ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ВУЗОВ В РЕГИОНЕ: СИМБИОЗ НОВАЦИЙ И ТРАДИЦИЙ

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 15 (344). Экономика. Вып. 45. С. 81-88.
УДК 378.4 ББК Ч448.0
ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ ВУЗОВ В РЕГИОНЕ: СИМБИОЗ НОВАЦИЙ И ТРАДИЦИЙ
Б. С. Павлов*, В. Н. Козлов**, Л. П. Бердник**
*Институт экономики УрО РАН, Екатеринбург, Россия,
**ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет», Челябинск, Россия
Одной из основополагающих социально-экономических детерминант развития рыночных отношений в России является регионализация профессионального образования. Определяя содержание и сущность этого процесса, авторы анализируют его неоднозначное влияние на формирование спроса и предложения кадров специалистов в рамках делового сотрудничества вузов с предприятиями региона. Рассматриваются также некоторые актуальные проблемы жизненного самоопределения юношей и девушек, их ценностные ориентиры в сфере профессионального образования и трудозанятости, влияние на этот процесс семьи, вуза, среды ближайшего окружения.
Ключевые слова: вуз, новации, качества специалиста, компетенции, профессиональное образование, образовательные услуги, работодатели, регионализация, рынок труда.
Под инновациями мы понимаем не все новое, что возникает и существует в действительности, а лишь то, что возникает и имеет будущее, что способствует прогрессивному и созидательному развитию. Инновации — это источник, движущая сила развития и саморазвития. Такое понимание инновации, на наш взгляд, позволяет правильно отличать истинные инновации от мнимых, от псевдо- и квазиинноваций.
Инновации не стоит абсолютизировать — пишет Л. Л. Ворошилова — они также устаревают и теряют импульсы движущей силы развития. Псевдоинновации тоже могут выступать в качестве нового, но они от этого не перестают быть кажущимися инновациями, так как не содержат потенций будущего и не способны выступать источником развития. Встраивая дефиницию «инновационное развитие» в систему понятий, раскрывающих проблему развития, мы определяем следующую логическую цепочку: инновации — изменения — развитие — инновационное развитие [1].
В стратегии инновационного развития системы профессионального образования нужно прежде всего ответить на основные вопросы, в частности зачем и каким образом должен развиваться образовательный процесс в настоящее время, чтобы реализовать прожективное видение, миссию и достичь желаемых целей в будущем. Инновационная стратегия как бы осуществляет видение долгосрочной перспективы, взгляд «из будущего в настоящее». Стратегия определяет
основные детерминанты процесса — «что изменить» и «как изменить». Ответы на эти вопросы дают возможность проектировать механизм инновационного развития профессионального образования как системы в целом.
Сущность инновационной стратегии развития конкретных вузов (в качестве первичных единиц социального института) состоит в предвидении изменений не только (и не столько) его деятельности в выпуске достаточного числа специалистов соответственно профессионально-производственным потребностям предприятий реальной экономики. Перманентно стоит задача по выработке решений, обеспечивающих гармоническое и устойчивое развитие этого жизненно важного воспроизводственного процесса. Стратегия должна «представить» желаемую трансформацию всех сфер учебно-воспитательного процесса вуза, его взаимосвязь с процессами социокультурной социализации будущих специалистов.
Инновации, по преимуществу, являются инновациями качества. Они обретают смысл тогда, когда улучшают качество системы, качество производства основного продукта. Например, по отношению к вузовскому образованию это утверждение будет означать улучшение качества потенциальных возможностей самого вуза, улучшение качества учебного процесса, улучшение качества выпускника, приобретение им разных компетенций — и универсальных, и профессиональных. В рамках статьи остановимся на некоторых аспектах обозначенной проблемы.
