пїњ

јѕќ јЋ»ѕ“»„≈— »…  ќЌ‘Ћ» “ ¬ –ќћјЌ≈ ћ.ј. Ѕ”Ћ√ј ќ¬ј ЂЅ≈Ћјя √¬ј–ƒ»яї

Ћиди€ Ѕорисовна ћ≈Ќ√Ћ»Ќќ¬ј Ч доцент кафедры общего литературоведени€ “омского государственного университета, кандидат филологических наук filf@mail. tsu. ru
”ƒ  882.09
јѕќ јЋ»ѕ“»„≈— »…  ќЌ‘Ћ» “ ¬ –ќћјЌ≈ ћ.ј. Ѕ”Ћ√ј ќ¬ј ЂЅ≈Ћјя √¬ј–ƒ»яї
јннотаци€. –ассматриваетс€ социально-исторический и универсально-философский план конфликта в романе ћ.ј. Ѕулгакова ЂЅела€ гварди€ї, исследуетс€ хронотоп, сюжет романа, парадигма христианского апокалиптического мифа. јнализ парадигмы апокалиптического мифа позвол€ет уточнить авторскую позицию писател€, его оценку исторических коллизий революционной эпохи XX века.
Summary. The article deals with the social and historical and universally phylosophycal levels of the conflict in the novel ЂBelaya Gvardiyaї by M. A. Bulgakov. Besides the author of the article considers such elements of poetics as chronotop, plot of the novel and the paradigm of the Christian apocalyptical myth. The analysis of the paradigm of the apocalyptical myth allows one to determine the author?s position as the writer his understanding of the historical collisions of the revolutionary epoch of the 20th century.
 лючевые слова. ћ.ј. Ѕулгаков ЂЅела€ гварди€ї, апокалиптический миф, революционна€ эпоха.
Key words. ЂBelaya Gvardiyaї by M. A. Bulgakov, apocalyptical myth, revolutionary epoch.
ѕисател€ми, св€занными с христианской традицией, революционна€ эпоха воспринималась как апокалиптическое состо€ние мира. јпокалиптические мотивы в той или иной степени пронизывают произведени€ ј.ј. Ѕлока, ћ.ј. ¬олошина, Ќ.ј.  люева, ј. Ѕелого, ј.ћ. –емизова, ».—. Ўмелева, ≈.». «ам€тина, —.—.  лычкова, ј.ѕ. ѕлатонова. “ворчество ћ.ј. Ѕулгакова раскрывает масштаб русской национальной трагедии XX века. ¬се знаковые произведени€ художника содержат метасюжет мировой апокалиптической драмы, св€занной с выходом на историческую арену антихриста.
Ќачало русского апокалипсиса XX в., наступление революционной трагедии в –оссии раскрываетс€ в романе ЂЅела€ гварди€ї. —овременные исследователи Ѕ.ћ. √аспаров [1], ¬.Ѕ. ѕетров [2] справедливо называют ЂЅелую гвардиюї Ђэпицентромї апокалиптической темы в творчестве Ѕулгакова. ќснову сюжета романа составл€ет истори€ распада семьи интеллигентов “урбиных и гибели их друзей, офицеров русской армии. —очета€ Ђмысль семейнуюї и Ђмысль народнуюї, переплета€ коллизии частные и социально-исторические, Ѕулгаков воспроизводит эпическую модель национального быти€ в момент начала революционной усобицы, в период гражданской войны на ”краине 1918-1919 гг., когда ее территори€ по Ѕрест-Ћитовскому соглашению большевистской власти с √ерманией была оккупирована немецкими войсками. ¬ результате становитс€ очевидным, что крушение семьи “урбиных сопр€жено с крушением государства –оссийского, с гибелью всего национально-исторического уклада русской жизни.  онфликт “урбиных и русских офицеров с
предводителем украинских националистов ѕетлюрой отражает глобальный конфликт, потр€сший –оссию, Ч конфликт интеллигенции и революционного народа.  ак полагает Ѕулгаков, противосто€ние интеллигенции и революционно-демократических масс, выливающеес€ в кровавую распрю, обусловлено религиозно-нравственным кризисом нации, богоотступлением, охватившим все социальные слои. ¬ нарушении «акона Ѕожьего автор видит вину и беду русского народа. ќн расценивает богоотступление как общенациональный грех, пробуждающий разрушительную стихию в обществе и ведущий к его погибели.
