает внутреннюю обстановку гостевого домика другого ламы, подмечая богатое убранство и интерьер комнаты.
В деле 820 «Улусы и роды бурят» (193 л.) на лл. 167-171 содержится информация о Соодой-ламе в трех вариантах. За некоторыми разночтениями во всех трех версиях повествуется о том, что Соодой-лама был из бедной семьи, с детства отличался острым умом, обучался в Эрдэни-дзу, где получил степень габжи. После возвращения из Монголии поступил штатным ламой в Баргузинский дацан. В 1895 г. в составе бурятской делегации (куда входили баргузинские буряты тайша Р. Сотиев, Батор Натакиев, Жэгжэд Цэдэнов и Шандаржаб Арсаланов) присутствовал на
1 Барабанщиком (?). Слово написано не разборчиво.
коронации Николая II. Приводится история о том, как Соодой-лама первым встретил Николая II и подал прошение, так как стоял у правой двери, в то время как все собрались у левой двери, из которой якобы должен был выйти император. Соодой-лама умер в 1916 г. в возрасте 42 лет, в год лошади. Сообщается, что его оригинальные сочинения по догматам буддизма хранились у Буянтуева Бухы, как ближайшего родственника.
В деле 835 «Родо-племенная структура племени хори» (134 л.) на л. 98 имеется краткая заметка «Эгитуйский дацан», в которой говорится о постройке дацана в 1817 г. На его строительство было собрано ламами со всех хоринских бурят-монголов 30000 р. При дацане имелась школа чойра.
Дело 886 «Генеалогия селенгинских и джидинских бурят-монголов БМАССР» (133 л.) содержит интересные сведения по истории, этнографии, фольклору, происхождению и расселению селенгинских и джидинских бурят, в том числе и о распространении среди них буддийского учения. На л. 38 имеются две краткие заметки «Дацаны Джи-ды» и «Архив Гэгэтуевкого дацана», в которых перечисляются 7 дацанов: Сонгольский или Хилгантуйский дацан, Хул-Нурский или Гусиноозерский дацан, Дэрэстуйский или Атаганский дацан, Ацайский, Бургалтайский, Гэгэтуевский, Янгажинский дацаны. Сообщается, что «Дэрэстуйский дацан был посвящен грозному докшиту Жамцарану. Он воплотился в Шариевых трех ханов и боролся с Гэсэром. Поэтому в Дэрэстуе нельзя ни рассказывать, ни петь Гэсэра. Люди Атаганова рода не читали Гэсэра и не рассказывали». По поводу архива Гэгэтуйского дацана сказано, что архив Гэгэтуйского дацана хранился в одном амбаре, аккуратно сложенный на полках, им очень дорожили ширетуи. Архив был сожжен по распоряжению аймцентра. Имущество дацана было увезено на 15 подводах ламой из Тункинского дацана Генин-Дарма Шой-жоловым. Данные сведения были записаны С. П. Балдаевым со слов Дорджи Бадмажапо-ва, 84 лет, в улусе Гэгэтуй в 1944 г. Далее на л. 109 сообщается, что численность духовных лиц в Янгажинском дацане достигала 500 чел., была начальная школа для хувараков.
Дело 890 «Родовые легенды и генеалогии иволгинских, селенгинских, джидинских
бурят» (200 л.) также содержит сведения по истории буддизма в Забайкалье. Так, на лл. 102-106 имеется заметка под названием «Родословное хамбо ламы Доржо Заяева», в которой наряду с биографией хамбо-ламы Заяева1 также говорится о борьбе лам с шаманами, с красношапочными ламами, о деятельности П. Бадмаева.
В деле № 891 «Материалы по селен-гинским бурятам (Селенгинская степная дума, роды, списки тайшей, дацаны и т. д.). 1944-1971 гг.» (81 л.) содержатся сведения по буддизму среди селенгинских бурят, краткие биографические сведения о хамбо Заяеве и других ламах. Перечисляются сабдаки - горные духи Селенги: 1) Улзээтэ, 2) Барахигар,
3) Буурал, 4) Хухэ ямаата, 5) Баян хонгор, 6) Бурэн хаан, 7) Баян тогод. Приводится краткая история возникновения культа и описание чествования сабдаков Ара-Хурэтского улуса Селенги. Так, хозяев имеют в Ара Хэ-рээте горы Улзээтэ, Барьхигар и Буурал. Их хозяевами были древние шаманы, привезенные с собою босхулами-монголами. В этом поклонении принимали участие приходские ламы - читали условленные молитвы за здравие людей, за размножение скота, за урожай трав и хлебов, а после того как они уезжали в дацан, старейшины рода проводили обряд по шаманскому обычаю: с чашей молочной водки в руках становились в ряд, старики совершали сэржэм. При этом на горе Улзээтэ читали следующее: «Алясдаhан дайдамнай / Алтайн арбан гурбан гуриби, / ХYлбeeриhэн дайдамнай / ХYхын хорин гурбан гуриби, / Хуужэhэн дайдамнай / Худын голой хухэ хяаг / МулыЛэн газармнай / Муринэй саган хээр, / Алууршанай ерэхэдэнь, Амяа амишалжа, / Энэ дайда руу ерэлэйбди, / Муухайшуулай добтолходонь / Мултаржа тэргэдэжэ / Ибал-гым голдон ерэлэйбди, / Хэрээтын голдонь hууришалайбди. / Энэ дайдаяа эзхлэйшэн, / Хан дайдаяа хараашан, / Адуутай баян бол-гогты, / Ашатай унэр болгогты, / Малтама hуултэй мала Yргэнэбди, / МYндэр мэтэ ар-хияа баринабди! / Ута наhа гуйнабди, / Удаан жаргал эрэнэбди!» [Ф. 36, Оп. 1, Д. 891. Л. 24 и далее].