Важнейшей детерминантой всех аспектов социально-экономических связей в период перехода к рыночным отношениям и их развития является усиление региональных начал. Региональная образовательная политика все больше начинает детерминироваться региональными проблемами занятости и трудоустройства населения, миграции, экологии и здоровья, безопасности и порядка, градостроительными проблемами и проблемами малого бизнеса. Каждый российский регион призван создавать свою собственную систему образования, не противоречащую общероссийской, со своими структурами, системами финансирования и управления, для выполнения конкретных социальных целей и в соответствии с этим строит нужную ему образовательную политику. Регионализация становится «социальным заказом» общества. Можно считать, что регионализация высшего образования — важнейшая часть национальной системы образования, выполняющая целый комплекс функций.
Сами по себе процессы становления регио-нальности нового типа в условиях России носят противоречивый, болезненный (порой парадоксальный) характер, требуя не только большей выверенности политической практики, но и большей восприимчивости научно-философской мысли к региональным феноменам. По нашему мнению, регионализация системы образования, с формально-юридических позиций, есть не что иное как разделение полномочий и «предметов ведения» федерального центра (федеральных органов власти и управления) и субъектов Федерации в области образования в рамках единого (общенационального) образовательного пространства и на основе единых правовых и организационноуправленческих рамок.
При этом предпосылкой эффективного управления развитием системы высшего образования является адекватное понимание ее социальной природы, функций, внутренней структуры. Особое значение в современных условиях имеет социологический анализ проблем системы функционирования высшего образования в России, детерминируемых прежде всего своеобразием хода социально-экономических реформ [2].
Комплекс исследований, проведенных в 20082014 гг. авторами статьи, позволяет более предметно и доказательно анализировать актуальные проблемы трансформации систем профессионального образования в регионе, взаимосвязь традиционных и инновационных процессов и яв-
лений, детерминирующих количественные и качественные параметры воспроизводства кадров специалистов для нужд социопроизводственного комплекса Урала. В частности, один из комплексных опросов имел следующие характеристики.
В 2011-2012 гг. было проведено комплексное социологическое исследование, связанное с анализом ресурсов инновационного развития высшего профессионального образования в регионе, включавшее анкетные опросы по квотно-репрезентативной выборке представителей четырех групп респондентов — субъектов процесса воспроизводства кадров специалистов с высшим образованием — «ВУЗ-Урал». В их числе были: 1000 студентов IV-V курсов уральских вузов (Екатеринбург, Нижневартовск, Челябинск) — «СТ»1; 250 экспертов — ведущих преподавателей этих вузов — «ЭП»; 600 молодых специалистов (выпускников вузов) с предприятий реальной экономики Урала — «МС»; 150 экспертов — работодателей и ведущих менеджеров этих же предприятий — «ЭР».
Реформирование системы российского профессионального образования в сочетании с его регионализацией обусловило ряд острых противоречий и трудностей, с преодолением которых связана деятельность большинства руководителей и коллективов высших учебных заведений страны. Среди из них можно выделить противоречия:
- между объективной необходимостью кардинальных и глубоких реформ системы профессионального образования, в частности обеспечения объективно растущих требований к материально-техническому, научно-методическому и информационному оснащению учебно-воспитательного процесса, и реальными возможностями государства обеспечить ее ресурсами, средствами;
- между стремлением государства при развитии демократического характера образования с опорой на местное самоуправление к делегированию функций из федерального ведения в региональное и необходимостью удержания страте-
1В выборку вузов были включены: Уральский федеральный университет (УрФУ), Уральский государственный университет путей сообщения (УрГУПС); Нижневартовский государственный гуманитарный университет (НГГУ), Челябинский государственный университет (ЧелГУ), Челябинский государственный педагогический университет (ЧГПУ), ЮжноУральский государственный университет (ЮУрГУ) и др.
гических функций в сфере образовательной политики в компетенции государства без перекладывания их на региональные учебные заведения;
- между потребностью региональных органов управления системы образования в соответствии нормативно-правовой базой их практической деятельности и неоперативностью разработки такой базы на федеральном уровне;
- между необходимостью реконструкции региональной сети учреждений профессионального образования, приведения номенклатуры и мощности вузов в соответствие с потребностями региона, с одной стороны, и государственной политикой в области образования — с другой.