ѕронизыва€ повествование романа многочисленными культурно-историческими ассоциаци€ми, Ѕулгаков показывает, что в революционной усобице XX в. аккумулированы и переживаютс€ катастрофические конфликты национальной и западноевропейской истории.
¬ гражданской усобице XX в. происходит гибель тыс€челетней русской православной цивилизации. » по своему масштабу национальна€ культурно-историческа€ трагеди€ сопоставима с цивилизационной катастрофой ¬изантии, –има, »ерусалима, а также древних €зыческих государств. Ёто, безусловно, мирова€ трагеди€. ћаксимально процесс крушени€ русской цивилизации раскрываетс€ через деформацию образа √орода. √лавный город ”краины содержит приметы реального, конкретно-исторического  иева начала XX века. Ќо столица ”краины называетс€ в романе не  иевом, а √ородом с большой буквы. ќбладающий универсальным онтологическим значением √ород дорепрезентирует христианскую модель быти€. ќн конституируетс€ как вселенский центр мира, синкретически соедин€€ в себе антиномии жизни и смерти, вечности и времени, начала и конца мировой истории, божественного и дь€вольского. «десь открываетс€ путь в небесный рай и губительный ад. ¬ романе Ѕулгакова √ород предстает в двух временных и, соответственно, двух онтологических ипостас€х: города дореволюционного, созидательного, города жизни и города гибнущего, охваченного смертью в период революционной усобицы.
ƒореволюционный √ород, живущий в пам€ти героев романа и в своем целостном облике всплывающий в сознании јлексе€ “урбина, олицетвор€ет национальный образ мира и национальное культурно-историческое бытие. ѕротивосто€щий хаосу и стихии √ород €вл€етс€ воплощением русской православной цивилизации, неповторимое своеобразие которой сформировалось в результате синтеза христианско-гуманистических традиций «апада и ¬остока. —вет€щийс€ электричеством многоэтажный √ород, с гуд€щими трамва€ми и громадными мостами, опо€санный цепью железных дорог, несет приметы европейских технократических мегаполисов. √ород хранит и традиции русских православных городов. ¬ нем пульсирует энерги€ –оссии петербургской и московской, глубинными истоками восход€ща€ к  иевской –уси. ¬ √ороде доминируют черты Ђматери городов русскихї, великокн€жеского и митрополичьего  иева, осв€тившего православием русскую землю и не только не скрывающего, но манифестирующего свою преемственную св€зь с ¬изантией. √еографические и культурно-исторические реалии √орода вы€вл€ют в нем столицу вселенской православной державы. –аскинувшийс€ на горах и в излучине громадной, как море, реки, √ород, с многоэтажными домами-теремами, сторожевыми постами и воротами, с кн€зем ¬ладимиром на ¬ладимирской горке и собором старой —офии, предстает и как русский ÷арьград, столица —в€той –уси, и в то же врем€ напоминает ÷арьград- онстантинополь.
Ѕудучи универсальным символом русской культуры, √ород в романе Ѕулгакова отождествл€етс€ с ƒомом Ѕожьим, вселенским православным собором, внешний облик которого уподобл€етс€ широко разветвленной Ђлествицеї, мировому древу
или Ѕожественной горе, увенчанной крестом. ќбраз лествицы, знаменующий иерархию божественного миропор€дка, занимал особое место в православном богословии (ƒионисий јреопагит, »оанн Ћествичник) и был широко распространен в византийской, а затем и в древнерусской архитектуре. ѕодобно  иевскому —офийскому собору, ставшему образцом дл€ русских храмов и русского зодчества, √ород символизирует лествичное воплощение Ћогоса. ÷елостный архитектурный ансамбль булгаковского √орода, состо€щий из множественных, обладающих определенной самосто€тельностью ветвей, говорит о св€зи земли и неба во Xристе. √ородска€ архитектура нагл€дно выражает софийскую красоту упор€доченного божественным светом мироздани€, состо€щего из трех взаимосв€занных сфер: божественной, небесной и земной, и, разумеетс€, соотноситс€ с трехчастной храмовой композицией (алтарь, собственно храм, горн€€ область и притвор).
