пїњ

ѕ–ќ«ј ј.  »ћј 1980-’ √ќƒќ¬: ѕќЁ“» ј ∆јЌ–ј

ѕо ’айдеггеру, Ђв творении творитс€ совершение истиныї (10), и парадокс этого Ђнаваждени€ї состоит в перевертывании сюжета: Ђчем играешьс€, тем и зашибешьс€ї. »горь ѕетрович написал автопортрет. ¬месте с тем роман Mаканина менее всего располагает к осуждению отступника, и причина тому - неразрешимый парадокс жизни: не вс€кий, кто ищет, находит истину, да и нет единой дл€ всех истины. „еловек есть всЄ сразу, и это ЂвсЄї про€вл€етс€ под давлением обсто€тельств: Ђвсе мы люди, и все мы грешники, и все мы невиновны...ї (597).
“аким образом, гармонична€ ипостась художника неорганична дл€ Mаканина. ѕодлинность творчества непосредственно св€зана с копанием, самоотречением, болью.  онцепци€ творчества как напр€женного и, порой, безрезультатного сизифова труда закрепл€ет твор€щее сознание в классическом экзистенциальном поле. ¬ариативна€ множественность трактовки одной и той же истории расшатывает чистоту реалистического метода и требует иной мотивации, например, уточн€ющей самокорректировки деконструктивист-ского письма. Mаканин задает возможный ми-ропроект, не закрепл€€ его в одном варианте, неизбежно станов€сь объектом перетворени€ логикой своего художественного принципа. ‘орма нарратива о нарративе уничтожает границы авторской и персонажной автономии в едином процессе взаимотворени€ и становитс€ повествовательным принципом прозы Mа-канина.
Ћитература
1.  ривцун ќ. Ћичность художника как предмет психологического анализа. URL: http://o-
krivtsun.narod.ru/article-02.htm.
2. Mарченко ј. «апах своей тропы. URL: http://www.modernlib.ru/books/makanin_vladimir_ semenovich/alla_marchenko_zapah_svoey_tropi/ read_1/.
3. –одн€нска€ ». Ќезнакомые знакомцы.   спорам о геро€х ¬ладимира Mаканина // Ќов. мир. 1986. є8. —. 230 - 247.
4. »ванцов ¬.¬. ѕространственно-временна€ организаци€ художественного мира ¬.—. Mакани-на: дис. ... канд. филол. наук. —ѕб., 2007.
5. Ѕегалиева ≈.√. —мысловое целое геро€ современной прозы (ј.  им, ¬. Mаканин, –.  иреев) : дис. ... канд. филол. наук : ƒонецк, 1992.
6. Ѕалаценко Ќ.—. ’удожественна€ концепци€
личности в творчестве ¬. Ѕелова и ¬. ћаканина : автореф. дис. ... канд. филол. наук. јрмавир, 2000.
7.  равченкова ≈.ј. ’удожественный мир ¬.—. ћаканина:  онцепции и интерпретации : дис. ... канд. филол. наук. ћ., 2006. 273 с.
8.  озлов ¬. Ёкзистенциальный задачник: ¬. ћаканин // ¬опр. лит. 2010. є1. —.84 - 103.
9. ћаканин ¬.—. ѕортрет и вокруг // Ќа зимней дороге / ¬.—. ћаканин., ћ. 1980. —. 349 - 638.
10. ’айдеггер ћ. »сток художественного творени€. URL: http://www.philosophy.ru/library/heideg/ istok.html.
The discourse Уcreating mindФ in the novel by V.Makanin УThe portrait and aroundФ
There are regarded the conceptual problems of creative process understanding in MakaninТs axiology of the 80s. The ontology of creative work in the novel "The portrait and aroundФ is shown in the dynamics of the dramatic transformation ofprofession serving classical paradigm in the despair gesture in front of the truth of the final sober self-appraisal.
