САМОРАЗВИВАЮЩИЕСЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ: ДИАЛЕКТИКА ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 3 (184). Экономика. Вып. 24. С. 5-12.
ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ
А. И. Татаркин, Д. А. Татаркин
САМОРАЗВИВАЮЩИЕСЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ:
ДИАЛЕКТИКА ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ*
Рассмотрены причины перехода территориальных экономических систем, субъектов Федерации и муниципальных образований на модель саморазвития. Рассмотрены сущность и содержание саморазвития как воспроизводственного процесса. Исследованы источники саморазвития и макроэкономические условия, способные как содействовать саморазвитию, так и сдерживать его. Проведена классификация субъектов Российской Федерации по их готовности к саморазвитию, предложены меры по ускорению этих процессов.
Ключевые слова: самоорганизация, саморегулирование, регион, муниципалитет, экономическая система.
В последние годы заметно увеличивается число публикаций, отечественных и зарубежных, посвящённых проблеме саморазвития территориальных (региональных и муниципальных) экономических систем. Среди множества обсуждаемых вопросов саморазвития территориальных экономических систем выделим наиболее принципиальные:
— причины, побуждающие активнее задействовать потенциал саморазвития территориальных экономических систем, а также источники и движущие силы саморазвития;
— сущность и содержание саморазвития территориальных экономических систем, критерии и показатели оценки возможностей регионов и муниципалитетов обеспечивать саморазвитие;
— условия формирования и функционирования саморазвивающихся территориальных экономических систем разного уровня и гарантии их устойчивого развития, а также некоторые другие, не менее важные вопросы, требующие теоретико-методологического осмысления и публичного обсуждения.
Развитие процессов глобализации и расширение международных экономических связей закономерно требуют от национальных экономических систем вовлечения в социальноэкономический оборот всех имеющихся возмож-
Статья подготовлена на средства программы РАН «Фундаментальные проблемы пространственного развития Российской Федерации» (координатор — академик РАН А. Г. Гранберг). Программа «Разработка стратегии комплексного социально-экономического освоения малоизученных и слабововлечённых в хозяйственный оборот территорий российского Севера»: междисциплинар. проект (координатор — акад. РАН А. И. Татаркин).
ностеи, источников и ресурсов для устойчивого, сбалансированного и социально результативного развития. Охвативший мировое сообщество финансовый и экономический кризисы привносят в названные процессы новые, ранее не ощущаемые многими странами тревожные сигналы: о ставшей очевидной уязвимости рыночных регуляторов, ограниченности минерально-сырьевых ресурсов, несовершенстве мировой финансовой системы и др.
Потребности устойчивого, сбалансированного и социально результативного развития российской экономической системы неизбежно требуют вовлечения в экономический оборот новых, ранее не задействованных возможностей и источников развития и, в частности, формирования территориальных — региональных и муниципальных — экономических систем, в большей степени, чем сейчас, способных к саморазвитию. Эта тенденция ускоренно прогрессирует под воздействием трёх обстоятельств.
Первое — ограниченные возможности социально-экономического роста выстроенной вертикали власти, лишающей не только регионы, но и муниципальные образования всяких шансов на проявление инициативы и творчества в использовании местных особенностей и резервов. Всё подчинено исполнению «команд» федерального уровня и концентрации усилий на улучшении макроэкономических показателей [5. С. 86-91; 8. С. 46]. Серьёзным сдерживающим саморазвитие региональных экономических систем макроэкономическим условием является лишение населения регионов возможности выбора губернатора, депутатов Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации. Да и выборы депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания, в думы субъектов Федерации и частично в муниципальные думы по партийным спискам лишает большую часть населения России быть избранными в законодательные собрания разных уровней, а следовательно, и повлиять на процессы саморазвития территорий.