√ород-храм, безусловно, манифестирует христианскую концепцию мира и спасени€, котора€ осуществл€етс€ по законам креста. √ородское мироздание увенчивает крест, основной символ христианства, включающий в себ€ всю сущность св€той веры, всю полноту богословско-догматического учени€.  рест символизирует Ѕога, а следовательно, жизнь, и путь, и истину. Ђя есмь путь и истина и жизньї (»н. 14: 6).  рест, си€ющий в Ђчерной гуще небесї и цар€щий над √ородом и миром, предстает как живое горнее существо. Ќо он не противопоставлен земному и хаотичному.  рест, как некий внутренний идеальный стержень, пронизывает мироздание и умозрительно собирает все воедино.  рест просвечивает всю вселенную, во всех направлени€х и смыслах. ќн €вл€етс€ зиждительной силой быти€. —квозь него струитс€ нетленный свет божественной истины. „ерез крест изливаетс€ животвор€ща€ благодать —в€того ƒуха, который укрощает и преображает природную стихию и тем самым совершенствует и расшир€ет сферу света и жизни.
ќбразна€ символика романа, насыщенна€ универсальным ассоциативным полем, подводит читател€ к осознанию того, что крест Ч это национальна€ хоругвь.  рест Ч образ национального спасени€. ќн €вл€етс€ хранителем и путеводителем русского народа.  рест Ч это русский путь. јвтор подчеркивает: ЂЁлектрический белый крест в руках громаднейшего ¬ладимира на ¬ладимирской горкеї помогает найти путь к светлым пристан€м √орода в черной мгле.  роме того, этот сверкающий крест свидетельствует, что путь креста дан Ѕогом и избран самосознающим русским народом в лице равноапостольного кн€з€ ¬ладимира. Ѕелый крест можно прочитать как символ сверкающего, св€того и светлого пути православной –уси, земли светлорусской в ее прошлом, в насто€щей и будущей судьбе.
—отворенна€ —в€тым ƒухом, русска€ православна€ цивилизаци€ трактуетс€ Ѕулгаковым как вселенский ƒом Ѕожий, или ÷арство Ѕожие, которое на земле созидаетс€ и совершенно осуществл€етс€ в гр€дущем Ќебесном ÷арстве. »менно поэтому √ород предстает еще и как аналог Ќебесного »ерусалима. √ород-храм, город преображенной —в€тым ƒухом земли, несет приметы Ќебесного √рада и вечной жизни. —опричастность Ѕогу и небесной высоте акцентируетс€ пространственным положением √орода. Ќесмотр€ на то, что √ород, как огромный остров, окружен водной стихией (реками, дальними мор€ми), он устремлен в небо и находитс€ над стихией. √ород расположен на высоких горах и спускаетс€ с небес долу, подобно св€тому »ерусалиму, Ђкоторый нисходил с неба от Ѕогаї (ќткр. 21: 10). ќ св€том »ерусалиме »оанн Ѕогослов говорит: <^рама же € не видел в нем; ибо √осподь Ѕог ¬седержатель Ч храм его, и јгнец. » город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне дл€ освещени€ своего; ибо слава Ѕожи€ осв€тила его, и светильник его Ч јгнецї (ќткр. 21: 22-23). » русский √ород пронизан чудотвор€щими
божественными энерги€ми, и светильник его Ѕог. ¬ любое врем€ суток и в любое врем€ года здесь сверкающий свет. «имой √ород покрыт Ђсбитым гигантским снегомї, летом пестрит Ђмиллионами солнечных п€тенї. Ђ»грал светом и переливалс€, светилс€, и танцевал, и мерцал √ород по ночам до самого утра. <...> Ќо лучше всего сверкал электрический белый крест в руках громаднейшего ¬ладимира на ¬ладимирской горкеї [3; 219].