Key words: Makanin, artistic mind, existence, parable, detective, court and fault.
ј.¬. ѕоѕо¬ј (¬олгоград)
ѕ–ќ«ј ј.  »ћј 1980-х √ќƒќ¬:
поэтика жанра
–ассматриваетс€ проблема поэтики жанра прозы ј. има 1980-х годов. »сследуетс€ феномен интермедиальности, про€вл€ющийс€ в использовании писателем приемов, сближающих литературу с живописью (законы композиции), музыкой (полифоническа€ форма, контрапункт). јнализируетс€ модификаци€ романной формы в творчестве ј.  има, вы€вл€етс€ своеобразие его мифологизма.
 лючевые слова: поэтика, повесть, роман, жанр, миф, интермедиальность.
“ворчество ј.  има, одного из наиболее талантливых современных авторов, на сегодн€шний день изучено мало. ѕовести и первые романы писател€ вызвали волну разноречивых
© ѕопова ј.¬., 2010
отзывов в критике, однако серьезного научного осмыслени€ не получили. »сследование поэтики его произведений позволит приблизитьс€ к объективному раскрытию их содержани€, разрешит многочисленные противоречи€ в толковании творчества автора.
как истинно талантливого писател€, ј.  има отличает способность интуитивно понимать и предугадывать наиболее современные тенденции литературного развити€.   таковым относ€тс€ жанровые модификации, св€занные у ј.  има, главным образом, с обращением к изначальным художественным формам (мифу, притче, сказке) и использованием приемов других видов искусства (интермедиальной поэтики).
ѕовесть ЂЋотосї (1980) может быть рассмотрена в свете поэтики интермедиально-сти. —труктурообразующим принципом построени€ этого произведени€ €вл€етс€ полифоническа€ форма - Ђвид многоголоси€, представл€ющий собой сочетание в одновременном звучании двух и более мелодийї (“ам же, с. 432). «аметим, что содержательно значимой €вл€етс€ ориентаци€ писател€ именно на полифонию, дл€ которой характерно равноправие голосов, в противоположность гомофонии -Ђвиду многоголоси€, в котором голоса подраздел€ютс€ на главный и сопровождающиеї (“ам же, с. 143). ƒл€ такого художника, как ј.  им, жизнь растени€, насекомого, птицы, человека €вл€ютс€ равновеликими про€влени€ми быти€ целого. следовательно, в системе персонажей (голосов) ЂЋотосаї не может быть подразделени€ на главные и второстепенные (или, пользу€сь музыкальной терминологией, сопровождающие).
 ажда€ глава повести содержит в себе развитие нескольких сюжетных линий, св€занных с образами Ћохова, его матери, старика-корейца ѕака. √ерои поочередно получают возможность повествовани€ от первого лица, иногда смена субъектов повествовани€ происходит в пределах одного абзаца. с помощью такого построени€ создаетс€ эффект одновременности звучани€ нескольких голосов. Ёпизоды из жизни матери Ћохова, начина€ со времени ее юности и заканчива€ старостью, самого художника Ћохова, корейца ѕака, их размышлени€, воспоминани€ свободно смен€ют друг друга, все это соедин€етс€ автором в единое многоголосое целое. —вободно череду€сь между собой, голоса, тем не менее, развиваютс€ каждый самосто€тельно, с достаточной степенью автономности (к примеру, в повести нет
ни одного эпизода, в котором описываетс€ непосредственный диалог матери Ћохова с сыном или с корейцем ѕаком, происход€щий в реальном фабульном времени). “акое композиционное построение может быть рассмотрено как адаптаци€ в художественной литературе сложной техники контрапунктировани€ -Ђвзаимодействи€ развитых и автономно движущихс€ мелодий, их согласовани€ по высоте и времениї [6, с. 268].