Второе — потребности максимальной мобилизации внутрисистемных возможностей национальной экономики требуют мобилизации всех без исключения возможностей, средств и ресурсов, которые невозможно задействовать без расширения самостоятельности и повышения инициативности территориальных экономических систем всех уровней. Повышение ответственности региональных и муниципальных органов за итоги социально-экономического развития должно быть основано на усилении их инициативности и расширении самостоятельности в принятии решений, создании наиболее благоприятной макроэкономической среды для их саморазвития. Макроэкономические условия, с одной стороны, мобилизуют коллективы и население регионов и муниципальных образований полнее и эффективнее использовать внутрисистемные возможности и резервы, если эти усилия позволят решать и их территориальные проблемы. Если эта связь отсутствует или весь эффект от вовлечения территориальных резервов и возможностей мобилизуется федеральным центром, мобилизующая роль макроэкономического условия сводится к нулю.
Третье — под влиянием процессов глобализации, демократизации, научно-технического прогресса, усиливающего воздействия на экономическое развитие экологического, социального факторов и ряда других обстоятельств, заметно возрастает количество, масштабность и последствия рисков для национальной экономической системы [1. С. 39; 2. С. 8-25]. Поэтому её устойчивое функционирование не может осуществляться иначе как посредством перераспределения рисков между внутренними территориальными, функциональными и локальными подсистемами. Современная логика социально-экономического развития национальной экономической системы может претендовать на жизнеспособность только при условии чёткого распределения прав (со средствами и ресурсами) и ответственности между всеми участниками воспроизводственно-
го процесса. Попытки отступить от этого правила обычно заканчиваются очередным разочарованием и поисками виноватых.
Формирование саморазвивающихся территориальных экономических систем — процесс длительный и поступательный. В своём развитии территориальные системы проходят три стадии (ступени).
Стадия 1 — самоорганизуемые территориальные системы; характеризуется формированием у территориальных систем азов самоорганизации, то есть способности обеспечивать организационную устойчивость к воздействиям внешней и внутренней среды. Самоорганизуемые территориальные экономические системы под воздействием внешних и внутренних условий и факторов способны перенастраиваться под решение новых задач и выполнение уточнённых приоритетов. Типичными самоорганизующимися территориальными системами являются закрытые административно-территориальные организации, заповедники и иные территориальные образования федерального и регионального подчинения, находящиеся на сметном бюджетном финансировании для выполнения отдельных государственных функций на данной территории.
Стадия 2 — саморегулируемые (самоуправляемые) территориальные экономические системы; более высокая ступень территориальной самоорганизации. Особенность данных систем проявляется, во-первых, в большей самостоятельности при решении оперативных и стратегических задач развития, выборе направлений и приоритетов внутренней организации деятельности и развития отношений с другими системами; во-вторых, в наделении их возможностью использовать для своего социальноэкономического развития части ВРП, созданного в рамках системы, а также самостоятельного создания внутрисистемных хозяйствующих агентов и институтов. К числу саморегулируе-мых территориальных систем можно отнести большую часть субъектов Федерации, муниципальные образования городского и районного уровней и др.
Стадия 3 — саморазвивающиеся территориальные экономические системы; данные системы часто рассматриваются как автономные подсистемы, обладающие наибольшим после национальной экономической системы набором полномочий по социально-экономическому развитию территорий. К числу саморазвивающихся терри-
ториальных систем можно отнести часть регионов — субъектов Федерации, особые (свободные) экономические зоны, функционирующие на основе территориальной самоокупаемости.
Наиболее дискуссионным является вопрос об определении понятия саморазвивающейся региональной (муниципальной) экономической системы. Не углубляясь в детальный разбор имеющихся подходов, возьмём на себя смелость предложить для обсуждения следующий вариант определения:
Под саморазвитием территориальных экономических систем понимается устойчивая способность региона (муниципального образования) в условиях сложившейся в обществе макросреды обеспечивать расширенное воспроизводство валового регионального продукта за счёт имеющегося потенциала собственных ресурсных возможностей и доходных источников в интересах реализации как макроэкономических целей и общенациональных приоритетов, так и внутрирегиональных целевых установок системного характера [7. С. 4-5].