—в€той »ерусалим сверкает всеми драгоценност€ми мира, символизирующими вечную красоту и прочность. » вечно прекрасный √ород, воплощающий красоту и прочность божественного творени€, уподобл€етс€ сверкающей ювелирной драгоценности: Ђ÷епочками, сколько хватало глаз, как Ђдрагоценные камни, си€ли электрические шарыї [4; 218]; Ђ√ород, <...> си€ющий, как жемчужина в бирюзеї [5; 225]. ќлицетвор€ющий органическую духовно-природную жизнь, √ород отождествл€етс€ не только с изысканным сокровищем, но и с вечным райским садом, и с бесконечной великой рекой. »дентификаци€ √орода с Ќебесным √радом позвол€ла увидеть в русской культуре образец творени€ и творчества, ÷арство Ѕожие, которое созидаетс€ на русской земле богоизбранной и обладающей вселенским самосознанием русской нацией. јвтор романа был убежден, что в процессе трудового созидани€ человечество преображаетс€. », следовательно, культура €вл€етс€ исторически закономерным и необходимым этапом в построении Ќебесного ÷арства и духовного развити€ человечества. Ёту трудовую подготовку идеального быти€ нельз€ отбрасывать или игнорировать. –усска€ культура, отличающа€с€ универсальной творческой диалогичностью и ориентированна€ на высший экзистенциальный идеал, открывает путь в вечную жизнь, в бесконечное совершенствование человека и мира. ¬от почему √ород обнаруживает начало божественного мироустройства русской жизни (эпоха кн€з€ ¬ладимира и  иевской –уси). ”ниверсальные культурно-исторические ассоциации обнажают в городском пространстве традиции мировой культуры. » в √ороде про€вл€етс€ уход€ща€ во вселенскую даль и небесную высь перспектива безграничного развити€. Ќасыща€ √ород райской, природно-космической символикой, Ѕулгаков подчеркивал чрезвычайно плодотворный, креативный потенциал русской православной культуры, ее особую витальную мощь во всех сферах и област€х, от дома до государства, от личной, семейной жизни до социально-исторической и онтологической.
Ќо в ЂЅелой гвардииї раскрываетс€ трагическа€ страница национальной истории, св€занна€ с крушением русской цивилизации в результате отступлени€ от церковного образа жизни и соблазна революционными концепци€ми преобразовани€ мира. ќтступление от Ѕога и церковного быти€, прогрессирующее в революционную эпоху, осознаетс€ Ѕулгаковым как утрата онтологических жизненных основ. јвтор хронологически точно обозначает этапы крушени€ национального быти€. — утверждением коммунистической диктатуры в –оссии и наступлением власти Ђновых пришельцевї происходит резка€ смена религиозно-культурных ориентиров, интенсивное вытеснение христианского идеала и органично св€занной с ним культуры.
—оциокультурное бытие, в котором разрушаютс€ спасительные принципы жизни, идентифицируетс€ с распутным ¬авилоном. ¬ ќткровении ¬авилон трактуетс€ как символ мирового греха и погибели и отождествл€етс€ с падшей женщиной, великой блудницей. » в революционные годы √ород из св€того, города-храма превращаетс€ в царство смуты и разврата и более напоминает вокзал, проходной двор, цыганский табор, публичный дом. ѕричем греховность нового царства усугубл€етс€ тем, что осквернению подвергаетс€ ћатерь городов русских. –одной великий город превращаетс€ в Ђ¬авилон великий, мать блудницам и мерзост€м земнымї (ќткр. 17: 5). “ак же, как и ¬авилон, революционный
√ород €вл€етс€ воплощением разврата не только телесного, но и духовного. ¬с€ культура его репрезентирует несосто€тельность и гибельность духовных основ. Ѕогоотступление, охватившее как духовных лидеров, так и социальные низы, несет смерть человеку и обществу, повергает в тлен и прах культуру и жизнь.