Это способствует формированию региональных замкнутых рынков труда и образовательных услуг и, как следствие, усилению разрыва между элитным столичным стандартом образования и провинциальным, тем самым ведет к потере (деформации) системности федерального образования.
В конечном счете реализация и общественной, и государственной потребности в образовании происходит на уровне личности. Потребность в образовательных услугах — это спрос, который предъявляют личность и общество на те или иные образовательные услуги [3]. Стремление к высшему образованию объясняется комплексом экономических и социально-психологических факторов. Во-первых, образование открывает путь к творческому, менее контролируемому и более самостоятельному труду. Во-вторых, тяга к образованию обусловлена ростом внутренней потребности в увеличении своих знаний. В-третьих, образование обеспечивает получение профессии, дает возможность приобретения социального опыта и защиту от безработицы, «защиту» от призыва в армию на период обучения в вузе.
Преобладающим мотивом при выборе профессии для одних является необходимость получения хорошего образования, для других — получения «нужной бумажки», для третьих это способ получения отсрочки от армии. Отсюда и различные установки по отношению к учебе и к будущей работе по полученной в вузе специальности. Современный рынок труда «приветствует» полипрофессиональную подготовку и способность работника, которые достигаются последовательным (а зачастую и параллельным) выбором (пересмотром первоначального выбора) и, соответственно, последующим освоением дополни-
тельных (дополняющих основную) профессий. Подобный «профессиональный катамаран» служит для молодого человека (и в дальнейшем, по мере его взросления) гарантией профессионального успеха, основой социально-психологической уверенности в своем благоприятном профессиональном (и в целом социальном) будущем.
В последние годы в российских вузах все более «крепнет» система платного обучения студентов, при этом государство выделяет определенные субсидии на «бесплатное», бюджетное обучение. В анкетах для экспертов («ЭП» и «ЭР») стоял вопрос: «Как Вы считаете, нужно ли при приеме абитуриентов на бюджетные места отдавать предпочтение молодым людям — выходцам из социально незащищенных слоев и “специфических” групп населения? Если да, то кому в первую очередь? Выберите не более 5-6 вариантов “первоочередников”». Ниже представлены ответы респондентов (в процентах от общего числа опрошенных экспертов; в числителе указано количество давших ответ преподавателей вузов, в знаменателе — производственных руководителей):
- дети-инвалиды — 57 / 45
- социальные сироты — 47 / 50
- дети из «бедных» семей — 39 / 51
- дети, имеющие неординарные художественные способности
(поют, танцуют, рисуют и т. д.) — 32 / 23
- воспитанники детских домов — 29 / 27
- дети из семей, пострадавших
от войн — 28 / 34
- выходцы из села — 27 / 22
- дети из неполных семей — 24 / 35
- перспективные молодые
спортсмены — 20 / 5
- дети из неблагополучных семей — 7 / 18
- абитуриенты из детских колоний — 0 / 9
- представители других социальных
групп — 5 / 11
Есть и другой аспект проблемы. Сегодняшние выпускники средних школ стоят перед трудным выбором — куда пойти (поехать) учиться. Перед ними, казалось бы, широкое поле возможностей: местный (или столичный, или даже иностранный), бесплатный (или платный, или даже очень дорогой) вуз, трудная или легкая специальность, четырех- или пятилетняя образовательная программа. С одной стороны, чем шире выбор, тем лучше для выпускников. С другой стороны, позавидовать нынешним выпускникам трудно.
И глобальная, и российская экономика, и общество меняются настолько быстро, что не ясно даже, как структурировать задачу поиска и выбора подходящего образования, на какие именно параметры смотреть [4; 5].