Саморазвитие территориальных экономических систем, особенно региональных, предполагает наличие двух системообразующих признаков:
1. Внутренняя самодостаточность региональной экономической системы, способная обеспечивать долговременную устойчивость регионального развития за счёт:
1.1) необходимых и достаточных для развития ресурсов: материальных, трудовых, финансовых и других, а также производственных, инфраструктурных и иных возможностей обеспечения расширенного воспроизводства ВРП;
1.2) объективно определённой миссии и цели саморазвития региона, его приоритетов и мотивов. Миссия и цель призваны, с одной стороны, опираться на целевые установки макроэкономической системы в целом, обеспечивая их системную реализацию, с другой — обеспечивать реализацию региональных целевых установок, отражающих региональные интересы и потребности проживающего в регионе населения. Возможности максимальной реализации региональных интересов как составной части макроэкономических потребностей в процессе саморазвития способны выступать мощным мотивом его дальнейшего совершенствования;
1.3) внутрирегиональных производственных, инфраструктурных, организационно-управлен-
ческих, территориальных и иных систем, способных автономно перенастраиваться под воздействием внутренних и внешних изменяющихся факторов и обстоятельств;
1.4) кадровой самодостаточности территориальных систем.
2. Благоприятные внешние условия (внешняя среда), способные в своей совокупности обеспечивать устойчиво сбалансированное саморазвитие региональных экономических систем в стратегической перспективе. К ним целесообразно относить:
2.1) общественно-политическую и идеологическую готовность федерального руководства и руководства региона обеспечивать достижение социально-экономических параметров посредством саморазвития региональных экономических систем. Принципиально важным считаем восприятие большей частью населения и руководства региона идеи саморазвития как наиболее доступной и надёжной формы реализации групповых и индивидуальных потребностей и интересов территории, поддержку данной идеи макроэкономическими условиями и гарантиями;
2.2) конституционные и законодательные гарантии регионам и макроэкономические возможности (налоговые, бюджетные, кредитные, имущественные и др.) использования модели саморазвития как для реализации макроэкономических целей и приоритетов, так и для системно устойчивого решения внутрирегиональных приоритетов и целевых установок. Среди последних наиболее перспективными являются: формирование и развитие бизнес-территорий на базе муниципальных образований, создание технополисов, центров трансфера передовых технологий, рыночных институтов по закреплению за регионами трудовых, земельных и лесных ресурсов, реформирования региональной собственности. Принципиальным считаем снятие с регионов законодательных и иных ограничений в части создания ими региональных госкорпораций на принципах государственно-частного партнёрства в целях структурной модернизации и реструктуризации, повышения конкурентоспособности отечественного производства посредством его инновационного обновления;
2.3) внешние экономические факторы и механизмы воздействия на региональное развитие, обусловленные макроэкономическими изменениями и колебаниями конъюнктуры мирового рынка на товары и услуги, участием регио-
нов в международных программах и проектах, развитием международных интеграционных связей регионов и страны в целом, предопределяют взвешенный подход регионов к сбалансированию внешнеэкономических факторов и показателей для поддержания саморазвивающей-ся направленности региона посредством использования возможностей мирового сообщества для технической и технологической модернизации и развития собственного производства импортозамещаемых товаров и услуг. Вхождение регионов в международные экономические интеграционные связи целесообразно с позиций укрепления и расширения конкурентных позиций, ограничения импортной зависимости и увеличения производственных возможностей регионов и страны в целом [9. С. 41-46].
Системообразующая и системосохраняющая роль внешних условий, гарантий и факторов в процессах формирования и функционирования саморазвивающихся регионов видится в следующем. Если внутрирегиональная самодостаточность региональной экономической системы обеспечивает источники её развития и воспроизводства ВРП, простого или расширенного, то внешние условия призваны формировать и воспроизводить общественно-политическую, законодательную, макроэкономическую и внешнеэкономическую среду, способную обеспечивать наиболее полное и результативное использование территориальных возможностей и ресурсов для реализации общефедеральных и региональных целевых задач.