ѕо своему архитектурному обличью греховный город уподобл€етс€ уродливой, но претенциозной ¬авилонской башне, наступающей на храм и заслон€ющей крест. ”венчанный диадемой двух звезд Ч Ђзвездой пастушеской вечерней ¬енеройї и Ђкрасным дрожащим ћарсомї, Ч город-башн€ 1918 г. манифестирует €зыческий религиозный идеал.
ѕрорастающа€ на почве идолопоклонства ¬авилонска€ башн€ современной технократической цивилизации аккумулировала мировой €зыческий грех, впитала губительный духовный €д мировых городов-государств и древних цивилизаций. –еволюционный город напоминает и разноплеменное ассиро-вавилонское царство, и »ерусалим Ђупорных отступниковї (»ер. 8: 4), и христопродавцев, и разлагающийс€ –им жестокосердных неронов, и терзаемый крестоносцами отуречиваемый  онстантинополь. √ород революционной усобицы уподобл€етс€ и раздробленной –уси, оскверн€емой кочевниками. —имволизирующий русское бытие, тер€ющее христианские основы жизни, город 1918-1919 гг. сотр€саетс€ под ударами мировой стихии, гудит ревом мировых €зыческих племен.
¬ ЂЅелой гвардииї отчетливо показано, что, погружа€сь во тьму, сотр€саема€ революционными катаклизмами –осси€ обнажает рукава мирового ада.  артины гражданской войны, выписанные автором мозаично, но с конкретноисторической и психологической достоверностью, несут глубинную ассоциативную св€зь с многочисленными видени€ми загробного мира, запечатленными мировой культурой. ѕространство революционного города похоже на коридоры загробного царства, зафиксированного в египетской  ниге мертвых, описывающей путь души покойника в потустороннем мире больших и малых богов [6; 36, 65, 79, 81-82]. ќбъ€тый хаосом город похож на царство јида [7; 37-41], [8; 321 -335], [9; 51-52] и огненную геенну. ќн идентифицируетс€ с картинами Ђ—трашного —удаї, воспроизвод€щими прохождение души сквозь «ме€ мытарств и ќгненную реку (субститут «ме€) [10; 187-208].
“аким образом, пространство √орода в романе ЂЅела€ гварди€ї, насыщенное социально-историческими и историософскими коннотаци€ми и представленное в метаморфозе жизни-смерти, ра€ и ада, отражало христианскую модель мира и христианскую концепцию истории как богочеловеческого развити€. ¬ контексте христианской онтологии автор ЂЅелой гвардииї расценивает современную эпоху XX в. как апокалиптическую катастрофу, обусловленную сменой религиозно-мифологических ориентиров в национальной ментальности, кризисом христианства и пробуждением в общественном сознании архаических инстинктов и верований. Ѕлагодар€ €зыческой символике, пронизывающей картины современного ада, можно утверждать, что Ѕулгаков видел в революционной смуте глубинные €зыческие истоки и слышал рев мировых племен и мировой стихии.
Xристианска€ концепци€ истории акцентируетс€ в романе не только динамически мен€ющимс€ хронотопом √орода, но и всей субъектно-объектной организацией романа. ѕовествование ЂЅелой гвардииї строитс€ по аналогии с ќткровением »оанна Ѕогослова, но преломившемс€ через национально-историческое предание, которое восходит к иконописи и литургике, народному эпосу и летописному слову.