Ценностные и в целом жизненные ориентации и планы молодых людей проявляются в мотивах выбора ими высшего учебного заведения для своей профессиональной учебы. На вопрос анкеты («ВУЗ-Урал») «Чем Вас привлекает (привлекал) вуз, в котором Вы учитесь сейчас (учились и закончили в прошлом)?» голоса респондентов из двух указанных групп распределились следующим образом (в процентах от общего числа опрошенных по каждой группе: в числителе — студенты (общее количество 1000 человек), в знаменателе — молодые специалисты (600 человек)):
- в этом вузе можно получить хорошую
профессию, необходимую в новых «рыночных» условиях — 63 / 70
- мне нравятся профессии, которым
здесь учат — 56 / 44
- возможность учиться вместе
со своими друзьями — 27 / 25
- просто так сложились
обстоятельства — 28 / 21
- близость учебного заведения
к дому, к семье родителей — 23 / 23
- возможность «осмотреться»,
пока не определится настоящее профессиональное призвание — 20 / 10
- отсрочка от армии — 15 / 12
- здесь легче учиться, проще
программа обучения — 12 / 19
- здесь проще получить диплом — 12 / 13
- высокая стипендия, бесплатное
питание и т. д. — 6 / 3
- другие факторы, обстоятельства — 10 / 6
Опрос показал, что большая часть выпускников уральских школ стремится поступить в вузы исходя из их профессиональной привлекательности. Вместе с тем 30-40 % абитуриентов подают заявления в уральские (скорее всего, не только уральские) вузы в силу условий и обстоятельств, весьма опосредованно связанных с профессиональным самоопределением и предпочтениями («за компанию» с друзьями, решение жилищнобытовых вопросов, использование факта учебы в вузе для отсрочки от армии, пролонгация бездеятельного времяпрепровождения). Общий вывод здесь однозначен. В настоящее время техническим вузам (да и не только им) нужны более
эффективные подходы к обеспечению притока хорошо подготовленных и профессионально ориентированных абитуриентов.
Российский экономический кризис, связанный с процессом становления рыночной системы, оказал и продолжает оказывать влияние на большую часть социализирующихся молодых россиян, в результате чего в системе ценностно-профессиональных ориентаций и структуре мотиваций профессиональной деятельности закономерно происходит сдвиг в сторону экономической детерминанты. В первую очередь заметно падение ценностей профессионализма и профессиональной приверженности в сознании подростков и юношества. Все более утрачивается самостоятельное ценностное содержание профессиональной деятельности [6].
Исследования авторов показывают, что практически все предприятия регионов, где проводились опросы, испытывают недостаток технического персонала высокой квалификации. В первую очередь специалисты необходимы, чтобы заполнить вакансии компьютерных ученых, инженеров по вычислительной технике, системных аналитиков и программистов.
Нашим респондентам — студентам курсов ряда вузов («ВУЗ-Урал») задавался вопрос: «Как Вы считаете, какими качествами должны обладать выпускники, чтобы быть востребованными на рынке труда?» Ответы на него можно в какой-то мере воспринять как «прорисовку» виртуального портрета современного молодого специалиста, конкурентоспособного на региональном рынке труда. По степени предпочтительности личностные качества выпускников уральских вузов были проранжированы следующим образом (в процентах от общего числа опрошенных — 1000 человек): «трудолюбие» — 56 %; «профессионализм в работе» — 55 %; «общительность, умение ладить с окружающими — 53 %; «жизненный оптимизм, вера в свои силы» — 48 %; «целеустремленность, желание сделать трудовую карьеру» — 46 %; «стремление совершенствовать профессиональное мастерство» — 37 %»; «предприимчивость» — 28 %; «хорошая теоретическая подготовка» — 27 %; «сильная воля» — 27 %. Значительно меньшее число голосов набрали такие качества, как «мобильность, способность менять местожительство, окружение» (23 %); «способность переносить удары судьбы» (17 %); «физическая выносливость» (16 %); «жесткость позиции, если уверен в своей
правоте» (13 %); «способность менять свои убеждения, если они не отвечают реальности» (12 %).
