пїњ

ѕоэтические предтечи Ђрусского космизмаї

ѕоэтические предтечи Ђрусского космизмаї
“. ¬. ћеньшиков (ƒмитровска€ гимнази€ ЂЋогосї)*
ƒанна€ стать€ посв€щена актуальной задаче: поиску следов отражени€ русского национального сознани€ в поэзии XIX-XX вв. јвтор обращаетс€ к творчеству знаменитых русских поэтов как к одному из источников формировани€ важной философской идеи, получившей название Ђрусский космизмї.
 лючевые слова: национальное самосознание, природа, человек, космос, гармони€, единство мира, самобытность.
Poetical Precursors of the ЂRussian Cosmismї
T. V. Menshikov
(Dmitrovskaia Gymnasium ЂLogosї)
Abstract: This article takes an actual aim at search for the trace of reflection of the Russian national consciousness in the poetry of the XIX-XX centuries. Author adverts to creative works of famous Russian poets as one of the sources of formation of the important philosophical idea known as ЂRussian cosmismї.
Keywords: national consciousness, nature, person, cosmos, harmony, world unity, originality.
ќтцом Ђрусского космизмаї прин€то считать Ќ. ‘. ‘едорова. √лубокий религиозный мыслитель, автор Ђ‘илософии общего делаї распространил соборный дух русской философской мысли до вселенских масштабов, тем самым поспособствовав по€влению научных гипотез  . Ё. ÷иолковского и прорыву человечества в космическое пространство. ќднако этого гениального прорыва могло бы не состо€тьс€, если бы он не соответствовал уникальному народному духу, как в зеркале отразившемус€ в нашей поэзии. –усские поэты, запечатлевшие в своих стихах внутреннюю неудовлетворенность, посто€нную устремленность к нравственному поиску, страдани€ души, жаждущей обрести высший смысл божьей правды, сделали большой вклад в развитие национального самосознани€.
ќсознание себ€, своего места и роли в окружающем мире стимулировало обращение взгл€дов не только во внутренний мир человека, но и в мир космоса.  орни Ђрусского космизмаї как ощущение духовного единства всех частей мироздани€ имели свои ростки и в церковных стихах, и в светской поэзии XIX в.
¬ стихах ‘. Ќ. √линки душа человека сливаетс€ с небесами:
Ќо вдруг раздвинул  то-то мрачность Ч » вот незримых голоса!
», как с поднебьем вод прозрачность,
— душой слилис€ небеса.
Ђѕро€снениеї (1830-егг.)
¬ этом сли€нии души с небом угадываетс€ великое св€зующее начало. Ђ то-тої, написанное с большой буквы, обозначает Ѕога. ѕрисутствие Ѕожественного ƒуха объедин€ет все сущее и в стихотворении ». —. Ќикитина:
ѕрисутствие незримой силы “аинственно скрываетс€ во всем:
≈сть мысль и жизнь в безмолвии ночном, » в блеске дн€, и в тишине могилы,
¬ движении бесчисленных миров,
¬ торжественном покое океана,
» в сумраке задумчивых лесов,
» в ужасе степного урагана... Ђѕрисутствие незримой силы...ї (1849)
* ћеньшиков “имур ¬ладимирович - кандидат филологических наук, доцент —ергиево-ѕосадского гуманитарного института, преподаватель литературы ƒмитровской гимназии ЂЋогосї. “ел.: 8 (222) 7-42-66. Ёл. адрес: MaZdaI06@yandex.ru
ѕримечательно, что здесь одушевление неживой природы не €вл€етс€ обычным дл€ поэзии приемом олицетворени€, а происходит от глубокой уверенности в том, что все в мире имеет одну живую душу. ѕодобное внутреннее убеждение обостр€ет образное видение и позвол€ет создавать необычные поэтические картины. Ќапример, ј. ј. √ригорьев изобразил дерево как равное себе существо:
 удр€вый мой тополь,
с тобой нам равно т€жело —клонить и погнуть
перед силою ветра чело.
Ќо свеж и здоров ты, и строен и пр€м, ћолись же, товарищ, ночным небесам!
Ђ“ополюї (1847)
„еловек видит в дереве товарища, потому что тот тоже может чувствовать боль и страдание, у них одна жива€ душа.  роме того, их объедин€ет обща€ молитва небесам. “аким образом, осуществл€етс€ внутренн€€ св€зь между человеком, деревом и космосом.
¬заимосв€зь человеческой жизни и жизни космоса поистине русский, широкий размах получила в стихах ј.  . “олстого:
ѕо-прежнему си€ет правды сила,
≈е сомнень€ больше не затм€т; Ќеровный круг планета совершила » к солнцу снова катитс€ назад. Ђявасузнал,св€тыеубеждень€...ї (1858)
¬озвращение людей к правде, на путь, данный Ѕогом, закономерно, как движение «емли вокруг —олнца. Ѕолее того, именно это вселенское движение и управл€ет стремлением человечества к свету, к добру, к счастью.