—южет романа вбирает в себ€ парадигму апокалиптического мифа и развиваетс€ в коллизи€х мировой христианской драмы, сообща€ современным конфликтам всемирно-исторический масштаб. ¬селенска€ мистери€ разыгрываетс€ в опре-
деленное конкретно-историческое врем€ и врем€ сакральное, в канун –ождества Xристова.  омпозици€ романа отражает этапы развити€ вселенской богочеловеческой драмы грехопадени€ Ч жертвоприношени€ Ч возмезди€ (искуплени€) Ч наступлени€ новой жизни. ѕерва€ часть романа, вопроизвод€ща€ событи€ в √ороде с марта 1917 г. до середины декабр€ 1918 г., раскрывает интенсивный процесс национального грехопадени€, который привел к расколу общества, падению государства –оссийского и по€влению на историческом пути звер€-антихриста, ѕет-люры (преступника, выпущенного из камеры є666). ¬тора€ часть ЂЅелой гвардииї повествует о падении гетмана —коропадского, захвата √орода петлюровцами (14-15 декабр€ 1918 г.) и раскрывает кульминацию национального грехопадени€ Ч поклонение антихристу и принесение ему в жертву русской армии (в том числе и младенцев-юнкеров), всего √орода, т. е. национального образа жизни, церковного быти€. “реть€ часть романа хронологически описывает событи€ в √ороде от 14 декабр€ 1918 г. до 2 феврал€ 1919 г. Ёто врем€ Ђжити€ ѕетлюрыї и жити€ при ѕетлюре. ќно €вл€етс€ закономерным возмездием обществу за грехи и сопр€жено с мучительным страданием, пока€нием и искуплением греховных заблуждений.  ак предсказано в ќткровении, јнтихристу дано властвовать сорок два мес€ца, т. е. три с половиной года (3,5 года Ч врем€ земной проповеди Xриста). ”бьет јнтихриста воскресший Xристос, который придет внезапно и во славе судить живых и мертвых. ѕо общему толкованию —в€тых ќтцов ÷еркви, символом ¬торого пришестви€ —ына „еловеческого будет знамение ∆ивотвор€щего  реста √осподн€. ¬торое пришествие Xриста будет не только благодатное, но и воинственное, с мечом, —ловом Ѕожьим [11; 683].
¬ременно и царство антихриста ѕетлюры: ЂЅыло его жити€ сорок семь днейї [12; 413]. ¬торое пришествие Xриста уничтожает ѕетлюру. ≈сли €вление антихриста прежде всего знаменует небесное €вление двух звезд Ч ¬енеры и ћарса, то признаком ¬торого пришестви€ Xриста на землю €вл€етс€ чудесное знамение креста. —веркающий крест видит во сне јлексей “урбин, небесные кресты прозревает Ќиколка, крест как спасительную силу и спасительный образ жизни поднимает и утверждает в родном доме ≈лена. 22 декабр€ 1918 г. в молитвенном пока€нии ≈лены внезапно €вл€етс€ воскресший Xристос. » это чудесное воплощение Ђсолнца правдыї, ведущее к преображению и духовному воскрешению людей, свидетельствует о чудесном рождении новой ÷еркви и нового соборного быти€.
—орок дней рождественского цикла праздников ознаменованы христофани€-ми, событи€ми чудесными. ќт –ождества Xристова до —ретени€ происходит духовное оздоровление семьи-церкви. ÷ерковь растет духовно-нравственными свершени€ми, растет количественно. ѕреображаютс€ в —в€том ƒухе обитатели дома “урбиных, крепнут и расшир€ютс€ их духовно-нравственные св€зи с другими людьми и семь€ми (“урбины Ч Ќай-“урс, “урбины Ч –ейсс, “урбины Ч Ћисовичи). –усские интеллигенты обретают прочную духовную св€зь со всей русской землей, ее современными городами и вес€ми, включа€ »ван-√ород, јр-даган и  арс, ћоскву и деревню ћалые „угры. Ќо верующие интеллигенты обретают прочную св€зь с той небесной духовной родиной, котора€ вечно живет в исторической пам€ти прошлого, насто€щего и будущего. ѕроцесс христофаний, охвативший √ород, свидетельствует о духовном ѕришествии Xриста в мир и о возвращении мира к Xристу. ¬ праздник —ретени€ к новой исторической жизни воскресает —в€та€ –усь, преображенна€ ÷ерковь воинствующа€. Ѕела€ гварди€ ÷ар€ царей и √оспода господствующих идет судить судом праведным, она встает на защиту Ѕога и православного отечества. ¬ооружившись крестоносным мечом, —ловом Ѕожьим, воинство христолюбивое встречает Ђдругогої, еще более
страшного и глобального по своим разрушительным масштабам звер€ Ч јнтихриста. ¬плотную к √ороду уже приблизилось повергающее в ужас все живое гигантское чудовище, «мей √орыныч. —то€щий на третьем пути станции ƒарни-цы бронепоезд Ђѕролетарийї символизирует третий путь, который развертываетс€ перед √ородом, то историческое испытание, которое даровано русской нации и которое она должна прожить и пережить в XX веке. ¬ отличие от звер€ ѕетлюры, в значительной мере про€вившего стихийно-националистический революционизм, всю смутную стихию социально-политических прит€заний человека и нетерпеливое стремление получить сей же час всю выгоду и всю пользу, какую только может дать региональна€ власть, бронепоезд Ђѕролетарийї репрезентирует звер€ коммунистического тоталитарного государства.