Исследование показало, что, по мнению значительной части экспертов, профессиональные и личностные качества молодых специалистов, выпускаемых региональными вузами, не соответствуют требованиям современного производства. В наибольшем дефиците в профессиональной подготовке молодых специалистов, по мнению экспертов, сегодня находятся такие качества, как владение оргтехникой («дефицит» 75 %), практическими навыками (55 %), самостоятельность (45 %), порядочность (45 %), организаторские способности (40 %), умение общаться с людьми (35 %) и др.
Из-за низкой активности предприятий и законодательных сложностей с взаимными обязательствами двух партнеров «ВУЗ-Завод», пока не получает большого развития так называемый целевой прием. В чем основные причины? Мы обратились с вопросом к 150 руководителям и организаторам уральских производств («ВУЗ-Урал») и получили такие ответы: «По моему мнению, предприятия и организации НЕ ЖЕЛАЮТ воспользоваться услугами вузов для подготовки необходимых специалистов по следующим причинам» (в процентах от общего числа опрошенных — 150 человек):
- зачем «тратиться» на подготовку
«своих» специалистов, когда можно найти «готовых» на региональном рынке труда — 65
- не надеются, что стипендиаты
от предприятия будут хорошо и прилежно учиться и из них будет толк в будущем — 36
- за пять лет подготовки в вузе «много
воды утечет» и молодой специалист может не понадобиться — 29
- после окончания вуза специалист найдет возможность «ускользнуть» от выполнения
своих обязательств и не будет работать на предприятие — 28
- предприятия не знакомы
с образовательными программами специальностей (особенно новых) — 21
- предприятия не устраивает качество
подготовки специалистов в вузе — 14
- вузы берут слишком большую плату
за свои услуги — 3
Можно утверждать, что из-за отсутствия нормативно-правовой базы, регулирующей отношения между вузами и выпускниками, с одной стороны, и структурами, выступающими в роли работода-
телей,— с другой, последние в большинстве своем потребительски относятся к «продукции» высших учебных заведений, рассматривая вузы в качестве своеобразных доноров-альтруистов [7].
Формирование той или иной компетенции как определяющей профессионально-личностные качества специалиста предполагает актуализацию мотивации студента, его активную, целеустремленную адаптацию к учебному процессу. О трансформации мотиваций в сфере профессиональной социализации молодых людей на Урале свидетельствуют данные нашего опроса. На вопрос «В чем вы видите основные причины практически “повального” безответственного отношения молодых людей к получению своего профессионального образования?» ответили руководители предприятий, производств, подразделений (в процентах от общего числа опрошенных — 150 человек):
- студенты особо не задумываются
о своей дальнейшей трудовой деятельности, о своей
конкурентоспособности на рынке
труда — 52
- платное обучение диктует кафедрам
и преподавателям снисходительно относиться к нерадивым студентам, дабы не потерять доходы — 46
- у работающих студентов существенно ограничены возможности для серьезных
занятий в вузе — 33
- молодые люди поддаются общему настроению — учиться без особого
«напряга» — 30
- низкая требовательность к студентам со стороны администрации вуза — 28
- молодые люди не приучены к труду
и трудностям — 29
- отсутствие потребности получить
серьезные профессиональные знания — 25
- виноваты преподаватели, которые не могут заинтересовать студентов
серьезно относиться к учебе — 17
- студенты надеются и после окончания
вуза «сидеть на шее» родителей — 10
- что-то другое — 7
Усвоению же программ дисциплин, входящих
в стандарт той или иной специальности, связано прежде всего с готовностью студента к нелегкому (не побоимся этого слова) учебному познавательному труду [8; 9].
