БИБЛИОТЕЧНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ В ТАМБОВСКОМ РЕГИОНЕ В 1930-Е ГГ

БИБЛИОТЕЧНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ В ТАМБОВСКОМ РЕГИОНЕ В 1930-е гг.
И. В. УРАЕВА
В статье представлена характеристика организации библиотечного обслуживания в Тамбовском регионе в 1930-е гг. Приводится описание основных направлений работы библиотек, форм и методов, применяемых в обслуживании пользователей библиотек.
Ключевые слова: Тамбовский регион, библиотечное обслуживание, пропаганда книг.
Центральное место в работе библиотек Тамбовского края в 1930-е гг. по коммунистическому воспитанию занимала пропаганда общественно-политической литературы. Областные и районные газеты систематически освещали состояние партийной пропаганды, печатали отзывы слушателей о лекциях. С ноября 1938 г. по март 1940 г. «Тамбовская правда» опубликовала 160 статей работников библиотек о том, как проходит работа по партийной агитации. На страницах газеты размещались рекомендательные списки партийной литературы [27].
Во время избирательных кампаний библиотеки активно включались в агитационно-массовую работу. Библиотекари взаимодействовали с избирательными комиссиями, помогали агитаторам в подборе необходимой литературы. Так, большинство специалистов библиотеки им. А. С. Пушкина работали агитаторами на избирательном участке № 8, где была организована читальня для обслуживания избирателей. Здесь проводились беседы и консультации по вопросам выборов в местные советы депутатов трудящихся. Библиотека через методический кабинет и передвижной фонд оказывала помощь сельским библиотекам: было проведено два методических совещания сельских библиотекарей, избачей и культармейцев [1 ].
Сотрудники библиотек организовывали книжные выставки («Что читать по советскому строительству и перевыборной кампании этого года») [9], выступали с докладами, проводили лекции и беседы об избирательной системе СССР, изучали «Положение о выборах» и Конституцию СССР [8].
Важным средством повышения идейно-политического уровня населения являлось самообразование. Во многих случаях библиотеки становились базами этой работы. Так, при Центральной окружной библиотеке работал консультационный
пункт по самообразованию I и II ступени по программе заочного общеобразовательного (педагогического) института. Работа данного консультпункта осуществлялась под руководством бывшего инспектора Отдела народного образования Н. С. Го-лубинского. Он являлся «организатором-педагогом и руководителем над 30 учителями, которые работали при консультпункте библиотеки как общественники консультанты-рецензенты» [11]. До начала 1930-х гг. была открыта только группа малограмотных, где проводились занятия в объеме программы школы I ступени. Обучающиеся (рабочие - 5 чел., крестьяне - 4 чел., служащие - 6 чел.) были полностью обеспечены бесплатными учебными пособиями.
Позже были открыты еще две группы: одна -в объеме программы школы семилетки, вторая -школы II ступени. Количество самообучающихся увеличилось до 50-80 чел. [10].
В 1930-1931 гг. работа консультпункта значительно расширилась - он за короткий срок превратился в целую общеобразовательную школу - заочный сектор Общеобразовательного института с количеством учащихся свыше 250 человек. Центральная библиотека проводила лекции со световыми картинками и с демонстрацией соответствующих кинофильмов. Был организован и значительно расширен передвижной лекционно-диапозитивный фонд, который обслуживал лекторский и преподавательский персонал г. Тамбова. Кроме того, ЦБ вела консультационную работу по другим видам заочного обучения, обеспечивая лектории и организации диапозитивами, проекционными фонарями и т. п. [20].
Работа в помощь самообразованию получила новый импульс после выхода постановления ЦК ВКП (б) от 8 октября 1933 г. «Об улучшении дела
самообразования», которое обязывало «организовать консультации по самообразованию при государственных и профсоюзных краевых (областных), районных, фабрично-заводских, клубных и политотдельских библиотеках, с привлечением к консультационной работе квалифицированных пропагандистов» [33].