‘. ». “ютчев, пожалуй, глубже других поэтов XIX в. осознал и прочувствовал единство души человека с космосом. ¬нимательно рассмотрел природу Ђкосмического чувстваї поэта ƒ. —. ƒарский. ќн писал: Ђ«десь (в стихотворении Ђ“ак в жизни есть мгновени€. ї Ч “. ћ.) перед нами наличность признаков, заставл€ющих увидеть в данном состо€нии несомненно выраженное космическое чувство.
1. ќпорным пунктом чувства служат €влени€ природы:
Ўум€т верхи древесные ¬ысоко надо мной,
» птицы лишь небесные Ѕеседуют со мной.
2. —мысл происход€щего переживани€ состоит в поглощении индивидуального сознани€ высшей и обширнейшей, блаженной эмоцией, у “ютчева названной Ђблагодатью земного самозабвени€ї.
3. Ќаступившее состо€ние сверхразумно и вследствие этого невыразимо в слове:
»х трудно передать.
4. ¬нутреннее изменение сводитс€ к исчезновению с пол€ сознани€ обычного душевного содержани€, которое рассматриваетс€, как низшее в моральном отношении, причем душа возвышаетс€ к созерцанию совершенных ценностей:
¬се пошлое и ложное ”шло так далеко,
¬се мило-невозможное “ак близко и легко.
5. „увство полнейшей удовлетворенности, безм€тежной радости, в св€зи с потемнением светлой области сознани€:
» любо мне, и сладко мне.
ƒремотою обве€н €, Ч
ќ врем€, погоди!..
6. –асширение личного сознани€ до пределов универсальных:
» мир в моей грудиї. (ƒарский, 1913:
118).
Ђ осмическое чувствої в лирике “ютчева, по мнению ƒарского, св€зано с возможностью души поэта созерцать, постигать широту мира и раствор€тьс€ в нем. ƒл€ достижени€ максимально глубокого погружени€
в окружающий природный мир необходимо отрешитьс€ от Ђобычного душевного содержани€ї и дождатьс€ Ђпотемнени€ светлой области сознани€ї. — этим трудно не согласитьс€. —уд€ по стихотворени€м Ђ¬ечерї (конец 1820-х), ЂЋетний вечерї (1828), Ђќсенний вечерї (1830), Ђ¬ечер мглистый и ненастный.ї (начало 1830-х), Ђ“ени сизые смесились.ї (1835), Ђƒень вечереет, ночь близка.ї (1851), самым философски насыщенным временем суток дл€ “ютчева были вечерние сумерки, когда все дневное, обыденно суетное уходит и душа готова к воспри€тию вечности.
Ќо меркнет день Ч настала ночь; ѕришла Ч и с мира рокового “кань благодатную покрова,
—орвав, отбрасывает прочь.
» бездна нам обнажена — своими страхами и мглами,
» нет преград меж ей и нами Ч
¬от от чего нам ночь страшна!
Ђƒень и ночьї (1839)
Ќочь устран€ет преграду между человеком и космосом, открывает перед ним Ђбезднуї, и человек ощущает себ€ малой и хрупкой частичкой ¬селенной, Ђбеспомощным дит€ї, Ђмысл€щим тростникомї, Ђничтожной пыльюї. ¬ ночном небе поэт Ђслышалї Ђроениеї хаоса: Ђћир бестелесный, слышный, но незримый, // “еперь роитс€ в хаосе ночном.ї (Ђ ак сладко дремлет сад темно-зеленый.ї, 1835).
¬ древней мифологии, знатоком которой был “ютчев, хаос Ч это бездна, наполненна€ туманом и мраком, откуда произошло все сущее. ¬. —. —оловьев усматривал в тютчевском хаосе Ђтемный корень мирового быти€ї (—оловьев, 2001: 114). ¬след за —оловьевым многие исследователи расценивали тютчевский образ ночного хаоса как некую враждебную дл€ человека силу, котора€ противостоит дневной, живой природе. ќднако это не объ€сн€ет пристального внимани€ поэта к Ђтемной безднеї. “ютчева прит€гивала тайна ночного хаоса, его недоступна€ человеческому пониманию загадочна€ сила.
¬ образном представлении поэта человек Ч это тающа€ льдина, котора€ плывет по реке жизни и в определенный момент просто раствор€етс€, станов€сь общим потоком, слива€сь Ђс бездной роковойї. ќткуда и куда плывет эта река, человеку Ђне дано предугадатьї, поэтому хаос вызывает страх и может быть враждебен, но общение с ним неизбежно, считает “ютчев:
», как виденье, внешний мир ушел.