Изучение мирового и отечественного опыта и практики регионального развития подтверждает стремление отдельных стран, особенно европейских, к созданию условий саморазвития региональных экономических систем. В этих целях Европейский Союз с 1957 г. проводит политику объединяющейся Европы на основе «региональных различий» [8. С. 47-50]. В перечне инструментов региональной политики Европейского Союза наиболее значимыми считаются созданные фонды регионального развития:
— в 1958 г. учреждён Европейский социальный фонд в интересах централизованного решения отдельных проблем по нейтрализации региональных различий и для развития межрегиональной интеграции и кооперации;
- в 1975 г. образован Европейский фонд регионального развития для поддержки регионов, нуждающихся в структурных и инвестици-
онных манёврах, освоении новых производств и решении экологических проблем объединёнными усилиями регионов Европейского Союза;
— в 1993 г. создан Фонд сплочения регионального развития с приоритетным развитием сотрудничества в сфере научных исследований и разработок, внедрения научных разработок в производство и освоение инновационной (конкурентоспособной) продукции, охраны окружающей среды и развития транспорта. В последние годы Фонд сплочения целенаправленно ориентируется на финансовую поддержку регионов и стран Европейского Союза, уровень развития которых отстаёт от среднеевропейских показателей. По существу, решается задача создания для всех стран и регионов Европейского Союза условий для их стратегически устойчивого саморазвития.
Российская Федерация, к сожалению, не имеет сложившихся и стабильно работающих инструментов поддержки регионального развития. Да и цельной региональной политики до сих пор нет, хотя попытки её разработки уже предпринимались [4. С. 3-20]. В проекте Концепции совершенствования региональной политики в России в качестве приоритетной формулируется идея перехода субъектов Федерации и стабильно функционирующих муниципалитетов на модель саморазвития. Идея своевременная и перспективная, особенно для Российской Федерации с наличием 83 субъектов Федерации с самым различным статусом (республики, автономные округа, края, области), безусловно, заслуживает внимания и поддержки, но с сожалением приходится констатировать, что её стали забывать.
Нельзя игнорировать и советский опыт перевода отдельных областей и республик на принцип «самофинансирования» установлением стабильного и долгосрочного норматива отчисления собираемых в регионе налогов в союзный бюджет. По инициативе руководства Свердловской области Средний Урал возглавил это движение и с 1988 г. начал работать на принципах территориального хозрасчёта. Позднее к нему присоединились Эстония, Литва, Татарстан, Якутия, Ленинградская область и некоторые другие. Ростки территориального хозрасчёта и самофинансирования стали «пробиваться» и на муниципальном уровне, особенно в так называемых закрытых и полузакрытых городах. К сожалению, опыт работы регионов и муниципалитетов
в условиях самофинансирования не удалось сохранить и тиражировать в силу рыночных преобразований начала 1990-х гг., хотя Республики Татарстан, Башкортостан, Саха (Якутия) до сих пор пользуются плодами советского эксперимента, отчисляя в бюджет Федерации от 10 до 30 % собираемых на территории налогов.
Сегодня трудно прогнозировать конкретные сроки освоения региональными системами азов саморазвития. Для этого потребуются и время, и затраты, и освоение новых методов работы, и создание требуемых макроэкономических условий, и главное — политическая воля федерального руководства к серьёзным изменениям региональной политики. Однако в условиях, когда укрепление вертикали власти исчерпало свой ресурс развития и функционирует с понижающейся эффективностью, необходимо оперативно осваивать и внедрять новые и более эффективные модели (инструменты, сценарии) развития. Централизованное управление в условиях саморазвития региональных экономических систем может быть оправданным лишь в исключительных случаях по решению законодательного органа Российской Федерации и только в отношении хронически убыточных (дотационных) регионов.