1 Подробно о биографии хамбо-ламы Д.-Д. Заяева см. в кн.: Ванникова Ц. П. История бурятского буддизма: источники, переводы, исследования. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2006. С. 145.
Согласно сведениям С. П. Балдаева, буддийский хурал Майдари в Янгажинском дацане проводили 6 июня, а 9 июня праздновали обоо, заменяющим шаманские тайл-ганы. Среди праздников у сонголов отмечен обоо найр в улусе Хилганта, который длился целые сутки, а годовой дацангайн найр проходил на протяжении 2-3 дней. Религиозного буддийского праздника Цам у сонголов и табангутов не было, но хурал Майдар праздновали во всех дацанах Забайкалья [Ф. 36. Оп. 1. Д. 891. Л. 39-40].
Отмечается, что в сонгольском приходском дацане было около 500 лам и хувараков. Далее сообщается о ревнителях ламаизма -ламах Заяеве, Баторове Шандабе и рабжам-ба Бахлаеве. «Они построили дацаны в Убэр Хурээте и Ара Хурээте. Дацаны были небольшие. Оба имели по 6 человек штатных лам и по сто хувараков. Лама Бахлаев Ара жам-ба был родом из улуса Ара Ашаабагатского» [Ф. 36. Оп. 1, Д. 891. Л. 53].
Дело 1361 «Материалы по народному образованию Агинского национального округа. 1945 г.» (1 тетрадь, 37 л.) содержит заметку о «Буддийских духовных школах», в которой рассматривается система буддийского образования, духовные ученые степени лам, такие как гэбши, габжа, дооромбо, лхарамба, а также процедура получения этих степеней и прочее. Эти сведения были записаны от Жалсарая Жамбалова (колхоз имени Чкалова, Ара-Хангилского сомона, Агинского аймака, Читинской области, июль 1945 г.).
Дело 1412 «Литература о буддизме» (5 л.) содержит библиографию работ по буддизму из 22 наименований, с краткими аннотациями на некоторые источники.
Дело 831 «Бурятские роды Селенги, вышедшие из Халхи» (33 л.) содержит этнографические сведения о сонголах. Сообщается, что сонголы построили первый дацан и приглашали в него лам из Халхи. Отмечается, что Дамба-Даржа Заяев, автор путешествия по Тибету, много сделал для распространения ламаизма среди бурят.
Интересны сведения, приводимые С. П. Балдаевым, в отношении гонений на шаманов представителями буддийской религии, тонкие замечания о противодействии христианизации населения и пр.
Все эти краткие заметки, разбросанные в многочисленных работах ученого, позволяют сделать вывод, что С. П. Балдаев живо интересовался историей функционирования и распространения буддийской религии.
С. П. Балдаев провел колоссальную работу с источниками, архивными материалами, его работы изобилуют подобными выдержками и выписками, сделанными из книжных изданий середины и конца XIX в., которые в большинстве своем недоступны для современных исследователей. Его выписки отличают тщательные отсылки к источникам, он всегда указывает, из какой книги была взята та или иная информация, от кого и когда была записана.
В одной из работ С. П. Балдаев подписался как собиратель-фольклорист и, говоря о причинах, побудивших его записать свои воспоминания, написал следующее: «они будут некоторым материалом для будущего поколения, льющим некоторый свет на жизнь
и нравы школьной жизни давно ушедшего времени» [Ф. 36. Оп. 1. Д. 1361. Л. 32]. Думаю, эти слова Сергея Петровича можно отнести и к его кратким записям о буддийской религии, ее бытовании в среде бурят, истории распространения и т. д. Заметки по буддизму, разбросанные в его многочисленных трудах, свидетельствуют и о комплексном подходе автора к изучаемым проблемам. Невозможно полно представить картину быта, условия жизни бурятского населения не учитывая духовную сторону его жизни, потому, рассматривая такие вопросы, как статистика, образование и другие, С. П. Балдаев не мог не записать, подметить, подчеркнуть религиозное положение бурят. В связи с чем предстоит кропотливая работа по изданию, изучению и вводу в научный оборот уникального историко-культурного наследия, которое тщательно собрал, записал и сохранил для нас Сергей Петрович Балдаев.