—в€зь с изобразительным искусством про€вл€етс€ в многочисленных, почти ос€заемых описани€х природного мира, с тончайшей нюансировкой цветовых и световых деталей. ѕоэтика живописности воплощаетс€ и в законах композиции, когда целое нужно выстроить в пределах ограниченного пространства. —ам автор замечает: Ђ«акон о цветовых контрастах и необходимости главного п€тна стараюсь использовать в пределах абзаца. Ќахожу самое €ркое п€тно и акцентирую егої [3, с. 3]. ѕровод€ эту аналогию, можно отметить, что такие €ркие, акцентированные п€тна отчетливо выдел€ютс€ в каждой главе. ќтметим, что параллели с живописью при анализе творчества ј.  има провод€т и некоторые зарубежные исследователи: Ђѕовесть УЋотосФ можно сравнить с полотном, написанным только черной и белой красками, изображающим сцены смерти и заснеженного кладбища, освещаемым только случайными вспышками оранжевого света: цвет апельсинового лотоса и рыжего меха лисы на снегуї [11, с. 972].
одной из главнейших особенностей поэтики ј.  има €вл€етс€ ориентаци€ на миф. ќбращение к мифу, обладающему Ђгармонизирующей и упор€доченной направленностьюї [5, с. 420], €вл€ющему собой Ђтворческое начало эктропической направленности, как противовес угрозе энтропического погружени€ в бессловесность, немоту, хаосї [9, с. 5], вполне закономерно дл€ писател€, которому свойственны космизм, планетарность мышлени€. ќрганична дл€ природы художественного творчества ј.  има и изначальна€ направленность мифа на решение таких общих метафизических проблем, как Ђсмысл жизни, цель истории, тайна смерти и т.п.ї [5, с. 419].
ћифологическое €вл€ет себ€ в произведени€х исследуемого автора многообразно: в Ђвоссоздании глубинных мифосинкретических структур мышлени€ї (в частности, в совмещении разных времен и пространств) [1, с. 224], в мифопоэтической вневременности и цикличности, во введении
в структуру повествовани€ мифологических персонажей и отдельных мифологем. ¬ романе-сказке ЂЅелкаї (1985) ј.  им использует в качестве структурообразующего принципа два мотива, имеющих глубоко мифологические корни - превращени€ и перевоплощени€. ћотив превращени€, с которым в художественном мире романа св€зана способность людей оборачиватьс€ животными и наоборот, восходит, с одной стороны, к восточной мифологии, с другой -к фольклорным архетипам. ¬ романе ј.  има мотив превращени€, оборотниче-ства лег в основу идейного замысла произведени€. ѕротивосто€ние оборотней и Ђистинных людейї символизирует двойственность человеческой природы, борьбу звериного и божественного начал. “ворчество и оборот-ничество противопоставл€ютс€ в романе как два всеобъемлющих способа существовани€. ќсобое значение имеет мотив ѕреображени€, которое, согласно автору, возможно через любовь, страдание и вызванное ими к жизни творчество. “ворчество понимаетс€ писателем как Ђбессмертие на€вуї, как высша€ Ђвертикальї человеческого духа.
ћотив перевоплощени€ выполн€ет важнейшую структурообразующую функцию. „ереда перевоплощений Ѕелки значительно усложн€ет хронотоп произведени€. —вободные перемещени€ во времени и пространстве, совмещение различных временных р€дов, инверси€ времени выражают представление о его иллюзорности, равноценности прошлого и насто€щего перед лицом вечного, вневременного начала, некоего духовного единства, изначальной целостности, воплощением которой в романе €вл€етс€ образ Ђћыї.
ќсобенности сюжетостроени€ произведени€ также определ€ютс€ спонтанными перевоплощени€ми Ѕелки. действие романа легко переноситс€ из ћосквы в јвстралию, »ндонезию, в глухую мещерскую деревню, в –оссию XIX в., в камеру смертников фашистского лагер€. ќдин день из жизни пчелы, последние мгновени€ жизни белки, затравленной охотничьей овчаркой, - все это не менее достойно подробного, с мельчайшими детал€ми описани€ в романе, чем повествование о судьбах главных героев. “ак сюжетно выражено свойственное мифологическому сознанию чувство родства человека со всем тварным миром. ћифологические мотивы, таким образом, в романе-сказке ЂЅелкаї служат выражению концепции
глубинного родства и взаимосв€занности всего в мире.