В отношении этой категории регионов есть необходимость, на наш взгляд, разрабатывать индивидуальную программу вывода региона из дотационного состояния. По истечению программного срока его судьба может быть определена переводом в разряд саморазвивающихся, продлением программного срока подготовки условий для саморазвития либо присоединением к более успешному региону (регионам).
Сотрудники Института экономики УрО РАН (Е. А. Захарчук, А. Ф. Пасынков и др.) предложили использовать для оценки способности того или иного региона к саморазвитию три критерия. Согласно первому к саморазвивающимся социально-экономическим системам принято относить территории, у которых прирост ВРП в течение длительного времени превышает среднее значение по Российской Федерации.
Вторым критерием выступает обеспеченность этого роста собственными доходными источниками. Иными словами, субъект Федерации должен осуществлять социально-экономическое развитие региона за счёт внутренних доходных источников, а не дотаций, субсидий, трансфертов из федерального бюджета [7. С. 20-39].
Исключительно этот критерий не позволил включить в список регионов, обеспечивающих саморазвитие, такие, по внешним оценкам, стабильно развивающиеся субъекты Федерации, как Архангельская, Волгоградская, Вологодская, Воронежская, Ивановская, Самарская, Томская, Челябинская и некоторые другие области, Красноярский, Пермский, Приморский, Хабаровский края, Республики Татарстан, Башкортостан, Саха (Якутия), Коми и др.
Третий критерий саморазвития региональноэкономических систем призван отражать сбалансированность региональных потоков товаров и финансовых средств в процессе интеграционного взаимодействия с другими субъектами отечественной и мировой экономики. Речь идёт о способности региональной экономической системы стабильно поддерживать положительное сальдо торгового и финансового (платёжного) баланса.
Опираясь на предложенные критерии, можно с определённой долей условности выделить регионы, способные обеспечивать саморазвитие даже при существующих, далеко не самых благоприятных макроэкономических условиях:
Центральный федеральный округ: Белгородская, Московская, Орловская, Ярославская области, г. Москва;
Северо-Западный федеральный округ: Ненецкий автономный округ, Калининградская и Ленинградская области, г. Санкт-Петербург;
Южный федеральный округ: Краснодарский край, Астраханская область;
Приволжский федеральный округ: Республика Мордовия, Оренбургская и Саратовская области;
Уральский федеральный округ: Свердловская область, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Ямало-Ненецкий автономный округ;
Сибирский федеральный округ: Новосибирская и Омская области;
Дальневосточный федеральный округ: Сахалинская область.
Выделенные по названным выше критериям саморазвивающиеся региональные экономические системы чрезмерно разнообразны как по уровню социально-экономического потенциала, так и по структуре экономики. Если ориентироваться на структуру ВРП, то указанные региональные экономические системы можно подразделить на несколько типов: ресурсодобывающие само-развивающиеся регионы (Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Ямало-Ненецкий
и Ненецкий автономные округа, Оренбургская и Сахалинская области); сельскохозяйственные (Краснодарский край, Республика Мордовия, Белгородская, Орловская и Саратовская области); промышленные (Ярославская, Астраханская, Свердловская, Омская области); управленческие центры (г. Москва и Санкт-Петербург); равномерно развивающиеся регионы (Московская, Калининградская, Ленинградская, Новосибирская области).
Вторая группа регионов включает в себя те субъекты Федерации, которые не попали в первую двадцатку стабильно саморазвивающихся региональных экономических систем по ряду причин, но при наличии политической воли федеральных и региональных органов — легко устранимых (нестабильный прирост ВРП, использование средств федерального бюджета для поддержания высоких темпов роста ВРП, отсутствие устойчивой сбалансированности товарных и финансовых результатов и некоторые другие).
