РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЫЗОВЫ И ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО

УДК 334
Орлов В. В., Немиров А. Л., Квашнина Н. А.
РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЫЗОВЫ И ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОЕ ПАРТНЕРСТВО
В статье показаны проблемы социально-экономической жизни, эффективное решение которых предполагает использование государственно-частного партнерства.
Ключевые слова: региональные вызовы, государственно-частное партнерство, проект «Золотое кольцо», дорожное строительство как мотор региональной экономики, региональный текстильный кластер, мультипликационный эффект ГЧП.
В настоящее время формируется повышенный интерес к государственно-частному партнерству (ГЧП), связанный как с вызовами национального характера, так и с потребностями регионального уровня. В данной статье мы поставим проблему ГЧП применительно к условиям Ивановской и Костромской областей. Тема региональных вызовов в настоящее время характеризуется повышенной актуальностью, существуют такие задачи, решение которых крайне затруднительно на базе применения частного капитала, и в то же время проблема может быть успешно решена путем соединения частных и государственных ресурсов.
Первый сюжет имеет отношение к межрегиональным взаимодействиям и соглашениям, которые в областях Верхневолжья представлены откровенно слабо. В то же время эти межрегиональные договоры могут сыграть выдающуюся роль в активизации социально-экономической жизни одновременно в нескольких взаимодействующих между собой регионах.
Прежде всего мы вспомним о разрабатывавшемся еще в советское время проекте «Золотое кольцо», имевшем тогда по преимуществу туристическую направленность. В эту программу включались четыре области - Владимирская, Ивановская, Костромская, Ярославская. Маршруты проходили по всем четырем областям, в целом проект был достаточно перспективен, хотя и требовал вложения немалых средств. Нам представляется, что этот проект может быть не просто возобновлен, но и расширен путем включения Московской и Вологодской областей, возможен вариант подключения Тверской области. Сам по себе круг решаемых задач надлежит существенно расширить, имея в виду организацию не только туризма, но и отдыха и оздоровления. Масштабность проекта, географическое положение областей как подмосковных, имеющиеся
в областях производственный, культурно-исторический, рекреационный потенциалы позволяют рассуждать об этом проекте с высокой долей оптимизма. Мультипликационный эффект значителен и многообразен: строительство и ремонт дорог и их обустройство, развитие гостиничного хозяйства с участием всех форм собственности, расширение торговли и общепита, активизация деятельности в области транспорта и связи, дополнительные стимулы для развития сельского и лесного хозяйства, сувенирное производство и народные промыслы, выставочная, конгрессная и театральная деятельность, активизация музейного дела и многое другое. Можно высказать предположение, что переориентация рекреационных интересов Москвы и крупных подмосковных городов на области Верхневолжья придаст высокий уровень динамизма этим регионам, раскроет новые возможности их социально-экономического развития. Всякий проект нуждается как в кадровом, так и финансовом обеспечении. Сама грандиозность проекта безусловно сделает его интересным как для государственного капитала России, крупных российских инвесторов, так и для зарубежных предпринимателей, интересующихся туристическим бизнесом. Вопрос в существенной степени упирается в кадровые проблемы в сочетании с необходимостью добиться федеральной поддержки. Нужны организаторы, характеризующиеся не только высоким профессионализмом, но и развитым государственным мышлением. К сожалению, в регионах существует дефицит таких людей.