—инкретичность формы, переплетение жанровых черт свойственны роману-притче Ђќтец-Ћесї (1989), именовавшемус€ в критике то Ђкнигой притчї, то Ђроманом-мифомї. —оединение реалистического и мифологического планов повествовани€ - важнейша€ особенность поэтики романа. ¬ызывает интерес замечание одного из зарубежных исследователей о том, что переплетение мифа и реальности €вл€етс€ очевидным уже из названи€ и подзаголовка произведени€. два кратких, написанных через дефис слова как бы предупреждают читател€ о сознательном смешении автором двух жанров (романа и притчи) и двух объективных категорий (отец и лес). ѕричем категори€ Ђотецї вызывает ассоциативный р€д, включающий в себ€ такие пон€ти€, как Ђчеловечествої, Ђпоколениеї, Ђсемь€ї, Ђродї, а категори€ Ђлесї - Ђрастительный мирї, Ђвневре-менностьї, Ђбесконечностьї, Ђколлективноеї [10, с. 341]. ¬се происход€щее в романе рассматриваетс€ одновременно в двух планах: с позиций линейного, исторического времени и во вневременных, циклических координатах мифа, что позвол€ет подчеркнуть универсальный, вечный характер поставленных вопросов.
—южетный стержень романа составл€ет истори€ старинного русского рода “ураевых. ¬ажнейшим свойством, содержащимс€ в Ђродовых атомах тураевской породыї и во многом определ€ющим участь главных героев, автор считает Ђспособность к внезапной катастрофе всего жизненного их существа из-за такой нематериальной и случайной вещи, как возникша€ в голове мысльї [4, с. 138]. ѕредопределенность судьбы представителей трех поколений старинного рода Ђфамильным, роковым качеством самосознани€ї, передающимс€ в генетическом коде, также мифологична. — пространством глухого мещерского леса, вокруг которого в повествовании совершаютс€ Ђконцентрические кругиї, св€заны важнейшие мифопоэтические образы-символы ќтца-Ћеса и Ћирообразной сосны. ќбраз ќтца-Ћеса -один из центральных в романе, в нем наиболее €рко про€вл€етс€ така€ особенность поэтики мифологизма ј. има, как ориентаци€ на образ-пон€тие, Ђвизионерство смыслаї [2, с. 23].
¬ образе демиурга-рассказчика, олицетвор€ющем в романе некую духовную сущность, наделенную, однако, такими человеческими качествами, как способность пере-
живать, любить и ненавидеть, про€вл€ютс€ свойственное мифу отражение Ђдействительности в виде чувственно-конкретных персонификаций и одушевленных существ, которые мысл€тс€ первобытным сознанием вполне реальнымиї [1, с. 222], и свойственна€ архаическому мышлению Ђневы-деленность человека из природыї. —воеобразным антиподом обособленности, отчуждени€, склонности к саморазрушению в художественном мире романа предстает образ гигантской раздвоенной сосны, ассоциирующейс€ с мифообразом мирового древа жизни, отражающим Ђосознание мира как конкретного целого путем отождествлени€ микрокосма с макрокосмомї [8, с. 42]. “радиционный символ бессмерти€ или долголети€ - сосна €вл€етс€ одновременно и родовым древом “ураевых.