В пристальном рассмотрении нуждается вопрос об успешно развивающихся регионах, находящихся в особых природных, климатических и географических условиях. Для выхода на уровень саморазвивающихся для них следует, на наш взгляд, пересмотреть макроэкономические условия. Особенно это касается дотаций из федерального бюджета в целях компенсации транспортных расходов, доплат северных коэффициентов и др. Реализация этих мер позволит довести число саморазвивающихся регионов до 60-65. С оставшимися 18-23 регионами нужна индивидуальная и целенаправленная работа по их «подтягиванию» до уровня стабильно саморазвивающихся либо решение вопроса о целесообразности сохранения таких субъектов Федерации в качестве саморегулируемых региональных систем для выполнения определённых государственных функций на их территории. Именно в таком статусе и могут развиваться некоторые автономные республики и автономные образования (области, округа), решая вопросы реструктуризации экономики и перевода её на интенсивный сценарий развития. По некоторым региональным экономическим образованиям есть необходимость вернуться к вопросу о присоединении их к другим регионам, способным обеспечивать стабильно устойчивое развитие объединённой региональной экономической системы.
Проблема стабильно устойчивого, сбалансированного и социально ориентированного са-
моразвития территориальных социально-экономических систем становится центральной проблемой поддержания макроэкономической стабильности и устойчивости, сохранения социального спокойствия в обществе, минимизации потерь от воздействия мировых экономических кризисов и бушующих процессов глобализации. Иными словами, стабильно устойчивое саморазвитие региональных экономических систем способно выступать гарантом и основой устойчивого сбалансированного и социально ориентированного развития всей национальной экономической системы страны.
Стабильно устойчивое функционирование системы любой сложной при минимизации рисков требует согласованности всех её частей (подсистем) в расчленённом целом. Национальная социально-экономическая система организационно имеет форму матрёшки. И не только потому, что меньшие экономические системы формально копируют и воспроизводят свойство большей системы, а главным образом в силу того, что большая «матрёшка-система» задаёт импульсы устойчивой согласованности всем меньшим системам. Устойчивость системы при минимуме риска оценивается соотношением «порядка» и «беспорядка», а его нарушение ведёт к сбоям в функционировании, утрате ориентиров развития и к краху системы. Решение данной задачи хорошо известно науке и представляет собой композицию:
X (100 %) = Хб + Х„ (1)
где Х — уровень устойчивости и целостно-
ц
сти экономической системы взятый за единицу (100 %), способный обеспечивать её устойчивое саморазвитие;
Хб — большая часть институтов и процессов в системе, обеспечивающих поддержание «порядка» и стабильности в функционировании системы;
Хм — меньшая часть институтов и процессов, нарушающих устойчивость системы и дестабилизирующих её саморазвитие.
Решение задачи рассматривается в качестве формальной основы для гармонии развития. Леонардо да Винчи назвал подобную анатомию целого золотым сечением [3. С. 130-136], оно лежит в основе устойчивости любой системы, в том числе экономической. Определение золотого сечения в виде равенства
Х± = Хи
Хб Хм
даёт (через квадратное уравнение) ответ: Хб =
0,62; Х = 0,38.
Сравнительная оценка устойчивости региональных и муниципальных экономических систем может быть проиллюстрирована посредством приближения соотношений доли Федерации и территориальных систем к золотому сечению по ряду показателей (см. таблицу).
Если оценивать устойчивость территориальных экономических систем по приведённым показателям, то необходимо обратить внимание на ряд обстоятельств.
Первое — нет тенденции установления стабильной устойчивости ни в развитии национальной (федеральной) системы, ни в саморазвитии территориальных систем, поскольку не соблюдается условие золотого сечения, хотя по доходам консолидированного бюджета и по доле акций промышленных компаний соотношение вроде бы приближается к 62:38. Соотношение по доходам консолидированного бюджета (65,7:34,3) и доли акций промышленных компаний (68,8:31,2) могло быть оправданным для унитарного государства, но никак не может отражать федеративную форму государственного устройства общества, при котором гармония развития обеспечивается соотношением доли Федерации и субъектов как 38:62. Не случайно российскую модель федеративного устройства многие авторы не без основания характеризуют как квази-федерализм, унитарный федерализм и др. [9. С. 6].