» человек, как сирота бездомный, —тоит теперь и немощен и гол,
Ћицом к лицу пред пропастию темной .
¬ душе своей, как в бездне, погружен .
» в чуждом, неразгаданном ночном ќн узнает наследье родовое.
Ђ—в€та€ ночь на небосклон взошла... ї
(1850)
ќтрешившись от повседневного (Ђ», как виденье, внешний мир ушелї), человек лицом к лицу остаетс€ с вечностью (Ђпред пропастию темнойї), котора€ была до его прихода в мир и будет после него. ќн Ђнемощенї, так как не в силах ни пон€ть, ни изменить вечного движени€ этой реки, котора€ кажетс€ ему хаосом. ќднако попытка определитьс€ в хаотическом море приводит человека к необходимому погружению в глубины своего внутреннего мира (Ђ¬ душе своей, как в бездне, погруженї). Ѕездна ночного неба трансформируетс€ в бездну души. “аким образом, общение с космосом стимулирует постижение человеком своего Ђ€ї. “айна Ђбездныї остаетс€ неразгаданной, но ощущение родственной бесконечности неба и души приводит человека к примирению с Ђчуждым, неразгаданным ночнымї, которое теперь воспринимаетс€ им как данность, как Ђнаследье родовоеї. ¬ при€тии недоступного, высшего смысла быти€ заключаетс€ особа€ мудрость выдающегос€ поэта.  осмос Ч человек Ч «емл€ Ч неразделимое целое, проникнутое божественным духом Ч вот картина мира, созданна€ Ђиз€щно-дивнымиї красками насто€щего, большого художника и мыслител€.
Ѕлизка тютчевской по духу, но отлична по некоторым мировоззренческим и художественным аспектам поэзи€ ј. ј. ‘ета. ≈сли “ютчева пугал космический хаос, то у ‘ета ночь Ђнежитї, окрыл€ет, делитс€ с человеком своей тайной силой:
ћой дух, о ночь, как падший серафим, ѕризнал родство
с нетленной жизнью звездной », окрылен дыханием твоим,
√отов лететь над этой тайной бездной.
Ђ ак нежишь ты, серебр€на€ ночь...ї (1865)
¬ мироощущении ‘ета космос не враждебен человеку, наоборот, он указывает ему путь высоких духовных устремлений.
» ночь и мрак уединень€ Ч
≈диный путь до божества.
ЂЌельз€ї (1858)
 аждое звено, кажда€ отдельна€ часть мироздани€ у ‘ета спа€ны между собой общей способностью чувствовать как живое существо. ѕо справедливому замечанию √. ѕ.  о-зубовской, в фетовском космосе Ђреализуетс€ закон мифологического быти€ мышлени€ Ч Ђвсе есть всеї, Ђвсе во всемї ( озубовска€, 1994: 391).
ѕоэт очеловечивал природу:
’оть не вечен человек,
“о, что вечно, Ч человечно.
Ђ÷елый мир от красоты...ї (1886)
¬ечна не сама природа, а ее внутренн€€ красота. »менно она, в представлении ‘ета, и €вл€етс€ той вечностью, котора€ обожествл€лась поэтом.
Ќельз€ пред вечной красотой Ќе петь, не славить, не молитьс€.
Ђѕришла, Ч итаетвсевокруг...ї (1866)
—имволом вечной красоты дл€ ‘ета были ночные звезды. «везды казались ему живыми существами, имеющими с человеком внутрен-
нюю, Ђзадушевнуюї св€зь.
я долго сто€л неподвижно,
¬ далекие звЄзды вгл€д€сь, Ч
ћеж теми звездами и мною  ака€-то св€зь родилась.
Ђя долго сто€л неподвижно...ї (1843)
ћолчали листь€, звЄзды рдели » в этот час — тобой на звЄзды мы гл€дели,
ќни Ч на нас.
Ђћолчали листь€, звезды рдели...ї (1859)
ќ том, что ‘ету звезды представл€лись не только символом красоты, но и существами одушевленными этой красотой, свидетельствует, например, его отзыв о —офье јндреевне “олстой (в письме к Ћ. Ќ. “олстому 19 но€бр€ 1862 г.): Ђ ака€ кротка€ прелестна€ женщина, точно вечерн€€ звезда между ветв€ми плакучей березыї. ¬ этом потр€сающе художественном сравнении образ березы не случаен и таит в себе глубокий смысл. ƒеревь€ занимали очень важное место в фетовс-кой картине мира:
 ак будто, чу€ жизнь двойную » ей ове€ны вдвойне, Ч
» землю чувствуют родную,
» в небо прос€тс€ оне.