‘инал романа амбивалентен. — одной стороны, он полон апокалипсических предзнаменований. Ёто перекличка умерших людей на кладбище, образ последнего Ћесоповала, при описании которого автор с помощью €зыковых средств стирает грань между растительным и человеческим мирами: Ђобезглавленныеї, Ђмертвые деревь€ї, покачивающиес€ на воде, Ђсловно призракиї [4, с. 375], сравниваютс€ с утопленниками, которых Ђскопилась неисчислима€ толпаї (“ам же, с. 376). ќднако окончание произведени€ может интерпретироватьс€ и в св€зи с авторской верой в возможность ѕреображени€ человека, сюжетно эта иде€ воплощена в истории судьбы √леба “ураева. ѕоследние страницы романа посв€щены описанию €влени€ воскресшего ’риста апостолам и ученикам, автор приводит при этом дословные цитаты из Ѕиблии, выдел€€ их курсивом. «аверша€ произведение библейским сюжетом, ј.  им недвусмысленно обозначает свои нравственные ориентиры. ѕодобно тому, как в христианском мироощущении любовь €вл€етс€ высшей ценностью, так и в художественном мире романа любовь - преобразующа€ и одухотвор€юща€ сила, источник спасени€.
ќбращение к поэтике мифа - константа в творчестве ј.  има. ѕричем, как справедливо утверждает современный исследователь, Ђточнее говорить об опоре писател€ на опыт мифа, о мифологических интуици€х автора, об использовании мифа как универсальной культурной формулыї [7, с. 165]. Ёто может быть выражено как во введении в структуру пове-
ствовани€ мифологических мотивов и образов, так и в органичном синтезе свойств романной формы с глубинными чертами поэтики мифа. Ќоваторство формы прозы ј.  има может рассматриватьс€ как показательное €вление, характерное дл€ современного литературного процесса и, в то же врем€, свидетельствует об уникальности творческого даровани€ писател€, раскрывает своеобразие его произведений.
Ћитература
1. јверинцев —.—., Ёпштейн ћ.Ќ. ћифы // Ћитературный энциклопедический словарь. ћ. : —ов. энцикл., 1987.
2. Ѕальбуров Ё.ј. ѕоэтический космос ј.  има // √уманитарные науки в —ибири. —ер. : ‘илологи€. Ќовосибирск, 1997. є4.
3.  им. ј. ƒыхание легенды // Ћит. газ. 1981. є 43.
4.  им ј. ќтец-лес: роман-притча. ћ. : —ов. писатель, 1989.
5. ћелетинский ≈.ћ. ћиф и XX век // »збранные статьи. ¬оспоминани€ / ≈.ћ. ћелетинский ћ. : –ос. гос. гуманит. ун-т, 1998.
6. ћузыкальный энциклопедический словарь. ћ. : —ов. энцикл., 1991.
7. —мирнова ј.». –усска€ натурфилософска€ проза второй половины XX века. ћ. : ‘линта: Ќаука, 2009.
8. —теблин- аменский ћ.». ћифы. Ћ. : Ќаука, 1976.
9. “опоров ¬.Ќ. ћиф. –итуал. —имвол. ќбраз. »сследовани€ в области мифопоэтического: »збранное. ћ. : »зд. гр. Ђѕрогрессї - Ђ ультураї, 1995.
10. Kolchevska Natasha. Fathers, Sons and Trees: Myth and Reality in Anatolij KimТs Otec-les // The Slavic and East European Journal. 1992. Vol. 36. є3.
11. Dalton-Brown Sally. Centaurs, A Singing Squirrel, And a Lotus: Anatolij KimТs Portrait of the Evolving Human Animal // The Modern Language Review. 1995. Vol. 90. є 10.
AKimТs prose of 1980s: genreТs poetics
There is considered the problem of genreТs poetics of A.KimТs prose of the 1980s. There is researched the phenomenon of intermediality shown in the authorТs use of the devices bringing together literature and painting (composition laws), music (polyphonic form, counterpoint). There is analysed the modification of novel form in the creative work of A.Kim, revealed the originality of its mythology.
Key words: poetics, story, novel, genre, myth, intermediality.

пїњ