В качестве второго проекта, отражающего межрегиональные взаимосвязи, укажем на программу формирования текстильного кластера (швейно-текстильного кластера с учетом логистической составляющей). Этот проект инициирует Правительство Ивановской области, рас-
324
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 4, 2011
© Орлов В. В., Немиров А. Л., Квашнина Н. А., 2011
считывая на подключение к нему других регионов, в частности Владимирской и Костромской областей. В основе проекта лежит идея изменения сырьевой базы - переход на искусственные волокна, изготовление которых связано с нефтепродуктами. По этому поводу идут переговоры с Татарстаном и Ханты-мансийском. Сама идея кластера как такового весьма продуктивна, по некоторым данным, свыше 50 % мирового промышленного производства развивается на кластерной основе. Кластер означает, что есть доминирующая отрасль (в данном случае текстильная с учетом швейной составляющей), на которую работает целый ряд обслуживающих и вспомогательных отраслей. Формируется своего рода планомерная система, поскольку ведущая отрасль, выходящая непосредственно на рынок, выдает задания по производству промежуточного продукта и выполнению разнообразных работ и услуг сопряженным с ней сферам деятельности, создаются внутрикластерные рынки. Планомерность - важное достоинство кластерной формы, невзирая на то, что эта планомерность пространственно ограничена. Реализация рассматриваемого проекта, отличающегося масштабностью и длительностью сроков исполнения, наилучшим образом, по-видимому, может быть реализована в рамках ГЧП. Перспективность проекта необходимо связывать с тем, что такая колоссальная по емкости рынка страна, как Россия, не может обойтись без собственной легкой промышленности.
Обращение к любому субъекту РФ показывает, что есть вопросы, нередко довольно острые, которые в принципе возможно решить на базе частного капитала, но есть такие масштабные и острые вопросы, которые по своему характеру требуют объединения частных и государственных средств. Естественно возникает вопрос о разграничении функций между сторонами, дополняемый темой взаимной выгоды. Выскажем некоторые суждения по этому вопросу.
В современных условиях возникают ситуации, когда формируется своеобразный избыток частного капитала: денежный ресурс есть, однако владелец денег не имеет нужной ориентировки, в какой сфере экономической деятельности использовать свои свободные средства. В заметной степени этим объясняется вывоз капитала за рубеж. Государство на основе партнерства с частным капиталом в состоянии пре-
вратить виды экономической деятельности, коммерчески невыгодные для частника, в привлекательные сферы приложения капитала. Государство к тому же может принять на себя ответственность за эффективное использование капитала, выступив в качестве своеобразного гаранта. Во всяком случае такую госфункцию сбрасывать со счетов не следует, экономическая жизнь очень разнохарактерна, и возникают и рядовые, и неординарные ситуации. Возможно возникновение таких ситуаций (жизнь на выдумки щедра), когда государство свои функции передает частному капиталу, а финансирование сохраняет за собой. Например, на Западе существуют частные тюрьмы, с денежной стороны обеспечиваемые государственной властью. То же можно сказать об образовательных организациях, а также о предприятиях в сфере здравоохранения. Поскольку зачастую реализация частных проектов сдерживается по причине отсутствия необходимых инфраструктурных предпосылок, постольку государство может принять на себя развитие инфраструктуры, а основной проект реализуется за счет частного инвестора. В этом отношении показательным является жилищное строительство, когда государство финансирует инженерную инфраструктуру. Но эта же идея может быть реализована и в отношении производственного сектора, когда государство в интересах развития региона и обеспечения занятости стимулирует строительство промышленных и иных объектов, принимая на свои плечи инфраструктурные затраты. Вообще все эти вопросы разграничения функций государства и частного инвестора могут быть предметом особого исследования, предполагающего опору на обширный круг материалов, отражающих практику взаимосвязи этих двух участников.