Вполне понятно, что ведущим мотивом учебы для подавляющего большинства студентов
является мотив экономического характера. Уместным здесь будет привести мнение представителей четырех групп наших респондентов по поводу уровня заработной платы, которым будет оцениваться труд молодых инженеров на производстве. На вопрос анкеты «Оцените, пожалуйста, какой величины должен быть сегодня среднемесячный заработок у молодого специалиста (мужчины), закончившего вуз, чтобы жить более или менее нормально (содержать семью, воспитывать детей)» («ВУЗ-Урал») были получены следующие ответы (см. таблицу):
Приемлемый уровень заработной платы выпускников уральских вузов, по мнению опрошенных (в процентах от общего числа анектируемых)
Нетрудно видеть, что уровень заработка, не превышающий 20 тыс. р., посчитали «нормальным» лишь 12 % студентов — «завтрашних инженеров», и 6 % молодых специалистов (инженеров сегодняшних). «Зри в корень!» — советовал К. Прутков. Главный «корень» низкого престижа профессии «инженер» в России, пробуксовки в подготовке таких кадров в технических вузах — высокая текучесть и старение инженерного кадрового корпуса на предприятиях. Все это сказывается на обесценивании инженерного труда, снижении его социальной и экономической привлекательности. В равной мере обесценивается и труд преподавательского корпуса, призванного готовить «достойные кадры инженеров» для России.
Наши исследования рынка спроса на специальности в высшей школе утверждают нас во мнении, что в современных условиях проблемы взаимодействия «вуз — предприятие» переносятся на уровень отдельных вузов и предприятий. На этапе подготовки молодых специалистов вза-
имодействие «вуз — предприятие» фактически смещается в сторону взаимодействия собственно вуза и молодого специалиста, который выступает в качестве продавца своей рабочей силы. На уровне учебного заведения формируется представление о модели молодого специалиста, которая соответствует ситуации на рынке труда и условиям конкретных производств. На уровне отдельного студента это проявляется в саморегуляции индивидуального образовательного процесса, получении дополнительных видов знаний и т. д.
И вуз, и студент вырабатывают свои механизмы достижения соответствия или несоответствия этим требованиям. На уровне вуза это проявляется в подготовке специалистов по конъюнктурным специальностям, в осуществлении целевой подготовки. На уровне отдельного студента это саморегуляция индивидуального образовательного процесса, получение дополнительных видов знаний и т. д. Вопрос о связи производства и системы обучения сегодня решается, как правило, следующим образом: для реализации конкретной производственной цели крупные предприятия делают заказ на подготовку необходимых специалистов всех уровней в соответствующих вузах или открывают на свои средства учебный комплекс, обеспечивая тем самым свое производство нужными работниками. Подготовка специалистов стала восприниматься вузами как применение новой технологии в производстве.
В ежегодном послании Президента РФ Федеральному собранию 12 декабря 2013 г. прямо подчеркивалось: «...для обновления всей системы высшего образования нужно использовать потенциал лучших вузов, делегировав им право и полномочия по оценке качества образования, в том числе с их помощью добиться того, чтобы выпускники были востребованы на рынке труда, а экономика и общество получили реальную отдачу» [10].
Вместе с тем вряд ли стараниями одного вуза (даже «сверххорошего» и «сверхкрупного») под силу решение столь объемных и сложных задач по воспроизводству качественных и количественных параметров молодой смены специалистов высшей квалификации. Целесообразна консолидация усилий не только флагманов вузовского образования. В процесс существенной и целенаправленной трансформации воспроизводственного образовательного процесса также должны быть включены все обеспечивающие (составляющие) его социальные институты, в первую очередь родители, семья, школа.