В Центральной библиотеке была организована специальная выставка книг «Самообразовательная работа», подобраны подсобные ящики книг для самоучек и малограмотных, создан кружок «Друзей книги», который проводил мероприятия для малограмотных.
Методический кабинет библиотеки разрабатывал планы чтения «Что читать начинающему читателю из произведений М. Горького», «Что читать начинающему читателю из произведений А.И. Герцена». В методическом кабинете регулярно проводились консультации по художественной литературе и по вопросам новой истории, истории ВКП (б) и Конституции СССР.
29 сельских советов Тамбовского района были полностью снабжены передвижками для малограмотных; при организации таких передвижек предварительно проводился учет малограмотных [11, л. 1-об, 2].
С середины 1930-х гг. нарастала напряженность в международных отношениях. Необходимость достроить в кратчайшие сроки народно-хозяйственный и оборонный комплекс, укрепить советскую идеологию заставили государство серьезно усилить интерес к идеологической сфере, частью которой являлись библиотеки.
Примерно с середины 1930-х гг. библиотеки начали все шире распространять литературу о героическом прошлом России, дореволюционных полководцах-монархистах, дворянах-героях и других «классово чуждых» деятелях, внесших важный вклад в благосостояние Отечества в государственно-административной, дипломатической, экономической, военной областях. Устоявшиеся догмы про «тупую темную империалистически-захватническую армию», «бездарных крепостников-генералов», как и другие, им подобные, рушились на глазах. Представить такое еще недавно было просто немыслимо [17].
Масштабная программа военно-патриотической пропаганды начала последовательно проводиться библиотеками в жизнь: были разработаны планы чтения для разных читательских групп по таким актуальным вопросам, как «Красная Армия на современном этапе», «Вооруженные силы - оплот обороны СССР», «Вожди и герои Красной Армии»... В библиотеках регулярно проводились вы-
ставки литературы и громкие чтения на темы: «Защита Отечества - священный долг каждого гражданина СССР», «Из истории войн», «Изучай военное дело». В библиотеках устраивались вечера «Красная Армия в художественной литературе», читательские конференции по военным произведениям А. А. Фадеева, М. А. Шолохова [14].
Как и в предыдущие годы в обслуживании читателей важное место занимала разъяснительная работа по коллективизации. Библиотеки активно пропагандировали решения советской власти по созданию колхозов. Каждая библиотека брала на себя обязательство - включить в колхозы не менее 25 бедняцко-середняцких хозяйств, для чего работники библиотек организовывали передвижки или устраивали подворные обходы книгонош, выделяли чтецов для громких читок из числа библиотекарей или общественников, проводили разъяснительные беседы по вопросам коллективизации [18]. Так, в с. Ракша разъяснительную работу с крестьянами вели 44 человека, подобная работа проводилась в Сампурской, Мучкапской районных и других библиотеках округа.
В октябре 1930 г. по всей Тамбовщине проводился «День коллективизации и урожая». Библиотеки не могли остаться в стороне от подготовки и проведения праздника. К этому мероприятию в селах Тамбовского района были организованы книжные выставки на сельскохозяйственную тему; культбригады, выезжавшие в районы, вели агитацию за колхозы, давали практические советы, привозили литературу о коллективизации.
В декабре 1931 г. библиотека металлистов организовала лыжный пробег в подшефное село, участники которого не только доставили литературу по колхозному движению, но и провели две разъяснительные беседы. Отчеты, включающие эти данные, не могут являться объективными источниками, поскольку сведения, представленные в них, были преувеличены и искажены. Таким образом, можно усомниться в эффективности проведения данных мероприятий.
Руководство железной дороги отправило в село агитпоезд, который в своем составе имел киноустановку, радио и литературу по коллективизации. Железнодорожная библиотека посылала в деревню бригады, которые в достаточном количестве снабжали литературой.