В качестве одного из региональных вызовов, требующих использования в широких размерах ГЧП, выступает сюжет хозяйственного освоения территорий. В Костромской области плотность населения составляет 11,1 чел. на 1 кв. км, однако большая часть территории заселена слабо, показатель плотности населения в отдельных случаях падает до 2-3 чел. на 1 кв. км. Напомним, что в соответствии с международными нормами при плотности населения 5 чел. на 1 кв. км и менее территория считается хозяйственно не освоенной. Речь не идет о том, чтобы в массовом порядке строить города и поселки, как это было в годы
советской индустриализации, решение поставленной задачи возможно и иными путями, но необходимо учитывать специфику региона, характер расселения людей, производственную специализацию, состояние дорог и целый ряд других факторов. Предварительно заметим, что численность населения Костромской области, равно как и в большинстве регионов РФ, включая ЦФО, непрерывно сокращается. Правда, во второй половине предыдущего десятилетия в Костромской области происходил рост рождаемости и снижение смертности, в итоге несколько сократился коэффициент естественной убыли населения. Важно эту тенденцию закрепить. Чтобы решить демографическую проблему и в перспективе преодолеть негативную тенденцию сокращения населения, необходимо опереться на комплекс мероприятий: резко улучшить состояние здравоохранения, популяризировать здоровый образ жизни, обеспечить людей работой с нормальными условиями и достойной заработной платой, остановить трудовую миграцию, неблагоприятную для региона, провести целый ряд других мероприятий. Положение в целом крайне сложное. Так, среднегодовая численность занятых в экономике (по данным баланса трудовых ресурсов) с 1990 г. по 2010 г. включительно сократилась почти на 100 тыс. чел. Это сопровождалось обезлюдива-нием многих поселений, особенно сельских, и другими негативными моментами, имеющими отношение не только к численности, но и к качеству рабочей силы. Нам представляется, что для более эффективного освоения хозяйственной территории крайне актуальным для Костромской области является развитие дорожного строительства.
Если в Ивановской области на 1 тыс. кв. км территории приходится 265 км железнодорожных путей, автодорог, внутренних водных судоходных путей, то в Костромской области аналогичный показатель не превышает 15 км. В обеих областях ведущую роль играют автотрассы. Процент автодорог с твердым покрытием в Костромской области равен 70 %, а в Ивановской области - 91 %. Как видим, различия существенны. Там, где идет дорога, особенно с нормальными характеристиками по важнейшим параметрам, там есть возможности жизнедеятельности. Например, строительство Транссибирской магистрали, осуществленное в дореволюционный
период, явилось мощным стимулом освоения Сибири. Правда, по мере ухода в сторону от трассы хозяйственная активность падает, что свидетельствует о необходимости иметь сеть автомобильных и иных дорог. Строительство дорог, особенно современных, отличается и высокой трудоемкостью, и повышенной фондоемкостью, и высокими денежными затратами, измеряемыми десятками миллионов рублей на 1 км автомобильной дороги. Что же касается окупаемости дорог, то здесь существует два варианта. Если дорога становится платной, то она за определенное время может окупить себя явно, ибо несложно подсчитать не только затраты, но и в дальнейшем поступления от эксплуатации этой трассы. Однако в условиях России возможности платных автотрасс в достаточной степени ограничены. К тому же интенсивность движения в Костромской области не такова, чтобы говорить о возможности развития на ее бескрайних просторах платных дорог (территория Костромской области 60,2 тыс. кв. км, в то время как территория Ивановской области 21,4 тыс. кв. км).
В условиях хорошего состояния дорог и применения современных транспортных средств можно хозяйственно использовать территории в пределах 100-150 км от центра базирования людей и транспортных средств. Подобные факты известны и в особых комментариях не нуждаются. Существуют специально оборудованные транспортные средства, позволяющие вести трудовую деятельность вахтовым методом, то есть с отрывом от места постоянного базирования людей. Обратим внимание и на то обстоятельство, что дорожное строительство может выступить в качестве мотора региональной экономики. Известно, например, что в США имевшее место в прошлом веке массовое строительство автодорог в очень серьезной степени способствовало повышению темпов экономического роста. Мультипликационный эффект от дорожного строительства высок. Это и разработка карьеров, и транспортировка строительных материалов, и обеспечение работ дорожно-строительной техникой, и обустройство придорожной сети объектами инфраструктуры, и увеличение производства металлических и иных изделий для строительства дорог и мостов, и многое другое. Практически широкомасштабная дорожная программа, с одной стороны, выступит как мотор экономики (один из
326
Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова № 4, 2011
моторов экономики), с другой - выступит в качестве ведущего фактора хозяйственного освоения территории.