Приемлемая величина ежемесячного заработка, тыс. р. Гру ппа
Вуз Предприятие
СТ ЭП МС ЭР
До 15 3 8 1 1
От 15 до 20 9 24 5 16
От 20 до 30 27 25 35 39
От 30 до 40 25 28 22 30
Свыше 40 37 15 36 12
Среднее значение 34,1 28,1 33,7 28,7
Список литературы
1. Ворошилова, Л. Л. Инновации и конкурентоспособность вуза на рынке образовательных услуг / Л. Л. Ворошилова // Рос. предпринимательство. 2002. № 11 (35) С. 76-81.
2. Павлов, Б. С. Рынки труда и образовательных услуг в контексте социальной безопасности региона (на материалах межрегиональных социологических исследований) / Б. С. Павлов, В. В. Багин, Н. А. Лон-шакова. Екатеринбург ; Чита : Ин-т экономики УрО РАН, 2003. 93 с.
3. Павлов, Б. С. Воспроизводство человеческого потенциала в регионе: теоретические и методические аспекты социально-экономического анализа (на примере Урала) / Б. С. Павлов. Екатеринбург : Ин-т экономики УрО РАН, 2014. 575 с.
4. Миронов, М. П. Выбор и освоение профессии риска как социологическая проблема (на материалах учебных заведений ГПС МЧС) / М. П. Миронов, Б. С. Павлов, В. Г. Попов. Екатеринбург : ИЭ УрО РАН : УрАГС, 2005. 230 с.
5. Козлов, В. Н. Предпочтения абитуриентов и их родителей. Социологический анализ на примере Челябинского государственного университета / В. Н. Козлов, Е. Е. Жирнова, Н. А. Бугуева. Saarbrucken : Lambert Academic Publishing, 2012. 66 с.
6. Берсенев, В. Л. Особые грани современной российской экономики и не только / В. Л. Берсенев, С. Г Важенин, Б. С. Павлов // Экономика региона. 2011. № 1. С. 264-267.
7. Татаркин, А. И. Проблемы развития социального партнерства на муниципальном рынке труда (на примере Урала) / А. И. Татаркин, Б. С. Павлов. М. : Экономика, 2009. 436 с.
8. Павлов, Б. С. Семейная политика в регионе: симбиоз экономического и нравственного / Б. С. Павлов // Журн. экон. теории. 2010. № 3. 16 с.
9. Козлов, В. Н. Качество профессионального образования в Челябинском государственном университете: мнение студентов / В. Н. Козлов // Вестн. Челяб. гос. ун-та. 2012. № 9 (263). Экономика. Вып. 37. С. 110-119.
10. Послание Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию [Электронный ресурс] // Рос. газ. 2013. 13 дек. URL: http://www.rg.ru/2013/12/12/poslanie.html
Сведения об авторах
Павлов Борис Сергеевич — доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института экономики УрО РАН, Екатеринбург, Россия. pavlov_boris@mail.ru
Козлов Вадим Николаевич — кандидат экономических наук, старший научный сотрудник, профессор кафедры социальной работы и социологии Челябинского государственного университета, Челябинск, Россия. kozlovvn@list.ru
Бердник Людмила Павловна — кандидат социологических наук, доцент кафедры социальной работы и социологии Челябинского государственного университета, Челябинск, Россия. socioloqy@csu.ru
Bulletin of Chelyabinsk State University. 2014. № 15 (344).
Economy. Issue. 45. P. 81-88.
INNOVATIVE DEVELOPMENT OF UNIVERSITIES IN THE REGION: SYMBIOSIS OF TRADITIONS AND INNOVATIONS
B. S. Pavlov
Doctor of Philosophy, professor, leading researcher Institute of Economics of RAS, Russia. pavlov_boris@mail.ru
V. N. Kozlov
Senior Researcher, PhD, professor of Social Work and Sociology CSU, Chelyabinsk, Russia. kozlovvn@list.ru
L. P. Berdnik
An assistant professor of social work and sociology CSU, PhD in Sociology, Chelyabinsk, Russia. socioloqy@csu.ru
One of the fundamental socio-economic determinants of the development of market relations in Russia is the regionalization of professional education. Determining the content and nature of this process, the authors
analyze its ambiguous effect on the formation of the supply and demand of specialists within the business cooperation companies and universities in the region. We also consider some actual problems of future life boys and girls, and their value orientations in the field of vocational education and employment, the impact on this process family and university environment entourage.