„еловеком, максимально про€вившим дух тоталитарного звер€, €вл€етс€ идеолог и практик перманентной революции “роцкий, суть которого угадал прозревающий –усаков (Ђсатана с полчищами аггеловї; Ђнасто€щее его им€ по-еврейски јваддон, а по-гречески јполлион, что значит Ч губительї [13; 416]). Ќова€, идуща€ из ћосквы власть стремитс€ к мировому господству и отчетливо утверждает глобализм прит€заний современного революционера, желание быть вселенским царем и богом, переделать все человечество и все божественное мироздание по новым человеческим образцам. Ќаименование ЂЅронепоезд УѕролетарийФї манифестирует идеал —оветского государства. ¬ этом наименовании приоткрываетс€ экзистенциальна€ доктрина новой власти, вобравша€ все антихристовы соблазны, весь сатанинский дух времени: богоборчество, поклонение человеку-революционеру (революционному вождю, революционному народу), поклонение революционно-технократическому, общественно-обезличенному бытию и поклонение революционному насилию. » в то же врем€ искусственное им€-пон€тие ЂЅронепоезд УѕролетарийФї, лишенное национально-личностной окраски и содержащее семантический рел€тивизм, свидетельствует об антинациональном и антиличностном характере революционной идеологии, о том обезбоженном хаотическом духе, который утверждают нова€ революционна€ фразеологи€ и новое социальное учение.
ќбраз бронепоезда вы€вл€ет цели революционных властителей. ќни стрем€тс€ всей силой государственной и технократической мощи сокрушить —в€тую –усь, уничтожить Ѕога и стать мироправител€ми, цар€ми обезбоженной земли. ¬ романе указываетс€: тоталитарно-технократический дракон, называемый ЂЅронепоезд УѕролетарийФї, Ђзлобно сипелї, его Ђтупое рыло щурилось в приднепровские лесаї, его Ђшироченное дулої Ђцелилосьї Ђв высь, черную и синюю <...> и пр€мо в полночный крестї. –еволюционный бронепоезд несет мировой пожар и грозит не только превратить в выжженную степь Ђприднепровские лесаї, но испепелить небо.
»дентифициру€ ЂЅроненосец УѕролетарийФї с апокалиптическим зверем-ан-тихристом, технократическим чудовищем, идолищем поганым, драконом, адской пастью, ненасытной утробой, черной, многогранной глыбой (башней), увенчанной диадемой из звезд, автор ЂЅелой гвардииї символическим €зыком говорил: революционное государство утверждает в –оссии новое варварство. ќно созидает ¬авилонскую башню разрушительной цивилизации и несет тотальный хаос и смерть русскому народу, русской культуре и природно-космическому бытию.