Костромская область характеризуется чрезвычайно высоким уровнем лесистости. Лес -это богатство региона и нации. При правильном использовании древесины из нее можно получить изделия многих сотен наименований. Специфика леспромхозов, активно работавших в советское время, состояла в том, что они свертывали свою деятельность по мере исчерпания лесных запасов. Ареал их деятельности ограничивался еще и вследствие того, что транспорту приходилось перемещаться по грунтовым дорогам, дорог с твердым покрытием было явно недостаточно. Если вести речь о возрождении лесных поселков, то необходимо ставить вопрос о диверсификации производственной деятельности. Эта тема может быть благоприятно решена в условиях развитой системы современных коммуникаций.
Участие частного капитала в содружестве с государственным в реализации дорожных проектов может идти различными путями. Наиболее простой - государство выделяет средства, дорожно-строительная организация строит дороги. Принципиален вопрос о цене, но в связи с этим важно развивать конкурентную среду.
Для Костромской области, равно как и для Ивановской, остро стоит демографическая проблема (этот вопрос уже был нами поднят), а также тема создания для населения необходимых условий проживания, обеспечения привлекательности региона в смысле трудоустройства лиц из других регионов. Этому в очень сильной степени препятствует в целом недостаточно высокий уровень благоустройства жилищного фонда. Например, по данным на 2009 г., водопроводом было обеспечено 70 % общей площади жилых помещений, водоотведением (канализацией) - 61,5 % (в сельской местности даже 28 %), отоплением - 64 % (в сельской местности - 29 %), горячим водоснабжением - 46 % (в сельской местности - 16 %), ваннами - 51 % (в сельской местности - 19 %). Гораздо лучше обстояло дело с газификацией -87 %, при этом различия в уровне этого показателя в городе и на селе невелики.
Может ли быть жилищное благоустройство объектом ГЧП? По-видимому, может, но необходима проработка конкретных проектов, при-
вязанных к определенной местности, выполненных при этом с учетом имеющегося в стране и за рубежом опыта.
Мы ограничимся постановкой указанных вопросов, заметив, что специально брали масштабные проекты, реализация которых в состоянии дать мощный толчок росту и качественным преобразованиям регионов, но в то же время следует обратить внимание и на менее масштабные проекты, но обеспечивающие решение острых социально-экономических проблем.
В декабре 2011 г. в Костроме состоялся Круглый стол «Использование механизма государственно-частного партнерства для привлечения внебюджетных инвестиций в развитие туристской инфраструктуры и объектов туристского показа на территории субъектов РФ», который был проведен в рамках Межрегионального туристского форума «История России в малых городах». В ходе обсуждения было одобрено решение о создании Регионального центра государственно-частного партнерства Костромской области. Для нас представляет интерес, какие конкретные направления развития ГЧП в Костромской области были выдвинуты. Они таковы: проекты строительства (модернизации) водопроводных насосных станций; проекты строительства (модернизации) канализационных насосных станций; проекты строительства (модернизации) котельных районного значения; проекты строительства мусоросортировочного завода; проекты строительства (модернизации) локальных очистных сооружений водоснабжения; проекты строительства (модернизации) локальных очистных сооружений канализации; проекты установки оборудования по производству гипохлорида натрия на канализационных очистных станциях и станциях водо-подготовки; проекты установки оборудования по ультрафиолетовому обеззараживанию на канализационных очистных станциях и станциях водоподготовки.
Судя по литературе, тема ГЧП находится на такой стадии теоретической разработки и практического использования, что необходимы, с одной стороны, дальнейшие исследования обобщающего характера, с другой - активное накопление практического опыта в этой области. Интерес к поставленной нами теме существенен, но успехи практического порядка скромные.