Keywords: university, innovations, quality specialis, competence, vocational training, educational services, employers, regionalization, the labor market.
References
1. Voroshilova, L. L. Innovacii i konkurentosposobnost vuza na rynke obrazovatelnyh uslug [Innovation and competitiveness of the university in the education market] / L. L. Voroshilova // Ros. predprinimatel’stvo. 2002. № 11 (35) S. 76-81.
2. Pavlov, B. S. Rynki truda i obrazovatelnyh uslug v kontekste socialnoj bezopasnosti regiona (na materi-alah mezhregionalnyh sociologicheskih issledovanij) [Labor markets and educational services in the context of social security in the region (on materials interregional sociological research)] / B. S. Pavlov, V. V. Bagin, N. A. Lonshakova. Ekaterinburg ; Chita : In-t jekonomiki UrO RAN, 2003. 93 s.
3. Pavlov, B. S. Vosproizvodstvo chelovecheskogo potenciala v regione: teoreticheskie i metodicheskie as-pekty socialno-jekonomicheskogo analiza (na primere Urala) [Reproduction of human capacity in the region: theoretical and methodological aspects of socio-economic analysis (for example, the Urals)] / B. S. Pavlov. Ekaterinburg : In-t ekonomiki UrO RAN, 2014. 575 s.
4. Mironov, M. P. Vybor i osvoenie professii riska kak sociologicheskaja problema (na materialah uchebnyh zavedenij GPS MChS) [Selection and development of the profession of risk as a sociological problem (On materials schools FMS MOE)] / M. P. Mironov, B. S. Pavlov, V. G. Popov. Ekaterinburg : IE UrO RAN : UrAGS, 2005. 230 s.
5. Kozlov, V. N. Predpochtenija abiturientov i ih roditelej. Sociologicheskij analiz na primere Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta [Preferences applicants and their parents. Sociological analysis on the example of Chelyabinsk State University] / V. N. Kozlov, E. E. Zhirnova, N. A. Bugueva. Saarbrucken : Lambert Academic Publishing, 2012. 66 s.
6. Bersenev, V. L. Osobye grani sovremennoj rossijskoj ekonomiki i ne tolko [Special brinks of the Russian economy, and not only] / V. L. Bersenev, S. G. Vazhenin, B. S. Pavlov // Ekonomika regiona. 2011. № 1.
S. 264-267.
7. Tatarkin, A. I. Problemy razvitija socialnogo partnerstva na municipalnom rynke truda (na primere Urala) [Problems of development of social partnership at the municipal labor market (for example, the Urals)] / A. I. Tatarkin, B. S. Pavlov. M. : Ekonomika, 2009. 436 s.
8. Pavlov, B. S. Semejnaja politika v regione: simbioz ekonomicheskogo i nravstvennogo [Family policy in the region: symbiosis of economic and moral] / B. S. Pavlov // Zhurn. ekon. teorii. 2010. № 3. 16 s.
9. Kozlov, V. N. Kachestvo professionalnogo obrazovanija v Cheljabinskom gosudarstvennom universitete: mnenie studentov [The quality of vocational education in Chelyabinsk State University: students’ opinion] / V. N. Kozlov // Vestn. Cheljab. gos. un-ta. 2012. № 9 (263). Ekonomika. Vyp. 37. S. 110-119.
10. Poslanie Prezidenta RF Vladimira Putina Federalnomu Sobraniju [Annual Message of the President of the Russian Federation Vladimir Putin to the Federal Assembly December 12, 2013] [Elektronnyj resurs] // Ros. gaz. 2013. 13 dek. URL: http://www.rg.ru/2013/12/12/poslanie.html