Второе — при сложившейся монополизации ресурсов в руках Федерации возможности саморазвития региональных и муниципальных экономических систем не могут выходить за рамки теоретико-методологического осмысления сценариев стабильно устойчивого развития национальной и территориальных систем. Очевидно
одно: чрезмерное увлечение монопольным положением всегда и при всех условиях вредит общественному развитию. Особенно, если это монопольное положение никем не контролируется и не оценивается его ущерб, который уже достаточно ощутимо заявляет о себе бесконтрольной рубкой лесов и браконьерским вывозом древесины и лесоматериалов, огромными и всё
возрастающими размерами неиспользуемых сельскохозяйственных земель, разграбленными заказниками и заповедниками, искусственно обанкротившимися предприятиями с государственным участием и т. п.
Третье — материалы таблицы демонстрируют абсолютно неадекватное рыночной идеологии поведение федеральных органов власти. Вместо того чтобы максимально больший объём ресурсов вовлекать в экономический оборот, увеличивая доходы государства, муниципалитетов и населения, земельные и лесные ресурсы по существу из оборота изъяты или используются представителями теневого сектора. Закрепление за региональными и муниципальными органами власти полномочий по вовлечению в экономический оборот земельных и лесных ресурсов, развитие аренды и формирование территориальных и федерального рынков аренды земельных и лесных участков могло бы содействовать, на наш взгляд, существенной активизации экономической деятельности и ликвидации преград к саморазвитию для многих регионов и муниципалитетов.
Исследуя возможности территориальных экономических систем по саморазвитию, невольно сталкиваешься с парадоксальной ситуацией: при наличии объективных условий и понимания значительной частью общества необходимости совершенствования федеративных отношений в соответствии с Конституцией РФ
В том числе
Показатель Всего, % Федерация, % Территориальные системы, %
1. Консолидированный бюджет Российской Федерации 2007 г. по доходам 100 65,7 34,3
по расходам 100 51,4 48,6
2. Земельный фонд Российской Федерации 100 97,5 2,5
3. Лесной фонд Российской Федерации 100 98,7 1,3
4. Доля акций промышленных компаний 100 68,8 31,2
и подключения к общественному развитию возможностей территориальных систем отсутствует субъективная готовность федеральных структур привлекать к решению вопросов наращивания социально-экономического потенциала России кого-либо кроме правительственных чиновников федерального уровня и олигархов.
Список литературы
1. Глигич-Золотарева, М. Разграничение компетенции: от передела полномочий к устойчивому развитию / М. Глигич-Золотарёва, Н. Добрынин // Федерализм. 2007. № 4.
2. Глинкина, С. П. Трансформационные процессы в посткоммунистических странах: попытка развенчания некоторых мифов / С. П. Глинкина // Мир перемен. 2008. № 2.
3. Иванус, А. И. Код Леонардо да Винчи в бизнесе, или гармоничный менеджмент по Фибоначчи / А. И. Иванус. М. : Ленанд, 2005.
4. Концепция совершенствования региональной политики в Российской Федерации : проект. М. : Минрегионразвития, 2008.
5. Лексин, В. Н. Федеральная Россия и её региональная политика / В. Н. Лексин. М. : Инфра-М, 2008.
6. Леонов, С. Н. Разработка стратегии регионального развития (пример Дальнего Востока России) / С. Н. Леонов // Проблем. анализ и гос.-упр. проектирование (Политология. Экономика. Право). 2009. № 2.
7. Татаркин, А. И. Саморазвивающиеся регионы в экономической системе России / А. И. Татар-кин, Д. А. Татаркин // Федератив. отношения и регион. социал.-экон. политика. 2008. № 11.
8. Швецов, А. И. Общесистемная и селективная компоненты региональной политики / А. И. Швецов // Проблем. анализ и гос.-упр. проектирование (Политология. Экономика. Право). 2009. № 2.
9. Швецов, А. И. Региональная политика в Российской унитарной Федерации / А. И. Швецов // Федерализм. 2008. № 2.