Подобные бригады создавали и в библиотеке Педагогического техникума, при которой был организован постоянный кабинет по агрохимии, в нем устраивались выставки сельскохозяйственной литературы.
В Центральной окружной библиотеке регулярно устраивались выставки книг к сельскохозяйственным кампаниям, вывешивались рекомендательные списки литературы, в подшефные колхозы направлялась кинопередвижка, колхозные базары обслуживались книгой и газетой через работников читален с привлечением общественности.
Сотрудники библиотек активно готовились к проведению мероприятий, посвященных полевым работам и севу. Перед библиотеками была поставлена задача: к весенне-посевной кампании распространить сельскохозяйственные книги в сельской местности, довести их до «низового» читателя. Книгоиздательские организации должны были по имеющимся у них планам выпустить литературу к весеннему севу.
В период посевной кампании большинство учреждений, занимавшихся распространением книг, включились в выполнение маршрута весенней культурной эстафеты, основной задачей которой являлось распространение книги в массы колхозников, рабочих совхозов, батраков и средняков как через библиотеки, так и путем продажи.
Тамбовский Осоавиахим к весенней посевной кампании 1931 г. приобрел и отправил в деревню 15 сельскохозяйственных библиотечек стоимостью 25 руб. каждая [32]. Данные, представленные в отчетах, вызывают сомнения в их достоверности, поскольку, учитывая сложности сельскохозяйственного труда в данный период, крестьяне вряд ли имели возможность посещать библиотеки. Также в источниках не удалось обнаружить сведений о количестве лиц, посещавших массовые мероприятия, проводимые библиотеками в период весеннего сева.
В период индустриализации перед библиотеками была поставлена задача - повсеместно распространять политехнические знания, передовой производственный опыт и всеми силами убеждать народ в необходимости укреплять экономику СССР как условие независимости, благополучной и мирной жизни самих граждан.
Для реализации программы производственного просвещения была разработана система мероприятий. Прежде всего, библиотекари сами знакомились с актуальными политехническими проблемами. Следующим шагом становились громкие чтения соответствующей литературы и беседы о прочитанном, которые могли проводиться как в библиотеках, так и на предприятиях.
Для более подготовленных читателей библиотекари организовывали вечера вопросов и ответов. Активной формой пропаганды политехнических знаний являлись конкурсы на лучшего читателя производственной книги.
Интересный опыт имела клубная библиотека фабрики им. Ногина (г. Тамбов) по внедрению технической грамоты и книги среди рабочих. Там по инициативе библиотекаря сфотографировали весь технологический процесс по прядению и ткачеству и распространили эти диапозитивы по рабочим казармам. Для проведения лекций с показом диапозитивов привлекли специалистов фабрики. Результаты получились поразительные: если в декабре 1930 г. 17 % пользователей спрашивали техническую книгу, то в январе 1931 г. требования на техническую литературу увеличились более чем вдвое [29].
С середины 1930-х гг. содержание библиотечной работы по производственному просвещению изменяется в связи с ростом образовательного уровня читателей, а также новыми задачами индустриализации. Вторая пятилетка шла под сталинским лозунгом: «Кадры решают все!». Подъем производительности труда превратился в решающий фактор развития народного хозяйства. В периодических изданиях публиковались призывы и обращения к трудовому народу, активизировавшие массы на выполнение и перевыполнение пятилетнего плана, регулярно сообщалось о трудовых подвигах советских людей. В СССР широко развернулось социалистическое соревнование. Были востребованы жизнью такие новшества в организации труда, как движение многостаночников, скоростные методы работы, совмещение профессий и др., что обобщенно называлось стахановским движением. Бурный его рост поставил перед библиотеками задачу пропаганды литературы о зачинателях движения, их передовом опыте, коммунистических методах труда. Пропаганда самой идеи соревнования сочеталась в библиотеках с помощью в выполнении конкретных обязательств и планов соревнующихся. Трудовые коллективы обеспечивались требуемой производственной литературой, библиотеки устраивали для них лекции и консультации специалистов, широко извещали о достижениях победителей [15].