ѕарадигма апокалиптического мифа, коррелирующа€ в романе с конфликтами 1918-1919 гг., позвол€ла прочитать революционную эпоху как апокалиптическую, знаменующую наступление —трашного —уда. Ќо XX в., в художественной интерпретации Ѕулгакова, Ч это еще не конец истории, не конец быти€. –еволюционные катаклизмы символизируют наступление Ђпоследней ночиї, приближение финала тыс€челетней христианской эры (X-XX вв.) и вступление –оссии в новый этап исторического развити€. ¬ контексте христианской мистерии русска€ усобица трак-
товалась писателем как драма экзистенциальна€, обусловленна€ противоборством в национальном сознании пол€рных религиозно-философских идеалов: христианско-гуманистического и революционного (антихристианского и антигуманистического), восход€щего к €зычеству. ѕол€рные мировоззренческие идеалы определ€ют антагонистические принципы исторической реализации общества, которые ведут к созиданию двух типов цивилизаций Ч спасительной и губительной. √ражданска€ война в –оссии обнажила катастрофический поединок двух цивилизационных систем, двух градов: √рада Ѕожьего и града земного, тоталитарного государства антихриста, ÷еркви Xристовой и лжецеркви. –аскрыва€ национальную трагедию символическим €зыком апокалиптического мифа, Ѕулгаков пророчествовал о погибели звер€-антихриста, о непобедимости —в€той –уси и спасении нации в ÷еркви.
—ѕ»—ќ  Ћ»“≈–ј“”–џ
1. √аспаров Ѕ.ћ. Ќовый «авет в произведени€х ћ.ј. Ѕулгакова // Ћитературные лейтмотивы: ќчерки русской литературы XX века. ћ., 1994.
2. ѕетров ¬.Ѕ. Xудожественна€ аксиологи€ ћихаила Ѕулгакова. ћ., 2002.
3. Ѕулгаков ћ.ј. —обрание сочинений: ¬ 5 т. ћ., 1989. “. 1.
4. “ам же.
5. “ам же.
6. Ѕадж ”. ѕутешествие души в царстве мертвых. ≈гипетска€  нига мертвых. ћ.: јссоциаци€ ƒуховного ≈динени€ Ђ«олотой векї, 1995.
7. ћифы в искусстве старом и новом: историко-художественна€ монографи€ (ѕо –ене ћенару). ћ.: —овременник, 1993.
8. Ћосев ј.‘. √реческа€ мифологи€ // ћифы народов мира: Ёнциклопеди€: ¬ 2 т. ћ., 1980. “. 1.
9. “ахо-√оди ј.ј. јид / / ћифы народов мира: Ёнциклопеди€: ¬ 2 т. ћ., 1980. “. 1.
10. Ѕуслаев ‘.». »зображение —трашного —уда по русским подлинникам // Ѕуслаев ‘.». ƒревнерусска€ литература и православное искусство. —ѕб., 2001.
11. «акон Ѕожий, составленный по —в€щенному ѕисанию и изречени€м —в€тых ќтцов как практическое руководство в духовной жизни. ћ.:  овчег, 1998.
12. Ѕулгаков ћ.ј. ”каз. раб.
13. “ам же.
Ћариса —ергеевна  »—Ћќ¬ј Ч доцент кафедры русской литературы “юменского государственного университета, кандидат филологических наук lorkis05 @таѕ. ги
”ƒ  821.161.1.09:792
Ђ»√–џ ∆≈Ќў»Ќї ¬ ѕ–ќ—“–јЌ—“¬≈ “≈ј“–ј (јЌ. ќ—“–ќ¬— »… Ђ“јЋјЌ“џ1» ѕќ ЋќЌЌ» »ї, ≈ »—ј≈¬ј Ђ”Ѕ≈… ћ≈Ќя, ЋёЅ»ћјя!ї)
јннотаци€. ¬ статье анализируетс€ ключева€ оппозици€ Ђмужское Ч жен-нскоеї, присутствующа€ в пьесах ј.Ќ. ќстровского Ђ“аланты и поклонникиї и ≈. »саевой Ђ”бей мен€, любима€!ї, и рассматриваетс€ конфликт, разворачивающийс€ в игровой системе координат.  омеди€ ≈. »саевой вписываетс€ в контекст Ђновой драмыї рубежа ’’-’’1 вв., наследу€ основной принцип пьесы ј.Ќ. ќстровского Ђтеатр в театреї. ¬ исследовании актуализируетс€ гендерна€ проблематика, отмечаетс€ репрезентаци€ Ђженскогої, характерна€ дл€ анализируемых текстов, определ€етс€ доминантна€ роль мотива игры.

пїњ