Ђ«ар€ прощаетс€ с землею...ї (1858)
ќчевидно, что ‘ету был знаком древний миф о мировом дереве, чьи корни символизировали подземный мир, ствол Ч земной, а ветви Ч небесный.  осмогонические представлени€ наших предков о единстве мира не только были известны поэту, но и €вл€лись частью его собственного мироощущени€. Ѕудучи св€зующим звеном между небом и землей, дерево в поэзии ‘ета наделено человеческими мысл€ми и чувствами:
—тройный тополь стоит под окном, Ћисть€ в воздухе все онемели.
“очно думы всЄ те же и в нЄм.
Ђ„ем тоске и не знаю помочь... ї (1862)
—ледует особо отметить, что у ‘ета не дерево уподобл€етс€ человеку, наоборот, человек должен уподобитьс€ дереву (Ђ”чись у них Ч у дуба, у березыї). „еловеку еще нужно осознать свое место между небом и землей. Ќогами сто€ на земле и обраща€ свой взор в небо, Ђчу€ жизнь двойнуюї, человек становитс€ частью единого целого и приобщаетс€ к мировой гармонии.
Ђ–усский космизмї, тесно переплетающийс€ с мировоззренческими особенност€ми русского национального сознани€, вслед за “ютчевым и ‘етом наполнила €ркой художественной выразительностью и сделала досто€нием всего цивилизованного человечества отечественна€ поэзи€ начала ’’ в. ќсобенно заметную роль здесь сыграло творчество Ѕлока, ≈сенина, «аболоцкого.
¬ 50-70-е годы ’’ в. только лучшие представители русской поэзии, испытыва€ внутреннюю неудовлетворенность после утраты св€зи своего творческого мировоспри€ти€ с народным миропониманием, с природой, с космосом, с соборностью, с духовным единством мироздани€, мучительно искали пути возвращени€ к идеалам русской классической поэзии.
ќдним из самых нагл€дных тому примеров €вл€етс€ жизненный и творческий путь Ќ. ј. «аболоцкого.
ѕройд€ через увлечение авангардом, научно-атеистическим отношением к природе, иде€ми ÷иолковского, через сталинские лагер€, в конце жизни поэт вернулс€ к признанию духовного единства мира.
ѕоследние стихотворени€ «аболоцкого отличаютс€ классической €сностью и глубиной именно потому, что поэт смог воскресить в своем творчестве традиционное преклонение перед божественной гармонией природы.
» равно беспредельны просторы ƒл€ микробов, людей и планет.
“от же самый поток неизменный ƒвижет тайна€ вол€ судьбы.
Ђ—квозь волшебный прибор Ћевенгука...ї
(1948)
ѕроцитированные стихотворные строки в очередной раз указывают на предрасположенность русской поэзии к особому планетарному чувствованию и сознанию, взращенному в лоне отечественной религиознофилософской мысли.
“аким образом, на основании проведенного в рамках данной статьи анализа можно прийти к выводу, что русска€ поэзи€ XIX-XX вв. одновременно и наравне с отечественной философией того же периода в творчестве лучших своих представителей с особой художественной силой выразила великий дух соборности и ощущение всеобщей одухотворенности космоса Ч те непреход€щие ценности русского национального сознани€, которые на современном этапе развити€ нашего общества крайне необходимы дл€ дальнейшей жизнестойкости и сохранени€ культурной самобытности русского народа.
—ѕ»—ќ  Ћ»“≈–ј“”–џ
Ѕлок, ј. ј. (1960) —обр. соч. : в 8 т. ћ. Ч Ћ.
√линка, ‘. Ќ. (1986) —оч. ћ.
√ригорьев, ј. ј. (2001) —тихотворени€. ѕоэмы. ƒрамы. —ѕб.
ƒарский, ƒ. —. (1913) „удесные вымыслы. ќ космическом сознании в лирике “ютчева. ћ. —. 118.
≈сенин, —. ј. (2000) ѕолн. собр. соч. : в 7 т. ћ.
«аболоцкий, Ќ. ј. (2004) —тихотворени€. ћ.
 озубовска€, √. ѕ. (1994) ј. ј. ‘ет и проблема мифологизма в русской поэзии. —ѕб. —. 391.
Ќикитин, ». —. (1984) —оч. ћ.
—оловьев, ¬. —. (2001) ѕоэзи€ ‘. ». “ютчева // »стори€ русской литературы. ћ.
“олстой, ј.  . (1981) —оч. : в 2 т. ћ.
“ютчев, ‘. ». (2003) ѕолн. собр. соч. : в 6 т. ћ.
‘едоров, Ќ. ‘. (1906) ‘илософи€ общего дела. ¬ерный.
‘ет, ј. ј. (1988) —тихотворени€. ѕоэмы. —овременники о ‘ете. ћ.
÷иолковский,  . Ё. (1992) ∆ива€ вселенна€ // ¬опросы философии. є6.

пїњ