Признаком лояльности власти являлся сформированный круг чтения и пропаганда его шла через периодические издания. Работники библиотек организовывали обходы квартир стахановцев, изучали их интересы и фиксировали заказы на литературу. Так, один из самых активных читателей Центральной библиотеки г. Тамбова слесарь завода «Комсомолец» И. И. Огородников не только читал техническую литературу, классиков художественной литературы и аккуратно следил за новинками, но и проявлял большой интерес к брошюрам по текущей политике, к литературе по истории партии [3]. В личной библиотеке кузнеца Черемисина из колхоза им. Сталина Минаевского сельского совета Там-
бовского района были такие издания, как «Азбука ленинизма» А. Леонтьева, «О фашистской диктатуре» и др. [23] Содержание домашних библиотек соответствовало тенденциям эпохи.
В 1930-е гг. в советском обществе продолжал господствовать государственный атеизм. Для научно-атеистической пропаганды библиотеки г. Тамбова использовали книги Г. А. Гурева «Наука и религия о вселенной», «ХХ-летие отделения церкви от государства», Е. Ярославского «Библия для верующих и неверующих», «Религия - опиум народа» и др.
Значительное внимание библиотекари уделяли эстетическому воспитанию населения. Прежде всего деятельность библиотек была направлена на пропаганду лучших произведений русской и зарубежной классики [16].
Среди форм массовой работы, распространенных в библиотеках 1930-х гг., были книжные выставки и литературные вечера, целью которых являлось знакомство читателей с творчеством писателей, с отдельными художественными произведениями.
Например, ОГИЗ и Центральная библиотека г. Тамбова организовали 25 мая 1931 г. вечер, посвященный приезду М. Горького в СССР. Был сделан доклад о творчестве М. Горького, устроена выставка его произведений. Было проведено 214 читок-бесед, 8 литературных вечеров и читательских конференций по произведениям А.С. Пушкина, М. Горького, А.И. Герцена и т. д. [6].
В 1935 г. 25-ю годовщину со дня смерти Л. Н. Толстого Центральная библиотека г. Мор-шанска отметила рядом мероприятий. Были оформлены три выставки, отражающие главные этапы жизни и творчества великого писателя.
В Тамбовской районной библиотеке, а также в городском клубе пионеров 19 и 20 ноября прочитаны доклады о литературной деятельности Л. Н. Толстого, проведены читки его произведений и беседы о нем. Подобраны материалы для выставки в подшефной библиотеке Донского сельсовета [2].
Часто литературные вечера проводились объединенными силами ряда культурно-просветительных учреждений города. Так, в марте 1936 г. горкомом комсомола совместно с Центральной городской библиотекой был проведен вечер, посвященный творчеству Н. А. Островского [31].
В январе 1936 г. в Центральной городской библиотеке состоялся литературный вечер, на котором обсуждался роман М. Горького «Мать».
В 1920-е - 1930-е гг. одной из самых распространенных форм культурного досуга в библиотеках являлось проведение «громких чтений». Их по-
пулярность была вызвана малограмотностью и неграмотностью немалой части населения, а также простотой в организации. Громкие чтения с последующим обсуждением прочитанного, так называемые читки-беседы, проводились, как в стенах библиотеки, так и в трудовых коллективах, позволяли знакомить читателей с новинками поступающей литературы [19, с. 15-16].
В проведении читок и бесед сельским библиотекам часто оказывали помощь шефствующие над ними городские библиотеки. Например, за время конкурса на лучшую сельскую библиотеку «библиотекой авиашколы, шефствующей над библиотеками трех колхозов, на специальных собраниях колхозников проведен разбор литературных произведений - «Как закалялась сталь» Н. А. Островского и «Поднятая целина» М. А. Шолохова. Общий итог конкурса - в 17-ти колхозных библиотеках проведено более 30 бесед, читок и разборов литературно-художественных произведений [21].
В 1930-е гг. библиотечная работа приобретает более углубленный характер: от простой популяризации книги происходит переход к руководству чтением. Библиотекари были превращены в агитаторов и пропагандистов, которые должны были пропагандировать литературу, соответствующую тенденциям времени.
Например, сотрудники библиотеки городского парткабинета «тщательно следили за формированием круга чтения читателей. Систематически помогали им подбирать подходящие для их уровня книги. При беседе с читателем библиотекарь узнавал, какие трудности встретились ему, что оказалось непонятным в книге, рекомендовал справочники, энциклопедии. Если книга оказывалась не по силе, то давали читателю более популярную, более легкую книгу» [7]. В Первомайском отделении Центральной библиотеки г. Тамбова «рекомендуя то или иное произведение, библиотекарь указывал, какую следует прочесть общественно-политическую литературу. Например, читателям «Поднятой целины» М. А. Шолохова библиотекарь рекомендовал произведение И.В. Сталина «Головокружение от успехов» и др. Этим, безусловно, ценным нововведением, заботы библиотеки о читателях не исчерпывались. Читателям-матерям библиотекарь подбирал книги по вопросам воспитания детей, стахановцам рекомендовал литературу по стахановскому движению» [4]. По данным сведениям можно сделать вывод о том, что подбор литературы читателям осуществлялся в соответствии с политикой, проводимой советской властью. Издания, которые библиотекари рекомендовали своим пользователям, нельзя соотнести с досуговым чтением, в основном
это были книги, навязываемые советской эпохой. Советское государство стремилось поставить работу библиотекарей на службу коммунистической идеологии, превратив их в инструмент пропаганды. Отныне они предназначались для того, чтобы внедрить в сознание людей марксистско-ленинские идеи, убедить их в преимуществах социалистического строительства.
Нормой становится изучение читательского спроса. Центральной городской библиотекой г. Тамбова было установлено, что в 1936 г. запросы на произведения писателей-классиков выросли на 30 % по сравнению с предыдущим годом. Наиболее популярны были произведения Л. Н. Толстого (они были выданы за исследуемый период - полтора месяца, - 171 раз), А. М. Горького (127), А. С. Пушкина (101), И. С. Тургенева (81) [26]. Во многом это было связано со школьной программой и мероприятиями, проводимыми в учебных заведениях. В конце 1936 - начале 1937 гг., в связи с приближающимся 100-летием со дня смерти А. С. Пушкина, увеличился интерес к произведениям великого русского поэта. С августа 1936 г.по январь 1937 г. его произведения требовались читателями Центральной городской библиотеки 251 раз [24].
Часто поступали запросы на произведения Н. А. Островского, И. А. Гончарова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, А. П. Чехова и др. Из зарубежных писателей популярностью пользовались М. Твен, Дж. Лондон, В. Гюго, В. Скотт, О. де Бальзак. Читатели проявляли интерес к произведениям авторов, которые в художественной форме показывали борьбу за социализм: «Как закалялась сталь» Н. А. Островского, «Поднятая целина» М. А. Шолохова. Очень популярен был появившийся в 1935 году роман тамбовского писателя Н. Е. Вирты «Одиночество» о борьбе с антоновщиной [30].
Для изучения интересов читателей в каждом отделе имелась книга предложений и пожеланий, книга отзывов на прочитанные книги.
В 1930-е гг. изменилась форма отчетности, в библиотечном обслуживании стали выделять стахановцев. Среди читателей росла доля рабочих: если в 1934 г. Центральная городская библиотека насчитывала среди читателей только 230 рабочих, то в октябре 1935 г. их было уже более 500 [28].
Все еще серьезной проблемой являлись частые задержки книг читателями, которые иногда и не возвращали их в библиотеки. Так, в Центральной библиотеке каждый седьмой абонент задерживал книгу, в результате чего в 1930 г. пропало 12 % всего количества книг [12], а в 1932 г. - 16 % [13].
В Центральной библиотеке г. Тамбова всем читателям, задержавшим книги, посылалось по три
письменных напоминания. На читателей, не возвративших книги по этим напоминаниям, дело передавалось в суд. Только в 1930 г. 48 человек, не сдавших книги, отвечали перед народным судом. В других библиотеках неаккуратным читателям устраивали агитсуд в стенах библиотеки, а фамилии заносились на черную доску [11, л. 2].
В апреле 1933 г. библиотека Союза госторговли и кооперации просила всех читателей в трехдневный срок вернуть взятые книги. За несвоевременный возврат книг был введен штраф 25 коп. за один день [5]. Немного позже с 1 августа 1933 г. та же библиотека ввела залог за книги - 3 рубля. Научно-политические книги выдавались без залога. За просроченный день взимался штраф 10 коп. [22].
14 сентября 1934 г. СНК РСФСР принял постановление «Об ответственности за сохранность книжного фонда», где подчеркивалось, что книга является социалистической собственностью и «все лица, пользующиеся книгами государственных и общественных библиотек, несут материальную ответственность за их сохранность и возврат библиотеке. Лица, виновные в похищении книг, умышленной их порче или преступно-халатном обращении с книгами, привлекаются к уголовной ответственности и независимо от этого обязаны возместить причиненный ими библиотеке материальный ущерб» [25, с. 116]. Это в какой-то мере сняло проблему читательской задолженности.
В рассматриваемый период библиотекари выступили с инициативой создания единого библиотечного билета - государственного документа, выдаваемого каждому рабочему и служащему.
Анализ статей газеты «Тамбовская правда» показал, что в рассматриваемый период далеко не лучшим образом была поставлена деятельность по организации обслуживания читателей в некоторых городских, сельских библиотеках и избах-читальнях. Во многом это было связано с недостаточным финансированием деятельности библиотек, а также со стремлением органов власти окончательно заидеологизировать их работу.
В целом 1930-е гг. стали периодом коренных сдвигов в развертывании культурно-просветительной, народно-хозяйственной и политической пропаганды в библиотеках. Масштабы библиотечной пропаганды произведений печати значительно увеличились. Радикальным образом расширился охват книгой массового читателя - рабочих, новаторов и рационализаторов производства, стахановцев, ударников промышленного и сельскохозяйственного производства, женщин-работниц и колхозниц, детей и молодежи. Особенно широко развер-
нулась библиотечная работа в помощь политическому и общему самообразованию, производственной пропаганде. Вся работа по пропаганде книги в библиотеках прежде всего связывалась с решением важнейших политических и народно-хозяйственных задач, с социалистической реконструкцией промышленного и сельскохозяйственного производства, культурной революцией.
Одно из центральных мест в обслуживании читателей занимала пропаганда общественно-политической литературы, в первую очередь трудов К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, материалов съездов и пленумов ЦК ВКП(б), директивных документов партийных и советских органов, изданий по истории партии, произведений Сталина и других руководителей партии и советского правительства, широко пропагандировались среди читателей Конституция СССР и РСФСР.
В эти годы для пропаганды произведений печати среди читателей широко использовались самые разнообразные формы и методы: чтения, беседы о прочитанных книгах, читательские конференции, библиотечные плакаты, книжные выставки и др. Особое внимание уделялось использованию в работе с читателями рекомендательной библиографии, библиографических указателей, планов и кругов чтения, программ чтения в помощь читателям.
Литература
1. Авраменко П. Тамбовская городская центральная библиотека им. А.С. Пушкина (краткий исторический очерк) // Красный библиотекарь. 1937. № 9. С. 34.
2. Авраменко П. Толстовские дни в библиотеках // Тамбовская правда. 1935. 23 нояб. С. 2.
3. Архив Центральной библиотеки приводится в порядок // Тамбовская правда. 1935. 12 окт. С. 4.
4. Библиотека на окраине // Тамбовская правда. 1936. 18 мая. С. 4.
5. Библиотека союза госторговли и кооперации. // Тамбовская правда. 1933. 26 апр. С. 2.
6. В библиотеках (к юбилею Максима Горького) // Тамбовская правда. 1932. 23 сент. С. 2.
7. Виноградов Библиотека городского парткабинета // Тамбовская правда. 1936. 9 мая. С. 2.
8. ГАТО. Ф. Р-1404. Оп. 1. Д. 131. Л. 2.
9. ГАТО. Ф. Р-1405. Оп. 1. Д. 57. Л. 144.
10. ГАТО. Ф. Р-1475. Оп. 1. Д. 35. Л. 23. Об.
11. ГАТО. Ф. Р-1475. Оп. 1. Д. 41. Л. 1. Об. 2.
12. ГАТО. Ф. Р-1475. Оп. 1. Д. 44. Л. 1-2.
13. ГАТО. Ф. Р-1475. Оп. 1. Д. 48. Л. 5.
14. Глазков М. Н. Массовые библиотеки и частная жизнь (1930-е гг.) // Встреча. 2007. № 1. С. 16.
15. Глазков М. Н. Массовые библиотеки в контексте культурно-исторического пути России 1921-1941 гг.: монография. М., 2004. С. 156.
16. Глазков М. Н. Массовые библиотеки Советской России в 1925 - 1929 гг.: лекция. М., 1999. С. 168.
17. Глазков М. Н. Периодизация отечественной истории библиотечного дела. XX век // Библиотековедение. 2000. № 5. С. 107.
18. Глазков М. Н. Пришла книга в село // Встреча. 2002. № 8. С. 21.
19. Глазков М. Н. Связь времен // Встреча. 2000. № 8. С. 15-16.
20. Заочное отделение при Центральной библиотеке // Тамбовская правда. 1931. 13 окт. С. 4.
21. Итоги библиотечного конкурса // Тамбовская правда. 1936. 3 февр. С. 4.
22. Клуб Союза РКГТ Библиотека Союза госторговли и кооперации / Клуб Союза РКГТ // Тамбовская правда. 1933. 17 авг. С. 4.
23. Ковыль С. Библиотека кузнеца Черемисина // Тамбовская правда. 1936. 6 янв. С. 2.
24. Любимые писатели // Тамбовская правда. 1937. 10 янв. С. 4.
25. Материалы к истории библиотечного дела в СССР (1917-1959 гг.). Л., 1960. С. 116.
26. Н. К. Читатель требует произведения классиков // Тамбовская правда. 1936. 4 окт. С. 4.
27. Очерки истории Тамбовской организации КПСС. Воронеж, 1984. С. 244-245.
28. Светлов, Ал. Что читает рабочий // Тамбовская правда. 1935. 12 окт. С. 4.
29. Техническую книгу - в массы // Тамбовская правда. 1931. 31 мая. С. 3.
30. Хроника // Тамбовская правда. 1936. 24 февр.
С. 4.
31. Хроника // Тамбовская правда. 1936. 23 марта.
С. 2.
32. Что нового? // Тамбовская правда. 1931. 19 апр.
С. 4.
33. Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР (1917 - 1936 гг.): историко-правовое исследование. М., 1985. С. 106.
* * *
LIBRARY SERVICE IN THE TAMBOV REGION IN 1930s.
I. V. Urayeva
In article the characteristic of the organization of library service in the Tambov region in the 1930s is presented. The description of the main directions of work of libraries, forms and the methods applied in service of users of libraries is provided.
Key words: Tambov region, library service, promotion of books.